Отгремели бои гражданской войны. Разгромив интервентов и белогвардейцев, молодая Страна Советов приступила к мирному строительству. Но угроза со стороны империализма не была ликвидирована, и надо было держать порох сухим.

В начале 20-х гг. автомобильный парк Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) состоял из немногочисленных, изношенных в боях машин зарубежного производства. Это уже не удовлетворяло требованиям обороны страны. Нужно было создавать собственную автомобильную промышленность. И она была создана.

7 ноября 1924 г. во время праздничной демонстрации в Москве по Красной площади прошли десять ярко-красных грузовиков АМО-Ф-15 – первенцев советского автостроения. На одной из машин был укреплен кумачовый транспарант с лозунгом: «Обеспечим автомобилями наше детище – родную Красную Армию!». И этот призыв был выполнен. Вскоре десятки, а затем и сотни грузовиков АМО – только уже не ярко-красных, а защитно-зеленых – стали поступать в войска.

В начале 30-х гг. в военных округах появляются отдельные учебные автотранспортные батальоны пятиротного состава. Они были укомплектованы в основном 1,5-тонными автомобилями АМО-Ф-15. В 1933 г. начинается формирование отдельных автотранспортных полков.

В 1932 г. в РККА создается первый в мире механизированный корпус – крупное подвижное соединение, имевшее до 500 танков. Вся его пехота перевозилась автотранспортом, вся артиллерия имела механическую тягу, все вооружение и техника были смонтированы на автомобильных шасси. По штату в корпусе предусматривалось свыше 200 автомобилей. К началу 1936 г. было сформировано уже четыре таких корпуса.

Успехи в индустриализации страны позволили снабжать Красную Армию автомобилями во все возрастающем количестве. Коренным образом был реконструирован завод АМО. Он стал выпускать 2,5-тонные автомобили АМО-2 и АМО-3. С 1933 г. на этом предприятии, переименованном в завод имени Сталина, начали производить грузовики ЗИС-5 – знаменитые трехтонки. В 1932 г. вступает в строй автогигант в Горьком. С конвейера начинают сходить полуторки ГАЗ-АА. Если в 1928 г. автопарк Красной Армии насчитывал всего 1050 машин, то в 1932 г. – уже 5669, в 1935 – 35 303, а в 1937 г.- около 40 000.

Совершенствуется управление автомобильной службой в войсках. Первоначально оно находилось в ведении Главного военноинженерного управления ГВИУ (с 1924 г.- Военно-техническое управление снабжения РККА). Но в 1929 г. при Наркомате обороны специально создается Управление моторизации и механизации (УММ). Позже, в 1935 г., оно реорганизуется в Автобронетанковое управление, а в 1939 г.- Главное автобронетанковое управление.

Развитие моторизации Красной Армии сказалось и на развитии артиллерийского вооружения. Еще в начале 30-х гг. у нас были созданы подразделения гак называемой возимой артиллерии. Полевые орудия доставлялись непосредственно к огневым позициям в кузовах грузовиков.

Во второй половине 30-х гг. появляются новые образцы артиллерии, специально приспособленные для механической тяги. Некоторые из них могли буксироваться обычными грузовиками. Они имели колеса автомобильного типа и систему подрессоривания. Это позволяло перевозить их со скоростью до 50 км/ч.

В это же время разрабатываются образцы самоходной артиллерии на автомобильной базе. В войска поступают также передвижные радиостанции, прожекторные установки, санитарные машины и пр. Однако главной задачей автомобилей все же оставалась перевозка грузов и войск, поэтому основное ядро автопарка Красной Армии составляли транспортные машины – полуторки и трехтонки.

Переброска воинских частей автотранспортом на малые расстояния считалась нецелесообразной, ибо почти не давала выигрыша во времени. Согласно Полевому уставу РККА (ИУ-35) стрелковый батальон следовало перевозить на удаление не меньше 15-20 км, полк-на 30-32 км. Наиболее выгодным расстоянием для перевозки стрелковой дивизии считалось 200-400 км.

Универсальных кузовов, какие сегодня видим у всех армейских грузовиков, тогда еще не было. Поэтому для перевозки бойцов обычные грузовые платформы дооборудовались съемными поперечными досками-скамейками. При транспортировке грузов скамейки укладывали на дно кузова. На полуторку ГАЗ-АА ставили четыре скамейки для 16 бойцов, па трехтонку ЗИС-5 пять скамеек для 20-25 бойцов. Солдаты размещались лицом к движению, а в дождь и при встречном ветре – спиной. В непогоду кузова могли покрываться тентом. Если на автомобиль грузили станковый пулемет, то количество посадочных мест уменьшалось на два. Тот же пулемет в боевом положении забирал еще два места.

Орудия вкатывали в кузов по колейным мосткам (рельсы с загнутыми концами). Пушки крепились за специальные кольца, ввернутые в пол кузова, а под из колеса забивали клинья. На полуторке можно было перевозить одно полковое орудие с передком и прислугой. Дивизионная и корпусная артиллерия нуждалась как минимум в трехтонках.

Для перевозки легких танков применялись грузовики Ярославского автозавода. Борта кузова при этом снимались. Погрузка осуществлялась по колейным трапам. Под их середину для усиления подкладывали поперек шпалы, бревна или специальные стойки. Колеса также закрепляли шпалами, чтобы автомобиль во время погрузки не стронулся с места. Для уменьшения нагрузки на рессоры при въезде танка под заднюю часть рамы машины подводились металлические стойки.

При перевозке лошадей стенки кузова наращивались: к бортам привинчивались скобы, в которые вставлялась обрешетка. Лошадей вводили в кузов по специальным мосгкам и размещали вдоль машины. Повозки (кроме кухонь и одноколок) обычно грузили со снятыми колесами.

Полевой устав РККА определял время погрузки стрелкового батальона в 40-60 мин, артиллерийского дивизиона – в 1-1,5 ч. Ночью эти сроки увеличивались в среднем на 15 мин.

К началу Великой Отечественной войны в наших Вооруженных Силах насчитывалось 272,6 тыс. автомобилей. Это была вполне современная, моторизованная армия.

Похожие книги из библиотеки

Пулеметы России. Шквальный огонь

Трудно переоценить роль пулеметов в развитии военного дела — оборвав миллионы жизней, они навсегда изменили лицо войны. А ведь даже специалисты далеко не сразу оценили их по достоинству, поначалу рассматривая как специальное оружие с весьма узким кругом боевых задач, — так, на рубеже XIX — ХХ веков пулеметы считались всего лишь одним из видов крепостной артиллерии. Однако уже в ходе Русско-японской войны автоматический огонь доказал свою высочайшую эффективность, а в годы Первой мировой пулеметы стали одним из важнейших средств огневого поражения противника в ближнем бою, устанавливались на танках, боевых самолетах и кораблях. Автоматическое оружие произвело настоящую революцию в военном деле: шквальный пулеметный огонь буквально сметал наступающие войска, став одной из главных причин «позиционного кризиса», радикально изменив не только тактические приемы ведения боя, но и всю военную стратегию.

Эта книга — самая полная и подробная на сегодняшний день энциклопедия пулеметного вооружения Русской, Советской и Российской армии с конца XIX и до начала XXI века, как отечественных моделей, так и зарубежных — покупных и трофейных. Автор, ведущий специалист по истории стрелкового оружия, не только приводит подробные описания устройства и работы станковых, ручных, единых, крупнокалиберных, танковых и авиационных пулеметов, но и рассказывает об их боевом применении во всех войнах, которые вела наша страна на протяжении бурного ХХ века.

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Краткий очерк о германских асах, воевавших на Мессершмиттах Bf 109 первые два года Второй мировой войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Славянская броня Гитлера

Из семнадцати танковых дивизий Вермахта, участвовавших летом 1941 года в нападении на СССР, шесть были вооружены танками чешского производства Pz.35 (t) и Pz.38 (t), на тот момент составлявшими почти треть германского танкового парка. А если учесть бронетехнику чешских заводов «Шкода» и БММ (до оккупации — ЧКД), состоявшую на вооружении армий Словакии, Румынии и Венгрии, которые присоединились к гитлеровскому «крестовому походу на Восток», то эта цифра станет еще более весомой.

Дальше — больше. Начиная с 1942 года цеха чешских заводов покинули около 2000 противотанковых САУ «Мардер» и самоходных гаубиц «Бизон», а с весны 44-го чешская промышленность снабжала Вермахт на редкость удачными истребителями танков Jagd Pz.38 (t) «Hetzer», представлявшими серьезную опасность не только для «тридцатьчетверок», но даже для грозных ИСов. Всего за год чешские заводы произвели более 2800 «хетцеров» — больше, чем всех других истребителей танков Вермахта вместе взятых, — а общий вклад «братьев-славян» в вооружение гитлеровцев невозможно переоценить.

Новая книга ведущего отечественного специалиста — лучшее на сегодняшний день исследование истории и боевого применения всех типов чешской бронетехники, участвовавшей в войне против России.

Морская минная война у Порт-Артура

В книге на основании архивных материалов рассказывается о минной войне на море у Порт-Артура в 1904 г, о минно-заградительных и противоминных действиях русской эскадры и японского флота. Смертельно опасный и незаметный труд моряков-минеров не был по достоинству оценен ни современниками, ни историками. Тем не менее влияние минной войны на ход всей войны был огромен. Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.