Глав: 8 | Статей: 13
Оглавление
Эти ожесточенные бои стали «ПОСЛЕДНИМ ПАРАДОМ» мехкорпусов Красной Армии летом 1941 года. Это контрнаступление должно было закрыть огромную брешь, образовавшуюся на Минском направлении после приграничной катастрофы, и восстановить положение Западного фронта. Эта великая танковая битва, в которой с обеих сторон участвовали свыше 2000 единиц бронетехники (гораздо больше, чем под Прохоровкой!), осталась «в тени», т. к. документация советских частей была почти полностью утеряна.

Почему же контрудар 5-го и 7-го мехкорпусов РККА в районе Сенно — Лепель не увенчался успехом? По чьей вине не удалось реализовать наше превосходство в бронетехнике? Как были потеряны новейшие КВ и Т-34? Почему наши танковые армады сгорели за считанные дни, так и не добившись перелома в боевых действиях и не остановив немцев?.. НОВАЯ КНИГА ведущего военного историка, основанная на материалах не только отечественных, но и зарубежных архивов, отвечает на все эти вопросы.
Максим Коломиецi

«ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД»

«ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД»

Действия 20-й армии в районе Сенно — Лепель в начале июля 1941 года являлись последней крупной наступательной операцией Красной Армии, в которой участвовали механизированные корпуса довоенного формирования. Вообще говоря, контрудар 20-й армии Западного фронта в районе Сенно — Лепель вылился в четыре самостоятельных частных операции разных масштабов, которые между собой практически не были связаны. То есть, вместо удара кулаком противника били четырьмя растопыренными пальцами: 14-я танковая дивизия на рубеже Черногостицы, 18-я дивизия в районе Сенно, 5-й мех-корпус в направлении на Лепель и 1-я моторизованная дивизия со 115-м танковым полком вдоль автострады Москва — Минск. При этом взаимодействие этих соединений между собой практически отсутствовало.

Рассматривать действия наших будем с севера на юг, начиная с 7-го мехкорпуса.



Тот же КВ-2, что и на предыдущем фото. На крыше корпуса стоит 152-мм осколочно-фугасный снаряд, на надгусеничной полке — две 152-мм гильзы (РГАКФД).

В 2.00 5 июля 1941 года в штаб корпуса прибыл представитель штаба 20-й армии полковник Ворожейкин и передал устный приказ командарма Курочкина:

«7 мк к 6.00 сосредоточиться в районе Поддубе, Вороны, Хотемля, Королево, откуда перейти в наступление на Витебск, Лепель с задачей к исходу дня 5 июля выйти в район Камень, Ушачи, Лепель». Слева должен был наступать 5-й механизированный корпус, граница между корпусами устанавливалась по линии Богушевское, Сенно, Лепель, все пункты для 5-го мехкорпуса.

Если посмотреть на карту, то хорошо видно, что для наступления корпуса Виноградова выделялась полоса шириной около 65 километров между рекой Западная Двина и озером Сенно. При этом большая часть данного фронта пересекалась озерами (Сарро, Липно, Сосно, Ольшанка и другие), сильно вытянутыми с севера на юг и имевшими сильно заболоченные берега. Имелся участок около 10,5 километров между Западной Двиной и озером Островенское, где проходило шоссе Витебск — Бешенковичи, но с севера на юг здесь протекала речка Черногостица с крутыми и заболоченными берегами. Еще один не пересеченный озерами участок размещался южнее Липно (около 25 километров). Однако здесь практически отсутствовали дороги с востока на запад, а район был сильно пересеченный, с большим количеством речушек и болот.

Исходя их такой ситуации, командир 7-го мехкорпуса генерал-майор Виноградов передал представителю 20-й армии полковнику Ворожейкину следующие соображения для доклада командарму Курочкину:

«Предстоящий район действий 7 МК изобилует реками и водными преградами, узкими межозерными пространствами, пересекающими поперек нарезанную границами полосу наступления мехкорпуса.

Также наличие только одной дороги (шоссе на Бешенковичи) и наличие крайне недостаточных средств, для наведения переправ, заставляет меня просить снизить направление удара к югу с целью миновать поперечные водные преграды.

Необходимость мощного бронированного удара также требует локтевого взаимодействия с 5 МК, т. е. снижение направления удара 7 МК к югу».

Скорее всего, говоря о снижении направления удара к югу, Виноградов имел ввиду задействовать для своего корпуса шоссе Богушевское — Сенно, так как это направление на начальном этапе операции 5-м мехкорпусом не использовалось. От Сенно части 7-го механизированного корпуса могли двигаться на Чашники, Камень и далее на Лепель.



Тот же КВ-2, что и на предыдущих фото. Июль 1941 года. Позже немцы сдвинули танк с дороги. Судя по актам на списание, это КВ-2 № Б-4755 оставленный на дороге Витебск — Смоленск во время марша недалеко от Лиозно (уже после боев на Черногостице). У двигателя машины заклинило поршни (ЯМ).

Лично прибыть для доклада в штаб армии командир генерал-майор Виноградов не мог, так как требовалось в срочном порядке подготовить дивизии к наступлению, а расстояние между штабами составляло более 100 километров (в один конец). При тамошних дорогах и средствах передвижения требовалось не менее трех часов, а туда и обратно не менее восьми. Кроме того, Виноградов просил прикрыть действия мехкорпуса с воздуха, так как к этому времени он уже «находился под сильным воздействием авиации противника».

Полковник Ворожейкин сообщил генерал-майору Виноградову, что приказ командующего 20-й армией требует неукоснительного исполнения, но обещал доложить соображения командира 7-го мехкорпуса Курочкину и немедленно сообщить о том, если «последуют по этому поводу какие-либо распоряжения». Но, как следует из документов штаба 7-го мехкорпуса «никаких указаний или изменений получено не было».

Кстати, нет ничего удивительного в том, что комкор Виноградов выступил с идеей сдвинуть наступление на юг, используя для действий своих частей шоссе Богушевское — Сенно. Как уже говорилось выше, Виноградов имел опыт командования стрелковым корпусом в ходе советско-финляндской войны. Боевые действия в Карелии наглядно показали, насколько важно иметь несколько маршрутов для наступления частей, а не скучивать соединения вдоль одной дороги (напомним, что по плану штаба 20-й армии в полосе 7-го мехкорпуса имелось только одно шоссе Витебск — Бешенковичи). Будучи на советско-финляндском фронте Виноградов имел перед глазами трагический пример разгрома финнами (причем меньшими силами) 44-й стрелковой дивизии и некоторых других частей 9-й армии. Так что нет ничего удивительного в том, что командир 7-го мехкорпуса выступил с инициативой об изменении направления наступления. Кстати, начальник штаба 7-го мехкорпуса полковник М. Малинин также являлся участником советско-финляндской войны — он был начальником оперативного отдела штаба 9-й армии, той же, в которой служил и Виноградов. Так что не исключено, что решение принималось и разрабатывалось ими совместно.

В 3.00 5 июля 1941 года командир 7-го мехкорпуса генерал-майор Виноградов вызвал к себе командиров дивизий и отдал следующий приказ: 14-я танковая дивизия наступает на Бешенковичи, Камень (вдоль шоссе Витебск — Бешенковичи) с последующим выходом в район Ушачи, Судиловичи; 18-я дивизия должна была наступать на Тепляки, Боброво, выйти на рубеж Великое Село, Сенно и в дальнейшем наступать на Камень, Лепель.



Два танка КВ-1 27-го танкового полка 14-й танковой дивизии, потерянные в бою у Черногостицы 6 июля 1941 года. Судя по актам на списание, это могут быть машины № М-4659 и М-4651. Первый подорвался на минах и был расстрелян артиллерией, второй пытался его буксировать, но тоже был подбит (АСКМ).

Оглавление книги


Генерация: 0.082. Запросов К БД/Cache: 0 / 0