Глав: 12 | Статей: 12
Оглавление
Вряд ли какое-нибудь элитное формирование вооруженных сил Третьего Рейха понесло в войну потери большие, чем потери среди экипажей подводных лодок кригcмарине. В войну погибло примерно 75–80 % германских подводников, однако боевой дух питомцев Дениц оставался на исключительно высоком уровне до самого последнего дня войны в Европе. В массе своей германские подводники сохранили столь не типичный для Второй мировой войны дух рыцарства, хотя, конечно, и среди них встречались исключения.

Действия субмарин могли быть успешными только если команда действовала как единое целое, здесь каждый моряк зависел друг от друга. Экипажам лодок (48 человек на типе VII и 55 — на типе IX) по многу недель приходилось проводить в тесноте, без дневного света, а часто вообще в темноте, в жутких погодно-климатических условиях Атлантики, выполняя при этом такую необходимую для Рейха и крайне опасную для команды работу. Особые условия существования вырабатывали особые отношения внутри трудовых коллективов подводных лодок, тот самый элитный боевой дух.

После войны многие с позволения сказать «историки» пытались преуменьшить достижения людей Деница на ниве подводной войны. Более компетентный по сравнению с «историками» человек по фамилии Черчилль оценил работу U-ботов очень высоко:

— В войну я реально боялся одной-единственной угрозы — германских U-ботов.
С Ивановi

Рекрутирование

Рекрутирование

Хотя подводный флот Третьего Рейха не являлся добровольческим формированием, как это иногда утверждается не сильно добросовестными авторами, все-таки большинство моряков в так называемый «Freikorps Donitz» набиралось именно на добровольной основе. В 30-е годы происходил стремительный рост численности вооруженных сил Третьего Рейха. Физически развитые, политически грамотные, образованные с техническими знаниями молодые люди требовались многим родам войск. Флоту приходилось выдерживать острейшую конкуренцию, прежде всего с люфтваффе и панцерваффе. Флот хотел рекрутировать именно технических специалистов — механиков, рабочих промышленных предприятий.



Фото: плакат, призывающий добровольно идти служить в кригсмарине. Подводники пользовались большим уважением у всего электората Германии, поэтому на плакате поместили изображение субмарины.

К моменту начала войны на флот призывали контингент в возрасте от 17 до 23 лет. Добровольцы направляли прошение в адрес командования флота Северного моря или флота Балтийского моря. При распределении для дальнейшего прохождения службы принимались в расчет физические кондиции новобранцев, рост, вес, религия, образовательный уровень, место рождения, знания техники и иностранных языков, спортивные достижения, участие в политических движениях — особенно приветствовались члены марине гитлерюгенд. К заявлению прикладывались две фотографии, как на паспорт, и выданный полицией сертификат добровольца, который подтверждал отсутствие криминального прошлого у соискателя и достоверность анкетных данных кандидата. Позже стали требовать еще и родословную — типа «истинный ариец, беспощадный к врагам Рейха с нордическим характером». Прошедший предварительный отбор доброволец проходил медицинскую комиссию у местных эскулапов. Интересный факт: на первом месте в плане здоровья у будущих моряков стояли зубы!



Фото: повестка о призыве на службу в военный флот. Поначалу моральных дух призывного контингента был очень высок и призывники откровенно радовались повесткам. Воистину — что немцу в радость, то русскому смерть.

Далее перспективный юноша попадал на призывную комиссию своего военного округа, где проводилось углубленное медицинское обследование военными врачами, после чего оформлялись все необходимые бумаги.

Такой подход к добровольному призыву существовал до 1941 г., когда требования значительно ослабили.

Новобранец приступал к тренировкам и обучению в одной из школ морского резерва — Schiffsstammdivision.

Во времена Третьего Рейха все юноши завершали свое обязательное образование 6-месячной практикой в Трудовой службе Рейха — Reichs Arbeitsdienst, весьма эффективной паравоенной организации. Только теперь юноша мог осуществить свою мечту о службе Рейху на военной ниве. Ненормальный мечтатель получал повестку в виде телеграммы от командования военного округа, к которому он был приписан. На призывной комиссии юноша получал личный идентификационный номер, после чего получал право официально именоваться «призывником». Кроме того, призывник получал «солдатскую книжку», с которой уже не расставался до конца службы или до своей гибели.

Призывника совсем не обязательно немедленно призывали в строй, однако он получал право пойти на службу добровольно. То был очень интересный момент в призывной системе Германии. Люди с техническим образованием, отнюдь не горели желанием носить сапоги и таскать винтовки, они предпочитали поити добровольно, к примеру, на флот с его ботинками и компотом. Рекрутские комиссии кригсмарине в поисках таких добровольцев колесили по всей Германии.

В конкурентной борьбе за молодых людей широко использовалась пропаганда. Успехи команд U-ботов широко рекламировались, а командиры субмарин героизировались. Превозносились успехи подводников, которые разили превосходящий кригсмарине Гранд Флит в самое сердце. Журналы типа «Сигнал», «Ди Кригсмарине» регулярно публиковали фотографии бравых мореманов и их кораблей, рассказывали о героизме и романтике военно-морской службы. В мае 19441 г. на экраны Рейха вышел полнометражный блокбастер «U-бот Вествард» — «Подводные лодки идут на Запад». Фильм имел огромный успех и потрясающие кассовые сборы. Гудериан плевался… Многие зрители тогда пошли на Запад с U-ботваффе вместо того, чтобы идти на Восток заодно с панцерваффе.

Естественно, самое большое количество добровольцев флот черпал из жителей прибрежных поселений севера Германии, уроженцев портовых городов вроде Киля и Гамбурга, но вот статистика говорит об удивительной вещи: большинство экипажей U-ботов составляли выходцы из центральных земель Германии, прежде всего — Саксонии. В социальном отношении доминировали представители пролетариата, все имели, как минимум, начальное школьное образование. С религиозной точки зрения среди подводников преобладали протестанты. Очень немногие подводники, даже среди офицеров, имели аристократическое происхождение и семейные военные традиции. Еще раз повторим: германский подводник в прошлом почти всегда был пролетарием.



Фото: рекрут U-ботваффе и снаряжение. Новоявленный подводник только что прибыл на U-бот, парню предстоит первый (а может и последний) боевой поход на борту подводной лодки. Молодой моряк вместе со своими новыми товарищами стоит на верхней палубе для приветствия командира субмарины. Моряк одет в однобортную куртку из кожи серого цвета, предназначенную для машинной команды. Покрой куртки близок к покрою других кожанок, популярных у танкистов вермахта и войск СС, но там куртки были черной кожи. Головной убор — пилотка, излюбленная в среде подводников. Знаков различия не просматривается. Перед походом вся одежда выглядит чистой. На рисунке изображены типичные предметы снаряжения подводного воина. Аварийно-спасательные жилеты (1 и 2), предназначенные для покидания лодки в аварийной ситуации, (Tauchretter), выпускала фирма Драгер, поэтому они были известны как «Драгер Лунг». Жилеты в надутом положении позволяли их обладателю держаться на плаву. В жилет был встроен углеродный фильтр, которым часто пользовались внутри лодки при ухудшении качества воздуха в отсеках. Воздушный фильтр Kalipetronen (4) представлял собой простейший углеродный фильтр, заключенный в металлический контейнер цилиндрической формы. В германском флоте использовались спасательные жилеты нескольких типов. Простейший из них изображен на рисунке (3) — пробка и ткань. Боле сложные (5) использовали баллончики для наддува (надувать жилет можно было и ртом для чего имелся патрубок), так же как в жилетах Tauchretter. Эти жилеты снабжались специальными ремнями, которые пропускались между ног и способствовали лучшему креплению жилета на теле.

Для работы на верхней палубе подводников снабжали плащами из прорезиненной ткани черного цвета. Большой ворот плаща защищал голову от ветра и влаги. В комплекте с шапкой типа «Балаклава» такой плащ хорошо защищал от морской стихии. Шерстяные шапочки Pudelmutze (7) — шапка пуделя, прозванная так за помпон — были очень популярны среди подводников. Зюйдвестка (8) — на море вообще незаменима.

Молодой человек, начавший службу рядовым матросом в лучшем случае мог дослужиться до старшего боцмана — обербуцма. Боцмана служили на благо фюрера и рейха 12 лет. Менее амбициозные заканчивали службы старшинами. Для старшин также был установлен 12-летний срок службы.

Офицерский состав получал более серьезную военную подготовку, однако и служить офицерам предписывалось не 12, а 25 лет. К офицерам предъявлялись повышенные требования в отношении всех параметров: физического и интеллектуального развития, морально-политической подготовки. После начальной базовой подготовки каждый офицер-подводник должен был проплавать три с половиной месяца на парусниках, 14 месяцев на надводных кораблях, год проучиться в военно-морской академии, пройти 6-месячную специальную подготовку, после чего год прослужить офицером на надводном корабле. Только после этого он мог приступить к занятиям по курсу боевой подготовки офицера-подводника. Среди офицеров-подводников всячески насаждался спорт. Физическую силу, волю и характер подводников закаляли занятиями с тяжелым железом. В годы войны средний возраст офицеров-подводников был где-то за 20, старым морским волкам было всего-то по 27 лет. К концу войны офицерский состав подплава стал еще более молодым — командирами субмарин назначали юношей 24 лет от роду.

Насколько, все же, справедливо утверждение о подводниках Третьего Рейха, как о поголовных добровольцах. В предвоенные годы кригсмарине ежегодно пополнялось 13 ООО новобранцами. Из общего количества желающих служить на подводных лодках отбирали всего 33 %. До середины 1941 г. экипажи U-ботов действительно на 100 % состояли из добровольцев. В годы войны потери среди личного состава резко возросли, параллельно возрос набор в вермахт и люфтваффе, поэтому в подплав стали направлять обычных призывников под девизом: «Попал на лодку — гордись, не попал — радуйся». Нередко на субмарины в приказном порядке переводили матросов и офицеров с надводных кораблей. В конце войны лишь 36 % командиров U-ботов являлись «истинными» подводниками, которые не служили нигде, кроме подплава. В некоторый случаях «добровольность» являлась вынужденной. Когда в Нарвике погибло большое количество германских эсминцев, многих офицеры с этих кораблей остались без перспектив по службе и подались на подводные лодки.



Фото: субмарина VII серии. На платформе рубки видна тумба для зенитного автомата, самой пушки нет. Можно предположить, что снимок сделан накануне войны, возможно — во время сдаточных испытаний.

К 1942 г. ежегодное пополнение кригсмарине возросло до 42 ООО человек, Дениц же требовал увеличить призыв минимум вдвое. Удовлетворению аппетита Деница препятствовал прожорливый Восточный фронт, который пережевывал живую силу все быстрее и во всех больших количествах. К середине войны добровольцев на U-ботах становилось все меньше и меньше. Снижение количества добровольцев, однако, вовсе не означает снижения профессионализма германских подводников, равно как не означает снижение элитарного статуса подводников. Даже рост потерь в субмаринах, вызванный качественным и количественным усилением противолодочных сил союзников, не отбил желания у многих служить на U-ботах добровольно. Другой вопрос, что верхушка Рейха не относила службу на U-ботах к самой приоритетной. Гудериан — тот радостно потирал руки… В 1944 г. «добро» на подводные лодки получило всего 37 % добровольцев. Строго говоря, многие добровольцы просто не отвечали высоким критериям, которые предъявлялись к физическому развитию и технической грамотности кандидатов в герои подводной войны. Именно по данной причине командование кригсмарине было вынуждено переводить в подплав личный состав с надводных кораблей.

Таким образом, утверждение о поголовной добровольности «корпуса Деница» верно и неверно одновременно: все зависит от периода, о котором идет речь. Впрочем добровольный выбор был всегда: «Вы хотите служить на лодках VII серии, а может — на лодках IX серии?» «Вам пулю или гильотину?» Небольшие субмарины VII серии были менее комфортабельными (если вообще можно говорить о комфортности обитаниях на подводных лодках того времени), по сравнению с более-менее большими кораблями IX серии. Зато лодка VII серии в случае опасности погружалась на 10 секунд быстрее лодки IX серии, за счет чего ее команда имела больше шансов уцелеть.

В любом случае, команды U-ботов всегда отличались высокой мотивацией, настоящим профессионализмом и тесными дружескими отношениями. Команда U-бота являла собой отлично отлаженный и хорошо смазанный механизм.

Оглавление книги


Генерация: 0.112. Запросов К БД/Cache: 3 / 1