Глав: 5 | Статей: 22
Оглавление
НОВАЯ КНИГА ведущего историка бронетехники, подводящая итог многолетней работы по изучению танков III Рейха и боевого применения Панцерваффе. Уникальная энциклопедия, не имеющая равных в отечественной литературе и опровергающая многие ложные представления и расхожие мифы. Например, до сих пор приходится слышать, что одной из главных причин поражения гитлеровской Германии стало недостаточное количество бронетехники. Действительно, немецкая промышленность произвела в десять раз меньше танков, чем СССР с Союзниками, однако, в отличие от Красной армии, Вермахт всегда воевал «по-суворовски» — не числом, а умением: непревзойденное качество немецких «панцеров», высочайший уровень подготовки танковых экипажей, великолепная организация взаимодействия родов войск позволяли обходиться гораздо меньшим количеством танков и наносить противнику колоссальные потери — не только на Восточном, но и на Западном фронте. Союзникам приходилось разменивать пять своих танков на один немецкий.

Дав полный обзор и подробный анализ как достоинств, так и недостатков всех типов «панцеров» — от легких Pz.I, Pz.II, Pz.35(t), Pz.38(t) и средних Pz.III Pz.IV до тяжелых Pz.V Panther, Pz.VI Tiger, Pz.VIB («Королевский Тигр») и сверхтяжелого Maus, — это исследование раскрывает секрет побед Панцерваффе, которые по праву считались лучшими танковыми войсками Второй Мировой и уступили первенство советским танкистам лишь в самом конце войны. Подарочное издание богато иллюстрировано эксклюзивными чертежами и фотографиями.
Михаил Барятинскийi

Боевое применение

Боевое применение

Первые три танка Panzer IV поступили в Вермахт в январе 1938 года. Общий заказ на боевые машины этого типа включал 709 единиц. План же на 1938 год предусматривал поставку 116 танков, и фирма Krupp-Gruson почти выполнила его, передав войскам 113 машин. Первыми «боевыми» операциями с участием Pz.IV стали аншлюс Австрии и захват Судетской области Чехословакии в 1938 году. В марте 1939 года они прошли по улицам Праги.

Накануне вторжения в Польшу 1 сентября 1939 года в Вермахте насчитывалось 211 танков Pz.IV модификаций А, В и С.



Торжественная передача Вермахту танков модификаций А, В и С состоялась 20 апреля 1939 года перед Берлинским замком.

По действовавшему тогда штату в танковой дивизии должно было состоять 24 танка Pz.IV, по 12 машин в каждом полку. Однако до полного штата были укомплектованы лишь 1-й и 2-й танковые полки 1-й танковой дивизии (1. Panzer Division). Полный штат имел и Учебный танковый батальон (Panzer Lehr Abteilung), приданный 3-й танковой дивизии. В остальных соединениях числилось лишь по нескольку Pz.IV, которые по вооружению и броневой защите превосходили все типы противостоящих им польских танков. Однако 37-мм танковые и противотанковые пушки поляков представляли для немцев серьезную опасность. Например, во время боя у Гловачува польские 7ТР подбили два Pz.IV. Всего же за время польского похода немцы потеряли 76 танков этого типа, из них 19 безвозвратно.

К началу Французской кампании — 10 мая 1940 года — Панцерваффе располагали уже 290 Pz.IV и 20 мостоукладчиками на их базе. В основном они были сконцентрированы в дивизиях, действовавших на направлениях главных ударов. В 7-й танковой дивизии генерала Роммеля, например, насчитывалось 36 Pz.IV. Их равноценными противниками были средние французские танки Somua S35 и английские «Матильда II». Не без шанса на победу могли вступать в бой с Pz.IV и французские В Ibis и D2. В ходе боев французам и англичанам удалось подбить 97 танков Pz.IV. Безвозвратные же потери немцев составили всего 30 боевых машин этого типа.

В 1940 году удельный вес танков Pz.IV в танковых соединениях Вермахта несколько возрос. С одной стороны, благодаря росту производства, а с другой — из-за уменьшения количества танков в дивизии до 258 единиц. При этом большинство из них по- прежнему составляли легкие Pz.I и Pz.II.

Во время скоротечной операции на Балканах весной 1941 года Pz.IV, участвовавшие в боях с югославскими, греческими и английскими войсками, потерь не понесли. Планировалось использовать Pz.IV и в операции по захвату Крита, но там обошлись силами парашютистов.



Pz.IV Ausf.B одной из частей Вермахта вступает в Польшу. Сентябрь 1939 года.


Pz.IV Ausf.D из танковой группы Клейста на дороге в Арденнах. Франция, май 1940 года.

К началу операции «Барбаросса» из 3582 боеготовых германских танков 439 были Pz.IV. Следует подчеркнуть, что по принятой тогда в Вермахте классификации танков по калибру орудия эти машины относились к классу тяжелых. С нашей стороны современным тяжелым танком был КВ — в войсках их насчитывалось 504 единицы. Помимо численного, советский тяжелый танк имел абсолютное превосходство и по боевым качествам. Преимуществом перед немецкой машиной обладал и средний Т-34. Пробивали броню Pz.IV и 45-мм пушки легких танков Т-26 и БТ. Короткоствольная же немецкая танковая пушка могла эффективно бороться только с последними. Все это не замедлило сказаться на боевых потерях: в течение 1941 года на Восточном фронте было уничтожено 348 Pz.IV.

Со сходной ситуацией немцы столкнулись в Северной Африке, где короткая пушка Pz.IV оказалась бессильной перед мощно бронированными «Матильдами».




Pz.IV Ausf.D, получивший попадание снаряда французской 25-мм противотанковой пушки. Снаряд застрял в нижнем лобовом листе корпуса (фото вверху). Немецкие танкисты смывают с гусениц своего Pz.IV Ausf.B пыль французских дорог. Париж, 1940 год.

Первые «четверки» выгрузили в Триполи 11 марта 1941 года, и было их совсем не много, что хорошо видно на примере 2-го батальона 5-го танкового полка 5-й легкой дивизии. По состоянию на 30 апреля 1941 года в батальон входили 9 Pz.I, 26 Pz.II, 36 Pz.III и только 8 Pz.IV (в основном машины модификаций D и Е). Вместе с 5-й легкой в Африке воевала 15-я танковая дивизия Вермахта, располагавшая 24 Pz.IV. Наибольшего успеха эти танки достигали в борьбе с британскими крейсерскими танками А.9 и А.10 — подвижными, но легкобронированными. Главным же средством борьбы с «Матильдами» стали 88-мм зенитные пушки, а основным немецким танком на этом театре в 1941 году был Pz.III. Что касается Pz.IV, то в ноябре их в Африке осталось всего 35 штук: 20 — в 15-й танковой дивизии и 15 — в 21-й (преобразована из 5-й легкой).

Невысокого мнения о боевых качествах Pz.IV придерживались тогда и сами немцы. Вот что пишет по этому поводу в своих воспоминаниях генерал-майор фон Меллентин (в 1941 году в звании майора он служил в штабе Роммеля): «Танк T-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружен 75-мм пушкой. Однако эта пушка имела низкую начальную скорость снаряда и слабую пробивную способность, и, хотя мы и использовали T-IV в танковых боях, они приносили гораздо большую пользу как средство огневой поддержки пехоты». Более существенную роль на всех театрах военных действий Pz.IV стал играть только после приобретения «длинной руки» — 75-мм пушки KwK40.



Pz.IV Ausf.D, только что прибывшие в Северную Африку, 5-я легкая дивизия, март 1941 года. Танки еще выкрашены в серый «европейский» цвет, а на танкистах еще не тропическая форма.



Pz.IV Ausf.F1 одной из частей Африканского корпуса выдвигается на исходную позицию для атаки. 1941 год (фото вверху). Этот Pz.IV Ausf.E сфотографирован во время Балканской кампании, апрель 1941 года. На борту машины — эмблема 11-й танковой дивизии (фото внизу).

Первые машины модификации F2 доставили в Северную Африку летом 1942 года. В конце июля Африканский корпус Роммеля располагал всего 13 танками Pz.IV, из которых 9 были F2. В английских документах того периода они именовались Panzer IV Special. Накануне наступления, которое Роммель намечал на конец августа, в вверенных ему немецких и итальянских частях насчитывалось около 450 танков: в их числе 27 Pz.IV Ausf.F2 и 74 Pz.III с длинноствольными 50-мм пушками. Только эта техника представляла опасность для американских танков «Грант» и «Шерман», количество которых в войсках 8-й английской армии генерала Монтгомери накануне сражения у Эль-Аламейна достигало 40 %. В ходе этого во всех отношениях переломного для Африканской кампании сражения немцы потеряли почти все танки. Частично восполнить потери им удалось к зиме 1943 года, после отхода в Тунис.

Несмотря на очевидность поражения, немцы приступили к реорганизации своих сил в Африке. 9 декабря 1942 года в Тунисе была сформирована 5-я танковая армия, в которую вошли пополненные 15-я и 21-я танковые дивизии, а также переброшенная из Франции 10-я танковая дивизия, имевшая на вооружении танки Pz.IV Ausf.G. Сюда же прибыли и «тигры» 501-го тяжелого танкового батальона, которые вместе с «четверками» 10-й танковой участвовали в разгроме американских войск у Кассерина 14 февраля 1943 года. Однако это была последняя удачная операция немцев на Африканском континенте — уже 23 февраля они были вынуждены перейти к обороне, их силы быстро таяли. На 1 мая 1943 года в войсках Роммеля имелось только 58 танков — из них 17 Pz.IV. 12 мая немецкая армия в Северной Африке капитулировала.



Pz.IV Ausf.D и его экипаж из состава 19-й танковой дивизии Вермахта. На танкистах — защитные головные уборы с эмблемой, введенной в конце 1935 года.

На Восточном фронте Pz.IV Ausf.F2 также появились летом 1942 года и приняли участие в наступлении на Сталинград и Северный Кавказ. После прекращения в 1943 году производства Pz.VI «четверка» постепенно становится основным немецким танком на всех театрах боевых действий. Впрочем, в связи с началом выпуска «Пантеры» планировалось прекратить производство и Pz.IV, однако благодаря жесткой позиции Генерального инспектора Панцерваффе генерала Г. Гудериана этого не произошло. Дальнейшие события показали, что он был прав…

К лету 1943 года в штат немецкой танковой дивизии входил танковый полк двухбатальонного состава. В первом батальоне две роты вооружались Pz.IV, а одна — Pz.VI. Во втором только одна рота имела на вооружении Pz.IV. В целом дивизия располагала 51 Pz.IV и 66 Pz.VI в боевых батальонах. Однако, судя по имеющимся данным, число боевых машин в тех или иных танковых дивизиях подчас сильно отличалось от штата.

В перечисленных в таблице соединениях, которые составляли 70 % танковых и 30 % моторизованных дивизий Вермахта и войск СС, кроме того, состояли на вооружении 119 командирских и 41 огнеметный танк различных типов.

Наличие танков в немецких танковых и моторизованных дивизиях накануне операции «Цитадель»


В моторизованной дивизии «Рейх» имелось 25 танков Т-34, в трех тяжелых танковых батальонах — 90 «Тигров» и около 200 «Пантер» в 39-м танковом полку. Таким образом, «четверки» составляли почти 60 % всех немецких танков, задействованных в операции «Цитадель». В основном это были боевые машины модификаций G и Н, оборудованные броневыми экранами (Schurzen), которые изменяли внешний вид Pz.IV до неузнаваемости. Видимо, по этой причине, а также из- за длинноствольной пушки в советских документах их часто именовали «Тигр тип 4».

Совершенно очевидно, что не «тигры» с «пантерами», а именно Pz.IV и отчасти Pz.VI составляли большинство в танковых частях Вермахта в ходе операции «Цитадель». Это утверждение можно хорошо проиллюстрировать на примере 48-го немецкого танкового корпуса. В его состав входили 3-я и 11-я танковые дивизии и моторизованная дивизия «Великая Германия» (Grossdeutschland). В общей сложности в корпусе насчитывалось 144 Pz.III, 117 Pz.IV и только 15 «тигров». 48-й танковый наносил удар на Обояньском направлении в полосе нашей 6-й гвардейской армии и к исходу 5 июля сумел вклиниться в ее оборону.



Танки Pz.IV Ausf.B. Восточный фронт, лето 1941 года. К началу операции «Барбаросса» все танки ранних выпусков были оборудованы башенными ящиками для снаряжения.


Первые потери на советской земле. Немецкие солдаты осматривают подбитый танк Pz.IV одной из дивизий 2-й танковой группы. Восточный фронт, июнь 1941 года.

В ночь на 6 июля советским командованием было принято решение об усилении 6-й гвардейской армии двумя корпусами 1-й танковой армии генерала Катукова — 6-м танковым и 3-м механизированным. В последующие двое суток основной удар 48-го танкового корпуса немцев пришелся по нашему 3-му механизированному корпусу. Судя по воспоминаниям М.Е. Катукова и Ф.В. фон Меллентина, бывшего тогда начальником штаба 48-го корпуса, бои носили крайне ожесточенный характер. Вот что пишет по этому поводу немецкий генерал: «7 июля, на четвертый день операции «Цитадель», мы, наконец, добились некоторого успеха. Дивизия «Великая Германия» сумела прорваться по обе стороны хутора Сырцев, и русские отошли к Гремучему и деревне Сырцево. Откатывающиеся массы противника попали под обстрел немецкой артиллерии и понесли очень тяжелые потери. Наши танки, наращивая удар, начали продвигаться на северо-запад, но в тот же день были остановлены сильным огнем под Сырцево, а затем контратакованы русскими танками. Зато на правом фланге мы, казалось, вот-вот одержим крупную победу: было получено сообщение, что гренадерский полк дивизии «Великая Германия» достиг населенного пункта Верхопенье. На правом фланге этой дивизии была создана боевая группа для развития достигнутого успеха.



Танк Pz.IV Ausf.F2. 23-я танковая дивизия. Восточный фронт, май 1942 года.

8 июля боевая группа в составе разведотряда и дивизиона штурмовых орудий дивизии «Великая Германия» вышла на большак (шоссе Белгород — Обоянь. — Прим. автора) и достигла высоты 260,8; затем эта группа повернула на запад, с тем чтобы оказать поддержку танковому полку дивизии и мотострелковому полку, которые обошли Верхопенье с востока. Однако село все еще удерживалось значительными силами противника, поэтому мотострелковый полк атаковал его с юга. На высоте 243,0 севернее села находились русские танки, имевшие прекрасный обзор и обстрел, и перед этой высотой атака танков и мотопехоты захлебнулась. Казалось, повсюду находятся русские танки, наносящие непрерывные удары по передовым частям дивизии «Великая Германия».



Характерные особенности танка Pz.IV Ausf.F2.


Танки Pz.IV Ausf.F2 (Panzer IV Special), готовые к маршу по ливийской пустыне. 1942 год. Вопреки расхожему мнению, на крышах башен боевых машин укреплены канистры не с бензином, а с водой!

За день боевая группа, действовавшая на правом фланге этой дивизии, отбила семь танковых контратак русских и уничтожила двадцать один танк Т-34. Командир 48-го танкового корпуса приказал дивизии «Великая Германия» наступать в западном направлении, с тем чтобы оказать помощь 3-й танковой дивизии, на левом фланге которой создалась очень тяжелая обстановка. Ни высота 243,0, ни западная окраина Верхопенья в этот день не были взяты — больше не оставалось никаких сомнений в том, что наступательный порыв немецких войск иссяк, наступление провалилось».



На переплавку! Трофейная команда вытаскивает с поля боя подбитый Pz.IV Ausf.F1.


Pz.IV Ausf.F2, захваченные Красной Армией. Северный Кавказ, декабрь 1942 года. Судя по внешнему виду машин, они, видимо, были брошены экипажами.

А вот как выглядят эти события в описании М.Е. Катукова: «Едва забрезжил рассвет (7 июля — Прим. автора), как противник снова предпринял попытку прорваться на Обоянь. Главный удар он наносил по позициям 3- го механизированного и 31-го танкового корпусов. А.Л. Гетман (командир 6-го танкового корпуса, — Прим. автора) сообщил, что на его участке противник активности не проявляет. Но зато позвонивший мне С.М. Кривошеин (командир 3-го механизированного корпуса, — Прим, автора) не скрывал тревоги:

— Что-то невероятное, товарищ командующий! Противник сегодня бросил на наш участок до семисот танков и самоходок. Только против первой и третьей механизированных бригад наступает двести танков.

С такими цифрами нам еще не приходилось иметь дела. Впоследствии выяснилось, что в этот день гитлеровское командование бросило против 3-го механизированного корпуса весь 48-й танковый корпус и танковую дивизию СС «Адольф Гитлер». Сосредоточив столь огромные силы на узком, 10-километровом участке, немецкое командование рассчитывало, что ему удастся мощным танковым тараном пробить нашу оборону.



Pz.IV Ausf.G на Курской дуге. Июль 1943 года.

Каждая танковая бригада, каждое подразделение приумножили свой боевой счет на Курской дуге. Так, 49-я танковая бригада только за первые сутки боев, взаимодействуя на первой оборонительной полосе с частями 6-й армии, уничтожила 65 танков, в том числе 10 «тигров», 5 бронетранспортеров, 10 орудий, 2 самоходные пушки, 6 автомашин и более 1000 солдат и офицеров. Прорвать нашу оборону противнику так и не удалось. Он лишь потеснил 3-й механизированный корпус на 5–6 километров».

Будет справедливым признать, что для обоих приведенных отрывков характерна определенная тенденциозность в освещении событий. Из воспоминаний советского военачальника следует, что наша 49-я танковая бригада за один день подбила 10 «тигров», а ведь у немцев в 48-м танковом корпусе их было всего 15! С учетом 13 «тигров» моторизованной дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», также наступавшей в полосе 3-го мехкорпуса, получается только 28! Если же попытаться сложить все «тигры», «уничтоженные» на страницах мемуаров Катукова, посвященных Курской дуге, то получится намного больше. Впрочем, дело тут, по-видимому, не только в желании различных частей и подразделений записать на свой боевой счет побольше «тигров», но и в том, что в горячке боя за настоящие «тигры» принимали «тигры типа 4» — средние танки Pz.IV.



Pz.IV Ausf.H совершает марш во время операции «Цитадель». Июль 1943 года. Лобовые детали башни и корпуса дополнительно защищены не только штатными немецкими траками, но и трофейными — от Т-34.


Подбитый «Тигр Тип 4» — Pz.IV Ausf.G. Орловско-Курская дуга, 19 июля 1943 года.


Советские офицеры осматривают подбитый Pz.IV Ausf.G. Орловско-Курская дуга, июль 1943 года.

По немецким данным, в течение июля и августа 1943 года было потеряно 570 «четверок». Для сравнения: за это же время «тигров» было потеряно 73 единицы, что свидетельствует как об устойчивости того или иного танка на поле боя, так и об интенсивности их использования. Всего же в 1943 году потери составили 2402 единицы Pz.IV, из которых только 161 машину удалось отремонтировать и вернуть в строй.

В 1944 году организация немецкой танковой дивизии претерпела существенные изменения. Первый батальон танкового полка получил танки Pz.V «Пантера», второй был укомплектован Pz.IV. На самом же деле «пантеры» поступили на вооружение не всех танковых дивизий Вермахта. В ряде соединений оба батальона имели только Pz.IV.



Характерные особенности башни Ausf.G.

Так, скажем, обстояло дело в 21-й танковой дивизии, дислоцировавшейся во Франции. Вскоре после получения утром 6 июня 1944 года сообщения о начале высадки союзных войск в Нормандии дивизия, в строю которой находилось 127 танков Pz.IV и 40 штурмовых орудий, начала движение на север, спеша нанести удар по противнику. Этому продвижению помешал захват англичанами единственного моста через р. Орн севернее Кана. Было уже около 16.30, когда немецкие войска подготовились к первой с момента вторжения союзников крупной танковой контратаке против 3-й английской дивизии, высадившейся в ходе операции «Оверлорд».

С плацдарма английских войск докладывали, что на их позиции движется сразу несколько танковых колонн противника. Натолкнувшись на организованную и плотную стену огня, немцы начали откатываться к западу.



Pz.IV Ausf.G поздних выпусков с гусеницами Ostkette. Восточный фронт, зима 1942/43 года.

В районе высоты 61 они встретились с батальоном 27-й английской бронетанковой бригады, имевшим на вооружении танки «Шерман Файерфлай» с 17-фунтовыми пушками. Для немцев эта встреча оказалась катастрофической: за несколько минут было уничтожено 13 боевых машин. Только небольшому числу танков и мотопехоты 21-й дивизии удалось продвинуться к уцелевшим в районе Лионсюр-Мер опорным пунктам 716-й немецкой пехотной дивизии. В этот момент началась высадка десанта 6-й английской воздушно-десантной дивизии посадочным способом на 250 планерах в районе у Сент-Обена возле моста через Орн. Оправдывая себя тем, что высадка английского десанта создавала угрозу окружения, 21-я дивизия отошла к высотам, расположенным на подступах к Кану. К ночи вокруг города было создано мощное оборонительное кольцо, усиленное 24 88-мм орудиями. В течение дня 21-я танковая дивизия потеряла 70 танков, и ее наступательный потенциал был исчерпан. Не смогла повлиять на ситуацию и подошедшая чуть позже 12-я танковая дивизия СС «Гитлерюгенд», укомплектованная наполовину «пантерами», наполовину Pz.IV.

Летом 1944 года немецкие войска терпели поражение за поражением как на Западе, так и на Востоке.



Колонна танков Pz.IV Ausf.H из состава 3-й танковой дивизии. Восточный фронт, зима 1943/44 года.

Соответствующими были и потери: только за два месяца — август и сентябрь — было подбито 1139 танков Pz.IV. Тем не менее число их в войсках продолжало оставаться значительным.

Нетрудно подсчитать, что в ноябре 1944 года Pz.IV составляли 40 % от численности немецких танков на Восточном фронте, 52 % — на Западном и 57 % — в Италии.

Наличие танков в войсках на начало ноября 1944 года




Pz.IV Ausf.H. Восточный фронт, декабрь 1943 года.

Последними крупными операциями немецких войск с участием Pz.IV стали контрнаступление в Арденнах в декабре 1944 года и контрудар 6-й танковой армии СС в районе озера Балатон в январе — марте 1945-го, закончившиеся неудачей. Только в течение января 1945 года было подбито 287 Pz.IV, из них удалось восстановить и вернуть в строй 53 боевых машины.



Горящий танк Pz.IV Ausf.H. Восточный фронт, зима 1944 года.

Немецкая статистика последнего года войны заканчивается 28 апреля и дает суммарные сведения по танку Pz.IV и истребителю танков Jagdpanzer IV. На этот день в войсках их имелось: на Востоке — 254, на Западе — 11, в Италии — 119. Причем речь здесь идет только о боеготовых машинах. Что касается танковых дивизий, то число «четверок» в них было различным: в элитной Учебной танковой дивизии (Panzer-Lehrdivision), воевавшей на Западном фронте, оставалось только 11 Pz.IV; 26-я танковая дивизия в Северной Италии по состоянию на 1 марта 1945 года располагала 59 Pz.IV, 26 «пантерами», 65 САУ и ЗСУ различных типов, 11 бронеавтомобилями и 159 бронетранспортерами; более или менее боеспособной оставалась 10-я танковая дивизия СС «Фрундсберг» на Восточном фронте — в ней, помимо прочих танков, имелось 30 Pz.IV.



После тяжелых боев зимой 1943/44 года на Украине осталось много «подснежников» — облюбованных ребятней подбитых вражеских танков. Таких, как этот Pz.IV Ausf.G. Село Хильки Корсунь-Шевченковского района Киевской области, июнь 1944 года.

В целом же боевой состав танковых частей и соединений Вермахта в конце войны был непостоянным, часто менялся и совершенно не соответствовал штатам 1944 года. Это можно проиллюстрировать на примере 4-й танковой дивизии. С конца декабря 1944 года по начало января 1945 года дивизия вела бои в Курляндии. 19 января, оставив технику 12-й и 14-й танковым дивизиям Курляндской группировки, 4-я танковая дивизия была морем переброшена в Данциг. С 26 января дивизия вступила в бой под Быдгощем, 28–30 марта вела бои за Данциг, где понесла большие потери. В первых числах апреля остатки дивизии отошли в район Штуттхоффа (в дельте Вислы), где 8 мая 1945 года сдались советским войскам.

19 января дивизия, убывая из Курляндии, передала другим частям 41 «пантеру», 32 Pz.IV и одну 150-мм САУ «Грилле». Но уже к 24 января в составе дивизии имелось 29 Pz.IV, 16 легких танков Pz.II Ausf.L «Лухс», 14 штурмовых орудий StuG IV, а также более 50 бронетранспортеров и до 20 бронеавтомобилей Sd.Kfz.234 различных модификаций. По состоянию на 1 марта в дивизии числилось 13 «пантер», 13 Pz.IV, 3 штурмовых орудия StuG IV, 6 истребителей танков «Ягдпантера» и 4 Pz.IV/70. К 19 марта в составе дивизии оставалось 6 «пантер», по одному Pz.IV и StuG IV, две «ягдпантеры» и один Pz.IV/70.



Pz.IV Ausf.H из состава 3-го танкового полка 2-й танковой дивизии. Франция, 1944 год.

В ходе боев за Данциг дивизия понесла большие потери и в качестве пополнения получила танки Pz.III и Pz.IV одной из учебных частей, расквартированных в городе.

Другая дивизия — 17-я танковая, действовавшая в составе группы армий «Центр», к 12 января 1945 года имела в строю 70 танков Pz.IV, 21 истребитель танков Pz.IV/70 и до 250 бронетранспортеров различных модификаций.



Pz.IV Ausf.J проезжает по деревенской улице. Франция, 1944 год. Судя по размеру, форме цифр и цвету (красные в белой окантовке) тактического номера, эта машина принадлежит к составу 12-го танкового полка 2-й танковой дивизии СС «Рейх».

После разгрома в боях 12–16 января остатки дивизии свели в боевую группу, которая 7 февраля была пополнена 16 танками Pz.IV и 28 Pz.IV/70, поступившими с арсенала сухопутных войск. К 16 февраля 1945 года в дивизии оставалось 17 Pz.IV, 17 Pz.IV/70 и три командирских танка Pz.IV.

«Четверки» принимали участие в боевых действиях до последних дней войны, в том числе в уличных боях в Берлине. Любопытно отметить, что в конце января 1945 года была сформирована танковая рота «Берлин» в составе 10 «пантер» и 12 Pz.IV, взятых с танкоремонтных предприятий. Танки не могли двигаться своим ходом, поэтому большинство из них было вкопано на перекрестках берлинских улиц. Экипаж каждого танка состоял из трех человек. На территории Чехословакии бои с участием танков этого типа продолжались вплоть до 12 мая 1945 года.



Pz.IV Ausf.H из состава 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд» совершает марш к линии фронта. Нормандия, июнь 1944 года.

Согласно немецким данным, за время с начала Второй мировой войны по 10 апреля 1945 года безвозвратные потери танков Pz.IV составили 7636 единиц.

Таким образом, с учетом танков, поставленных Германией в другие страны, и ориентировочных потерь за не попавший в статистическую отчетность последний месяц войны в руках победителей оказалось около 400 танков Pz.IV, что вполне вероятно. Разумеется, Красная Армия и наши западные союзники захватывали эти боевые машины и раньше, активно используя их в боях против немцев.

После капитуляции Германии крупная партия из 165 Pz.IV была передана Чехословакии. Пройдя ремонт, они состояли на вооружении чехословацкой армии вплоть до начала 1950-х годов. Кроме Чехословакии, в послевоенные годы Pz.IV эксплуатировались в армиях Испании, Турции, Франции, Финляндии, Болгарии и Сирии.

«Четверки» поступили в сирийскую армию в конце 1940-х годов из Франции, которая оказывала тогда этой стране основную военную помощь. Немаловажную роль, по-видимому, сыграл и тот факт, что большинство инструкторов, обучавших сирийских танкистов, были бывшими офицерами Панцерваффе. Привести точные данные о количестве танков Pz.IV в сирийской армии не представляется возможным. Известно лишь, что 17 машин Pz.IV Ausf.H Сирия в начале 1950-х годов приобрела в Испании, а еще одна партия танков модификаций Н и J в 1953 году поступила из Чехословакии.



Pz.IV Ausf.J финской армии. Октябрь 1944 года. У этой машины демонтированы противокумулятивные экраны на корпусе.

Боевое крещение «четверок» на Ближневосточном театре состоялось в ноябре 1964 года во время так называемой «Войны за воду», разгоревшейся из-за реки Иордан. Сирийские Pz.IV Ausf.H, занимавшие позиции на Голанских высотах, обстреляли израильские войска. Тогда ответный огонь «центурионов» не нанес сирийцам никакого вреда. В ходе следующего конфликта в августе 1965 года танки «Центурион» и «Шерман», вооруженные 105-мм пушками, стреляли точнее. Огнем с больших дистанций им удалось уничтожить несколько сирийских Pz.IV и Т-34-85, находясь вне досягаемости огня их пушек.

Оставшиеся в строю Pz.IV были захвачены израильтянами во время Шестидневной войны в 1967 году. По иронии судьбы, последний исправный сирийский Pz.IV был подбит огнем своего «старинного врага» — израильского танка «Шерман» М51.



Pz.IV Ausf.J, захваченный в г. Тата. Венгрия, март 1945 года. На машине установлены сетчатые бортовые экраны «типа Тома».

Трофейные сирийские «четверки» Ausf.H и J находятся в нескольких военных музеях Израиля. Кроме того, боевые машины этого типа сохраняются практически во всех крупных танковых музеях мира, включая Музей бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке (Ausf.G). Кстати, именно эта модификация наиболее широко представлена в музейных экспозициях. Наибольший же интерес представляют Pz.IV Ausf.D, Ausf.F2 и опытный Pz.IV с гидротрансмиссией, находящиеся в музее Абердинского полигона в США. В Бовингтоне (Великобритания) экспонируется танк, захваченный англичанами в Африке. Машина эта, по-видимому, стала «жертвой большого ремонта» — корпус у нее от Ausf.D, башня Е или F с экранами, длинноствольная 75-мм пушка. Неплохо сохранившуюся башню модификации D можно увидеть в Военно-историческом музее в Дрездене. Она была обнаружена в августе 1993 года во время проведения земляных работ на территории одного из бывших полигонов Группы советских войск в Германии.



Трофейный сирийский Pz.IV Ausf.H в израильском танковом музее в Латруне, 1993 год. В Сирии командирские башенки некоторых танков были оборудованы турелью для крупнокалиберного пулемета ДШК.

Оглавление книги


Генерация: 0.217. Запросов К БД/Cache: 0 / 0