Глав: 5 | Статей: 7
Оглавление
В Германии департамент проектирования морского ведомства во главе с вице-адмиралом Эйкштедом оказался вполне готов к разработке нового проекта дредноута. В качестве базовой приняли первую серию типа “Нассау”. Как таковая, вторая серии типа “Гельголанд” не являлись чем-то особенным в сравнении с первой, представляя собой её последовательное и планомерное развитие. Но, тем не менее, с технической точки зрения эти проекты кораблей несколько различны. И в первую очередь эти различия, помимо большей величины корпуса, вызваны иным расположением энергетической установки. Другим важным отличительным признаком стало существенное изменение весовых нагрузок из-за перехода на новый, более крупный калибр главной артиллерии. Проектные работы велись без задержек и в период 1907-08 гг. конструкторы департамента разработали окончательный проект дредноута второй серии, что явилось следующим логическим шагом развития дредноутов типа “Нассау”.

В войне

В войне

28 июля 1914 г. с объявления Австро-Венгрией войны Сербии началась Первая мировая война. В начале войны 16 германских дредноутов и линейных крейсеров противостояли 24 британским, а 22 додредноута 36 британским.

Командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль держал свой флаг на «Фридрих дер Гроссе». С началом войны в августе 1914 г. в составе флота Открытого моря имелись следующие эскадры:

I-я линейная эскадра (восемь дредноутов). Командующий I-й эскадрой и одновременно 1-й дивизией вице-адмирал фон Ланс, состав: «Остфрисланд» (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 1-й дивизии), «Тюринген», «Гельголанд», «Ольденбург». Младший флагман и одновременно командующий 2-й дивизией контр-адмирал Гедике, состав: «Позен» (флагманский корабль младшего флагмана и командующего 2-й дивизии), «Рейнланд», «Нассау» и «Вестфален».

На протяжении всей войны боевую деятельность линкоров 1-й линейной эскадры в составе 1-й и 2-й дивизии полностью подчинили действиям флота Открытого моря. В 1914-16 гг. линкоры эскадры принимали участие практически во всех операциях, проводимых флотом Открытого моря, за исключением времени нахождения на верфи во время очередного планового ремонта или боевого повреждения.

«Остфрисланд» в течение всей войны являлся флагманским кораблём командующего эскадрой, а «Позен» – младшего флагмана. В октябре 1914 г. на «Остфрисланде» установили два 88-мм зенитных орудия. «Тюринген», с начала Первой мировой войны до июля 1915 г. принял участие во всех операциях I-й линейной эскадры.

П-я линейная эскадра (восемь додредноутов). Командующий П-й эскадрой и одновременно 3-й дивизией вице-адмирал Шеер, младший флагман контр-адмирал Мауве. «Прёйссен» (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 3-й дивизии), «Шлезиен», «Гессен», «Лотринген»; «Ганновер» (флагманский корабль младшего флагмана и командующего 4-й дивизии), «Шлезвиг-Гольштейн», «Поммерн» и «Дёйчланд».

111-я линейная эскадра (шесть дредноутов, без «Маркграфа» и «Кронпринца»). Командующий 111-й эскадрой и одновременно 5-й дивизией контр-адмирал Функе, младший флагман контр-адмирал Шауман. «Принц-регент Луитпольд» (флагманский корабль командующего эскадрой и одновременно 5-й дивизии), «Кайзерин», «Кайзер» (флагманским кораблём младшего флагмана), «Кёниг Альберт», «Кёниг» и «Гроссер Курфюрст».

IV-я (восемь устаревших линкоров) и V-я (семь устаревших броненосцев) резервные эскадры. В период с 7 по 11 августа согласно мобилизационному плану устаревшие линкоры довооружили, укомплектовали экипажами до штатного, обеспечили положенным снабжением и проверили их готовность к выходу в море. Затем они начали проходить учёбу по программе одиночного корабля и в составе дивизии, и вскоре резервные эскадра стала действующими.


Флот Открытого моря на рейде.

С началом войны эти эскадры подчинили командованию флота Открытого моря и с августа 1914 г. начали использовать в Северном море как в Передовой сторожевой службе, так и в составе поддержки этой службы в Гельголандской бухте (большей частью на рейде Альтенбрух и в устье р. Эльба). В этом качестве они принимали участие во всех операциях в составе флота Открытого моря в Балтийском и Северном морях, однако уже осенью 1914 г. IV-ю эскадру временно передали в распоряжение главнокомандующего морскими силами Балтийского моря гросс-адмирала принца Генриха Прусского.

4 августа 1914 г. Великобритания объявила войну Германии. 1-я и Ill-я линейные эскадры базировались в бухте Яде (Вильгельмсхафен), II-я линейная эскадра додредноутов в устье р. Эльба.

После начала войны очень скоро обнаружилось, что англичане не собираются устанавливать ближнюю блокаду основными силами Гранд-флита и что дозорную службу несут только их подводные лодки.

В октябре вице-адмирал фон Ингеноль обратился в морской генеральный штаб с предложением выманить в море часть сил противника путём обстрелов прибрежных городов на восточном побережье Англии. Последовал ответ, запрещавший применение основных сил флота, разрешалась лишь постановка мин и обстрел с линейных крейсеров портового города Ярмут.

Для прикрытия обстрела побережья и постановки мин I-я и Ill-я линейные эскадры (14 дредноутов со 156 орудиями калибра 280-мм и 305-мм) развертывались в дальнем охранении в районе Терсхеллинга в южного побережья Северного моря, то есть не выходя за пределы разрешенного им германской ставкой района действий.

Первый такой боевой поход флота Открытого моря с целью обстрела восточного побережья Англии в районе Грейт-Ярмута и постановки мин между Ловестофтом и Ярмутом под общим командованием контр- адмирала Хиппера состоялся 2-4 ноября.

1-я линейная эскадра приняла участие в операциях 2-4 ноября (поддержка группы линейных крейсеров, обстрелявших район Грейт-Ярмута) и 15-16 декабря (поддержка группы линейных крейсеров, обстрелявших города Хартпул, Уитби и Скарборо на восточном побережье Британии).

2 ноября в 18.00 из бухты Яде в море в район Терсхеллинга вышли I-я (восемь дредноутов) и III-я (шесть дредноутов) линейные эскадры. Обе эскадры принимали участие в дальнем охранении и прикрытии силами флота Открытого моря набеговой операции германского оперативного соединения разведывательных кораблей в районе Грейт-Ярмут – Ловестофт, но боевого столкновения с англичанами не произошло.

Через месяц, 15-16 декабря оперативное соединение под командованием контр-адмирала Хиппера в составе 1-й и 2-й групп разведывательных кораблей предприняло следующий боевой поход к восточному английскому побережью с целью обстрела портовых городов Хартлпуля, Уитби и Скарборо, но и на этот раз не имели боевого столкновения с англичанами.

Главные силы флота Открытого моря в составе 1-й, П-й и Ш-й линейных эскадр (14 дредноутов и восемь устаревших линкоров) под общим командованием вице-адмирала фон Ингеноля принимали участие в прикрытии флотом и ближнем охранении этой набеговой операции, заняв позицию перехвата Гранд-Флита на широте Доггер-банки в Северном море.

15 декабря в 21.00 в море из бухты Яде в вышли I-я (восемь дредноутов), П-я (восемь додредноутов) и Ill-я (шесть дредноутов) линейные эскадры, составлявшие главные силы прикрытия.

14 декабря английское командование получило агентурные сведения о предполагаемом выходе на следующий день немецких сил в море для высадки десанта. Для противодействия германскому оперативному соединению в море вышли четыре британских линейных крейсера I-й эскадры вице-адмирала Битти и шесть дредноутов II-й линейной эскадры вице-адмирала Уорендера.

16 декабря около 01.25 германские и английские крейсера и миноносцы обнаружили друг друга, вступили в перестрелку и донесли по радио о противнике.

Предполагая, что силы флота Открытого моря обнаружены англичанами, которые в следующую ночь наверняка предпримут атаки миноносцами, а также боясь нарушить директиву о сбережении крупных боевых кораблей, вице-адмирал фон Ингеноль, отступив от утвержденного плана, в 07.20 повернул с главными силами на восток в базы. Этим он поставил силы вице- адмирала Хиппера, ещё не приславшего никаких донесений, в опасное положение.

Вице-адмирал Битти, в 08.30 прибывший в назначенную точку, только за полчаса до этого имел отрывочные донесения об обнаружении немецких сил. Донесение об этом в 08.30 получил и командующий П-й эскадрой линкоров вице-адмирал Уоррендер, но полной картины положения они составить не смогли, не зная при этом, что следуют за всем германским флотом.

Британский флот двигался эскадрами и подвергался опасности по частям наткнуться на весь германский флот (14 дредноутов со 156 орудиями калибра 280- мм и 305-мм) против 10 крупных английских кораблей (92 орудия калибра 305-мм и 343-мм).

В германском флоте возрастало недовольство тем, что вице-адмирал фон Ингеноль вследствие своей чрезмерной осторожности и стремлении строго выполнять распоряжения Вильгельма II упустил столь благоприятный момент. Хотя целью набега официально считалось уничтожение части английского флота, германское командование не искало боя с противником. Именно этим можно объяснить поведение вице- адмирала фон Ингеноля, повернувшего с главными силами флота обратно, не дождавшись, вопреки плану, результатов действий линейных крейсеров. Немцы упустили исключительно выгодную для них обстановку.

В Германии прямое вмешательство кайзера и чрезмерная опека командующих флотами со стороны морского генерального штаба ограничивали их инициативу и определяли ту исключительную пассивность, которая в кампании 1914 г. была характерна для флота Открытого моря. То же было характерно и для России, где использование балтийских линкоров разрешалось только с согласия ставки верховного главнокомандования и одобрения царя Николая II, очевидно после Цусимы не очень надеявшегося на своих адмиралов.


В боевом походе.

1915 г. Тем временем ставка германского Верховного командования отдавала себе отчет, что её приказание от 6 октября 1914 г. чрезмерно связывает морское командование и 10 января последовал следующий утвержденный кайзером приказ командующему флотом Открытого моря: «Командующему флотом Открытого моря разрешается производить по собственному усмотрению более частые выходы в Северное море, ставя себе целью отрезать выдвинутые силы противника и атаковать их, имея превосходство в силах…»

Морской генеральный штаб предлагал чаще и на более продолжительные сроки высылать флот в море, чтобы он мог вступать в бой и с частью и со всем английским флотом в случае выгодной обстановки. В результате доклада командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль получил разрешение самостоятельно выбирать обстановку для боёв, но только с отдельными частями английского флота.

Поскольку в Гельголандской бухте не было достаточно места и условий для проведения учений в составе эскадры, кораблям III-й линейной эскадры приходилось время от времени переходить в Балтийском море для проведения полномасштабных учений.

22 января только что закончившие в ходе войны сдаточные ходовые испытания и не имевшие ещё достаточной выучки экипажей «Кёниг», «Гроссер Курфюрст», «Маркграф», «Кронпринц», а также наиболее боеспособные корабли «Фридрих дер Гроссе», «Кайзер», «Кайзерин», «Принц-регент Луитпольд» в составе Ш-й линейной эскадры перешли в Балтийское море для проведения учений. Корабли III-й линейной эскадры проводили там боевую подготовку с 23 января по 10 февраля, вернувшись в Северное море только 11 февраля. Штаб флота Открытого моря остался в Вильгемсхафене и перешёл на «Дёйчланд».

Германское командование предполагало, что англичане, пользуясь тёмными зимними днями, предпримут попытки закупорить минами устья немецких рек и прежде всего узкий и неглубокий фарватер бухты Яде. В этой обстановке командующий флотом вице-адмирал фон Ингеноль решил послать в третий боевой поход к Доггер-банке крейсера оперативного соединения под командованием контр-адмирала Хиппера для разведки и уничтожения при обнаружении лёгких сил противника, а также, чтобы рассеять рыболовные суда англичан, которые, как предполагалось, занимались разведкой.

На этот раз поддерживать оперативное соединение контр-адмирала Хиппера главными силами флота вице-адмирал фон Ингеноль посчитал излишним, так как боялся привлечь внимание противника. Выход германских линейных крейсеров к Доггер-банке не обеспечивался эскадрами линейных кораблей, лучшие дредноуты которых были отправлены для боевой подготовки на Балтику.

Однако опасение Ингеноля, привлечь выходом этих эскадр внимание англичан, оказалось несостоятельным, сам выход соединения контр-адмирала Хиппера уже насторожил английское командование. В это время в базах Северного моря находились только додредноуты П-й и дредноуты I-й линейных эскадр.

24 января I-я и II-я разведывательные группы в составе линейных крейсеров под командованием контр- адмирала Хиппера, вышедшие в боевой поход в Северное море без прикрытия даже части флота Открытого моря, в ходе похода в районе Доггер-банки столкнулись с превосходящими силами англичан и, чтобы избежать уничтожения, была вынуждена уходить, бросив повреждённый «Блюхер».

По получении первого донесения по радио от адмирала Хиппера о встрече с английскими линейными крейсерами, командующий флотом Открытого моря вице-адмирал фон Ингеноль в 08.50 приказал I-й линейной эскадре привести корабли в полную боевую готовность и к 12.00 поднять пары.

После второй просьбы контр-адмирала Хиппера о немедленной поддержке дредноуты I-й и додредноуты П-й линейных эскадр в 11.10 начали выходить в море. В это время немецкое оперативное соединение находилось приблизительно в 125 милях от Гельголанда и вело тяжёлый артиллерийский бой с британскими линейными крейсерами. Опасаясь подхода английских линкоров, контр-адмирал Хиппер повернул на юг в 11.16 прекратил огонь и вышел из боя, оставив на уничтожение повреждённый «Блюхер».

В 11.15 I-я и П-я линейные эскадры подняли якоря, покинули Шиллинг-рейд и вышли для поддержки линейных крейсеров адмирала Хиппера, которые появились в видимости в 15.25. Столкновения главных сил с британцами не произошло и в 19.05 I-я линейная эскадра снова стала на якорь на Шиллинг-рейде. Бой у Доггер-банки 24 января имел немалые последствия. Кайзер вновь запретил флоту Открытого моря выходить без его разрешения из Гельголандской бухты дальше чем на 100 миль.

Другим следствием неудачного боя 24 января явилась замена 3 февраля командующего флотом Открытого моря вице-адмирала фон Ингеноля начальником морского генерального штаба вице-адмиралом фон Полем. Подобное назначение отвечало стремлению сохранить флот и действовать методом «малой войны», так как именно за это ратовал вице-адмирал Поль, находясь на прежней должности. Одновременно начальником морского генерального штаба стал адмирал Бахман. Начальника штаба флота вице-адмирала Экермана сменил капитан 1-го ранга Михаэлис.

В командовании I-й линейной эскадры произошли следующие персональные изменения: 16 февраля на посту командующего эскадрой вице-адмирал Экерман сменил вице-адмирала фон Ланса, но через несколько месяцев заболел сам, так что с 20 июня 1915 г. младший флагман контр-адмирал Гедеке замещал его на этом посту, пока 26 августа 1915 г. в командовании 1-й эскадрой не вступил вице-адмирала Шмидт.

На посту командующего 1-й линейной эскадрой вице-адмирала Шмидта заменяли с 6 сентября до 4 ноября 1917 г. контр-адмирал фон Дэльвиг цу Лихтенфельс, ас 1 по 10 июля 1916 г. и с 3 по 21 февраля 1917г. контр-адмирала Энгельгард.

3 февраля вице-адмирал фон Поль поднял свой флаг на флагманском корабле флота Открытого моря «Фридрих дер Гроссе», предприняв на нём ряд боевых походов.

Вступив в командование флотом Открытого моря, вице-адмирал Поль остался верен своему убеждению всячески сохранять надводный флот и вести неограниченные действия подводными лодками на неприятельских морских сообщениях.

Всего за кампанию 1915 г. флот Открытого моря пять раз выходил из базы на 100-120 миль от Гельголанда в пределах сектора, ограничиваемого направлениями на запад и на северо-запад. Эти боевые походы предпринимались для того, чтобы вызвать контрманевры англичан и при благоприятных условиях нанести им частичные потери.

Штаб флота организовывал выходы очень тщательно, в них всегда участвовали наиболее мощные эскадры с необходимым количеством крейсеров и миноносцев. Походы продолжались не более суток и обеспечивались разведкой дирижаблями. Предварительно протраливались выходные фарватеры и районы развертывания. Однако все походы флота оказались совершенно безрезультатными, поскольку из расшифровки радиоперехватов британское командование о них всегда знало и не считало нужным расходовать ресурсы машин и механизмов своих кораблей для противодействия.

В 1915 г. 1-я линейную эскадру активно использовали в операциях флота Открытого моря, но в некоторые боевые походы она выходила в неполном составе. 29-30 марта (без находящихся на верфи в ремонте «Вестфалена» и «Нассау»), 17-18 апреля, 21-22 апреля (во время выхода в море на «Рейнланде» произошла серьезная авария машин, из-за чего ему пришлось уйти на верфь в ремонт, длившийся почти полтора месяца), 17-18 мая (без находившигося на верфи в ремонте «Позена») и 29-30 мая.

29-30 марта I-я линейная эскадра приняла участие в боевом походе флота Открытого моря под командованием вице-адмирала Поля до района севернее банки Терсхеллинг, во время которого встречи с противником не произошло.

17-18 апреля она принимает участие в боевом походе флота под командованием вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия 2-й группы разведывательных кораблей под командованием контр-адмирала Хэббингхауса, производящей минную постановку у плавучего маяка в районе Шварте-банки.

21-22 апреля она же участвует в безрезультатном боевом походе флота под командованием вице-адмирала фон Поля в Северном море в направлении Доггер-банки.

17-18 мая принимала участие в боевом походе флота под командованием вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия 2-й группы разведывательных кораблей под командованием контр-адмирала Хэббингхауса на «Грауденце», производящей минную постановку у плавучего маяка в районе Доггер-банки 29-30 мая в боевом походе флота Открытого моря под командованием вице-адмирала фон Поля до района на 50 миль севернее Шиэрмонниког, но из-за сильного шторма поход пришлось прервать.

20 июня младшего флагмана контр-адмирала Гедеке назначили командующим 1-й линейной эскадрой. В связи с этим, 29 июня исполнение обязанностей младшего флагмана возложили (по совмещению) на командира дредноута «Рейнланд» капитана 1 ранга (контр- адмирал с 17 октября 1915 г.) Энгеля. Через два месяца, 27 августа, его утвердили в этой должности.

4 августа I-я линейная эскадра для проведения учений перешла Кайзер- Вильгельм каналом в Балтийское море и спустя несколько дней прервала их, чтобы принять участие в операции прикрытия ударного соединения под командованием вице-адмирала Шмидта во время его прорыва в Рижский залив через Ирбенский проход. Для прорыва собрали внушительные силы: линейные крейсера «Мольтке» и «Фон-дер-Танн»; дредноуты 1-й дивизии «Остфрисланд» (флаг и.о. командующего 1-й линейной эскадрой контр-адмирала Гедеке), «Ольденбург», «Тюринген» и «Гельголанд»; дредноуты 2-й дивизии «Рейнланд» (флаг и.о. младшего флагмана 1-й эскадры капитана 1 ранга Энгеля), «Вестфален», додредноуты «Брауншвейг», «Эльзас», броненосный крейсер «Роон» (флаг командующего разведывательных сил в восточной Балтике контр-адмирала Хопмана), крейсера «Регенсбург», «Штральзунд», «Любек», «Кольберг» (флаг младшего флагмана миноносных сил капитана 1 ранга фон Ресторфа); 1-я, 3-я и 5-я флотилии миноносцев (всего 32 корабля).

К вечеру 14 августа 1-я линейная эскадра вышла из Свинемюнде в море и, пройдя мимо Риксгефта, направилась к месту рандеву в 30 милях к западу от Либавы. Туда же к 19.00 15 августа собрались корабли из Путцигской бухты, Данцига и Либавы. Вице-адмирал Шмидт со своим штабом перешёл на «Позен». Но тогда прорыв не удался.

26 августа 1-ю линейную эскадру отозвали назад в Вильгельмсхафен, откуда она приняла участие в операциях флота Открытого моря 11-12 сентября (без «Позена», «Нассау» и «Ольденбурга»), 23-24 октября (без «Гельголанда») и 16 декабря, а в перерывах снова осуществлял сторожевую службу в Северном море.

11-12 сентября она принимала участие в боевом походе флота Открытого моря под командованием вице-адмирала фон Поля с целью дальнего прикрытия крейсеров 2-й разведывательной группы «Штральзунд» и «Регенсбург», производящих минную постановку у плавучего маяка в районе Шварте-банки.

23-24 октября флот Открытого моря впервые под командованием нового командующего флотом вице- адмирала LUeepa совершил боевой поход в Северном море до широты Эйсбъёрг-Хорнс-Риф с целью прикрытия 1-й группы разведывательных кораблей, производящих нападение на транспорты конвоя на пути конвоев Скаген (Норвегия)-Великобритания. Поход оказался безрезультатным и его пришлось преждевременно прервать, поскольку цеппелины не сумели выполнить свои задачи по разведке и наблюдению за морем.

16 декабря 1-я линейная эскадра вышла в море для поддержки действия лёгких сил флота Открытого моря в рейде в Скагеррак и Каттегат со стороны северного входа в Датские проливы. Все эти операции проходили без противодействия противника.

1916 г. В начале января командующий флотом Открытого моря вице-адмирал Поль заболел. 9 января ему пришлось уйти в отставку, 23 февраля в Берлине он умер, 1 1 января его преемником стал командующий III-й линейной эскадрой вице-адмирал Шеер. 16 января вице-адмирал Шеер спустил на «Кёниге» свой флаг, а 18 января поднял его на «Фридрих дер Гроссе».

Начальником штаба флота вместо капитана 1-го ранга Михаэлиса Шеер назначил командира «Кайзера» (сентябрь 1913 г.-январь 1916 г.) капитана 1-го ранга фон Тротта, начальником оперативного отдела штаба флота командира линейного крейсера «Мольтке» капитана 1-го ранга фон Левентцова, получив в их лице надёжных помощников.

Вице-адмирал Шеер, официально назначенный 24 января вместо вице-адмирала Поля командующим флотом Открытого моря, предложил программу активных действий, предусматривавшую неограниченные действия подводных лодок на коммуникациях союзников, постановки активных минных заграждений, набеги крейсеров на побережье и налеты авиации на территорию Англии, выходы флота в море с задачей побудить к выходу части сил противника для их уничтожения.

В плане стратегии программа вице-адмирала Шеера отличалась от предшествовавших ей планов кампаний лишь стремлением добиться отмены ограничений операционной зоны основных сил флота. Согласно этой программе главные усилия флота предстояло сосредоточить в Северном море, поэтому морские силы Балтийского моря подлежали сокращению. Программу Шеера приняли, за исключением неограниченных действий подводных лодок.

Новая программа после повторения обстрела английских укреплённых приморских городов заставляла английский линейный флот всё чаще и чаще выходить в южную и среднюю части Северного моря и вскоре привела к столкновениям с противником.

Ютландский бой явился кульминационным пунктом этой стратегии.

В 1916 г. до Ютландского сражения I-я линейная эскадра приняла участие в операциях флота Открытого моря в Северном море 5-7 марта, 25-26 марта (без «Рейнланда») и 24-25 апреля.

Одной из первых операций вице-адмирала Шеера явился выход флота Открытого моря в ночь на 5 марта в западную часть Северного моря до линии Ловесгофт-Имуйден. Лёгкие крейсера 1-й группы разведывательнах кораблей должны были произвести набег на восточное побережье Великобритании в районе Хуфдена с задачей выманить английские лёгкие силы из Фландрской бухты в море и навести их на главные силы флота Открытого моря.

Четырём германским линейным крейсерам (без «Лютцова») под командованием вице-адмирала (с 17 июня 1915 г.) Хиппера к утру 5 марта надлежало с целью прикрытия подойти на 15 миль к плавучему маяку Терсхеллинг, а 15 дредноутам I-й (без «Рейнланда») и III-й линейных эскадр к 10.00 к параллели 53°30’ сш.

Предполагалось захватить противника в «клещи». П-ю эскадру додредноутов оставили в базе для обеспечения тральщиков при возвращении флота.

Германские линейные крейсера подошли на 70 миль к Зебрюгге, но противника не обнаружили и 6 марта повернули обратно. Впервые Шеер поддерживал самую строгую радиодисциплину, и англичанам о опасном для них выходе немцев в море стало известно, лишь когда те, повернув обратно, дошли до Терсхеллинга. Гранд-Флит и Гарвичские силы (командор Теруит) вышли в море, но встречи не произошло, и они ушли в базы.

20 февраля контр-адмирала Энгеля назначили главным директором казенной верфи в Вильгельмсхафене. На посту младшего флагмана 1-й линейной эскадры его временно сменил командир дредноута «Позен» капитан 1 ранга Ланге. 1 марта на борту линкора «Позен» свой флаг ещё раз поднял контр-адмирал Энгельгард. Позже капитан 1 ранга Ланге на посту младшего флагмана временно замещал контр-адмирала Энгельгарда с 17 июля до 7 сентября 1916 г. и 1-2 февраля 1917 г.

25 марта Гарвичские силы (командор Теруит) предприняли налёт морской авиации на место предполагаемых ангаров германских дирижаблей на о. Сильт у побережья Шлезвига. Атаку произвели пять гидросамолетов, доставленных к побережью на авиатранспорте «Виндекс», прикрываемом пятью лёгкими крейсерами, двумя лидерами и 16 эсминцами. Для их поддержки к Хорнс-Реву вышла I-я эскадра британских линейных крейсеров. Гидросамолеты ангары не нашли, а три из них не вернулись.

Германская авиация обнаружила корабли англичан, и 26 марта в море до линии Сильт-Амрумбанк вышли 1, II и Ш-я линейные эскадры совместно с 1 и 4-й разведывательными группами с целью ответного удара по передовой группе английских кораблей в точке с координатами 55° 10' сш 6°00' вд, о чём британское Адмиралтейство узнало после полудня из перехваченной радиограммы. Гарвичские силы начали отходить под прикрытием английских линейных крейсеров и поход оказался безрезультатным.

В апреле русское военно-морское командование просило Адмиралтейство осуществить демонстрацию Гранд-Флита у германских берегов для отвлечения немецких сил с Балтики, где русские намечали подновить минные заграждения в Финском заливе.

15-19 апреля флот Открытого моря находился в готовности к выходу в море в связи с полученными германским морским командованием разведданных о предполагавшемся нападении Гранд-флита на германское побережье, которое не состоялось.

Однако 21 апреля с целью отвлечь немцев весь Гранд-Флит вышел по направлению к Гельголанду. Ночью 22 апреля в густом тумане столкнулись британские линейные крейсера «Нью-Зиленд» и «Австралия» и с сильными повреждениями направились в базу, а на линкор «Нептун» наскочил нейтральный пароход.

Получив утром 22 апреля от Адмиралтейства сообщение о выходе германского флота в море к Хорнс- Реву, чего в действительности не было, адмирал Джеллико в 04.30 направился в район 75 миль северо-восточнее Хорнс-Рева. Опасаясь в тумане приблизиться к побережью Дании и не застав там германский флот, вечером того же дня вернулся в базу.

В это время корабли флота Открытого моря находились в базах, готовясь 24 апреля выйти в море для поддержки и прикрытия набега германских линейных крейсеров на восточное побережье Великобритании с целью обстрела портовых городов.

Германское командование знало, что в 20-х числах апреля крупные силы английского флота отправились в северную часть Северного моря, и что часть его сил находится в Хуфдене и южных английских базах. Германское командование решило использовать сложившуюся на театре обстановку и, маневрируя между обеими частями сил противника, атаковать одну из них по меньшей мере равными силами.

Наиболее удобными объектами нападения являлись английские прибрежные города Ярмут и Лоустофт. Первый служил базой для английских подводных лодок, действовавших в Гельголандской бухте. Набег приурочили к 24 апреля 1916 г. -дате начала восстания синфайнеров в Ирландии. Линейным крейсерам предстояло обстрелять эти английские города на рассвете 25 апреля.

В полдень 24 апреля оперативное соединение разведывательных кораблей в составе 1-й (пять линейных крейсеров) и 2-й (шесть лёгких крейсеров) групп разведывательных кораблей, 6-й и 9-й флотилиям эсминцев вышло в набег на Ловестофт и Ярмут.

24 апреля в 15.00 главные силы флота Открытого моря под командованием вице-адмирала Шеера в составе I-й, П-й и III-й линейных эскадр (17 дредноутов и пять додредноутов), 3-й группы разведывательных крейсеров и флотилии эсминцев вышли в море в качестве дальнего прикрытия кораблей оперативного соединения, о чём английское командование узнало из расшифрованных радиограмм. Главные силы должны были следовать за линейными крейсерами до Хуфдена и до окончания обстрела оставаться к северо-западу от банки Терсхеллинг.

Гранд-Флит сразу же вышел в море, а его V-ю эскадру линкоров (вице-адмирал Эван-Томас), ввиду неисправности столкнувшихся «Нью-Зиленда» и «Австралии», послали для подкрепления эскадры линейных крейсеров Битти. В 21.30 командующий флотом Открытого моря вице-адмирал Шеер получил донесение, свидетельствовавшее об осведомленности англичан о выходе в море германского флота.

25 апреля в 05.00 германские линейные крейсера подошли к Ловестофту. В 05.11 немцы начали обстрел города с дистанции 10000-13000 м (54-70 каб.), с берега слабо отвечали. Затем крейсера направились к Ярмуту и обстреляли его. В 05.43 немцы прекратили огонь и начали отход. Перехватить немцев на отходе I ранд-Флиту не удалось, и флоты противников ушли в свои базы.

Набег произвел неблагоприятное впечатление на английское общественное мнение, так как вновь продемонстрировал неспособность Гранд-Флита защитить берега Англии от нападений. Первому лорду Адмиралтейства адмиралу Балфуру пришлось публично заявить, что, если германские корабли снова появятся у английских берегов, они получат по заслугам, и что часть Гранд-Флита переводится в южную часть Северного моря.

В середине мая вице-адмирал Шеер наметил произвести обстрел линейными крейсерами Сандерленда на восточном побережье Великобритании, чем рассчитывал заставить часть английского флота выйти в Северное море. Основные силы флота Открытого моря должны были в это время находиться южнее Доггер-банки в готовности к нападению на корабли англичан.

Из-за плохой погоды Шеер не смог использовать для разведки дирижабли, и опасаясь, что без воздушной разведки набег на Сандерленд может привести к неожиданной встрече с превосходящими силами англичан, Шеер изменил план. Он решил произвести демонстрацию, послав к Скагерраку и берегам Норвегии линейные крейсера, в расчете отвлечь на них английские линейные крейсера, которые и уничтожить подошедшими основными силами флота.

В это же время адмирал Джеллико намечал 1 июня выйти с Гранд-Флитом на подходы к проливу Скагеррак и заставить германский флот принять бой в невыгодных для него условиях. С британской стороны к участию в Ютландском сражении привлекались 28 дредноутов, девять линейных крейсеров, 34 броненосных и лёгких крейсеров и 79 лидеров и эсминцев всего 150 боевых кораблей.

31 мая 1916 г. начался боевой поход германских линейных крейсеров и лёгких сил в среднюю часть Северного моря. Для их поддержки в море вышли основные силы флота Открытого моря в составе 16 дредноутов, шести додредноутов и сопровождавших их крейсеров и эскадренных миноносцев, что привело к Ютландскому сражению 31 мая – 1 июня 1916 г. (немцы называют его морским сражением при Скагерраке).

К 30 мая корабли флота Открытого моря собрались на рейдах Вильгельмсхафена и Яде. К участию в операции привлекались 1-я (восемь), Ш-я (восемь дредноутов, без находящегося в ремонте «Кёниг Альберт»), П-я линейные эскадры (шесть додредноутов), 1-я группа разведывательных кораблей (пять линейных крейсеров), 2-я и 3-я группы разведывательных кораблей (девять лёгких крейсеров), торпедные силы (два лёгких крейсера и 62 эсминца) – всего 100 боевых кораблей.

Общее число орудий на кораблях Гранд-Флита калибром 305 мм и выше равнялось 344, из них в бортовом залпе 332. На германском флоте общее число орудий 280-мм калибра и выше 244, из них в бортовом залпе 212. Вес бортового залпа Гранд-Флита равнялся 177948 кг против 75074 кг германского флота.

31 мая около 16.30 линейные крейсера противников обнаружили друг друга и в первой фазе Ютландского сражения (16.30-17.40), известной как «бой авангардов» или «бег на юг», Хиппер при появлении шести английских линейных крейсеров вице-адмирала Битти последовательно повернул пять своих крейсеров на обратный курс с целью навести англичан на главные силы Открытого моря. В ходе боя в период с 17.02-17.05 от снарядов «Фон-дер-Танна» взорвался и погиб британский «Индефатигейбл» (1909 г., 19100 т, 4x2 305-мм, 26,7 уз.). В период с 17.24-17.26 «Дерфлингер» и «Зейдлиц» потопили «Куин Мери» (1913 г., 26770 т, 4x2 343-мм, 28 уз.).

В 17.33 британский крейсер «Саутгемптон» донёс командующему Гранд-Флитом адмиралу Джеллико об обнаружении на юго-востоке основных сил флота Открытого моря, шедшего на север.

Торопясь вступить в бой и отрезать эскадры Битти от Гранд-Флита, флот Открытого моря шел поэскадренно растянутой кильватерной колонной. В голове колонны находилась наиболее боеспособная Ш-я линейная эскадра. За ними в общей линии шла 1-я дивизиия I-й линейной эскадры в полном составе во главе с «Остфрисландом» (вице-адмирал Шмидт), затем 2-я дивизиия во главе с «Позеном» (контр-адмирал Энгельгард). Замыкала колонну П-я линейная эскадра в составе шести додредноутов типа «Дёйчланд».

В 17.40 началась вторая фаза Ютландского сражения – «бег на север». С обнаружением в 11-12 милях впереди себя германских главных сил и чтобы избежать новых потерь, Битти последовательно повернул свои крейсера на 16 румбов (180°) и лёг курсом на север на соединение с Гранд-Флитом. В 17.45 Битти донес Джеллико об обнаружении в юго-восточном направлении неприятельского линейного флота и показал своё место.

Когда Битти пошёл на сближение со своими главными силами, Хиппер, также повернув «все вдруг» на 16 румбов, последовал за ним. Бой линейных крейсеров продолжался до 18.10, когда Битти удалось оторваться от противника.

С точки зрения решения основной задачи – тактической разведки – Битти выполнил её только частично: обнаружил главные силы противника, но не обеспечил тактического развертывания главных сил, так как своим маневрированием вывел флот Открытого моря на середину Г ранд-Флита.

Германский авангард под командой Хиппера навел авангард английского флота на свои главные силы и, следовательно, решил часть своей задачи, но основную задачу – тактическую разведку вообще не выполнил, поэтому Шеер ничего не знал о Гранд-Флите до момента визуального контакта с ним.

Флот Открытого моря, которому предстояло уничтожить крупную часть сил противника, то есть выполнить ту задачу, ради которой была предпринята операция и к которой германский флот специально готовился, успеха не имел. Чтобы отрезать силы Битти, надо было обладать преимуществом в скорости хода, чего немцы не имели ещё и потому, что были связаны тихоходными додредноутами П-й эскадры.


Германский флот перед Ютландским боем.

Третья фаза сражения – «бой главных сил» длился с 19.00 по 22.00. После 18.30 главные силы Гранд- Флита полным ходом приближались к месту боя линейных крейсеров и находились в 23 милях к северу от них. Британские линкоры шли шестью кильватерными колоннами с интервалами между ними в одну милю. Ш-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Худа находилась на 20-25 миль впереди главных сил. Такой походный порядок флота был наиболее удобен для перестроения линкоров в боевой порядок одной кильватерной колонны в случае обнаружения противника прямо перед собой. Во всех остальных случаях перестроение могло занять продолжительное время.

Шеер, находившийся на флагманском «Фридрих дер Гроссе» в центре германской линии и ещё не знавший о близости английских главных сил, сосредоточил всё внимание на приближавшейся с северо-востока эскадре Худа, приняв её за авангард Гранд-Флита.

«Остфрисланд» шёл под флагом вице-адмирала Шмидта, сменившего вице-адмирала Эккермана. На его борту находилось 1390 матросов и офицеров. Дредноут в течении 5 минут (19.05 – 19.10) обстреливал британские крейсера 2-й эскадры лёгких крейсеров, но попаданий не достиг. Чуть позже (19.24-19.33) вместе с шестью другими германскими дредноутами «Остфрисланд» довольно долго вёл огонь по британскому линкору «Уорспайт», сделал последние два залпа правым бортом уже после поворота флота Открытого моря на обратный курс. «Уорспайт» получил 11 попаданий снарядами и вышел из строя.

Джеллико, не располагавший пока сведениями о месте, курсе, полном составе сил и боевом порядке главных сил немцев, без чего он не мог определить боевой порядок Гранд-Флита, запросил эти данные у Битти. Последний около 19.00 сообщил, что линейные крейсера противника находятся на юго-востоке.

В 19.14 Битти дополнительно сообщил об обнаружении на юго-западе неприятельских линкоров. Не имея исчерпывающих сведений о противнике, Джеллико медлил с принятием решения о направлении развёртывания, упуская время для начала построения боевого порядка. Наконец в 19.15 он приказал эскадрам линкоров развернуться влево для построения в одну кильватерную колонну, имея в голове П-ю эскадру линкоров вице-адмирала Джеррама. Продолжавшееся 20 минут построение Гранд-Флита в боевой порядок, к началу боя закончено не было, линейные крейсера Битти только ещё занимали свое место в авангарде.

Тем временем главные силы германского флота начали постепенное тактическое развертывание, готовя охват линейных крейсеров Битти и V-й эскадры линкоров. Шеер хотел поставить их между двух огней – между главными силами и своими линейными крейсерами.

Только в 19.25 Шеер впервые узнал о приближении всего Гранд-флита, получив данные от пленных, подобранных с потопленного днём английского эсминца «Номэд», которые показали, что вблизи находятся 60 больших кораблей, в том числе 28 дредноутов и шесть линейных крейсеров.

Убедившись, что он имеет дело со всем Гранд- Флитом, Шеер решил уклониться от боя и в 19.36 сигналом приказал флоту повернуть «все вдруг» на 16 румбов, не останавливаясь перед трудностью этого маневра при таком большом количестве кораблей в колонне, а также рискнув иметь в голове колонны относительно слабые додредноуты П-й эскадры.

Германские линкоры всех типов под прикрытием дымзавес с эсминцев выполнили маневр безукоризненно, что говорит о хорошей подготовке экипажей, сплаванности кораблей и исправном состоянии техники. Бой временно прекратился.

Положение Граид-Флита тактически было более выгодным для сближения с противником и нанесения ему потерь, тем более что до наступления темноты оставалось ещё около часа. Однако длинная и трудно управляемая английская колонна продолжала идти на восток, тогда как немцы уходили на юго-запад. Плохая видимость затрудняла ведение прицельного огня.

В 19.44 Джеллико приказал флоту поэскадренно повернуть на юго-восток. Но так как к этому времени немцы уже повернули на запад, этот поворот к сближению с ними не привел. Через 3 минуты Гранд-Флит лёг курсом на юг.

Хотя германскому флоту удалось оторваться от противника, движение на запад в сторону английских берегов увеличивало опасность его положения. Поэтому Шеер 19.55 приказал вновь сделать поворот «все вдруг» на 16 румбов и лёг курсом на восток, имея впереди четыре линейных крейсера, ещё сохранивших способность держаться в строю.

Так как Гранд-Флит шёл в это время на юг, то, следовательно, флот Открытого моря направлялся к середине линии кораблей англичан и около 20.00 был замечен их линкорами, тут же открывшими огонь.

В 20.05 начался «второй бой флота». Оказавшаяся под сосредоточенным огнём англичан, колонна германских дредноутов пришла в беспорядок, скучилась и была не в состоянии стрелять по кораблям противника.

В 20.16 флот Открытого моря в третий раз начал поворот «все вдруг» на 16 румбов, чтобы ещё раз выйти из боя. «Кёниг» и эсминцы прикрыли флот дымзавесой. Однако линейные крейсера Битти снова вошли в соприкосновение с германским авангардом, достигнув попаданий в «Маркграф» и «Кайзер», но не причинив им больших повреждений.

Бой прекратился в 20.22. Джеллико не стал преследовать немцев, опасаясь атак германских эсминцев и подводных лодок, и в 20.25 приказал отвернуть на 4 румба (45°) от немцев. В 20.30 колонна германских дредноутов скрылась из вида наводчиков Гранд-Флита.

В 20.32 с 18-й флотилии эсминцев Шееру донесли, что к юго- и северо-востоку находятся большие корабли англичан. Оценив обстановку, Шеер пришел к заключению, что англичане намерены заставить его отойти к западу, затем ночными атаками эсминцев ещё оттеснить на запад и с рассветом возобновить бой.

Гранд-Флит лёг на юго-запад, как бы стремясь отрезать флот противника от его баз. Германский флот к этому времени перестроился в три колонны: линейные крейсера находились в левой – ближе всего к англичанам, дредноуты – в центре, П-я эскадра додредноутов – в правой колонне. Кратчайшим путем флот шёл на юг, к Хорнс-Реву, быстро сближаясь с английскими линейными крейсерами, которые подходили с востока.

В 21.01 начался и 22.00 окончился «последний дневной бой флота». Гранд-Флит повернул на юг и перестроился в ночной походный порядок – в кильватерные колонны по эскадрам, с интервалами между ними в одну милю, имея линейные крейсера к юго-западу, а эсминцы в хвосте колонн. В то время как германский флот в 22.10 начал ложиться на курс SSO-1/4-0 по направлению к Хорнс-Реву, имея в арьергарде линейные крейсера.

Гранд-Флит всё ещё находился к востоку от немцев, что позволяло ему помешать флоту Открытого моря, связанному тихоходными додредноутами П-й эскадры и поврежденными линейными крейсерами, дойти до протраленных фарватеров через минные заграждения Гельголандской бухты к югу от Хорне- Рева или вдоль северного побережья Голландии. Эти фарватеры были приблизительно известны как британскому Адмиралтейству, так и Джеллико.

В ходе дневного боя 31 мая в носовую оконечность «Гельголанда» попал 340-мм снаряд, но потерь в личном составе не было.

В ходе боя в «Ольденбург» попал всего один снаряд, в результате чего погибло семь и было ранено 14 человек, поскольку командный состав дредноута для лучшего общего обзора расположился поверх передней бронированной рубки управления кораблём (техническим недостатком оказалось размещение прожекторов, служивших в основном для противника одними из главных целей, непосредствено над капитанским мостиком и постом управления лёгкой артиллерии). Вместо тяжело раненого капитана 1-го ранга Хёпфнера в командование кораблём вступил старший помощник командира корветтен-капитан Вольмер.

С 22.00 31 мая до 04.00 I июня наступила последняя фаза сражения – «ночной бой». С наступлением темноты английский и германский флоты потеряли друг друга, и из-за отсутствия тактической разведки их командующие не имели ясного представления об обстановке.

Джеллико отказался от ночного боя, учитывая, что на германском флоте были лучше отработаны приемы ночной стрельбы, а Шеер преследовал только одну цель – уйти в базу. Гранд-Флит шел в южном направлении, рассчитывая с рассветом возобновить бой.

В 22.30 флот Открытого моря начал уходить на юг. Решение Шеера идти кратчайшим путём к Хорнс- Реву было рискованным, повернув на Хорнс-Рев, немцы должны были пройти сзади Гранд-Флита вблизи значительно отставшей V-й эскадры линкоров англичан.

В 23.41 Джеллико получил от Адмиралтейства сообщение, основанное на перехваченных радиограммах, о том, что германский флот, по-видимому, возвращается в базы, так как следует на юг со скоростью 16 уз.

В 23.50 4-я флотилия эсминцев заметила неизвестные корабли, подходившие сзади колонн Гранд-Флита сходящимся курсом и принятые поначалу за английские. Это были головные германские линкоры и четыре лёгких крейсера. Британские эсминцы атаковали их торпедами.

Головная часть германской колонны расстроилась, что создавало исключительно благоприятные условия для её атаки эсминцами. Однако такого приказания не последовало. Находившиеся поблизости другие английские флотилии эсминцев инициативы не проявили и на помощь 4-й флотилии не пришли. V-я эскадра дредноутов, шедшая всего в 5500-7400 м (30-40 кбт.), продолжала следовать на юг, хотя отчетливо видела боевое столкновение в свете прожекторов и вспышек выстрелов.

Около 0.10 1 июня по левому борту германской колонны снова появились британские эсминцы, которых сразу же обстреляли с линкоров 2-й дивизии. Огнем с «Позен» один из них был подожжен, потерял ход и остался за кормой, где вскоре его обстрелял «Ольденбург». Были замечены попадания в другой эсминец. Быстро выровняв строй, германский флот снова лег на прежний курс, обходя сзади колонны Гранд-Флита.

1 июня около 00.30 германский флот, шедший на восток, снова встретился с шестью английскими эсминцами 4-й флотилии. Линкоры опять отвернули, потопив артиллерийским огнем эсминцы «Форчен» и «Ардент».

При возвращения флота в базу в ночь на 1 июня «Гельголанд» участвовал в отражении ночной атаки британских ЭМ, а артиллерийским огнём «Остфрисланда» был подожжен один из британских ЭМ и получил тяжёлые повреждения броненосный крейсер «Дифенс».

День 31 мая прошёл для «Тюрингена» без каких- либо потерь или значительных повреждений, зато при возвращения флота в базу, во время ночного боя 1 июня он активно участвовал в потоплении броненосного крейсера «Блэк Принц».


Вид пробоины полученной “Остфрисландом " от подрыва на мине 1 июня 1916 г.

Как только остальные британские эсминцы вышли из боя, к германской колонне, очевидно, приняв её за британскую, приблизился броненосный крейсер «Блэк Принс». Между 1.05 и i.15 ночи с дистанции 5,5 кбт (ок. 1000 м) «Тюринген», «Остфрисланд», «Нассау» и «Фридрих дер Гроссе» открыли по нему огонь. В первую же минуту в него попало 10 тяжёлых снарядов с «Тюрингена». Пламя поднялось над ним до высоты мачт и осветило произведённые на нём разрушения. «Блэк Принс» не успел сделать ни одного выстрела. Весь в огне, дрейфовал он вдоль линии германских кораблей. Взрыв следовал на нём за взрывом, пока наконец не произошёл сильнейший взрыв, после которого корабль исчез со всем личным составом.

1 июня около 01.30 германский флот прошёл позади арьергарда Гранд-Флита, и его головная часть находилась теперь к востоку от англичан. Гранд-Флит продолжал идти на юг, не обращая внимания на постепенный переход стрельбы за кормой с правой раковины на левую, свидетельствовавший о направлении движения германского флота.

В 02.56 12-я флотилия английских эсминцев обнаружила германский флот северо-восточнее Гранд-Флита. Флотилия приготовилась к атаке и вынудила германскую колонну отвернуть на юго-запад. Между 03.10 и 03.20 эсминцы выпустили 12 торпед, одной из которых был потоплен додредноут «Поммерн», а другой – миноносец V-4. Уклоняясь от атак, германские корабли нарушили строй, и потребовалось время для восстановления походного порядка. Несколько позже германский флот безрезультатно атаковала 13-я флотилия эсминцев. Теперь флот Открытого моря находился к востоку от главных сил противника.

На последнем этапе Ютландского сражения немцы настойчиво стремились обойти Гранд-Флит и беспрепятственно отойти в базу. Джеллико, избегавший ночного боя, не противился этому маневру немцев.

К рассвету эскадры Гранд-Флит оказался сильно разбросанным. В 03.22 Джеллико приказал им сомкнуться. В 04.00 Гранд-Флит повернул на обратный курс и эскадры линкоров перестроились в одну кильватерную колонну. В 11.00 он повернул на северо-запад и направился в Скапа-Флоу.

Около 03.00 германский флот находился в 14 милях от Хорнс-Рева. Если бы Джеллико осуществил свое первоначальное намерение идти к Хорнс-Реву, он настиг бы там главные силы противника. Но он отказался от этого намерения из-за разбросанности эскадр, туманной погоды и опасения неприятельских подводных лодок и минных заграждений. В 05.07 Шеер отдал приказание эскадрам расходиться по местам своего базирования.


“Остфрисланд ’’ в боевом походе.

В 06.20 во время возвращения в базу западнее Листа «Остфрисланд» подорвался правым бортом на мине, осколки которой потом находили на врхней палубе. При взрыве одного матроса убило, ранило двух тяжело и восемь легко. Противоминная переборка выдержала силу взрыва, хотя в результате подрыва четыре отсека были затоплены, и корабль принял 400 т воды. Через несколько минут «Остфрисланду» пришлось покинуть боевую линию флота, снизив ход до 15 уз. В ходе боя «Остфритсланд» сделал 111 выстрелов из 305-мм и 101 из 150-мм орудий и один осветительный выстрел.

В ходе Ютландского сражения англичане выпустили 4598 снарядов крупных калибров (из них 1239 калибра 381-мм) и добились 100 попаданий, что составляет 2,2%, а также 74 торпеды (с линейных кораблей – 12, с крейсеров – 10, с эсминцев – 52) и добились пяти попаданий, потопив устаревший линкор и эсминец. Немцы выпустили 3597 снарядов и добились 120 попаданий, что составляет 3,3%, и 109 торпед (с линейных кораблей – 8, с крейсеров – 4, с эсминцев – 67) и, добившись трёх попаданий, потопили три эсминца.

Каждая сторона объявила Ютландское сражение своей победой, впрочем, так оно и было на самом деле. 5 июня в Вильгельмсхафене кайзер Вильгельм II собрал представителей экипажей всех участвовавших в Ютландском сражении кораблей, чтобы поздравить их с победой, вручить ордена вице-адмиралам Шееру и Хипперу и представить Шеера к званию полного адмирала.

В течении нескольких недель после Ютландского сражения, пока ремонтировались германские корабли, флот Открытого моря почти бездействовал.

После возвращения в базу по причине незначительных повреждений «Ольденбург» и «Тюринген» снова приняли участие в службе сторожевого охранения в Северном море, а только затем с 30 июня по 15 июля «Ольденбург» направили в ремонт на казенную верфь в Вильгельмсхафене. «Остфрисланд» находился в ремонте на казенной верфи в Вильгельмсхафене со 2 июня по 12, по другим данным, 25 июля; «Гельголанд» там же с 3 по 16 июня.

В середине августа, как только большая часть флота снова стала боеготовой, морской генеральный штаб счёл необходимым вновь произвести набег на английские берега с задачей вызвать в море часть сил противника и совместными действиями с подводными лодками уничтожить их. Планом предусматривалось произвести вечером 19 августа обстрел портового города Сандерленд на восточном побережье Великобритании,отстоящего на 250 миль от Скапа-Флоу и на 100 миль от Розайта. Выход флота в море должен был также продемонстрировать англичанам,своим союзникам и соотечественникам готовность флота к новым активным действиям против более сильного противника.

К участию в операции привлекались оперативное разведывательное соединение вице-адмирала Хиппера в составе 1-й группы разведывательных кораблей (два линейных крейсера и три дредноута) и 2-й группы (пять лёгких крейсеров и 3-я флотилия эсминцев) и главные силы в составе 15 дредноутов, в том числе все четыре дредноута 1-й дивизии I-й линейной эскадры с задачей поддержать соединение Хиппера и уничтожить вышедшие в море английские силы. П-й эскадре додредноутов поручили охрану Гельголандской бухты.

19 августа флот Открытого моря вышел в боевой поход в направлении Сандерленда на восточном побережье Британии. Гранд-Флит тоже вышел в море, но противники не встретились. В ходе операции в тесном взаимодействие с немецкими подводными лодками и цеппелинами торпедами с подводных лодок были потоплены британские лёгкие крейсера «Ноттингем» и «Фалмут», но во время возвращения в базу «Вестфален» получил попадание торпедой с английской ПЛ.

25-26 сентября «Остфрисланд», «Гельголанд» и «Ольденбург» в составе I-й линейной эскадры осуществляли прикрытие действий П-й разведывательные группы линейных крейсеров на подходах к Тершеллинг-банке. «Тюринген» из-за повреждения рулевого устройства не участвовал в этой операции.

18-26 октября «Остфрисланд» в составе I-й линейной эскадры принял участие в безрезультатной операции флота Открытого моря в районе Доггер-банки. Отныне основным занятием линкоров I-й линейной эскадры стала служба в сторожевом охранении в Северном море.

1917 г. После Ютландском сражения германское морское командование стало ясно осознавать проблематичность разгрома Гранд-Флита в генеральном сражении, что привело к переносу основных усилий в войне на море с поиска генерального сражения на поддержку действий подводных лодок. Для Германии 1917 г. прошёл под знаком подводной и минной войны.

Деятельность 1-й дивизии I-й линейной эскадры, как и всего флота в основном исчерпывалась проводимой с большим напряжением и незначительными событиями службой сторожевого охранения, поддержки выходов и возвращений из боевых походов немецких подводных лодок и их охранения в Северном море.

Под влиянием февральской революции 1917 г. в России в марте начались первые революционные выступления на флоте, причём их характерной особенностью являлось то, что ряд таких вспышек произошёл на кораблях, участствующих в боевых операциях.

Флоту Открытого моря всё реже и реже позволяли далеко удаляться от родных берегов. Его активность резко упала и характерезовалась незначительностью событий в течение всего года, не в последнюю очередь за счёт революционных выступлений экипажей крупных кораблей, начало которым положил экипаж «Тюрингена», среди которых преобладали кочегары, отказавшиеся от несения службы из-за уменьшения рациона питания, особенно хлеба. Решительные дисциплинарные меры командования и увеличение рациона восстановили порядок.


Линейный корабль "Остфрисланд ". 1918 г. (Наружный вид).

Из книги. S. Breyer, Schlachtschiffe und Schlachtkreuzer. 1905-1970, Muchen 1970.

Устаревшие броненосцы и додредноуты понемногу начали выводить из боевого состава флота, а их экипажи пошли на укомплектование команд строящихся в ускореном порядке подводных лодок и тральщиков. Основные силы флота перешли в Балтийском море для действий против русского Балтийского флота.

6 апреля США объявили Германии войну, что имело большой моральный эффект и явилось одной из причин выступлений, которые в мае начались на крупных боевых кораблях флота вследствии понижения морального состояния германских моряков. В апреле во время докования на казенной верфи в Вильгельмсхафене «Гельголанд» слегка таранил линейный крейсер «Гинденбург», находящийся в достроечном бассейне незадолго до его ввода в строй.

28 мая младшим флагманом I-й линейной эскадры назначили контр-адмирала фон Дэльвиг цу Лихтенфельса. В июле и августе неповиновения матросов распостранились на I-ю линейную эскадру и охватили «Гельголанд», «Позен», «Вестфален» и «Рейнланд». Их возглавила команда «Тюрингена». За период с июня по сентябрь боевых действий в Северном море между крупными кораблями противников не произошло.

Когда в сентябре Ш-ю и IV-ю линейные эскадры направили в Балтийское море для захвата Моонзундских островов, 1-ю дивизию I-й линейной эскадры оставили в Северное море, в то время как 2-ю дивизию направили в западную часть Балтийского моря, чтобы воспрепятствовать прорыву Гранд-Флита в Балтийское море через Датские проливы.

Командующего 1-й линейной эскадрой вице-адмирала Шмидта назначили командующим специального соединения по захвату Моонзундских островов. В его отсутствие в командование 1-й эскадрой вступил младший флагман контр-адмирал фон Дэльвиг цу Лихтенфельс.

17-18 октября «Гельголанд» совместно с «Ольденбургом» прошли до Амрум-банки во время операции по прикрытию лёгких крейсеров «Бруммер» и «Бремзе», возвращавшихся после нападения на курсирующие между Норвегией и Шотландией британские транспорты. По завершении захвата Моонзундских островов 1-я дивизия I-й линейной эскадры должна была сменить Ш-ю и IV-ю линейные эскадры в западной части Балтийского море.

28 октября «Остфрисланд», «Ольденбург», «Гельголанд» и «Тюринген» прибыли в Путцигскую бухту, окуда 29 октября «Остфрисланд» и «Тюринген» перешли дальше в Аренсбург (Рижский залив), в то время как ещё 27 октября «Гельголанд» из Путцигской бухты направили в Киль. «Остфрисланд» и «Тюринген» появились на рейде Аренсбурга 30 октября, но в их присутствии здесь уже не было необходимости, и 2 ноября они ушли в Киль. 3 ноября вице-адмирал Шмидт вернулся на «Остфрисланд» и снова вступил в командование I-й эскадрой, которая вернулась в Северное море. «Ольденбург» вернулся в Северное море в середине ноября.

Для борьбы с немецкими подводными лодками на выходах из баз и в Гельголандской бухте англичане систематически ставили мины. В ходе кампаний 1915-17 гг. они поставили около 21000 мин. Для проводки подводных лодок в море и обратно постоянно чистыми от мин немцы могли поддерживать только три фарватера. Для протраливания этих фарватеров выделялись тральщики, прорыватели минных заграждений, лёгкие крейсера с самолетами для охраны и линейные корабли для их поддержки.

8 ноября «Гельголанд» приступил к несению сторожевой и охранной службы в Немецкой бухте в Северном море.

Назначенный 28 мая младшим флагманом 1-й линейной эскадры контр-адмирала фон Дэльвиг цу Лихтенфельса, в декабре стал председателем Комиссии по перемирию с Россией в Риге, поэтому 5 декабря на посту младшего флагмана 1-й линейной эскадры его сменил капитан 1 ранга Хартог (контр-адмирал с 27 января 1918 г.). Хартог оставался младшим флагманом 1-й линейной эскадры до окончания войны, но в период 12-23 августа 1918 г. его временно замещали капитан 1 ранга фон Камеке, а 11-22 сентября 1918 г. командир линкора «Позен» капитан 1 ранга фон Крозигк.

1918 г. 22 января вице-адмирала Шмидта, командовавшего I-й линейной эскадрой уже два с половиной года, сменил младший флагман 1-й разведывательной группы контр-адмирал (вице-адмирал с 27 января) Боедикер. На посту командующего I-й линейной эскадры вице-адмирала Боедикера дважды с 3 августа до 8 сентября и 23 сентября до 2 октября временно сменял младший флагман контр-адмирал Хартог.


“Гельголанд ” в Вильгельмсгафене. 1917 г.

Для «Гельголанда» 1918 г. прошёл под знаком усиления охранения соединения тральщиков, обеспечивающих проходы немецких подводных лодок в выставленных англичанами в Северное море минных полях.

В последнем боевом походе оперативного соединения флота Открытого моря 22-24 апреля в северную часть Северного моря с целью выйти на маршрут конвоев Фёрт-оф-Форт (Великобритания)-Берген (Норвегия) для их перехвата и разгрома,прерванный аварией на линейном крейсере «Мольтке», кроме дредноутов III-й и IV-й линейных эскадр, из состава 1-й линейной эскадры приняли участие только «Остфрисланд», «Гельголанд», «Ольденбург», «Тюринген» и «Нассау». Попытка немцев разгромить следовавший в Норвегию английский конвой и потопить транспорты оказалась неудачной.

Во время похода, когда 24 апреля оперативное соединение находилось в 60 милях севернее о. Гросс, в 06.10 на «Мольтке» произошла тяжёлая авария турбинной установки, наиболее серьёзная за всю войну, по другим данным крейсер подорвался на британской мине к западу от Ставангера. Оказавшийся ближайшим, «Ольденбург» направился к аварийному кораблю и взял его на буксир. Вечером трос оборвался и ушло несколько часов, прежде чем завели новый.

Во второй половине 25 апреля на широте Листа после прохода своих минных полей буксировку прекратили, поскольку «Мольтке» уже мог идти под своими машинами со скоростью хода 12-13 уз. Когда несколько часов спустя с линейного крейсера получили радиограмму «Срочно нуждаюсь в помощи», «Ольденбург» вынужден был повернуть назад. Однако командующий соединения приказал ему возвращаться в бухту Яде, поскольку к «Мольтке» уже шли буксиры. В этом походе определяющей оказалась мощность паровых машин «Ольденбурга».

В июле адмирал Шеер сменил адмирала Гольцендорфа на посту начальника морского генерального штаба, но изменения стратегии и оперативных планов германского флота не последовало.

Командир «Гельголанда» капитан 1 ранга фон Камеке с 3 по 7 и с 10 по 23 августа кратковременно исполнял должность младшего флагмана 1-й линейной эскадры.

С 11 августа по 5 октября «Ольденбург» находился в ежегодном плановом ремонте на казенной верфи в Вильгельмсхафене, чтобы к концу октября быть готовым к боевому походу флота Открытого моря. 8 августа в Вильгельмсхафене собрали «Остфрисланд», «Тюринген» и «Нассау» и авизо «Блиц» в составе «Специального» соединения под командованием вице-адмирала Боедикера для проведения операции «Ключевой камень» под руководством командования эскадры, целью которой был захват Кронштадта и Петрограда.

10 августа соединение перешло в западную часть Балтийского моря. Здесь дредноуты оставались некоторое время, в то время как вице-адмирал Боедикер на крейсере «Штральзунд» в сопровождении авизо «Блиц» прибыл в Либаву для подготовки операции. Операция не состоялась. Все три дредноута 21 августа покинули Балтику и 23 августа снова появились в Вильгельмсхафене.

В сентябре «Вестфален» вывели из состава 1-й линейной эскадры и управление инспекции морской артиллерии стало его использовать как учебно-артиллерийский корабль. «Рейнланд» получил тяжёлые повреждения и 4 октября его также вывели из состава флота. Таким образом, на 2 октября в составе I-й эскадры, базирующейся на рейде Яде, боеготовыми осталось только шесть дредноутов как для операции по проводке подводных лодок у побережья Фландрии, так и для запланированного на конец октября похода флота Открытого моря.



Линкоры типа “Гельголанд ” в конце войны (вверху) и во время революции.

В конце октября «Тюринген» находился на рейде Шиллинг, поскольку при планировании боевого похода его предполагали включить в состав оперативного соединения флота Открытого моря. Снова одними из первых на флоте среди экипажа «Тюрингена» начались революционные волнения, для подавления которых против кочегаров корабля пришлось применить оружие. С помощью экипажей миноносцев и подводных лодок и шести офицеров и 300 матросов 2-го морского батальона арестовали 324 строевых матроса и 124 кочегара. Хотя тем самым волнения в экипаже в этот раз на «Тюрингене» были подавлены, но революционные настроения всё ещё сохранялись.

В конце октября намечавшийся выход в море флота Открытого моря был сорван революционными выступлениями на части линейных кораблей и операции флота Открытого моря прекратились. 31 октября Ill-я и IV-я линейные эскадры прибыли в Киль, где их распустили.

3 ноября I-я линейная эскадра вошла в устье р. Эльба и отшвартовалась в шлюзах Брунсбуттеля. 6 ноября совет солдатских депутатов отменил приказ на боевой поход.

9 ноября на всех кораблях кайзеровский флаг был спущен, вместо него подняли красный флаг и дредноуты I-й линейной эскадры ушли из Брунсбуттеля в Вильгельмсхафен.

В период с 21 по 25 ноября в Вильгельмсхафене «Остфрисланд» вместе с большей частью линейных кораблей, крейсеров и остальных боевых кораблей флота разоружили.

С 30 ноября «Остфрисланд» стали использовать как временный пункт размещения, а с 12 декабря в качестве судна-базы для экипажей I-й линейной эскадры, а начиная с «Тюрингена», как блокшивы для размещения экипажей выведенных из состава флота кораблей.

При составлении условий заключения мира в ноябре 1918 г. «Остфрисланд», «Тюринген» и «Ольденбург» не включили в список интернируемых кораблей, один лишь «Гельголанд» сразу же попал в этот список. 21-22 ноября «Гельголанд» находился на рейде Гарвича, чтобы забрать экипажи интернированных подводных лодок и доставить их в Германию.

16 декабря «Ольденбург» и «Гельголанд» также вывели из состава флота и использовали как блокшивы, а управление I-й линейной эскадры расформировали.

1919 г. 5 ноября «Остфрисланд», «Гельголанд», «Ольденбург» «и Тюринген» исключили из списков кораблей флота.

1920 г. Только согласно дополнительным требованиям «Остфрисланд», «Ольденбург» и»Тюринген» передали союзникам. 7 апреля «Остфрисланд» с немецким экипажем на борту вышел из Вильгельмсхафена в Розайт, где 9 апреля в счет репараций его передали представителям ВМС США как линкор «Н», которые в 1921 г. нашли ему применение в качестве корабля-цели (мишени) для учебного бомбометания.

29 апреля «Тюринген», как репарационный корабль «Ь», перевели в порт Шербур (Франция). Французские ВМФ какое-то время использовали его в качестве корабля-цели (мишени). В 1923 г. «Тюринген» продали на слом и в том же году в Гавре (Лориэнт) разобрали на металл.

В апреле «Ольденбург», как репарационный корабль «М», союзники передали Японии, которая в июне сразу же продала его одной британской фирме ив 1921 г. в Додрехте (Англия) дредноут разобрали на металл.

5 августа «Гельголанд», как включённый в список интернируемых германских кораблей репарационный корабль «К», передали Великобритании, где после продолжительных обследований и испытаний в 1924 г. в Морекамбе его разобрали на металл.

1921 г. Списанный 7 апреля 1920 г., и еще находясь в Розайте, «Остфрисланд» под командованием кэптена ВМФ США Дж.Ф.Хэллвега начал готовиться к переходу через Атлантику. Новый командир не имел в распоряжении ни средств, ни времени, чтобы провести все необходимые ремонтные работы и привести дредноут в полную готовность. 9 апреля 1920 г. США официально получили «Остфрисланд» в качестве военного трофея. Согласно условиям заключения мира, американский флот получил дредноут в своё распоряжение и перевёл его в Америку для изучения и дальнейшего использования в своих целях. Перенеся сильный шторм в средней Атлантике, корабль прибыл в Нью- Йорк с американским экипажем, гордо выстроившимся на верхней палубе. 20 сентября 1920 г., «Остфрисланд» был окончательно исключен из списков действующего флота США.

Как раз в это время бригадный генерал армейской авиации Уильям Митчелл лично побывал на его палубе. Являясь сторонником нового учения о воздушной мощи, этот весьма энергичный генерал в передаче крупного вражеского корабля увидел удобный случай доказать морским специалистам всю уязвимость дорогостоящих линкоров.

Митчелл видел в авиации не только средство поддержки сухопутных войск, но и предлагал использовать их как средство разведки для армии и флота. В последнем случае, по его мнению, дирижабли и самолёты можно было использовать для корректировки дальнобойной береговой артиллерии, хотя уже были заметны явные усилия армейского командования превратить ВВС в небольшие, ничего не обещающие вспомогательные силы.


"Остфрисланд” прибыл в США. Май 1921 г.

По результатам Первой мировой войны сторонники молодой армейской авиационной службы впали в уныние и опустились еще ниже в военной иерархии. Они перестали пользоваться вниманием и больше не поощрялись, что было и технически, и административно просто безрассудно. Однако их планы поддержать Митчелла основывались на том, что он своей энергией сможет вернуть авиационной службе свое прежнее, достаточно высокое положение и влияние, привлечь к её нуждам внимание, тем более, что Митчелл был известен как крупный специалист в области использования авиации.

В 1921 г. позиции Митчелла как специалиста усилились, так как новый президент США Гардинг проявил интерес к его идеям, чем восстановил против себя всю военную иерархию. Митчелл проповедовал теорию, что самолёты и подводные лодки сделают моря непригодными для плавания больших кораблей. Митчелла, имевшего серьезную поддержку в правительственных кругах, армейское руководство 3 апреля 1919 г. направило на встречу с морским министром США адмиралом Бэджером. На этой встрече один из адмиралов заявил Митчеллу, что корабли стали «более уязвимыми для атак с воздуха», так как «вес вертикальной брони больше, чем горизонтальной». Митчелл, в свою очередь, заявил, что бомбардировщик сможет потопить любой линкор, тем более, если он будет нести на борту бомбы весом 2 тонны. На совещании пришли к общему мнению, что во избежание ненужных затрат необходимо проводить совместные учения флота и авиации и изучить возможности авиации по борьбе с кораблями и создания систем ПВО на кораблях.

Выполняя свои предвыборные обещания, президент США Гардинг заявил, что он увидел в претензиях авиаторов зерно истины и, как президент, решил произвести справедливый пересмотр дела. Сторонники Митчелла, почувствовав поддержку, потребовали провести испытания. Многие моряки также потребовали провести «окончательные испытания», предлагая использовать в качестве мишени устаревший броненосец береговой обороны «Индиана», спущенный на воду в 1893 г.

Флотское командование согласилось выделить для проведения опытового бомбометания броненосец «Индиана». В состав наблюдательной комиссии допустили авиаторов. На эти испытания, проходившие в 1920 г., был допущен и Митчелл, который даже поднялся на борт разбомбленного броненосца и сфотографировался на фоне его обломков на верхней палубе.

Но этого Митчеллу и его единомышленникам показалось мало и они стали требовать допустить их на бывшие германские корабли. Их высказывания, что самолеты способны потопить любой надводный корабль, становились всё более и более настойчивыми. Флот был вынужден принять решение о выделении в качестве мишеней для проведения опытовых бомбометаний лёгкий крейсер «Франкфурт» и дредноут «Остфрисланд». Политическое давление на флот было столь велико, что он решил принять участие в этих испытаниях. Поскольку адмиралы проявляли некоторую нерешительность, то Митчелл разработал собственный проект бомбы весом в тонну. Поколебавшись, флот решил согласиться на совместные испытания над бывшими германскими кораблями вместе с армейской авиационной службой.

Для испытаний в качестве бомбардировщиков летчики имели теперь не только маленькие одномоторные аэропланы, но и новейшие бомбардировщики «Мартин» МВ-2, а также большие «Хэндли-Пейндж». Эти двухмоторные бомбардировщики могли брать на борт 907-кг авиабомбу, а позднее 1815-кг.

Однако летчики при проведении атак на крупные корабли более полагались на бомбы среднего, чем крупного калибра. Эти бомбы а фунтах весили 250 кг (флотские), 272 кг (армейские), 454 кг (136 кг тротила) и 907 кг. В дополнение к ним, в авиабомбы были вделаны 356-мм бронебойные снаряды. Хотя Митчелл был готов в случае необходимости использовать 1815-кг бомбы, тем не менее он считал, что бомбы в 907 кг будут вполне достаточным. Он мог также рассчитывать еще и на новые, еще только проектировавшиеся, бронебойные бомбы весом 500 кг.

Учебные бомбометания на Хэмптон-Роадс назначили на июль 1921 г. Все стороны надеялись, что испытания смогут ответить на ряд вопросов, среди них главный: смогут ли бомбардировщики потопить боевые корабли основных классов. Немногие сомневались в том что самолет может нанести серьезные повреждения “тонкокожим” подводным лодкам и эсминцам, Однако более важным был вопрос – смогут ли они нанести губительные повреждения линейному кораблю, или, если сформулировать иначе, как долго линкор сможет сопротивляться атакам самолетов.


“Остфрисланд ’’ в июне 1921 г.

Лётчики сумели обнаружить корабли и установить их точные координаты, а затем атаковать фугасными бомбами управляемый по радио старый броненосец «Айова». Во время первого учебного бомбометания они потопили германскую подводную лодку U-l 17 и легко повредили эскадренный миноносец G-102. Лёгкий крейсер «Франкфурт» оказался более живучим, но и он не выдержал попаданий сброшенных с самолетов 272-кг авиабомб, однако и этот успех не был неожиданностью. Опыт прошедшей войны показал, что эти корабли уязвимы для бомб. Главный вопрос, будет ли живучесть линкора сильнее, чем разрушительная мощь авиабомб, мог быть решен только 20 июля 1921 г.

Осмотр «Остфрисланда» проводился у борта американского линкора «Делавер». Незадолго до проведения бомбометания, около 14.00 на его борт поднялись члены комиссии по проведению испытаний, чтобы установить пригодность корабля к испытаниям, а так же возможность буксировки его в море.

Поднявшись на борт корабля, они были удивлены тем что на нем оказались отдраены все двери и люки, даже во внутреннем дне. Вызванные матросы пяти тральщиков осмотрели все внутренние помещения и по возможности задраили их.

Тем временем на верхней палубе специалисты с минного заградителя установили аппаратуру радиоуправления и сигнальные устройства для визуального оповещения. Последние включали в себя индикаторы попадания бомб в виде генераторов густого дыма, раскатывающийся от мостика в носу брезентовый навес с большим красным крестом и кругом на нем в случае, если бомбометание могло продолжаться и который убирался, если бомбометание прекращалось.

Ответственным за проведение испытаний назначили командующего Атлантическим флотом США адмирала Вильсона, который одновременно являлся и председателем наблюдательной комиссии, ответственным за проведение испытаний со стороны флота кэптена Джонсон, со стороны армии генерала Митчелла. Начальник базы Хэмптон-Роадс кэптен Дойл отвечал за действия всех береговых служб.

Как и на других испытаниях, флот построил линию из эсминцев в радиусе 13000 м от места бомбометания для контроля за морем в районе цели. Они не только должны были обеспечить пилотам выход на цель, хотя на самолетах имелись новые гирокомпасы Сперри, но также обеспечить безопасность экипажам самолётов, потерпевших аварию и совершивших вынужденную посадку на воду. В качестве меры предосторожности армейским и флотским самолётам запретили снижаться в районе цели ниже 900 м. Все воздушные атаки должны были делаться только по ветру, и кроме того, все корабли не имели хода и стояли на якорях.

Испытания должны были начаться утром 20 июля 1921 г., и первоначально предполагали испытывать 356-мм бронебойные снаряды-бомбы и малые осколочные бомбы. Погода в этот день была штормовой и испытания хотели было отменить.

Однако ближе к полудню погода несколько исправилась и было решено начать испытания, но не с бомбометания 356-мм бронебойных снарядов-бомб, а со сбрасывания 112-кг авиабомб. Неизвестно почему не были использованы более удачные 356-мм снаряды- бомбы, возможно флот опасался их слишком успешного действия.

Первое бомбометание состоялось 20 июля. У м. Кейп Генри, сбросили 69 бомб весом от 112 до 907 кг. Было отмечено 13 попаданий.

В 13.00 по Вашингтонскому времени над “Остфрисландом” появились первые самолеты. В 13.39 пять флотских DH-4 произвели первый налет. Они сбросили 10 авиабомб весом по 112 кг, в 14.05 три флотских гидросамолёта F-5n появились над линкором и сбросили пять бомб. Затем они сделали еще несколько пролетов в строю и сбросили еще 18 бомб. Таким образом, из подвешенных под крыльями этих самолетов 36 авиабомб были сброшены 33, но только девять попали в цель, а из них к немалому удивлению наблюдателей взорвалось только две.

Видимо, причиной этому были неисправные взрыватели. Одна из бомб угодила в стык крыши и бортовой броневой плиты задней башни калибра 305-мм п/б, при ударе раскололась и куски тротила усеяли вокруг всю палубу. Пять не взорвавшихся авиабомб проделали в верхней палубе пробоины около 3 м в диаметре. Седьмая авиабомба упала рядом с бортом и взорвалась уже под водой. Две взорвавшиеся авиабомбы дали незначительный взрывной эффект. На левом борту между башнями калибра 305-мм образовались пробоины в верхней палубе размером 1,2x1,5 м. Бронированная палуба осталась неповрежденной.

Кэптен Джонсон и наблюдатели комиссии вернулись на борт стоящего поблизости минного заградителя в 15.30, имея слабое представление о результате первого бомбометания. Сигнал возобновить бомбометание поступил почти сразу же и уже в 15.42 армейские бомбардировщики (два больших двухмоторных «Мартин»), а затем ещё шесть со следовавшим за ними флотскими гидросамолётами Б-5Г появились над линкором. Каждый армейский бомбардировщик нес на борту по две 250-кг бомбы. Этот этап испытаний ожидался всеми с большим интересом, поскольку эти бомбы могли создать эффект «водяного молота».

Бомбометание проводилось сбросом одиночных авиабомб с интервалом в одну минуту. Пары самолетов сбрасывали обе бомбы одновременно. Из 24 бомб были сброшены только 19, и из них 11 армейских 272-кг. Армейские пилоты записали на свой счет два прямых попадания, а одна бомба упала у самого борта корабля.

Флотские летчики добились трех прямых попаданий. Только одна из попавших прямо в корабль авиабомб и одна, угодившая в воду около корабля, взорвались. Тем не менее наблюдателям показалось, что линкор получил слабые повреждения и ничего драматичного не произошло. Был подан сигнал прекратить испытания и дальнейшее их проведение отложили на следующий день, так что корабль с комиссией мог подойти к борту линкора и наблюдатели в течение двух часов могли осмотреть «Остфрисланд».

Одна 250-кг бомба взорвалась в самом конце верхней палубы, где отсутствовало бронирование. Она проделала в ней пробоину диаметром 4,5 м, но не взорвалась и не пробила бронированной палубы.

Другое попадание такой же флотской авиабомбы в верхнюю палубу около 36-го шгт. привело к образованию в ней пробоины диаметром 1,5 м. Затем эта же бомба пробила батарейную и взорвалась на 40-мм бронированной палубе, состоящей из слоя никелевой стали толщиной 15-мм поверх 25,4 мм слоя обычной судостроительной стали, не пробив её. При взрыве бомба, естественно, расширила пробоину в батарейной палубе.

Третья бомба поразила правое орудие башни № 5, при этом бомба раскололась на куски, а ствол тяжелого орудия не был поврежден.

Одна 272-кг армейская авиабомба угодила в корму, где она пробила в верхней палубе пробоину диаметром 5,5 м, затем прошла через батарейную, проделав в них пробоины в 4,6 м, прежде чем отскочила, не взорвавшись, от кормовой 90-мм части бронированной палубы. Ни одно из этих попаданий не сумело пробить бронированную палубу.

Армейская 272-кг авиабомба, которая, по идее, должна была уничтожить линкор, фактически не привела к каким-либо серьезным последствиям. Выдержка из официального отчета Мерилла гласит: «Бомба взорвалась в угольном бункере на батарейной палубе на 89-м шп. по п/б и проделала пробоину размером 1,2x1,5 м, доходящую снаружи до ватерлинии. Осколки бомбы угодили в барбет башни № 3, один осколок разорвал 20-мм стальную деталь крепления, удерживающее башню № 3 в походном положении. Два световых люка под свесом башни № 3 были полностью разрушены, а переборка между 86-м и-92-м шп. изрешечена осколками.

Осколки этой бомбы в нескольких местах пробили батарейную палубу за переборкой на 88-м шп. Тщательный осмотр не выявил повреждений ниже бронированной палубы».

Командер Ван Кьерен вместе с четырьмя сопровождающими, включая Мерилла, поднялся на борт линкора и отправился исследовать бронированную палубу. Позади уже было воздействие на линкор так называемых «водяных молотов» Митчелла. На кормовом участке бронированной палубы уже имелся 30-см слой воды, которая набралась через разошедшуюся обшивку. Это просачивание шло очень медленно.

Но основные события ожидали дредноут впереди.

Затем осматривавшие корабль спустились под бронированную палубу и осмотрели котельные отделения. Каждое котельное отделение имело три кочегарки во всю ширину корабля. В 1 -е котельное отделение по л/б набралось немного воды, проникшей через разошедшуюся на длине 1,8 м обшивку около угольного бункера.

Так как водонепроницаемые двери между всеми тремя кочегарками этого КО не были задраены, то все они вскоре могли быть заполнены водой. 2-е КО не имело воды только по п/б. КО № 3 полностью сохранило водонепроницаемость. Таким образом, осматривавшие сделали заключение, что два из трех котельных отделений вскоре будут заполнены водой, так как в одном из них имелась течь.




“Остфрисланд ” во время бомбардировки. 20 июля 1921 г.

Затем группа наблюдателей осмотрела оба машинных отделения. Первое машинное отделение по п/б не получило повреждений, но теплообменники имели разрывы трубопроводов. Во МО №2 медленно поступала вода, вероятно, через пожарную магистраль, а поскольку дверь в это КО заклинило и не открывалась, то комиссия не смогла попасть внутрь. Комиссия задержалась примерно на час наверху. За это время в КО просочилось довольно много воды, хотя несколько матросов с переносными помпами могли бы быстро откачать всю эту воду за борт. Но программой испытаний это не предусмотрели и это была серьезная ошибка флота, работавшая против них. Таким образом, по меньшей мере одно КО оказалось затопленным.

Затем осматривавшие состояние корабля поднялись на верхнюю палубу и перешли на борт ожидавшего их «Делавара». Он оставался у борта «Остфрисланда» всю ночь, освещая его прожекторами, чтобы его неожиданная гибель, если бы она вдруг произошла, не осталась незамеченной. Полученные факты обескуражили и моряков, и комиссию. Бомбы оказались не столь эффективны, хотя для испытаний был назначен устаревший линкор, который должен был стать легкой добычей для лётчиков. Кроме того, появились сомнения в том, смогут ли авиабомбы большего калибра пробить бронированную палубу.

Однако были и те, кто считал, что реально пилоты не имели шансов сделать больше того, что было сделано в этот день, и поэтому следующий день возможно станет пустой тратой времени. Тем не менее, представители высшего командования утром 21 июля 1921 г. начали поудобнее устраиваться на открытой веранде, установленной на морском побережье. Среди них были такие неверующие в мощь авиации, как генерал Першинг.

Генерал Митчелл также тревожился за программу проведения бомбометаний. Слишком много противоречивых рапортов о состоянии линкора пришло к этому времени, и было совершенно ясно, что малейшая неудача позволит генералу Першингу нанести новый удар по сторонникам военной авиации. В арсенале Митчелла оставались авиабомбы весом в 454 и 907 кг, а также экспериментальные 356-мм снаряды-бомбы. Не было только 2-тонных бомб. Таким образом, для достижения успеха необходимо было применить различные тактические приёмы. Отданные лётчикам приказы требовали, чтобы линкор завтра должен быть обязательно потоплен.

21 июля флотские самолеты из Иорктауна и армейские с Лэнгли-Филд в строгом порядке прибыли в район испытаний. Каждый самолет нес на борту 454-кг бомбы. Первыми прилетели шесть армейских бомбардировщиков «Мартин», за ними шли пять флотских «Мартин». Условия бомбометания были таковы: после сброса бомбы и попадания её в корабль бомбометание прекращалось для того, чтобы корабль с наблюдателями на борту мог подойти к мишени и записать результат бомбометания.

В 8.32 утра первый армейский бомбардировщик сбросил 454-кг бомбу и добился прямого попадания. Затем неожиданно для наблюдателей-моряков армейский бомбардировщик сбросил ещё одну бомбу, упавшую около цели. Комиссия с минзага немедленно радировала руководству с требованием прервать испытания, начали выпуск густого дыма и раскатали сигнальное брезентовое полотнище, но безуспешно. Митчелл явно намеревался при помощи своих пилотов успешно завершить начатое. Этот замысел явно просматривался в переговорах Митчелла с экипажами бомбардировщиков по радио.

Флотские самолеты под командование лейтенант-командора Бартлетта видели первое попадание и кружились в районе испытаний, ожидая приказа возвратиться в Иорктаун для замены подвешенных авиабомб на 907-кг бомбы. Затем, кроме второй бомбы, армейцы сбросили ещё четыре, добившись двух прямых попаданий и двух близких к борту корабля разрывов. Из переговоров по радио стало известно, что Митчелл потребовал от своих пилотов достичь максимальной точности бомбометания для того, чтобы швы корабельной обшивки разошлись и линкор быстрее затонул.

Когда морские наблюдатели высадились на линкор, то им весьма интересным было узнать, какой эффект принесли два близких разрыва авиабомб и образовались ли при этом пробоины в обшивке ниже ватерлинии. По п/б весь корабль был забрызган илом от близких взрывов, но особых причин для беспокойства пока не было.



"Остфрисланд ” начинает тонуть. 12 ч 30 мин (вверху) и 12 ч 37 мин. 21 июля 1921 г.

Хотя близкие попадания не привели к каким- либо серьезным повреждениям, 454-кг бомба, которая взорвалась в носовой части верхней палубы в районе I Ю-го шп. по п/б, проделала пробоину в верхней палубе диаметром 2,4 м, разрушила стрингер и верхнюю часть обшивки борта, в одном месте якорную цепь практически разорвало. В батарейной палубе осколки при взрыве образовали три большие пробоины диаметром от 0,6 до 0,9 м и несколько малых. Силой взрыва изогнуло близко расположенные пиллерсы, Однако бронированная палуба не имела повреждений.

Другая 454-кг бомба, попавшая в верхней палубу в районе 66-го шп. по п/б, проделала в ней пробоину размером 1,5х 2,4 м и прошла вниз через батарейную палубу, проделав в ней другую пробоину 1,2x1,5 м, и затем уткнулась в поперечную переборку над скосом бронированной палубы.

Третья 454-кг бомба попала между башней № 5 и задней дымовой трубой в районе 54-58 шп. Бомба прошла через люк и взорвалась под верхней палубой, разрушив её на площади 3,6 м длиной и 1,5 м шириной. Дымовую трубу сильно повредило, а броневые колосники почти полностью разрушило. В батарейной палубе образовалась большая пробоина, в полную негодность пришли снарядоподъемники, а два пиллерсы сильно изогнуло. И опять осмотр показал, что ниже бронированной палубы повреждений нет.


Последние минуты “Остфрисланда ”. 12 ч 39 мин 21 июля 1921 г.


“12.41 – дно носовой части поднялась ещё выше поверх воды, показав свои повреждения. Затем линкор содрогнулся и ушёл под воду. ”

Находившиеся на пути трех попавших бомб, 150-мм орудия №№ I, 3, 7 и 9 оказались неповрежденными, но расчеты этих орудий вполне могли быть полностью выведенными из строя.

От флотских наблюдателей генерал Митчелл получил довольно ясную картину итогов этой бомбардировки. Получалось, что его бомбардировщики могли нанести серьезные повреждения или полностью разрушить только верхние палубы и надстройки линкора. Свои последние надежды Митчелл возлагал теперь на бомбы весом в тонну. Наилучший эффект эти бомбы могли принести в случае, если бы они разорвались ниже ватерлинии, желательно у самого борта «Остфрисланда».

Однако руководство испытаниями разрешило применить только три таких авиабомбы или достичь максимум два попаданий, после чего морские пилоты должны были нанести свой удар. Все это вселяло у Митчелла мало надежд на успех. Три «тонки» могли иметь меньший эффект, чем пять 454-кг авиабомб, сброшенных вокруг корабля на небольшом расстоянии. По мнению Митчелла поставленное условие было несправедливо.

В 12.19, после долгих переговоров с адмиралом Вильсоном и кэптеном Джонсоном армейцы продолжили испытания. Оборудованный радиостанцией самолет флота тоже принял участие в этом налете. Инструкции Митчелла пилотам гласили, что они должны провести бомбометание и остановить его только тогда, когда, независимо от количества сброшенных бомб, будут достигнуты два разрешенных попадания.

Вскоре армейские пилоты с шестью подвешенными бомбами вышли на цель, а по краям полигона кружили самолеты с наблюдателями. Наготове были и другими самолеты, которые должны были продолжить атаку после того, как будет сброшена последняя армейская бомба.

Первые три авиабомбы упали мимо у неподвижного корабля. Четвёртая, согласно отчету одного армейского наблюдателя, угодила в носовую часть верхней палубы, но другие отметили, что эта бомба лишь скользнула по обшивке корабля и ушла под воду, где и взорвалась у подводной части л/ б. Эффект взрыва был огромен – грандиозный фонтан воды поднялся по обе стороны корабля. Вода обрушилась на палубу, плескалась у самих надстроек, выливались из шпигатов обеих бортов, стекала по направлению к форштевню.

Пятая бомба попала в воду по л/б, рядом с башней № 6, и её взрыв вызвал огромную волну, обрушившуюся на корпус корабля. В это время «Остфрисланд» имел осадку около 10,4 м кормой и поэтому в уже имевшиеся пробоины хлынула океанская вода. Корабль сильно содрогнулся, когда тонны воды упали на его палубу. Шестая бомба упала несколько дальше от цели, чем предыдущая, и результат её действие остался невыясненным.

Самой результативной, вероятнее всего, оказалась пятая бомба, вызвавшая эффект «водяного молота», в результате чего сильное повреждение получила подводная обшивка ниже броневого пояса, и это привело к гибели корабля.

Для наблюдателей было очевидно, что шестая бомба не попала ни в цель, ни рядом с ней, но вокруг корабля уже наблюдалось сильное волнение. Корма сильно осела в воду, большое количество пены появилось вокруг средней части корабля. К тому же наблюдатели отмечали, что время от времени фонтаны воды и пены устремлялись вверх выше обеих бортов. Наблюдавшие это явление видели причину этого в том, что машинное отделение быстро заполнялось водой и вода через разорванную обшивку и переборки быстро вливалась во внутренние помещения смертельно раненного корабля.

Картина самого момента гибели «Остфрисланда» во времени была такова: 12.30 – кормовая часть верхней палубы погрузилась в воду; 12.34 – кормовая часть батарейной палубы погрузилась в воду, борт в корме на 1,8 м ушёл под воду; 12.37 – корабль начал погружаться левым бортом, носовая часть вышла из-под воды; 12.40 – линкор перевернулся вверх килем, над водой оставалось только дно носовой части; 12.41 – дно носовой части поднялась ещё выше поверх воды, показав свои повреждения. Затем линкор содрогнулся и ушёл под воду.

Надо отметить, что когда носовая часть показалась над водой, над гибнущим кораблем пролетел армейский бомбардировщик «Хэндли-Пейдж» и сбросил на него 907-кг авиабомбу. Это был символический жест, в котором энтузиасты авиации увидели торжество над флотом и символическое падение прежнего значения линейных кораблей. Ведь армейская авиация, а не флот, потопили «непотопляемый» линкор.

Однако гибель «Остфрисланда» от бомб американской авиации лишь выявила противоречивые точки зрения на возможности использования самолетов против боевых кораблей.

Оглавление книги


Генерация: 0.203. Запросов К БД/Cache: 0 / 0