…Залепленный снегом трехосный армейский тягач упорно пробивался по зимнему бездорожью. За ним, словно былинка за муравьем, волочился длинный узкий прицеп специального назначения. Двигатель ревел все натужнее. Широкие рубчатые колеса тягача отчаянно гребли снег и наконец забуксовали. Но что это? Автопоезд не остановился! Колеса прицепа не замерли беспомощно, как обычно бывает в таких случаях. Они продолжали вращаться как ни в чем не бывало и буквально вытолкнули машину с тяжелого участка. Прицеп из помехи превратился в помощника. А секрет здесь был прост: колеса прицепа тоже имели привод от двигателя, тоже были ведущими. Такие прицепы называют, и совершенно справедливо, активными.

Тягачи были самыми первыми военными автомобилями. Вспомним «Огненную телегу» Н. Кюньо или паровые дорожные локомотивы времен Крымской и русско- турецкой войн. Прицепы в те годы были весьма примитивны и мало чем отличались от простых гужевых повозок. Скорость движения составляла 6-7 км/ч.

Перед первой мировой войной получили распространение грузовики с двухосными прицепами. На прицепах имелись металлические рамы и оси; рессоры и сплошные резиновые шины. Они оснащались тормозами. В передней части прицепа устраивалось сиденье или даже кабина для сопровождающего. Когда нужно, он приводил тормоза в действие с помощью специального рычага. Скорость поездов возросла до 15-18 км/ч. Но проходимость их была недостаточной – они могли работать только на дорогах с твердым покрытием.

Военных это не устраивало. И для армейских нужд начинают строить специальные тягачи – так называемые тракторы-грузовики. В большинстве они имели привод не только на задние, но и на передние колеса. Это позволило использовать всю массу машины для увеличения сцепных свойств. А значит, улучшались тяговые характеристики, повышалась проходимость. Тягачи могли теперь работать и на грунтовых дорогах. В годы первой мировой войны они применялись для буксировки тяжелых артсистем и прицепов с воинскими грузами. В целом они себя оправдали.

Сегодня грузовики с прицепами и седельные тягачи с полуприцепами широко применяются в армии. Многие из этих прицепов обычного, общетранспортного типа. Кроме заводского названия они имеют еще условное. Последнее очень простое и позволяет сразу судить о прицепе. Скажем, название 1-П-0,5 расшифровывается так: одноосный прицеп грузоподъемностью 0,5 т.

А название 2-ПП-10 обозначает двухосный полуприцеп грузоподъемностью 10 т.

Одни прицепы (полуприцепы) рассчитаны на работу с неполноприводными тягачами, другие – с полноприводными. Первые могут работать только на дорогах с твердым покрытием, вторые – и на грунтовых. В этом случае прицепы имеют более прочную, надежную, но и более тяжелую конструкцию. Активные прицепы предназначены для особо трудных условий движения.

Нужно сказать, что армейские рационализаторы стараются эксплуатировать прицепы наилучшим образом. Приведем один пример. В войсках имеется немало полуприцепов 2-ПП-14. Они хороши для доставки крупногабаритных грузов и строительных материалов. А вот перевозить более легкие грузы на них невыгодно: борта низкие, всего полметра, без обрешетки, не позволяют полностью использовать грузоподъемность. И вот в Забайкальском военном округе борта стали наращивать до высоты 1,7 м и даже больше. В ход пошли стойки каркаса со списанных бортовых КамАЗов, а заодно и тенты с них – для лучшей сохранности груза.

Очень нужны в армии прицепы-тяжеловозы, так называемые трайлеры. Они перевозят особо Громоздкие неделимые грузы – мощные ракеты, танки и другую технику, различное оборудование.

Конечно, танки, самоходки и прочие гусеничные машины способны передвигаться и сами. Но специальные автопоезда позволяют быстро перебросить их на нужный участок, сберегая при этом материальную часть танков и силы экипажей. Гусеницы изнашиваются куда быстрее, чем колеса, а стоимость их намного выше. Такие автопоезда широко применялись еще по второй мировой войне, а сегодня состоят на вооружении всех современных армий. Их часто называют танковыми транспортерами.

Особую и очень многочисленную в армии группу составляют прицепы специального назначения. На них монтируют различное ответственное оборудование. Это могут быть радиолокационные и электростанции, насосные и компрессорные установки, походные кухни и мастерские…

Как уже упоминалось, прицепы иногда бывают активными. Идея такого прицепа – давнишняя. Еще в 1904 г. французский полковник Ренар испытывал автопоезд, состоящий из тягача и четырех-пяти прицепов. Задняя пара колес каждого прицепа была ведущей. Привод на них был механическим – посредством многочисленных карданных валов и шестерен. Поезд Ренара оказался тяжелым и ненадежным в работе.

В это же время наш соотечественник П. Л. Фрезе разрабатывал активный автопоезд другой конструкции. На тягаче был установлен генератор мощностью 17 кВт. Он приводился в действие 35-сильным автомобильным бензиновым двигателем. Ток, вырабатываемый этой мини-электростанцией на колесах, поступал к небольшим тяговым электромоторам. А они вращали колеса и тягача, и шести «прицепок». В 1905 г. поезд был успешно испытан. Из-за ограниченных возможностей предприятия Фрезе и отсутствия заказов поезд в серию не пошел.

Однако тяжеловатая, но надежная электрическая передача была вскоре применена в Австро-Венгрии. В 1912-1918 гг. там серийно выпускались армейские автопоезда типа «Ландвер». Много позже, уже в 50-е гг., по этой же схеме американская фирма «Летурно» строила арктические многозвенные автопоезда для армии США.

В наши дни на активных автопоездах получила применение так называемая гидрообъемная передача. Двигатель тягача приводит в движение гидронасос. От него по трубопроводам высокого давления рабочая жидкость поступает к приводному гидромотору, установленному на прицепе. Этот гидромотор преобразует энергию потока жидкости в крутящий момент. Нужно сказать, что здесь выдвигаются повышенные требования к герметизации трубопроводов. Поэтому конструкторы не сбрасывают со счетов ни электрическую, ни механическую передачи.

Близкими «родственниками» активного автопоезда являются сочлененные автомобили. Такая машина состоит из двух (реже трех) одноосных секций со всеми ведущими колесами. Секции соединены между собой шарнирно и могут перемещаться одна относительно другой в двух или даже трех плоскостях. В одной секции обычно располагаются двигатель и водитель. Это, так сказать, «тягач». Другие служат для груза или пассажиров – «прицепы».

В чем достоинства сочлененного поезда? Во-первых, колеса хорошо приспосабливаются к неровностям дороги. Отсюда – надежное сцепление с грунтом, повышенная проходимость. Во- вторых, машина очень маневренная – ведь передняя секция может поворачиваться относительно задней на угол до 90 градусов! Причем на повороте машина прокладывает не две колеи, как обычный автомобиль, а одну. А при движении по песку или грязи это очень важно – снижается сопротивление движению и, значит, опять-таки повышается проходимость!

Еще в 1913 г. итальянский инженер Павези начал опыты с сочлененным колесным трактором, а в 1926 г. построил первый военный автомобиль такого типа. В 20-30-е гг. машины Павези строились серийно в Италии и по лицензии в некоторых других странах (Англии, Швеции). В небольшом количестве они участвовали во второй мировой войне.

В послевоенные годы интерес к машинам такого типа не пропал. В частности, сочлененная схема применяется на советских колесных тягачах Т-150К и «Кировец».

55. ЯАЗ-210Г

55. ЯАЗ-210Г

Похожие книги из библиотеки

40-мм ручной противопехотный гранатомет 6Г30

Руководство по эксплуатации 6Г30 РЭ предназначено для изучения и правильной эксплуатации 40-мм ручного противопехотного гранатомета и содержит сведения по устройству и принципу действия гранатомета, а также сведения, необходимые для правильной его эксплуатации (использование, транспортирование, хранение и техническое обслуживание) и поддержания его в постоянной готовности к стрельбе.

К эксплуатации и боевому применению гранатомета допускаются лица, изучившие материальную часть, усвоившие приемы, правила стрельбы и меры безопасности.

Источниками или носителем опасного воздействия при стрельбе из гранатомета может быть граната, вылетающая из канала ствола при выстрела, вращающийся блок ствольной.

Поясняющие текст рисунки приведены в приложении А.

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Самолеты- гиганты СССР

Эти небесные гиганты прожили недолгую, но яркую жизнь. Эти колоссы были гордостью СССР, визитной карточкой молодой советской цивилизации. В 1930-е годы многие страны пытались строить огромные самолеты, но наибольшего успеха добились отечественные авиаконструкторы. Такие великаны, как шестимоторные ТБ-4 и К-7, восьмимоторный «Максим Горький» и двенадцатимоторный Г-1, до сих пор поражают воображение. Армады этих воздушных Левиафанов должны были при необходимости засыпать бомбами и залить ядовитой химией любого противника, а затем доставить в его тыл десанты с танками, автотранспортом, артиллерией — такова была стратегическая концепция советских ВВС в начале 1930-х годов.

Почему эти планы так и остались на бумаге? Отчего век самолетов-гигантов оказался так недолог? Почему они не оправдали возлагавшихся на них надежд и не сыграл и сколько-нибудь заметной роли во Второй мировой войне?

Новая книга ведущего историка авиации отвечает на все эти вопросы.

Пехотный танк «Черчилль»

История тяжелого пехотного танка «Черчилль» началась в сентябре 1939 года, когда в генеральном штабе британской армии разработали техническое задание на танк А.20, которым собирались заменить уже находившийся в серийном производстве и поступавший в войска тяжелый пехотный танк Mk II «Матильда» (А. 12). Потребность в новой, еще более мощной боевой машине была вполне объяснима. Разгоралась Вторая мировая война, британские войска вновь отправились на континент и на их пути вновь вставали ощетинившиеся стволами орудий укрепления «Линии Зигфрида». Достаточно ознакомиться с техзаданием на А.20, чтобы понять, что страх перед позиционной войной с Германией был у английского военного руководства уже генетическим.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»