Главная / Библиотека / Голландские крейсера Второй Мировой войны /
/ Третий крейсер для ост-индских колоний

Глав: 13 | Статей: 61
Оглавление
Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!

Третий крейсер для ост-индских колоний

Третий крейсер для ост-индских колоний


Пережив ужасы мировой войны, послевоенный мир глубоко верил в то, что «Великая война» была последней в истории человечества, и потому следует немедленно ликвидировать за ненадобностью вооруженные силы всех держав, забывая знаменитую мудрость древних: Si vis pacem, para bellum[5 Лат. «Желая мира, готовься к войне».]. С начала 20-x годов наступила «эпоха «разоруженческих» конференций», стремившихся сократить рост морских вооружений.

В нейтральных Нидерландах разделяли общеевропейские пацифистские настроения. Потеря в ходе военных действий ощутимой части тоннажа торгового флота и затраты на обеспечение собственного нейтралитета нанесли Голландии огромный материальный и финансовый ущерб. Это привело к обычному дефициту средств, выделяемых на национальную оборону, что, прежде всего, касалось военно-морского флота. В этих условиях о закладке новых кораблей не могло быть и речи, поскольку вынесение на рассмотрение голландского парламента любого предложения о развитии морских сил имело бы результатом гарантированный провал.

Впрочем, такое положение было бы вполне оправданным, если бы дело касалось только ставших вполне мирными европейских пределов страны. Воды метрополии были достаточно защищены легкими миноносными силами береговой обороны и канонерскими лодками. К тому же эта защита могла быть быстро усилена обширными минными постановками. Но суть проблемы состояла в том, что Голландии требовался значительный морской флот для защиты «страны тысячи островов» — Голландской Ост-Индии, богатой различными видами сырья и, в частности, располагавшей главными запасами нефтяных ресурсов планеты. В 20-х годах Ост-Индия была седьмой в мире по нефтедобыче, объем которой составлял 20 млн. баррелей в год, что в 10 раз превышало нефтяные ресурсы вероятного агрессора—Японии.

Япония в полной мере использовала все выгоды от вступления в первую мировую войну в качестве союзника Великобритании. Без особых усилий и почти без потерь она приобрела немецкую концессию в Циндао и всю островную империю Германии в Южных морях — Маршалловы, Каролинские и Марианские острова[6 По секретному договору с Англией и благодаря ее поддержке Япония сохранила после войны все свои военные приобретения.]. Именно в этот период определились два главных направления японской экспансии — западное (оставшийся без последствий из-за вмешательства США и Англии японский ультиматум Китаю в 1915 году) и южное: Индокитай и острова Юго-Восточной Азии, причем самой желанной целью для японцев здесь являлась богатая нефтью, каучуком и оловом Голладская Ост-Индия и ее «жемчужина» — остров Ява. После неудачи с ультиматумом планы относительно Китая были отложены на будущее и превалирующим направлением стало южное.

Япония не разделяла антивоенной эйфории европейцев и американцев и, не помышляя о разоружении, упорно продолжала претворять в жизнь программу «Флот 8-8». Только что захваченные острова лихорадочно укреплялись постройкой десятков морских баз и военных аэродромов. Согласие японцев подписать Вашингтонский морской договор 1922 года было куплено обязательством США и Великобритании не строить военно-морских баз, находящихся ближе к Японии, чем существующие в Сингапуре и на Гавайях. Это означало, что у японцев развязаны руки в западной части Тихого океана.

Нельзя сказать, что в Нидерландах не сознавали нависшей над своими колониями угрозы, но Голландия не имела ни финансовых, ни политических возможностей построить большой флот, способный противостоять японскому. В начале 1920 года была создана комиссия, получившая задание обобщить опыт минувшей войны и составить планы развертывания голландского флота в случае открытия военных действий, определив его стратегические задачи и потребность в новых кораблях. Комиссия признала европейские военно- морские силы, состоящие из минных заградителей, «москитного» торпедного флота и канонерок, вполне достаточными для обороны страны. Перед основной частью голландского флота ставилась задача обеспечения защиты ост-индских колоний, которым грозила опасность, главным образом, с севера — со стороны императорского флота Японии. Для обороны Зондского архипелага предназначались, прежде всего, подводные лодки, которые должны были, взаимодействуя с эсминцами, принять на себя еще и разведывательные функции. Предусматривалась также постройка 4 крейсеров для обеспечения эскорта подлодок во время их перехода в надводном положении в районы патрулирования и обратно. В 1920 году в составе голландского флота еще не было ни одного современного крейсера: Java и Sumatra находились в достройке, а заказ третьего корабля серии (Celebes) был аннулирован. По итогам работы комиссии, потребности колониального флота определялись строго ограниченным количеством боевых кораблей: 4 крейсера, 24 эсминца, 32 подводные лодки и несколько более мелких единиц других классов.

Следующая комиссия должна была проанализировать выводы, сделанные первой. После длительных дебатов ее члены постановили пересмотреть планы развития голландского флота и, в конце концов, решили сократить количество требуемых кораблей до 12 эсминцев и 16 подводных лодок. Тем не менее, в 1923 году представленный парламенту урезанный «План развития флота 1922 года» был отвергнут с перевесом всего в один голос. Позднее, однако, были приняты планы постройки 8 эсминцев типов De Ruyter (Van Ghent) и Van Galen, заложенных в 1925 году, равно как и малых подводных лодок прибрежного действия, около десятка которых были построены до начала 30-х годов, когда решили перейти к строительству больших океанских субмарин, способных вести длительное океанское патрулирование.



Таким представлялся крейсер Celebes (будущий De Ruyter) в 1932году. Иллюстрация в ежегоднике Jane's Fighting Ships 1932

Все следующее десятилетие голландцы надеялись, что их малые подводные лодки будут в состоянии самостоятельно уничтожить неприятельский флот или предотвратить само вторжение. Вошедшая в строй пара стремительно устаревавших крейсеров и самолеты берегового базирования также должны были встретить вражеские корабли еще за пределами ост-индских владений Голландии. Впрочем, главной задачей крейсеров типа Java по-прежнему оставалась охрана подлодок в надводном положении. Таким образом, учитывая тот факт, что площадь Индонезии равняется площади Европы, а находившиеся тогда в постройке 4 японских крейсера типов Како и Aoba по силе намного превосходили корабли голландского флота, можно утверждать, что эта оборонительная доктрина была более чем оптимистичной.

А тем временем, пока Голландия тешила себя утопией в надежде на силу своего малого флота, мир не стоял на месте. Состоялась Вашингтонская конференция 1922 года, после которой все крупнейшие морские державы интенсивно взялись за строительство так называемых «договорных крейсеров» (позднее, по градации Лондонской морской конференции 1930 года — тяжелых крейсеров или крейсеров «категории А»). «Вашингтонская лихорадка» отшумела после того, как был выявлен ряд отрицательных качеств этих кораблей. В начале 1930 года открылась Лондонская конференция, которая специально занималась вопросом о малых крейсерах и установила тип «крейсера категории В» или «легкого крейсера» с предельным калибром главной артиллерии в 155 мм и предельным водоизмещением 10000 т. Установив лимиты тоннажа этих крейсеров, Лондонская конференция, подобно Вашингтонской, дала толчок к новому витку гонки морских вооружений.

В 1930 году в Нидерландах была создана очередная комиссия. Итоги ее работы в целом подтверждали выводы предыдущей, за исключением вновь пересмотренного количественного состава флота. Комиссия рекомендовала иметь в составе ост-индского флота 3 крейсера, ^эсминцев и 18 субмарин, для чего требовалось построить один крейсер, четыре эсминца и шесть подлодок. Эту кораблестроительную программу парламент принял в том же году, причем необходимость иметь в Ост-Индии 3 крейсера была признана безоговорочно — слишком уж явным было превосходство японской морской мощи.

К 1930 году оба крейсера типа Java уже считались устаревшими. Из соображений экономии третий голландский крейсер должен был быть меньше их водоизмещением. Считалось достаточным вооружить его восемью 150-мм орудиями, хотя крейсера потенциального противника — японские, типов Како и Aoba — имели по 6 200-мм орудий, т.е. фактически восьмидюймовых[7 Эти крейсера стандартным водоизмещением 7100т, как и голландские крейсера типа Java, проектировались по опыту мировой войны и должны были превзойти все современные зарубежные аналоги более мощной артиллерией, скоростью 35 узлов, лучшей защитой и значительным радиусом действия. И японцам это удалось в большей мере, чем голландцам — не являясь “вашингтонскими" по водоизмещению, характеристики этих кораблей, вошедших в строй в 1926-27 годах, были очень близки к стандартам договорных крейсеров.]. Проведенный среди офицеров флота опрос показал, что мнения разделились. Одни требовали вооружить новый корабль артиллерией такого же калибра, как у японцев, другие высказывались за постройку быстроходного крейсера только с 6 150-мм орудиями, третьи настаивали на непременном его вооружении торпедами. Были и такие, которые вообще предлагали выделенные средства направить на развитие морской авиации.

Наконец, в том же году морское министерство объявило о постройке крейсера «категории В» водоизмещением 5250 т и с вооружением из 6 150-мм орудий. Такое слабое вооружение корабля (2x2 в корме и 2x1 в носу) оправдывалось тем, что это позволяло достичь скорости 32 узла и сохранить бронирование, как на крейсерах типа Java. Стоимость крейсера, который должен был войти в строй в 1934 году, достигала 12,5 млн. гульденов. Это решение сразу же подверглось сокрушительной критике в основном из-за небольших размеров и слабого вооружения. В частности, указывалось, что даже при незначительном увеличении водоизмещения возможно довести количество орудий главного калибра до восьми. А объявленый вскоре конкурс на лучший проект нового корабля вызвал поток работ с предложением построить «уменьшенный вашингтонский крейсер» водоизмещением 8000 т с шестью 203-мм орудиями вроде английских тяжелых крейсеров типа York.

Тем не менее, от первоначального проекта корабля с шестью шестидюймовками не отказались и на 1930-34 финансовые годы были по частям расписаны статьи расходов на его постройку. Частично она должна была финансироваться из бюджетных отчислений на развитие флота метрополии, а другую половину средств обязали предоставить власти Голландской Ост-Индии. Это еще более затруднило дело, поскольку колониальные власти, уменьшив налоги на 3 миллиона гульденов, едва не сорвали постройку крейсера. Впрочем, в те годы всеобщего экономического кризиса интересы национальной обороны вновь отошли на второй план.

Несмотря на финансовые трудности, работа над проектом продолжалась и в 1932 году приняли компромиссное решение удлинить корпус, чтобы оптимизировать обводы, а это, в свою очередь, позволяло увеличить скорость и улучшить мореходность. Удлинение корпуса повлекло за собой также увеличение водоизмещения, что дало возможность разместить еще одно150-мм орудие над носовой башней ГК и катапульту позади трубы.

Столь медленная разработка проекта создавала впечатление, что новый крейсер скорее заменит один из двух построенных в прошлом десятилетии и теперь быстро стареющих крейсеров типа Java, чем количественно увеличит голландский флот Ост-Индии. Между тем Япония стремительно наращивала мощь своих военно-морских сил. В 1927-28 годах были спущены на воду первые настоящие «вашингтонские» крейсера Японии — 4 корабля типа Муоко, вооруженные десятью 203-мм орудиями каждый, а в 1930-31 годах еще 4 подобных крейсера типа Atago. В Нидерландах лишь 1 сентября 1932 года окончательно решились на постройку нового крейсера и определили срок его готовности — 1 января 1936 года.



Начальный этап постройки крейсера De Ruyter Видна конструкция двойного дна и броневых траверзов


Стапельный период постройки крейсера. Идет монтаж палубных конструкций

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.136. Запросов К БД/Cache: 3 / 1