Оценка машины

Как уже говорилось выше, в 1967 году в своей книге «Конструкции и развитие боевых машин» британский танковый теоретик Ричард Огоркевич изложил любопытную теорию существования промежуточного класса «легких- средних» танков. По его мнению, первой машиной в этом классе стал советский Т-26, вооруженный 45-мм пушкой. Кроме того, Огоркевич причислил сюда чехословацкие машины LT-35 и LT-38, шведский La-10, английские «крейсера» от Mk I до Mk IV, советские танки семейства БТ и, наконец, немецкий Pz.III.

Загрузка 50-мм выстрелов в танк Pz.III Ausf.J. Восточный фронт, зима 1943 года.

Загрузка 50-мм выстрелов в танк Pz.III Ausf.J. Восточный фронт, зима 1943 года.

Стоит взглянуть на таблицу, чтобы убедиться, что в теории Огоркевича есть определенный смысл. Действительно, тактико-технические характеристики боевых машин достаточно близки друг другу. Во всяком случае, ярко выраженного превосходства в чью-либо пользу не наблюдается. Это тем более важно, поскольку эти танки являлись не гипотетическими противниками, а встретились на полях сражений.

Сравнительные тактико-технические характеристики «легких-средних» танков

Оценка машины

Правда, к 1939 году их ТТХ немного изменились, главным образом в сторону усиления бронирования, но сохранилось главное: все эти боевые машины, в большей или меньшей степени, — своего рода легкие танки-переростки. Они как бы перешагнули верхнюю планку легкого класса, но до полноценного среднего не дотянули.

Тем не менее в 1930-е годы, благодаря удачному сочетанию основных параметров вооружения и подвижности «легкие- средние» танки считались универсальными, одинаково способными как поддерживать пехоту, так и выполнять функции кавалерии. Однако сопровождение пехоты требовало движения со скоростью пехотинца, и такие машины, имевшие относительно слабую бронезащиту, становились легкой добычей противотанковой артиллерии, что было наглядно продемонстрировано в Испании. Вторую функцию, и это подтвердилось уже в самом начале Второй мировой войны, они также не могли выполнять самостоятельно — их нужно было поддерживать или, в конечном счете, заменять танками с более мощным вооружением, например, с 75-мм пушкой, способной не только поражать технику противника, но и вести эффективный огонь осколочно-фугасными снарядами.

Отдельная рота трофейных танков на Западном фронте. Март 1942 года. На переднем плане — Pz.III Ausf.J «Смерть Гитлеру».

Отдельная рота трофейных танков на Западном фронте. Март 1942 года. На переднем плане — Pz.III Ausf.J «Смерть Гитлеру».

Немецкий танк Pz.III Ausf.J, подбитый экипажем гвардии младшего лейтенанта В.А. Рубцова. Северо-Кавказский фронт, январь 1943 года.

Немецкий танк Pz.III Ausf.J, подбитый экипажем гвардии младшего лейтенанта В.А. Рубцова. Северо-Кавказский фронт, январь 1943 года.

Впрочем, к необходимости сочетать «легкие-средние» танки с танками, вооруженными 75-мм пушкой, пришли уже в середине 1930-х годов. Только решали эту проблему по-разному: англичане устанавливали в штатные башни некоторой части своих крейсерских танков 76-мм гаубицы вместо 2-фунтовых пушек; в СССР выпустили несколько сотен артиллерийских танков БТ-7А с 76-мм пушкой в увеличенной башне; немцы же пошли по наиболее кардинальному и наиболее сложному пути, создав два разных танка.

Средний танк Pz.III Ausf.L, подбитый в районе Сталинграда. Ноябрь 1942 года.

Средний танк Pz.III Ausf.L, подбитый в районе Сталинграда. Ноябрь 1942 года.

В самом деле, в 1934 году четыре немецкие фирмы получили заказ на разработку «машины командира роты» — ZW и «машины командира батальона» — BW. Само собой разумеется, что это были лишь номинальные девизы. Технические задания на них были близкими. Например, их базовая масса составляла 15 и 18 т соответственно. Существенные различия имелись лишь в вооружении: одна машина должна была нести 37-мм, другая — 75-мм пушку. Близость техзаданий и привела к созданию двух практически идентичных по массе, габаритам и бронированию, но различавшихся по вооружению и в итоге — абсолютно разных по конструкции машин: Pz.III и Pz.IV.

Компоновка «четверки» была явно более удачной. Достаточно сравнить схемы бронекорпусов, чтобы в этом убедиться.

Оценка машины
Красноармейцы осматривают Pz.III Ausf.J, оборудованный противокумулятивными экранами. Брянский фронт, август 1943 года.

Красноармейцы осматривают Pz.III Ausf.J, оборудованный противокумулятивными экранами. Брянский фронт, август 1943 года.

У Pz.IV нижняя часть корпуса уже, чем у Pz.III, но компоновщики фирмы Krupp, расширив подбашенную коробку до середины надгусеничных полок, довели диаметр башенного погона в свету до 1680 мм, против 1520 мм у Pz.III. За счет более рациональной компоновки моторного отделения у Pz.IV заметно больше по длине отделение управления. Результат налицо: у Pz.III нет посадочных люков механика-водителя и стрелка-радиста. К чему это может привести в случае необходимости экстренно покинуть подбитый танк, понятно без объяснений. В целом же при практически одинаковых габаритных размерах забронированный объем у Pz.III был меньше, чем у Pz.IV.

Трудно дать объяснение появлению столь близких техзаданий, равно как и последующему принятию на вооружение обоих танков. Куда логичнее было бы принять один танк, но с двумя вариантами вооружения. Такое решение повлекло бы за собой значительно меньше издержек в будущем. Совершенно очевидно, что немцы тут допустили ошибку.

Танки сопровождения Pz.III Ausf.N из состава 501-го тяжелого танкового батальона. Тунис, конец 1942 года. Любыми средствами, включая мешки с песком, экипажи стремились повысить защищенность своих боевых машин.

Танки сопровождения Pz.III Ausf.N из состава 501-го тяжелого танкового батальона. Тунис, конец 1942 года. Любыми средствами, включая мешки с песком, экипажи стремились повысить защищенность своих боевых машин.

Один из наиболее известных немецких танкистов периода Второй мировой войны — командир 2-го батальона 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии майор Беке дает последние указания подчиненным перед атакой. На заднем плане — командирский танк Pz. Bf. Wg.III Ausf.К. Курская дуга, июль 1943 года.

Один из наиболее известных немецких танкистов периода Второй мировой войны — командир 2-го батальона 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии майор Беке дает последние указания подчиненным перед атакой. На заднем плане — командирский танк Pz. Bf. Wg.III Ausf.К. Курская дуга, июль 1943 года.

Вместе с тем в своей категории «легких-средних» танков Pz.III оказался наиболее совершенным, в наименьшей степени унаследовавшим недостатки, характерные для легких танков. После того как было усилено его бронирование и вооружение, а масса превысила 20 т, что практически делало «тройку» средним танком, превосходство над «одноклассниками» еще больше возросло. Оно многократно усиливалось и превосходством в тактических приемах использования танковых частей и соединений. В результате у германского командования в первые два года войны не было особых причин для беспокойства по поводу боевых качеств Pz.III.

Ситуация полностью изменилась в 1941 году, когда на Восточном фронте немцы столкнулись с Т-34, а в Африке — с «Грантом». Над ними Pz.III тоже имел определенные преимущества. В частности, Т-34 он превосходил по количеству и качеству приборов наблюдения и прицеливания, удобству работы экипажа, легкости управления и технической надежности. «Грант», сопоставимый с «тройкой» по оснащению приборами наблюдения и надежности, уступал немецкой машине по конструкции и компоновке.

Схемы бронекорпусов танков.

Схемы бронекорпусов танков.

Правда, все эти достоинства сводило на нет главное: советская и американская машины были сконструированы в рамках перспективной концепции «универсального» танка, призванного заменить как «легкие-средние», так и танки поддержки. В СССР к пониманию необходимости такой замены пришли в результате долгого пути эволюции «легких-средних» танков. В США эволюции вообще никакой не было, но американцы сделали быстрые и, самое главное, правильные выводы из чужого опыта.

А что же немцы? Судя по всему, к середине 1941 года они в полной мере осознали серьезность допущенной ошибки. 6 сентября 1941 года Гитлеру был представлен доклад, в котором обосновывались выгоды от «объединения» Pz.III и Pz.IV. Делу был дан ход, и несколько фирм получили задание на проработку различных вариантов Panzerkampfwagen III und IV n.A. (n.A. neue Ausfuhrung — новое исполнение).

Дольше всего в войсках эксплуатировались командирские варианты «троек». Pz.Bf.Wg.III Ausf.K из состава 2-го танкового полка 16-й танковой дивизии. Восточный фронт, конец 1943 года.

Дольше всего в войсках эксплуатировались командирские варианты «троек». Pz.Bf.Wg.III Ausf.K из состава 2-го танкового полка 16-й танковой дивизии. Восточный фронт, конец 1943 года.

Фирма Krupp построила два прототипа, представлявшие собой Pz.III с новой ходовой частью, предназначавшейся для Pz.III/ IV. Опорные катки располагались в шахматном порядке, подвеска была торсионной. Обе машины довольно долго проходили испытания на различных полигонах. Отрабатывались и другие варианты подвески и ходовой части. Проектирование и испытания привели в начале 1942 года к созданию унифицированного шасси Geschutzwagen III/IV, у которого опорные катки, подвеска, поддерживающие катки, направляющие колеса и гусеницы были заимствованы у танка Pz.IV Ausf.F, а ведущие колеса, двигатель и коробка передач — у Pz.III Ausf.J. Но идея «единого» танка так и не осуществилась. Этот проект был похоронен в марте 1942 года, после того как в Pz.IV Ausf.F установили 75-мм пушку с длиной ствола в 43 калибра, в одночасье и без хлопот превратив танк поддержки в «универсальный».

Применить подобное решение к Pz.III было нельзя. Непременным условием для создания «универсального» танка являлось наличие длинноствольной пушки калибром не меньше 75 мм, установить которую в башню Pz.III не представлялось возможным без существенных переделок в конструкции танка. А с 50-мм пушкой даже длиной в 60 калибров «тройка» оставалась все тем же «легким-средним» танком.

В итоге «универсальная» «четверка» состояла в серийном производстве вплоть до конца войны, шасси Geschutzwagen III/IV активно использовалось для создания различных самоходных орудий… А «тройка»? «Тройка» оказалась лишней.

Средний танк Pz.IV в бою под Тобруком. Ливия, 1941 год.

Средний танк Pz.IV в бою под Тобруком. Ливия, 1941 год.

Похожие книги из библиотеки

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.

Т-72. Уральская броня против НАТО

Т-72 — самый массовый советский танк второго послевоенного поколения. Более 30 лет «семьдесятдвойки» составляют основу танкового парка страны. Своей простотой и исключительной эксплуатационной надежностью они завоевали заслуженную популярность у танкистов.

Этот танк состоял на вооружении во всех армиях Варшавского Договора, в больших количествах экспортировался на Ближний и Средний Восток, в Азию и Африку. Танки этого типа участвовали в нескольких вооруженных конфликтах, включая Ливанскую и Ирано-иракскую войны, гражданскую войну в Югославии, наконец, операцию «Буря в пустыне». Т-72 — единственный советский танк, который встречался в бою с самыми современными танками НАТО.

Подробное описание конструкции, полные сведения о модернизациях и серийном производстве, малоизвестные факты боевого применения Т-72 — все это вы найдете в книге ведущего историка бронетехники.

“Цесаревич” Часть II. Линейный корабль. 1906-1925 гг.

Четырнадцать долгих месяцев продолжалось заточение “Цесаревича” в гавани германской колонии. Время, столь стремительно утекавшее, а в Порт-Артуре и каждый день усугублявшее осаду, здесь, в Циндао словно остановилось. Тягостное ощущение плена не покидало матросов и офицеров. Снова и снова каждый по-своему переживал обстоятельства того решающего боя 28 июля и всей войны. Осознание многих упущенных возможностей и технических неполадок тяжким гнетом лежало на душе у каждого моряка. Мучительно было чувствовать свою оторванность от Порт- Артура и невозможность помочь эскадре, которая, находясь так недалеко — в каких- то 200 милях — медленно погибала.

Маленькие «Тигры»

Эта книга посвящена достаточно малоизвестным германским боевым машинам, создаваемым уже в период Второй мировой войны. Большинство из них предназначалось для разведки и связи, меньшая часть — для поддержки пехоты, а также для выполнения иных специальных задач. Конструктивно их подвеска, да и многие другие агрегаты были подобны знаменитым немецким танкам «Тигр» и «Пантера», поэтому все семейство вполне можно было назвать маленькими «Тиграми». Однако этой технике не суждено было сыграть в великом противостоянии какую-либо значительную роль. Германская танковая промышленность с трудом справлялась с основными заказами и крупносерийно выпускать технику узкоспециального назначения уже не могла.