Глав: 17 | Статей: 145
Оглавление
В книге в научно–популярной форме излагаются сведения об артиллерии как роде войск, о ее вооружении и типичных приемах стрельбы, рассказывается о славном историческом прошлом советской артиллерии, о ее могуществе, о доблести и геройстве советских артиллеристов в сражениях Великой Отечественной войны.

Книга может быть использована как пособие на занятиях по артиллерии с воспитанниками артиллерийских подготовительных училищ, инженерно–техническим составом артиллерии, а также с солдатами и сержантами всех родов войск.

empty-line

2

0

/i/7/659207/image3.png

Боевые примеры

Боевые примеры

В умелых руках опытного командира хорошо обученная батарея – грозная, могучая сила.

В годы Великой Отечественной войны было очень много случаев, когда одна батарея причиняла своим огнем неприятелю огромный вред в самый короткий промежуток времени – всего лишь в несколько минут.

Вот пример.

В начале сентября 1941 года, когда гитлеровцы вели наступление в окрестностях Ленинграда, батальон вражеской моторизованной пехоты с минометами и артиллерией внезапно атаковал с трех сторон деревню Сиголово. Там находилось только немногочисленное охранение советских войск, которое вынуждено было отступить, потому что силы врага были во много раз больше. Но, отступив в лес у деревни, наши стрелки сейчас же сообщили о происшедшем своим артиллеристам.

Деревня Сиголово находилась далеко за флангом наших войск, и требовалось поворачивать наши батареи на 90 градусов, чтобы они могли стрелять по этой деревне. Первой успела повернуть свой орудия в сторону деревни Сиголово батарея 152–миллиметровых гаубиц. Пока орудийные расчеты при помощи тракторов перетаскивали на новые места свои тяжелые орудия, командир батареи подготовил по карте данные для стрельбы по деревне, занятой гитлеровцами. Чтобы проверить свои вычисления, он выпустил один снаряд. Тот разорвался в самой середине деревни. Тогда командир скомандовал батарее: "Три снаряда, беглый огонь!" Каждая из гаубиц быстро сделала по три выстрела, один за другим. Едва гитлеровцы заслышали пронзительный свист, предупреждавший их о приближении первых снарядов, они заметались по деревне, ища, куда спрятаться. Но свист приближающегося снаряда слышен недолго – всего лишь 2–3 секунды. За такой срок далеко не убежишь. Прежде, чем фашисты нашли укрытие, тяжелые снаряды со страшным треском разорвались среди деревни, и их осколки с воем понеслись во все стороны, убивая вражеских солдат, пробивая моторы и шины их автомобилей. Гитлеровцы бросились, кто куда. Следующие снаряды усилили панику и увеличили потери врага. Когда орудия выпустили по три снаряда и уцелевшие гитлеровцы почувствовали, что наступила небольшая пауза, они со всех ног кинулись врассыпную из захваченной деревни, побросав все свое вооружение и технику. Батарея прекратила стрельбу, потому что гитлеровцев в деревне больше не было. Видя бегство гитлеровцев, наши стрелки снова заняли деревню. Они захватили там десятки брошенных автомобилей и мотоциклов, полтора десятка ручных и станковых пулеметов, много автоматов, винтовок, несколько минометов и противотанковых пушек и обнаружили несколько десятков трупов. Вот что сделали тринадцать снарядов тяжелой гаубичной батареи.

Другой пример.

Вечером 21 октября 1944 года небольшой передовой отряд нашей пехоты с одной легкой батареей, преследуя отступавшие немецко–фашистские части, после упорного боя овладел городком Гросс–Тракенен в Восточной Пруссии. Городок хоть и был невелик, но являлся важным узлом дорог.

По упорному сопротивлению гитлеровцев было видно, что они не захотят примириться с потерей этого городка и постараются его вернуть. Поэтому в ожидании приказа продолжать наступление наш передовой отряд приготовился к отражению вражеских контратак.

За ночь гитлеровцы подтянули свежие силы. На следующее утро, едва лишь начало светать, они перешли в контратаку. Гитлеровцы тремя цепями приближались к городку, охватывая его с севера, северо–запада и запада.

Наша батарея, стоявшая на северной окраине города, подпустила фашистов на 400 метров и только после этого внезапно открыла по ним огонь.

Понеся потери, вражеская цепь, наступавшая с севера, залегла. Но продолжали наступать остальные две цепи, стрелять по которым батарея не могла, потому что мешали здания. Наши немногочисленные стрелки с трудом сдерживали натиск наступавших фашистов.

Вражеская пуля сразила командира батареи. Командование батареей принял командир взвода гвардии лейтенант Тартаковский. Он оставил у орудий половину номеров и приказал командирам орудий усилить огонь, а сам с группой разведчиков и остальными номерами скрытно вышел во фланг наступавшей фашистской пехоте. Смельчаки открыли огонь из ручного пулемета и из автоматов. Расстреливаемые с фронта из орудий, с фланга – из пулемета и автоматов, гитлеровцы быстро отступили, побросав убитых и раненых. Атака была отбита.

Но на этом враг не успокоился. Через 40 минут, оправившись от первой неудачи и снова получив подкрепление, он возобновил контратаку с еще большей яростью. Вражескую пехоту поддерживал огонь минометов.

Орудия советской батареи переносили огонь с одной группы гитлеровцев на другую, но те упорно лезли вперед, особенно с запада и северо–запада, где не было нашей артиллерии.

Однако наш небольшой отряд продолжал стойко держаться. Группа вражеских автоматчиков подобралась к батарее с левого фланга. Советские артиллеристы повернули левофланговое орудие на 90 градусов и расстреляли эту группу.

Несколько раз, маскируясь кустами, гитлеровцы подходили так близко, что стрельба из пушек становилась бесполезной: осколки своих снарядов могли бы поранить своих же стрелков и орудийные расчеты. Тогда артиллеристы брались за ручной пулемет и за автоматы и подальше отгоняли наседавшего врага, а потом добивали его огнем из орудий.

Но силы были слишком неравны: к гитлеровцам подходили все новые подкрепления; хотя поле перед батареей было усеяно трупами вражеских солдат и офицеров, все новые цепи пьяных фашистов лезли вперед: они старались во что бы то ни стало ворваться в город.

У нашей батареи снаряды были уже на исходе. Приходилось беречь их. Гитлеровцы поняли это и полезли вперед с еще большим упорством. Сдерживать их, не впускать в городок становилось все труднее. В этот момент артиллеристы услышали шум моторов и увидели наши самоходно–артиллерийские установки, которые полным ходом шли на помощь передовому отряду.

Неуязвимые для фашистов благодаря своей прочной броне, наши самоходные орудия быстро вышли в промежуток между двумя вражескими цепями: той, которая наступала с севера., и той, которая наступала с северо–запада, и начали почти в упор расстреливать врагов. Не выдержав этого внезапного удара, гитлеровцы бросились бежать.

Вскоре подошли наши главные силы и окончательно закрепили за собой городок Гросс–Тракенен.

А вот еще один случай.

Наш кавалерийский отряд преследовал гитлеровцев.

Желая замедлить наступление наших войск, вражеский отряд укрепился в селе Фаркашин, расположенном при шоссе, идущем на запад.

Наш отряд, чтобы не задерживаться, стал обходить село, но сильный огонь со стороны противника заставил его развернуться для боя.

Огневая позиция советской батареи была выбрана на склоне холма в двух километрах северо–западнее села, которое было хорошо видно с этого места. Открыв огонь прямой наводкой, батарея быстро уничтожила два вражеских пулемета и два автомобиля, подвозивших боеприпасы. Вслед за этим кавалеристы атаковали гитлеровцев и выбили их из села.

Наша батарея уже снялась с огневой позиции и двинулась к шоссе, где командир батареи предполагал подождать кавалеристов, чтобы продолжать движение на запад; в это время разведчик–наблюдатель, которого командир батареи предусмотрительно выслал вперед, на опушку кустов, сигналами показал, что с запада, движется, навстречу нашему отряду вражеская колонна. Расстояние до нее было невелико, и разведчику удалось сосчитать, что в колонне 9 танков и бронированных самоходных орудий, 2 автомобиля с грузом и рота пехоты.

Командир батареи принял смелое решение. Кустарник, находившийся неподалеку от шоссе, скрывал от гитлеровцев колонну нашей батареи. Вот в этот–то кустарник командир батареи и поставил свои орудия. Маскируясь кустами, артиллеристы подготовились к бою и стали поджидать приближения гитлеровцев. О своем решении командир батареи донес командиру кавалерийского отряда, который еще не успел выступить из села Фаркашин.

Гитлеровцы не замечали замаскированную в кустах батарею и спокойно продолжали движение. Когда они подошли совсем близко, командир батареи подал команду открыть огонь. Первым выстрелило орудие Героя Советского Союза старшего сержанта Прозорова и сразу же подбило вражеский танк, а следующим выстрелом – другой. Тем временем другие орудия разбили два вражеских автомобиля. Один из них оказался с горючим, другой – с боеприпасами. Оба загорелись. Гитлеровская пехота бросилась врассыпную, а танки стали отходить задним ходом, чтобы не подставлять под выстрелы советских орудий бортовую или кормовую броню, которая много слабее, чем лобовая.

Но батарея успела подбить еще два танка. Уцелевшие фашисты не решились отходить по шоссе, а бежали напрямик по полю. Но поле было перерезано противотанковым рвом. Одшжу вражескому танку удалось найти проход и перебраться через ров, а следующий за ним застрял и загородил дорогу остальным. Тогда гитлеровские танкисты стали укрывать уцелевшие машины за скирдами, которыми было усеяно все поле. Туда же – под прикрытием своих танков – стала сбегаться и гитлеровская пехота.

Командир батареи выслал к скирдам разведку. По пути артиллерийские разведчики встретили группу спешившихся кавалеристов: они были высланы командиром отряда на помощь артиллеристам.

В это время батарея открыла огонь по скирдам, и те быстро запылали от разрывов снарядов. Загорелись два вражеских танка, прятавшиеся за скирдами. Гитлеровцы не знали, что предпринять – выходить на открытое место под огонь батареи они не решались, а оставаться за скирдами было невозможно.

Заметив это замешательство, группа смельчаков – кавалеристы и артиллеристы – с криком "ура" бросилась на врага, а батарея тотчас перенесла огонь дальше, в тыл фашистам.

Гитлеровцы не приняли атаки и поспешно отступили. Наши разведчики захватили два вражеских танка – один исправный и один подбитый – и самоходное орудие, брошенные их экипажами.

Короткий бой закончился. Командир батареи подвел итоги: всего гитлеровцы потеряли 8 танков и самоходных орудий из девяти и оба автомобиля; на поле боя остались десятки трупов вражеских солдат. Но самое главное заключалось в том, что гитлеровскому отряду так и не удалось контратаковать наших кавалеристов: батарея, разгромив своим огнем гитлеровский отряд, ре допустила вражеской контратаки.

Описанный случай – не только не едицственный, но даже и не саЪшй яркий пример мощи советской батареи. Это, так сказать, обыденный, повседневный случай. В ходе Великой Отечественной войны было множество более ярких примеров силы советских батарей. Расскажем об одном из них.

8 июля 1943 года, на четвертый день великой битвы под Курском, наша разведка донесла, что гитлеровцы собрали много танков перед селом Ржавец и, видимо, собираются наступать на станцию Прохоровка. Чтобы помешать наступлению вражеских танков, две наши батареи в ночь на 9 июля выдвинулись вперед, в расположение пехоты. За ночь артиллеристы тщательно окопали и замаскировали орудия. Днем 9 июля 80 вражеских танков вышли из села Игуменка, по лощине скрытно подобрались к переднему краю обороны наших войск и перешли, в атаку. Наши артиллеристы, чтобы бить вражеские танки наверняка, не стреляли, пока танки были далеко, а подпустили их на близкое расстояние и только тогда открыли огонь.

Танки подошли так близко, что можно было стрелять по ним без промаха. После первых же выстрелов 6 вражеских танков были подбиты и загорелись. К небу поднялись 6 столбов густого черного дыма (рис. 312). Зловещий вид горящих танков напугал фашистов. Остальные танки попятились назад и отошли. Но не надолго: перестроившись в лощине, вражеские танки снова пошли р атаку. На этот раз они шли двумя группами, по 36 танков в каждой: первая группа атаковала одну нашу батарею, вторая – другую. На ходу они рели огонь из пушек. Один из вражеских снарядов разорвался поблизости от нашего орудия. Смертью храбрых погибли у орудия наводчик Волков, заряжающий Попов. Командир орудия сержант Начевкин, раненный в живот и голову, стал за наводчика, – и орудие продолжало вести огонь. Через несколько минут были подбиты и загорелись еще 8 фашистских танков.


Рис. 312. Первыми же выстрелами были подбиты 6 вражеских танков

Теперь уже 14 вражеских танков ярко горели среди поля. Нервы Гитлеровских танкистов не выдержали: они дали своим машинам задний ход. Больше они не возобновляли атак на этом направлении, где получили такой решительный отпор.

Но мы еще не рассказали вам, как артиллеристы ведут огонь по танкам.

Об этом вы узнаете, прочитав следующую главу.


Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.197. Запросов К БД/Cache: 3 / 1