БОИ В РАЙОНЕ ТОЛОЧИНА

Как уже говорилось выше, согласно директивы № 16 штаба Западного фронта от 4 июля 1941 года на контрудар 5 и 7-го мехкорпусов, их должна была поддерживать и дивизия полковника Крейзера. При этом 1-я моторизованная дивизия, которая усиливалась 115-м танковым полком, должна была наступать на Борисов «с целью захвата переправ через Березину». Как уже говорилось, к 5 июля 1941 года 1-я Московская Пролетарская понесла серьезные потери в людях и технике, например в ее составе осталось не более 40 танков.

Вот так выглядели акты на списание танков: приведенный документ на Т-34 с заводским № 643-89 27-го танкового полка 14-й танковой дивизии. Экипаж этой машины пропал без вести. Такие акты составлялись на каждую потерянную машину во всех танковых частях, но за лето 1941 года сохранилось их крайне мало (ЦАМО).

Вот так выглядели акты на списание танков: приведенный документ на Т-34 с заводским № 643-89 27-го танкового полка 14-й танковой дивизии. Экипаж этой машины пропал без вести. Такие акты составлялись на каждую потерянную машину во всех танковых частях, но за лето 1941 года сохранилось их крайне мало (ЦАМО).

Два слова следует сказать об упоминавшемся в вышеприведенном документе 115-м танковом полку, который должен был взаимодействовать с соединением полковника Крейзера. Перед войной этот полк входил в состав 57-й отдельной танковой дивизии, расквартированной в Монголии, сформированной в марте 1941 года. В мае дивизия начала перебрасываться на Украину, где в июне разгрузилась в районе Проскурова и Шепетовки. Вскоре последовал приказ о передаче 57-й танковой дивизии Западному фронту. Однако, как и в случае с 5-м мехкорпусом, некоторые части дивизии уже вступили в бой (например, 114-й танковый полк) и остались на Юго-Западном фронте.

Первоначально 57-я дивизия вошла в состав 16-й армии. Однако уже 1 июля штаб Западного фронта изъял из ее состава 115-й танковый полк и придал его 1-й Московской Пролетарской дивизии, с которой тот действовал в дальнейшем. К сожалению, автору не удалось найти подробных сведений по боевому составу полка. Но известно, что к 1 июля 1941 года части 57-й дивизии, находившиеся на Западном фронте, насчитывали 56 танков и 30 бронемашин. Скорее всего, большая часть танков, если не все (а это были Т-26 и БТ) входила в состав 115-го полка. Кроме того, еще 1 июля 1941 года в состав полка был включен батальон тяжелых и средних танков Орловского танкового училища -36 боевых машин (6 КВ, 27 Т-34 и 3 БТ). Таким образом, 1-я Московская Пролетарская дивизия с приданными частями к 5 июля насчитывала не менее 100–120 исправных танков, треть из которых были тридцатьчетверки и КВ. Вместе с дивизией Крейзера в наступление должны были перейти и остатки Борисовского гарнизона Сусайкова.

Танк Т-26 из состава 115-го танкового полка 57-й дивизии, подбитый в боях под Толочиным 6–7 июля 1941 года. Машина находится на обочине шоссе Москва — Минск, на обороте оригинала фото написано «Толочин» (АСКМ).

Танк Т-26 из состава 115-го танкового полка 57-й дивизии, подбитый в боях под Толочиным 6–7 июля 1941 года. Машина находится на обочине шоссе Москва — Минск, на обороте оригинала фото написано «Толочин» (АСКМ).

В 1.30 6 июля штаб 44-го стрелкового корпуса (напомним, к этому времени в его состав входила дивизия Крейзера) получил приказ от командующего 20-й армией о переходе в 6.00 1-й мотодивизии со 115-м танковым полком в наступление на Борисов. Однако этот приказ запоздал — части 18-й танковой дивизии вермахта, найдя за предыдущий день броды и наведя переправы через реку Бобр, на которой оборонялись 1-я моторизованная дивизия и отряды Борисовского гарнизона Сусайкова, обошли их правый фланг. При этом в журнале боевых действий 47-го танкового корпуса немцев говорилось, что к 11.15 части 18-й дивизии вышли на шоссе в 3 километрах западнее Толочина.

Кстати, в данном случае немецкие данные хорошо согласуются с советскими. Вот как описывал события 6 июля 1941 года командир 44-го стрелкового корпуса комдив Юшкевич в оперсводке, направленной в штаб армии в 23.00:

«1. Противник (101-й мотополк) при поддержке дивизиона артиллерии, батальона танков, до 20 самолетов с 4.00 6 июля 1941 года начал атаку и, обойдя фланги, вынудил 1-ю МПД к отходу.

2. 1-я МПД и группа Сусайкова, входящие в состав 44-го стрелкового корпуса, получили приказ о наступлении с задачей выйти на рубеж р. Нача (это восточнее Борисова. — Прим. автора). Приказ был введен в действие в 11.00 6 июля ввиду неготовности 115-го танкового полка к атаке (отсутствие горючего и боеприпасов). В результате боя к 20.00 части занимают следующее положение: 1-я МПД, обороняющаяся на р. Плиса, с утра 6 июля отбила атаку противника, к 8.00 ее правый фланг был обойден танками и мотопехотой противника, в результате чего дивизия начала отход. К 12.00 противник перерезал шоссе ротой танков и этим окружил часть 6-го мотострелкового, и остатки 175-го полков (напомним, что время в немецких и советских документах различалось на один час, так что указанные в советской сводке «около 12.00 и немецкие данные о выходе на шоссе в 11.15 одно и то же событие. — Прим. автора).

Тридцатьчетверки из состава танкового батальона Орловского танкового училища, застрявшие в болотистой пойме реки Друть у Толочина. Июль 1941 года. Слева видно здание с трубой — крахмальный завод, сохранившийся до наших дней (АСКМ).

Тридцатьчетверки из состава танкового батальона Орловского танкового училища, застрявшие в болотистой пойме реки Друть у Толочина. Июль 1941 года. Слева видно здание с трубой — крахмальный завод, сохранившийся до наших дней (АСКМ).

Вид того же места в наши дни. Сентябрь 2009 года. Хорошо виден Крахмальный завод, а также небольшой ставок, образовавшийся в результате строительства запруды на реке Друть (фото автора).

Вид того же места в наши дни. Сентябрь 2009 года. Хорошо виден Крахмальный завод, а также небольшой ставок, образовавшийся в результате строительства запруды на реке Друть (фото автора).

В 13.30 преследуя параллельно, противник начал обстрел Толочина. Контратака 115-го танкового полка не дала успеха ввиду того, что батальон Т-34 не имеет бронебойных снарядов. Дивизия отошла на рубеж р. Кривая, где остатками перешла к обороне. Часть 6 и 175-го мотострелковых полков до сих пор не вышли из окружения.

3. Отряд т. Сусайкова оборонял рубеж р. Бобр, Соколовичи. В 11.00 6 июля перешел в наступление и, не встречая сопротивления противника, вышел к р. Бобр, откуда при обходе противником его с левого фланга и ввиду отхода 1-й МПД, начал медленный отход на восток. Положение частей к данному моменту не установлено.

4. В Толочине все мосты взорваны, зажжены телефонная станция, склады с зерном, нефтехранилище и бензин.

5. 1-я МПД, танковое училище и отряд Гришина сильно устали, нуждаются в отдыхе и приведению их в порядок. Прошу их действия поддержать авиацией, а для танков Т-34 выслать бронебойные 76-мм снаряды».

Кстати, именно 6 июля во время боя под Толочиным, рядом с шоссе Москва — Минск и застряли в болотистой пойме реки Друть тридцатьчетверки батальона Орловского училища. Мост через Друть был уже взорван и танки с боем пытались прорваться справа от него, и застряли в болоте. Снимков этих машин известно довольно много, несколько из них приведены в данной книге. Местность, на которой стояли машины, практически не изменилась до наших дней, только шоссе после войны обсадили деревьями.

Как видно из приведенной выше оперсводке Юшкевича, контрудара 1-й моторизованной дивизии на Борисов не вышло, вместо этого она вынуждена была отойти (упоминаемая в документе река Кривая протекает в 6-12 километрах восточнее Толочина).

Вид на те же застрявшие танки с автострады Москва — Минск. На переднем плане стоит Т-26 115-го танкового полка, крайняя правая тридцатьчетверка уже вытащена немцами (АСКМ).

Вид на те же застрявшие танки с автострады Москва — Минск. На переднем плане стоит Т-26 115-го танкового полка, крайняя правая тридцатьчетверка уже вытащена немцами (АСКМ).

Но успех 6 июля дался 18-й танковой дивизии вермахта нелегко, о чем сообщалось в журнале боевых действий 47-го корпуса:

«В полосе 18-й тд сопротивление противника быстро усиливается, причем враг не ограничивается обороной, а наносит множество контрударов при поддержке артиллерии и танков. Дивизии удается разбить и отбросить подошедшего около полудня с востока противника восточнее Толочина. Но затем наступление останавливается у ручья в 4 км восточнее Толочина (этот ручей — река Хвощевка. — Прим. автора) ввиду подхода новых моторизованных и танковых сил противника. Эта позиция достигнута к 14.00 и дивизии приходится прилагать усилия для ее удержания».

С утра 7 июля части дивизии Крейзера с приданными частями попытались восстановить положение, в 5.00 перейдя в контратаку. К этому времени 1-ю Московскую дивизию усилили 1-м мотострелковым батальоном 57-й танковой дивизии, двумя батареями 152-мм гаубиц и одной маршевой ротой.

Данные о результатах этой контратаки довольно противоречивы. Так, заместитель начальника штаба 1-й мотодивизии В. Ратнер в боевом донесении № 10, подписанным им в 9.30 7 июля сообщал, что «в 7.30 7 июля 1941 года танки 115-го танкового полка достигли р. Друть в м. Толочин». В оперсводке Западного фронта № 25 от 20.00 7 июля указано другое время:

«7 июля 1-я моторизованная дивизия и 115- танковый полк, преследуя отходящего противника с рубежа р. Кривая к 12.00 вышли на рубеж р. Друть».

В журнале боевых действий 47-го танкового корпуса немцев за 7 июля говориться только том, что 18-я танковая дивизия «двигаясь севернее шоссе (имеется ввиду автострада Москва — Минск. — Прим. автора)… преодолевая постоянное сильное сопротивление противника, в 13.30 взяла Острошапки на дороге Коханово — Сенно».

Однако как бы там ни было факт остается фактом — в первой половине дня 7 июля части 1-й Московской Пролетарской дивизии вышли к восточной окраине Толочина. Однако отбить город не удалось и к вечеру наши части вновь отошли на рубеж реки Кривая. При этом по докладу командарма 20-й армии генерала Курочкина мотострелковые полки были усилены «отдельными танками в качестве противотанковых орудий, а танковые полки используются как ударные средства для контратак».

Те же застрявшие танки, на переднем плане Т-34 выпуска 1940 года в трехцветном камуфляже. Машины находились справа от шоссе Москва — Минск на западном въезде в Толочин (РГАКФД).

Те же застрявшие танки, на переднем плане Т-34 выпуска 1940 года в трехцветном камуфляже. Машины находились справа от шоссе Москва — Минск на западном въезде в Толочин (РГАКФД).

В течение 8 июля дивизия Крейзера, усиленная подразделениями 57-й танковой дивизии, «успешно отражала атаки пехоты и танков противника». Подтверждением этому могут служить выдержки из журнала боевых действий 47-го танкового корпуса немцев за 8 июля 1941 года:

«18-я тд, отразив мощные атаки противника, медленно движется к Коханово, преодолевая сопротивление ожесточенно сражающегося врага, постоянно переходящего в контратаки при поддержке артиллерии. В 18.00 она выходит в район севернее Коханово и западнее М. Гальцево».

Если посмотреть на карту, то легко можно увидеть, что продвижение 18-й танковой дивизии вермахта за 8 июля составило не более 3–4 километров: расстояние между Острошапки, занятыми 7 июля и М. Гальцево всего три километра.

Кстати, потери 18-й танковой дивизии вермахта к вечеру 8 июля оказались весьма значительны. В немецких документах говорилось об этом следующее:

«К примеру, один находившийся на передней линии батальон 18-й тд располагал во время вечернего наступления 180 солдатами, одним исправным противотанковым орудием, одним минометом и 6–8 пулеметами, из которых лишь один мог вести стрельбу. Выход из строя значительной части вооружения объясняется тем, что его многодневное и активное использование очень сильно ухудшило ее техническое состояние. 3-й танковый батальон 18-го танкового полка имеет всего 8, а 1-й батальон — 12 боеспособных танков.

Наступление 1-й моторизованной дивизии, намеченное на 6 июля, не состоялось. Однако своими активными боевыми действиями она задержала продвижение немецких частей к Орше и нанесла им чувствительные потери.

В последующем 1-я Московская Пролетарская моторизованная дивизия действовала под Оршей и Смоленском, дважды попадала в окружение, а 21 сентября 1941 года была переименована в 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизию.

Похожие книги из библиотеки

Бронеавтомобиль «Остин». Предтеча бронетанковых войск России

История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.

Тяжёлый танк Т-35

Во втором номере «Бронеколлекции» — приложении к журналу «Моделист-конструктор» — рассказывается об истории создания, устройстве и опыте боевого применения тяжёлого танка Т-35.

Советский тяжёлый танк КВ-1, т. 1

В начале Великой Отечественной войны тяжелый танк КВ-1 являлся самой мощной и самой передовой по конструкции машиной в мире. Сильное вооружение и толстая броня помогали ему выходить победителем в столкновениях с немецкими танками, для которых встреча с КВ-1 стала неприятным сюрпризом.

Трудно переоценить вклад, который внесли в победу наши тяжелые танки, принявшие на себя удар противника в самый трудный для нашей страны, первый год войны. Конструкция «кавэшки» послужила основой для проектирования и создания танков ИС, которые, переняв эстафету у КВ-1, с триумфом вошли в Берлин.

Камуфляж танков Красной армии, 1930–1945

Данная книга не претендует на звание всеобъемлющего труда по камуфляжу бронетанковых частей Красной Армии. Просто было очень важно показать, что в РККА, как и в любой другой, современной той эпохе армии, большое внимание уделялось проблемам камуфлирования, тактическим и опознавательным знакам. Сбор материала осуществлялся путем изучения существующих публикаций по данной тематике, в первую очередь приказов и наставлений по камуфлированию военной техники, а также архивных документов и фотоматериалов. Надеемся, что данная книга будет полезна как различным исследователям, так и широкому кругу читателей, стремящихся разобраться в различных перипетиях нашей военной истории.