§ 4.3. Потери и трофеи

В январе – апреле 1918 г. финнам удалось вернуть почти все свои ледоколы, взятые российским флотом во время Первой мировой войны, причем вернуть с избытком. Список этот начинается с ледокола «Сампо», экипаж которого еще в январе 1918 г. ушел на ледоколе в Швецию. Далее следует «Тармо», захваченный 21 марта. За ним 29-го числа еще более дерзко, чем «Тармо», был захвачен «Волынец», являвшийся российской собственностью и никоим образом к Финляндии не относившийся. Впоследствии в мирном договоре между РСФСР и Эстонской республикой «Волынец» значился уже за последней.

3 апреля в Гангэ остались посыльное судно «Гриф» (бывш. ледокольный пароход «Боре I»), ледокольные буксиры «Садко» и «Черноморский № 1», а также 5 тральщиков-«богатырей» («Микула», «Добрыня», «Алеша Попович», «Поток Богатырь» и «Святогор»), которые впоследствие остались у финнов. Из всех них только «Черноморский № 1» и «Микула» были возвращены РСФСР по Юрьевскому мирному договору и в 1922 г. вновь включены в состав Морских сил Балтийского моря.[245]

4 апреля в Або-Аландских шхерах германскими трофеями стали ледокол «Муртайя» и ледокольный пароход «Драксфиерд» («Садко»). Вскоре их возвратили финнам. В Мариенхамне и Або были захвачены ледоколы «Лед», «Снег» (бывш. ледокольные буксиры «Днепр» и «Днестр») и «Ниеншанц», а также все 4 тральщика типа «Дуло». Несколько судов немцы отвели в Ревель, в том числе «Снег» и «Ниеншанц» {481}.

В Гельсингфорсе и Свеаборге трофеи оказались еще многочисленнее. Как и в Ревеле, среди множества оставленных русскими вспомогательных и портовых судов было более десятка судов ледового класса. Наконец, в начале мая 1918 г. в Котке финны задержали ледокол «Силач»…

Часть ледовых судов, приведенных балтийскими моряками в Кронштадт и Петроград, тоже можно считать трофеями. Так, во время эвакуации они «увели» бывшие финские суда: ледокол «Аванс» и ледокольные пароходы «Кречет» и «Ястреб», либавский «Ледокол 2» («Ворон») и ревельский «Город Ревель»; рижские ледокольные буксиры «Геракл» (бывш. «Геркулес», переименованный во время войны) и «Гернмарк» («Генмарк»), ревельские ледокольные буксиры – «Либаву» типа «Удалец», переименованную в 1916 г. в «Церель», и только что законченный постройкой в Ревеле буксир «Колывань»[246]. Впоследствие часть этих судов пришлось вернуть бывшим владельцам, например, «Ледокол 2», «Геракл» и «Гернмарк» репатриировали в Эстонию. [рис. 143]

Почти все оставленные в бывших российских портах и базах ледокольные суда вошли в состав финского, эстонского и латышского флотов. Юридически это было закреплено в ходе мирных договоров между РСФСР и указанными странами.

В соответсвии с дополнительной статьей мирного договора с Эстонской республикой, подписанного 2 февраля 1920 г., ее собственностью признали 12 ледоколов и ледокольных буксиров[247] {482}. Современные эстонские историки числили в своем флоте после 1921 г. кроме большого (морского) ледокола «Волынец», еще как минимум 15 ледовых судов (ледоколов и ледокольных буксиров),[248] в годы Первой мировой войны входивших в состав Балтийскиго флота или работавших в балтийских портах Российской империи {483}.

Латышам повезло меньше. Единственный их крупный ледокол «Петр Великий» погиб, и в Ригу из Ревеля (Таллина) были отправлены ледокольный буксир «Матрос», превратившийся в ледокол «La?plesis» («Лачплесис»), и небольшой буксир «Элизабет», переименованный в «N?ra».

По Юрьевскому мирному договору между РСФСР и Финляндской республикой, подписанному 23 октября 1920 г., финны не только смогли оставить у себя некоторые из российских ледокольных судов, но и получили обратно «Аванс».[249] Этот отличившийся в «Ледовом походе…» ледокол недолгое время значился на хранении, а с сентября 1918 г. – в составе действующих судов флота, в 1920 г. – в составе ледокольно-спасательного отряда. В мае 1922 г. «Аванс» был исключен из списка судов и сдан в Петроградский торговый порт, а затем возвращен Финляндии, где ледокол, переименованный в 1924 г. «Апу» («Apu»[250]) и выкупленный государством, продолжал работать до 1959 г.

Первый финский ледокол «Муртайя» оставался в строю до сентября 1958 г., когда была спущена на воду новая «Муртайя» – значительно более совершенный дизельный ледокол типа «Карху» мощностью 7500 л.с. {484}. Ледоколам американского типа «Сампо» и «Тармо» тоже предстояла «долгая жизнь». Оба они вошли в состав финского флота и в годы Второй мировой войны использовались для военных целей. Так, «Тармо» вооружили двумя 120-мм орудиями в башенной установке, поставленной на баке. В начале 1940 г. в Котке судно было атаковано советской авиацией и сильно повреждено авиабомбами (оторвана вся носовая часть), но затем было восстановлено[251] {485}. «Сампо» списали в 1961 г., когда появился новый ледокол с тем же названием (типа «Карху»). «Тармо» (с 1963 г. – «Апу») вывели из эксплуатации в марте 1969 г. Подобно «Сампо» его планировали сдать на слом, но финны решили сохранить исторический ледокол. «Тармо» и сегодня находится в Хельсинки на плаву под первоначальным названием как судно-музей. [рис. 144]

«Долгожителями» оказались и ледокольные (ледорезные) буксиры. «Садко» (бывший «Грёйхаре») германские моряки передали обратно финнам. Известно, что буксир под новым наименованием – «Kustaanmiekka» (с 1923 г.) во время Второй мировой войны был зачислен в состав финских ВМС, а списан в 1955 г. в Хельсинки. Буксир свеаборгской крепостной артиллерии «Бомба» в апреле 1918 г. вошел в финский флот как «Sandhamn», а через несколько месяцев – как «Santahamina». С 1926 г. эксплуатировался на оз. Сайма, в 1938 г. был продан г. Пори и стал называться «Santtu». После Второй мировой войны вновь вошел в состав финского флота как тральщик. В 1982 г. подобно «Тармо», стал музейным судном в г. Пори. [рис. 145 а; б]

Спасатель «Ассистанс» («Assistans»), построенный в 1900 г. в Швеции (Motala Verkstads Nya Ab) для финского Спасательного общества «Нептун», после пребывания в составе российского флота в годы Первой мировой войны был возвращен прежнему владельцу и оставался в строю до конца 60-х гг. В 1969 г. был списан. Спасательный буксир «Геро» («Gerro»), построенный в 1895 г., после Бресткого мира возвращен в Котку прежнему владельцу, а в 1921 г. продан Спасательному обществу «Нептун». Находился в строю до 1962 г.

Буксиры типа «Дуло» вошли в состав финской береговой охраны. «Ствол» в 1919 г. затонул. «Цапфа», переименованная в 1918 г. в МТ-2, а затем в «Tuppura», в 1945 г. возвращена СССР (по репарации). «Дуло» (MT-1 в 1918 г., «Vallisaari» в 1925 г.) и «Тумба» (МТ-4 и «Teikari» в 1918 г.) были списаны в 50-х гг.

Оба бывших каботажных ледокольных парохода, оставшихся в 1918 г. в Финляндии, – тральщик «Планета» (бывш. «Якорь» и «Аура I») и «Драксфиерд» («Садко») – в том же году возвратились к прежним владельцам {486}. Судно «Драксфиерд» в 1921 г. было продано шведскому судовладельцу, затем еще кому-то, но продолжало плавать на Балтике до 1952 г., пока не было сдано на металлолом.

Несмотря на понесенные во время Первой мировой и Гражданской войн потери, в советском флоте на Балтике в 1921–1922 гг. осталось значительное число судов ледового плавания. Среди них – 10 ледоколов и 30 ледокольных буксиров… [табл. 28] Еще один ледокол («Торос») достроили в 1929 г. Два больших щитовых буксира, причисленных тогда к ледоколам, превратили в баржи «Гражданин» и «Гражданка».

Все ледоколы и б?льшая часть ледокольных буксиров были переданы национализированному торговому флоту и обеспечивали проведение зимних навигаций в Петроградском (Ленинградском) порту и в Финском заливе.

Именно эти суда вместе с несколькими ледоколами, перешедшими в начале 20-х гг. с Белого моря, в течение 2 десятилетий составляли советский ледокольный флот. Несмотря на разнотипность входивших в его состав судов, за которую его именовали «музеем образцов», этот флот сумел обеспечить зимние навигации в Финском заливе, на Черном и Азовском морях, участвовал в освоении Арктики, воевал в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. и до конца 50-х гг. продолжал работать на ледовых трассах нашей страны.

В биографию каждого из первых ледокольных судов России вмещается какой-то период истории. Судьба кораблей оказалась связанной с такими гигантскими событиями, как Первая мировая и Гражданская войны. Многие из них участвовали еще в Великой Отечественной. И это не считая ежегодной многолетней работы во льдах в мирное время… В результате о каждом ледокольном судне следовало бы рассказать отдельно. Однако объем и тематика данной книги не позволяют это сделать. Далее приводятся лишь краткие сведения о ледовых судах Балтийского флота, повествуется о судьбах ледоколов, работавших в других морских бассейнах страны и на оз. Байкал.

Таблица 27

§ 4.3. Потери и трофеи
§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 139. «Ледовый поход» Балтийского флота в феврале – апреле 1918 г.

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 140. Сторожевое судно эстонского ВМФ «Мардус» (бывш. «Барсук»)

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 141. Карта-схема Рижского залива и пролива Моонзунд (с отметкой о наибольшей толщине льда)

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 142. Характер ледяного покрова Финского и Рижского заливов за 5 лет (1920–1925 гг.)

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 143. Ледокольный буксир «Колывань»; а) продольный разрез, б) сечение по миделю

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 144. Ледокол-музейное судно «Тармо»

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 145 а. Ледокольный буксир «Бомба» в Свеаборге

§ 4.3. Потери и трофеи

Рис. 145 б. Ледокольный буксир «Бомба» (вид на носовую часть парохода)

Таблица 28

§ 4.3. Потери и трофеи
§ 4.3. Потери и трофеи

Похожие книги из библиотеки

Переносные зенитные ракетные комплексы

Переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК) представляют собой легкое и компактное управляемое оружие, предназначенное для борьбы с различными воздушными целями в ближней зоне. Габариты, вес, массовость производства, реализация принципа «выстрелил и забыл» в системах наведения наиболее распространенных комплексов в числе прочего обусловили широкое распространение этого оружия мире, включая развивающиеся страны, в которых такими системами в немалых количествах обладают многочисленные негосударственные вооруженные формирования. От поколения к поколению значительно возросла эффективность комплексов и дальность поражения ракетами при сохранении прежних массо-габаритных характеристик. В совокупности вышесказанное делает ПЗРК грозным оружием как на поле боя, так и при применении в отдельных операциях и террористических целях, а их распространение — трудно отслеживаемым и контролируемым.

В работе представлен общий обзор истории создания комплексов, характеристики наиболее массовых образцов, практики применения, средств противодействия, а также масштабов распространения.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Военно-морское соперничество и конфликты 1919 — 1939

В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Легкий танк «Шеридан»

Запрос проектов «бронированной разведывательной/воздушно-десантной штурмовой машины» (Armored Reconnaissance/Airborne Assault Vehicle, AR/AAV) был разослан всем американским фирмам, связанным с производством бронетехники. Лучшим из представленных оказался проект танка ХМ551 фирмы «Дженерал Моторс».

Конструкторы зашли в тупик. Для борьбы с Т-54 требовалось орудие калибра не менее 90 мм, но установка такой пушки влекла за собой увеличение массы до неприемлемого для воздушно-десантной машины значения. Выход из создавшейся ситуации появился с началом испытаний революционного на тот момент оружия — комбинированной пушки/пусковой установки, способной стрелять как обычными снарядами, так и ПТУР «Шиллела». С новой системой связывались далеко идущие планы — ею предполагалось вооружить танки М60А2 и МВТ70. Так почему бы не попробовать установить пушку/пусковую установку и на легкий танк?

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»