Глав: 17 | Статей: 145
Оглавление
В книге в научно–популярной форме излагаются сведения об артиллерии как роде войск, о ее вооружении и типичных приемах стрельбы, рассказывается о славном историческом прошлом советской артиллерии, о ее могуществе, о доблести и геройстве советских артиллеристов в сражениях Великой Отечественной войны.

Книга может быть использована как пособие на занятиях по артиллерии с воспитанниками артиллерийских подготовительных училищ, инженерно–техническим составом артиллерии, а также с солдатами и сержантами всех родов войск.

empty-line

2

0

/i/7/659207/image3.png

Стрельба с закрытой позиции

Стрельба с закрытой позиции

Двигаясь за стрелковым подразделением, командир батареи 122–миллиметровых гаубиц получил задачу: подавить пулеметы противника на окраине той же деревни, расположенной за рощей (см. рис. 274).

Еще раньше – едва раздались впереди первые ружейные выстрелы, – командир батареи вызвал к себе командира первого огневого взвода – старшего лейтенанта. Теперь же, получив задачу, командир батареи коротко приказал ему:

"Сейчас 10 часов 20 минут. Передовые части противника занимают деревню "Ольховка" в 2 километрах западнее отдельного двора, возле которого мы находимся. Наша пехота развертывается на западном берегу ручья "Черный" и наступает на деревню "Ольховка". Батарея получила задачу подавить пулеметы у восточной окраины "Ольховка".


Рис. 283. Как выглядит артиллерийская буссоль, если на нее смотреть сбокуи сверху

Выберите огневую позицию в кустах к востоку от отдельного двора. Буссоль 45–00. Наименьший прицел 30. Готовность 10.30. Батарею встретите у юго–западной опушки кустов. Мой наблюдательный пункт на западной опушке рощи, что к западу от отдельного двора".


Рис. 284. Куда будет направлено орудие по буссоли при различных ее установках

Возможно, вам не все понятно в этой задаче.

Возможно, вы не поняли, что значит "буссоль 45–00".

Старший лейтенант будет выбирать не открытую позицию, как вы раньше выбирали для своего орудия, а закрытую, то есть такую, с которой противнику не видны не только наши орудия, но даже блеск, пыль и дым при выстрелах.

На открытой позиции вам нетрудно было направить свое орудие в цель: совместить перекрестие панорамы с целью,–вот и все. А с закрытой позиции цели видно не будет: впереди видно только "укрытие" – роща, холм, деревня или какой–либо другой предмет, укрывающий батарею от взоров противника.

Как в этих условиях направить орудие в цель? На помощь приходит прибор под названием буссоль.

У артиллеристов есть буссоли разных образцов; мы познакомим вас с самым простым из них – с артиллерийской буссолью Михаловского–Турова.

Артиллерийская буссоль Михаловского–Турова – это просто напросто большой компас (рис. 283). Главное отличие буссоли от обычного компаса в том, что она укрепляется на треноге и имеет деления не в градусах, а в артиллерийских делениях угломера, то есть в знакомых уже вам "тысячных".

Окружность буссоли разделена на 60 частей, а каждое из этих "больших" делений разделено в свою очередь на 5 "маленьких", так что "цена" каждого маленького деления буссоли – 20 "тысячных".

Куда "смотрит" ноль буссоли, туда же будет "смотреть" и орудие, направленное по буссоли. Ствол орудия располагается параллельно диаметру буссоли, на одном конце которого стоит цифра 30, а на другом 0 (рис. 284).

Магнитная стрелка буссоли помогает направить орудие в цель на закрытой огневой позиции.

Если к вороненому – северному – концу магнитной стрелки подведем деление 0, то диаметр 30–0 будет направлен с юга на север; значит, и орудие, поставленное по буссоли 0, будет направлено на север.

Попробуем подвести к магнитной стрелке деление 15.

Увидим, что диаметр 30–0 "смотрит" с запада на восток. Туда же будет направлено и орудие, если поставить его по буссоли 15–00.

Нетрудно догадаться, что при буссоли 30–00 орудие будет направлено на юг, а при буссоли 45–00 – на запад.

Теперь мы можем расшифровать, что значит приказание командира батареи "буссоль 45–00". Оно означает: орудия должны быть направлены прямо на запад.

Поупражняйтесь в решении задач: какую буссоль надо скомандовать, чтобы орудие смотрело на северо–восток, на юго–запад, на северо–запад, на юго–восток?

Ну, а как направить орудие по буссоли?

Делается это так.

Установите буссоль на том месте, где вы наметили поставить орудие; подведите к магнитной стрелке назначенное командиром деление 45–00; затем выберите вспомогательную точку наводки и, поворачивая имеющуюся на буссоли визирную трубку (рис. 283 и 285), направьте ее в эту точку.


Рис. 285. Как направить орудие в цель по буссоли; отмечание по точке наводки

Прочтите, какое деление угломерного круга буссоли оказалось против указателя визира. Пусть это будет деление 8–00. То же самое деление угломера скомандуйте орудию, когда оно придет на позицию. Наводчик повернет панораму на скомандованный угол, то есть поставит деление 8–00 – по кольцу и барабану угломера панорамы и наведет орудие в ту же точку наводки. Тогда на панораме орудия будет построен тот же угол между направлением на север и на точку наводки, какой был перед тем на буссоли. Орудие будет "смотреть" туда же, куда был направлен ноль буссоли (рис. 286).

Описанный здесь образец буссоли очень прост по устройству, но не очень точен. Развитие советского приборостроения позволило снабдить артиллерию более точными "перископическими артиллерийскими буссолями". Устройство их более сложно; поэтому здесь не приводится их описание, но сущность работы с ними та же.


Рис. 286. Как направить орудие в цель по буссоли; наводка орудия


Рис. 287. Что важно знать при стрельбе с закрытой позиции

Командир батареи приказал еще: "Наименьший прицел 30". Что это значит?

Вы знаете уже, что орудию надо придать определенный угол возвышения, чтобы бросить снаряд на нужное вам расстояние.

Но укрытие не всегда позволит вам это сделать. Если цель находится сравнительно недалеко от батареи, а укрытие высокое, то вы рискуете попасть не в цель, а в укрытие (рис. 287). Попадание в укрытие вызовет разрыв снаряда, и вы можете в этом случае поразить свою пехоту или свой же наблюдательный пункт.

С позиции, изображенной на рис. 287, вы можете стрелять по целям №1 и №2. Но стоит вам сколько–нибудь уменьшить угол возвышения, – и разрыв произойдет уже над укрытием. Значит, по цели №3 вы с этой позиции стрелять не можете: цель эта находится в "мертвом" пространстве.

По цели №2 вам придется стрелять так, чтобы крайние снаряды в пучке траекторий (вспомните рассеивание!) едва–едва перелетали через верхушки деревьев или, как принято говорить, через гребень укрытия. Уменьшать прицел уже нельзя. Вот этот прицел, – при котором все снаряды перелетают через укрытие, но уменьшать который нельзя без риска попасть в укрытие, – и называют наименьшим прицелом.

Итак, приказание командира батареи "Наименьший прицел 30" означает вот что: выберите такую огневую позицию, чтобы при прицеле 30 можно было стрелять, не рискуя попасть в укрытие.

Артиллеристы умеют быстро подсчитывать наименьший прицел по несложным формулам.

Для 76–миллиметровой пушки наименьший прицел определяют так: надо взять в делениях угломера величину угла укрытия, сложить с величиной удаления гребня укрытия, выраженной в делениях прицела, и прибавить еще 10.

Например, угол укрытия – 20 делений угломера; до гребня укрытия 300 метров, то есть 6 делений прицела. Следовательно, наименьший прицел равен 20+6+10=36 делений прицела.

Для 122–миллиметровой гаубицы наименьший прицел определяется немного иначе: он зависит от заряда. Для стрельбы дальнобойной гранатой полным зарядом он равен величине угла .укрытия, сложенной с дальностью до гребня укрытия в делениях прицела, плюс единица.

С той же позиции, о которой у нас только что шла речь, наименьший прицел для гаубицы при стрельбе полным зарядом будет 20+6+ +1=27 делений.

А при уменьшенных зарядах наименьший прицел еще меньше.

"Мертвое" пространство для гаубицы, как видите, меньше, чем для пушки; ведь снаряды гаубицы вылетают с меньшей скоростью, чем пушечные, и траектория у них круче. Даже если гаубицу поставить к укрытию ближе, чем пушку, "мертвое" пространство для гаубицы часто будет меньше, чем для пушки (рис. 288).

Теперь вы знаете все необходимое для того, чтобы понять, как выполняется приказание командира батареи.

Быстро проехав по указанному району, старший лейтенант наметил три места, удобных для огневой позиции. Но одно из них оказалось слишком открытым: с этого места видны были деревья на окраине деревни (рис. 289), а батарее 122–миллиметровых гаубиц, чтобы блеск выстрелов не был виден противнику, нужна глубина укрытия не менее 8 метров (на пыльном грунте – вдвое больше). Пришлось от этого места отказаться.

Другое место было хорошо укрыто, но наименьший прицел оказался более 30; значит, с этой позиции нельзя было бы выполнить поставленную задачу.


Рис. 288, При расположении за одним и тем же укрытием "мертвое" пространствоу гаубицы меньше, чем у пушки

Третье место оказалось наиболее подходящим: оно хорошо укрыто лежащей впереди высотой с рощей, и наименьший прицел не слишком велик, – он оказался равным 27 делениям.

Старший лейтенант немедленно послал одного разведчика привести батарею на выбранную огневую позицию, а другому разведчику приказал отправиться к командиру батареи и доложить ему о том, что огневая позиция выбрана в кустах метрах в 500 позади отдельного двора; сам же с командиром орудия остался намечать места для орудий; командира отделения тяги он послал выбрать место для средств тяги.


Рис. 289. На этом месте орудия ставить нельзя: пыль и дым при выстрелах будут видны противнику

На месте правого орудия, которое мы назовем основным, старший лейтенант расставил буссоль, определил направление стрельбы и угломер по выбранной им точке наводки.

А батарея тем временем уже подходила. Командиры орудий вышли вперед познакомиться с местами своих орудий.

И почти в то же время подошли телефонисты с вопросом, где поставить телефонный аппарат. Они уже успели проложить телефонную линию с наблюдательного пункта.

Радисты, пришедшие с батареей, установили свою переносную радиостанцию и начали ловить в эфире радиостанцию командира батареи.

Когда орудия заняли огневую позицию, подготовились к бою и приняли нужное направление, тягачи ушли в указанное им место (рис. 290) и связь с наблюдательным пунктом была установлена, – старший лейтенант доложил по телефону командиру батареи о ее готовности.

Пройдем теперь на наблюдательный пункт. Вы уже знаете, как его выбирают и занимают. На этот раз наблюдательный пункт оказался на пригорке, на опушке рощи, откуда хорошо видна деревня, занятая противником, и прилегающий к ней район (рис. 290).

Командиру батареи доложили, что батарея готова, но еще не могли определить сколько–нибудь точно, где она стоит: среди кустов, где расположены орудия, не так–то просто ориентироваться.

Командир батареи решил все же открыть огонь, не теряя времени на уточнение положения батареи и на вычисления.

Он знал, что стрелять надо на запад, то есть приблизительно по буссоли 45–00.

Кроме того, он знал, что батарея находится примерно в километре позади его наблюдательного пункта; расстояние же от своего наблюдательного пункта до окраины деревни он определил на глаз километра в два. Значит, от батареи до цели – километра три.

Важно было не попасть в случае ошибки в свою пехоту, – поэтому командир батареи на всякий случай прибавил к результату своего подсчета еще 200 метров.

На все эти расчеты опытному командиру батареи понадобилось всего секунд 5; после этого раздались команды:

"По пулеметам. Гранатой. Взрыватель осколочный. Заряд шестой. Буссоль 45–00. Уровень 30–00. Прицел 64. Первому один снаряд. Огонь!"

Телефонист быстро передавал на огневую позицию команду за командой; принимавший громко повторял ее, и тогда телефонист громко отвечал: "Да", чтобы и принимающий и командир батареи были уверены, что команда принята правильно.


Рис. 290. Батарея готовится к стрельбе

Не прошло и минуты, как с огневой позиции передали: "Выстрел", и где–то в вышине мягко зашуршала гаубичная граната.

Вот и разрыв. Он оказался далеко в стороне от цели.

– Влево 1–40, – доложил разведчик.

Не удивляйтесь, что первый разрыв получился так далеко от цели: ведь от орудий цели не видно, а никаких точных расчетов командир батареи не производил, так как он должен был возможно скорее открыть огонь.

– Правее 1–00. Огонь! – раздалась команда.

Вы в недоумении: почему командир батареи скомандовал не "правее 1–40"? Ведь снаряд отклонился влево от цели именно на 1–40!

Но дело в том, что стреляющий на этот раз находится не около орудия.

Если бы батарея стояла там же, где находится наблюдательный пункт, то угол отклонения снаряда от цели был бы, конечно, одинаков и для командира батареи и для орудия. Но орудие находится далеко позади наблюдательного пункта, поэтому угол "разрыв – наблюдательный пункт–цель" больше, чем угол "разрыв – орудие – цель".

На рис. 291 показана наглядно эта разница. Чтобы не выпустить понапрасну второй снаряд, командир батареи должен учесть разницу в величине углов; для этого ему нужно учесть так называемый коэфициент удаления. Он быстро сделал в уме расчет. Артиллеристы знают наизусть несложные формулы для таких случаев: если от командира батареи до цели 2 километра, а от батареи до цели 3 километра, то коэфициент удаления равен 2 :3, или приблизительно 0,7. Умножив величину отклонения разрыва на коэфициент удаления, командир батареи получил: 140·0,7 = 98 делений или по–артиллерийски 0,98, а с округлением до целых десятков делений – 1–00.


Рис. 291. Углы отклонения разрыва от цели для командира и для стреляющего орудия не одинаковы

Выстрел. На этот раз разрыв оказался против цели – недолет.

Вы уже знаете, как поступить в этом случае: надо сделать скачок, равный средней ошибке для данного способа измерения дальности. При дальностях стрельбы от полутора до трех километров эта ошибка составляет в среднем 200 метров, а при дальностях от трех до шести километров эта ошибка составляет уже в среднем около 400 метров, или 8 делений прицела.

Теперь вам понятна следующая команда командира батареи: "Прицел 72. Огонь!"


Рис. 292. После выстрела на прицеле 70 может получиться вилка 68–70 или вилка 70–72; ширина ее будет около 100 метров

И несколько секунд спустя за целью взметнулся кверху большой темный куст: это был разрыв.

Но можно ли уже перейти к поражению цели?

Ширина вилки – 400 метров. А действительное поражение осколки гранаты наносят, как известно, на площади глубиной всего лишь 20 метров. Чтобы поразить цель, пришлось бы истратить очень много снарядов, стреляя на многих установках.

Выгоднее сперва поближе подвести разрывы к цели – "сузить вилку". Вы получили недолет на прицеле 64, перелет – на прицеле 72. Значит, прицел, соответствующий расстоянию до цели, больше 64, но меньше 72.

Вы не знаете величины недолета и перелета: у вас нет возможности определить эти величины. Поэтому естественное решение – назначить средний прицел, то есть прицел 68.

Произведя выстрел на прицеле 68, вы получите новую, более узкую вилку: ширина ее будет примерно 200 метров – четыре деления прицела (рис. 292).

– Прицел 68. Огонь! – скомандовал командир батареи. На этот раз он получил недолет.

Но и эта вилка еще слишком широка для того, чтобы переходить на поражение: пришлось бы стрелять на нескольких установках прицела: 69, 70, 71. Значит, надо сузить и эту вилку. Вот почему вслед за этим командир батареи скомандовал: "Прицел 70".

Но следующая его команда снова оказалась не вполне понятной вам: "Батареею огонь!"

Вы знаете уже, как велико рассеивание снарядов по дальности. Может случиться, что найденная вами вилка (перелет или недолет) на самом деле не является вилкой.

Может выйти, например, так, что на прицеле 68 снаряд упаде? в ближней чзсти эллипса рассеивания и не долетит, а средняя траектория для этого прицела будет не недолетная, а, наоборот, перелетная (см. рис. 245). Вы подумаете, что вилка у вас 68–72, но это будет ошибкой.

Чтобы избежать таких ошибок, которые могут спутать все расчеты и привести к большому расходу снарядов, принято всегда "обеспечивать" пределы "узкой вилки"; "узкой" называют вилку в два деления прицела.

Предел вилки можно считать обеспеченным, если на нем получено не одно, а, по крайней мере, два наблюдения одного знака – два плюса или два минуса (плюсами обозначают в артиллерии перелеты, а минусами – недолеты). Командир батареи ищет узкую вилку и, не теряя времени, сразу же обеспечивает ее предел. Вот почему он подал команду "Прицел 70, батареею огонь!"

Вы вправе спросить: а почему же не были нужны такие меры предосторожности, как проверка и обеспечение пределов вилки, когда вы стреляли по неприятельской пушке прямой наводкой? Ведь тогда было получено лишь по одному наблюдению на каждом из пределов вилки, и за этим последовал немедленный переход на поражение. В чем же дело?

Во–первых, на небольшой дальности стрельбы цель видна в бинокль очень хорошо, ошибочные наблюдения чрезвычайно редки, и нет оснований опасаться того, что они введут стреляющего в заблуждение и приведут его к неправильным выводам. Стреляющему надо только избегать самообмана и принимать к учету при пристрелке лишь четкие, несомненные наблюдения, а не придумывать того, чего он толком не разглядел, но что ему хотелось бы увидеть, как это делают иногда неопытные стрелки.

Во–вторых, рассеивание на малых дальностях невелико, и трудно ожидать, чтобы оно доставило стреляющему такие неприятности, какие доставляет очень часто, когда дальность стрельбы относительно велика. Например, при стрельбе на километр из 76–миллиметровой пушки больше двух третей всех снарядов попадут в вертикальный щит размером 1,6·1,6 метра. Рассеивание по дальности при стрельбе на малую дальность уменьшенным зарядом также очень невелико: 50 процентов снарядов упадет в пределах площадки длиной 28 метров, 82 процента – в пределах площадки длиной 56 метров.

Вот почему при стрельбе прямой наводкой на малые дальности не принято проверять и обеспечивать пределы вилки.


Рис. 293. Параллельный веер

Но торопитесь наблюдать: уже раздались один за другим четыре выстрела – с промежутком в одну секунду, вслед за последним из них вы услышали доклад телефониста: "Очередь!"

Это означает, что выпущены вое назначенные последней командой снаряды.

Разрывы появились опять за целью и легли на широком фронте. Дело в том, что при подготовке батареи к стрельбе у артиллеристов принято направлять орудия параллельно одно другому, так что расстояние по фронту между разрывами равно расстоянию между орудиями. Это так называемый "параллельный веер" батареи (рис. 293).


Рис. 294. Веер по ширине цели

А цель значительно уже по фронту, чем веер разрывов.

Требовалось сузить веер, чтобы снаряды не ложились без пользы по сторонам от цели. И так как ближе всех к цели лег разрыв второго орудия, командир скомандовал: "Соединить огонь ко второму в 0–06. Прицел 68. Огонь!"

Подавая эти команды, командир батареи имел в виду, как говорят, убить сразу двух зайцев: во–первых, проверить и обеспечить меньший предел вилки 68–70, а во–вторых, – получить батарейный веер нужной ему ширины.

И в самом деле, теперь разрывы приблизились друг к другу: ширина веера разрывов стала равной фронту цели (рис. 294).

Дым закрыл цель: получились недолеты.

– Прицел 69, четыре снаряда, беглый огонь! – скомандовал командир батареи.

Теперь дым окутал вражеские пулеметы сплошным облаком. Если даже пулеметчики и не погибли, то, ничего не видя, метко стрелять они все равно больше не могут. Да и угроза гибели стала для неприятельских пулеметчиков слишком явной, чтобы они могли продолжать спокойно работать.

Как принято говорить на военном языке, пулеметы "подавлены".

После того как командир батареи еще раз повторил команду "Огонь" и каждое орудие снова выпустило по четыре снаряда, – с той стороны, где только что были вражеские пулеметы, не раздалось больше ни одного выстрела.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.164. Запросов К БД/Cache: 3 / 1