Глав: 13 | Статей: 61
Оглавление
Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!

Вооружение

Вооружение

Первоначально вооружение крейсера должно было состоять из шести 150-мм орудий в 3 двухорудийных башнях и четырех 105-мм зенитных орудий Bofors в 2 сдвоенных установках. Позднее, в связи с увеличением водоизмещения, полученные объемы были использованы для установки дополнительного, седьмого, орудия, оснащения крейсера бортовой авиацией и авиационным оборудованием, а также для усиления зенитного вооружения корабля.

Из семи скорострельных орудий Bofors (немецкого производства) калибра 150 мм шесть, типа MkIX, размещались в трех двухорудийных башнях, оборудованных дальномерами. Седьмое, типа MkХ, было установлено на штыревом станке и закрывалось глубоким башенноподобным щитом. Для размещения артиллерии главного калибра голландцами была избрана так наз. «ретирадная» схема, при которой две из трех артиллерийских башен располагались в корме. Такая схема особенно выгодна при боях « отходе, что, впрочем, соответствовало реальному соотношению сил на предполагаемом театре военных действий. Башня №1 находилась в носовой части, а башня №2 — в конце очень длинного полубака. Третью башню разместили на палубе юта, седьмое же орудие—на носовой надстройки перед боевой рубкой. Башни №1 и №2 весили по 71,2 т, башня №3 — 70,6 т. Горизонтальные углы обстрела для башен Mil, №2 и одноорудийной установки MkХ составляли 147° на борт, а для башни №3 — 140° на борт. Одноорудийная установка MkХ вместе со щитом имела весу 25 т и была дополнительно приспособлена для стрельбы осветительными снарядами. 150-мм орудия Bofors с углом возвышения от -15° до +60° имели длину ствола 7,8 м. Баллистические данные главной артиллерии De Ruyter были такими же, как у шестидюймовок крейсеров типа Java (дальность стрельбы — 21200 м, масса бронебойного снаряда — 46,7 кг, осколочного — 46,0 кг). Но ГК De Ruyter давал такой же по весу бортовой залп, как и вся 10-орудийная артиллерия последних, где в бортовом залпе могли участвовать те же 7 стволов главного калибра.

Система приборов управления огнем ГК фирмы Hazemeyer получала целеуказание от двух КДП на носовой и кормовой надстройках. Первый находился на верхней платформе башенноподобной носовой надстройки и включал в себя 6-метровый стереодальномер фирмы Zeiss вместе с визиром центральной наводки. Носовой дальномер имел углы вертикального наведения в пределах от -12° до +48°. Кормовой КДП располагал 4-метровым «цейссовским» дальномером с углами вертикального наведения от -15° до +45°. Система обеспечивала ведение огня:

- по видимой и временами скрывающейся морской цели, движущейся со скоростью до 40 узлов, и видимой береговой цели — на ходу корабля;

- по невидимой береговой цели — с якорной огневой позиции.

Зенитное вооружение крейсера было уникальным. Отказавшись от 76-127-мм орудий универсального калибра, голландцы вооружили De Ruyter десятью 40-мм зенитными автоматами Bofors модели MkIII — спаренными установками с системой управления фирмы Hazemeyer, сопряженной с 2-метровыми дальномерами системы Zeiss, которые находились непосредственно на автоматах. Кроме того, каждый «бофорс» имел коллиматорный прицел. 40-мм орудие фирмы Bofors массой (в зависимости от модели) 508-528 кг имело общую длину 3690,6-3695,7 мм. Ствол длиной 2249,88 мм весил ЮЗ- 104 кг. Заряд весом 0,326 кг придавал 0,894-кг снарядам начальную скорость 881 м/с. Максимальная дальность стрельбы по горизонтали составляла 9830 м, по вертикали — 7160 м. Живучесть ствола — 10000 выстрелов, а максимальная скорострельность — 120 выстрелов в минуту. При ведении огня по горизонтали скорострельность была несколько выше за счет ускоренной подачи боезапаса (140-150 в/мин). Заряжание производилось вручную. Снаряды в обоймах по 4 штуки в каждой вкладывались в специальный проводник, находящийся в замковой части орудия. Орудийный станок Hazemeyer MkIII придавал стволу углы возвышения от - 10° до +90°. Максимальная скорость подъема ствола — 25°/с. Эти полностью автономные установки с собственными вычислительными устройствами стабилизировались в трех плоскостях и имели дистанционную систему наведения из постов управления зенитным огнем. Не удивительно, что в годы войны эту систему управления скопировали англичане. Однако на De Ruyter великолепные возможности этой революционной артсистемы практически сводились к нулю ее крайне неудачным расположением: из-за концентрации зенитной батареи в одном месте (на кормовой надстройке) корабль оказался сильно уязвим для авиации с носовых курсовых углов и по той же причине существовала серьезная угроза вывода из строя всей ПВО корабля в результате единственного удачного попадания в кормовую надстройку.



Монтаж 150-мм орудия в носовой башне ГК


Двухорудийная башня 150-мм орудий Во fors MkIXL50

Левый окуляр башенного дальномера показан без брезентового чехла.



150-мм установка Bofors MkXL50


Бронированный КДП с дальномером артиллерии ГК на носовой надстройке


1200-мм боевой прожектор

Легкое зенитное вооружение крейсера состояло из четырех спаренных установок пулеметов калибра 12,7 мм фирмы Solothurn. Две из них смонтированы на открытом ходовом мостике, а остальные — тремя ярусами выше носового КДП. Они также были стабилизированы в трех плоскостях и легко демонтировались для установки на корабельных катерах. Кроме того, на крейсере имелись в палубных установках 4 легких (7,7-мм) пулемета модели Mk IV и два учебных орудия калибра 37 мм. Общий вес вооружения крейсера вместе с боезапасом достигал 500 т.

Для ночного боя служили 4 1200-мм прожектора, 3 из которых были установлены на носовой надстройке, а четвертый — на прожекторной площадке на дымовой трубе.

De Ruyter не имел торпедных аппаратов. Носителями торпед голландской военно-морской доктриной были избраны эсминцы и построенные несколько позже «торпедные крейсера» типа Тгомр.

До появления радаров отличительной и почти обязательной характеристикой всех больших кораблей, в том числе и легких крейсеров, являлось наличие бортовой авиации. На крейсере De Ruyter для разведки и корректировки артиллерийского огня предназначались два двухместных гидросамолета-биплана смешанной конструкции Fokker C.XIW весом 2555 кг. Этот одномоторный двухпоплавковый катапультный разведчик с максимальной скоростью 280 (270) км/ч, потолком 6400 (6800) м и дальностью полета 6800 км изначально проектировался как корабельный самолет, но судьба рассудила иначе.

Большая часть самолетов типа C.XIW служила в базовых авиачастях Голландской Ост-Индии, и только 8 машин базировались на кораблях[9 Имеются данные, что из двух штатных корабельных разведчиков Fokker C.XI.W на крейсере имелся только один. Однако эта информация могла возникнуть уже после того, как в период нейтралитета Нидерландов (осень 1939 - весна 1940) один из самолетов крейсера, доставлявший почту на корабль, разбился в районе о. Бангка.].

Один из самолетов размещался на катапульте, а другой — на специальной платформе между катапультой и кормовой надстройкой. Обе машины были практически в боеготовом состоянии, но без топлива. Заправка производилась непосредственно перед вылетом. Запас авиационного бензина (7,5 т) находился в специальных цистернах глубоко в недрах корабля — в помещениях двойного дна. Тем не менее, несмотря на все меры предосторожности, использование авиации с кораблей всегда было сопряжено с риском пожаров и повреждений в бою или при неудачном старте.

Применявшаяся на «явах» старая система обеспечения полетов бортовой авиации создавала многочисленные проблемы, связанные с остановкой корабля при спуске гидросамолетов на воду и подъеме их с воды после возвращения с разведки и посадки вблизи корабля. Во- первых, неизбежная остановка при осуществлении этих операций превращала корабль в прекрасную неподвижную цель для подводных лодок и авиации противника, а в бою такая остановка вообще была невозможна. Во-вторых, даже при незначительном волнении моря операции подъема-спуска сопровождались обрывами тросов и, зачастую, поломками самолетов. В связи с этим крейсер De Ruyter оборудовали новой техникой — катапультным комплексом, позволявшим обеспечивать патрулирование и наблюдение с воздуха обширных районов моря вокруг корабля. Длительность разведки напрямую зависела от количества запускаемых самолетов. И хотя применение катапульты также не было лишено тех же недостатков, с которыми все же приходилось мириться (остановка корабля для подъема самолета на борт), тем не менее это значительно снижало неизбежный риск.

На De Ruyter корабельная катапульта производства немецкой фирмы Heinkel была установлена на шканцах за трубой. Ростокская фирма Эрнеста Хейнкеля, в начале 30-х годов являлась чуть ли не единственной в мире, производившей паровые авиационные катапульты. Несмотря на то, что в этот период во всех флотах происходил переход на пневматические и пороховые катапультные комплексы, фирма Хейнкеля процветала даже в годы великой депрессии — заказов на катапульты было вполне достаточно. Кстати, нелишне вспомнить, что одним из активнейших заказчиков фирмы являлся Советский Союз, в течение 1929-1932 годов получивший несколько катапульт и 28 самолетов Не-55 к ним. Именно такие крупные заказы позволили Хейнкелю благополучно пережить великую депрессию 30-х годов и сохранить потенциал, обращенный затем на создание Люфтваффе.



Кормовой резервный КДП артиллерии ГК


Спаренная 40-мм зенитная установка Bofors MkIII


Корабельный катапультный разведчик Fokker С.XIW

Конструкция Хейнкеля, установленная на новом голландском крейсере (по одним данным, это была катапульта К-3, по другим — К-12), имела длину 18,64 м, угол поворота примерно 90° на борт и была приспособлена для запуска самолетов со стартовой массой в 2750 кг (до 3 т) и начальной скоростью до 125 (105) км/

4. Гидросамолеты поднимались с воды двумя электрическими кранами, обслуживавшими и часть корабельных плавсредств. Для облегчения конструкции, стрелы кранов были выполнены из алюминия. При различной высоте положения противовесов краны поднимали груз весом от 3 до 6 т с перемещением его на расстояние 9,6-4,1 м от борта корабля.

Как и большинство современных крейсеров, для снижения минной опасности De Ruyter имел параваны (типа «С» с буксировочными тросами длиной 5,5 м), а наиболее крупные корабельные катера оснащались тральным оборудованием.

Оглавление книги


Генерация: 0.276. Запросов К БД/Cache: 0 / 0