6.3. Броня крепка?

Между тем танкостроение в СССР шло своим чередом, и в начале 1942 г. главной проблемой была нехватка броневой стали. В прежние годы широко гуляла легенда (которая и сегодня в ходу), что броневая защита отечественных танков первого периода войны была вполне адекватной задачам и чуть ли не абсолютно неуязвимой на поле боя. Распространялись истории, как некий танк (Т-34 или КВ) разгуливал словно слон в посудной лавке между немецкими "пигмеями" (Pz II, Pz 38 (t), Pz III, Pz IV), которые вместе с "колотушками" (так было принято пренебрежительно именовать немецкие противотанковые пушки РаК-35/36) ничего не могли с ним поделать. Что только появление в 1943 г. на поле боя "тигров" с "пантерами" как-то сгладило ситуацию, а до того шансов у панцерваффе не было никаких.

Сие, однако, далеко от истины. Уже в отчете НИИ-48, выполненном в апреле 1942 г., констатировалось, что броневая защита отечественных танков, несмотря на выполнение ТТТ Бронетанкового управления 1940 г., "не смогла значительно снизить потери танковых войск в летне-осенней кампании 1941 г., так как немецкая армия имеет набор бронебойных средств, способных противостоять нашим новейшим танкам Т-34и КВ".

Несмотря на то что таковыми де-факто были большей частью 50-мм, 88-мм и 105-мм пушки, сигнал был принят, и следствием его была попытка усиления лобового бронирования танков Т-34 15-мм, а бронирования лба корпуса и бортов башни КВ 25-мм листами высокой твердости.

Дополнительное бронирование танков Т-34 велось в августе 1941 г. на заводе № 264, а добронирование танков КВ, по мнению одного из наиболее авторитетных исследователей истории отечественного танкостроения, М. Коломийца, велось на Ленинградском металлическом заводе. При этом если листы дополнительной брони танка Т-34 наваривались вплотную к основной броне и даже аккуратно подгонялись по габаритам, то на КВ получился аналог "разнесенного бронирования", когда листы допброни устанавливались на основной на бонках с зазором около 25 мм. Правда, уже в августе-сентябре с этой практикой было покончено, так как она приводила к перегрузке танков, что в условиях распутицы и снега сказывалось отрицательно на подвижности и проходимости танков, а танки все равно выходили из строя.

Кроме того, ход контрнаступления под Москвой показал, что танки Т-34 и КВ поражаются немцами не только из противотанковых пушек калибра 37-мм и 50-мм, но также многими другими немецкими орудиями, на вооружении которых имелись бронебойные снаряды. Эти системы в то время были сведены в такую таблицу:

|| № | Название системы | Калибр | Длина ств. | Вес снар. | Нач. ск. снар. | Скоростр. ||

|| п/п | – | мм | клб | кг | м/с | выстр/мин ||

Немецкие противотанковые пушки

|| 1 | 37-мм "Рейнметалл" | 37 | 50 | 0,355-0,64 | 1020-830 | высокая ||

|| 2 |50 мм обр 1938 г. | 50 | 56,5 | 0,92-2,0 | 1200-835 | высокая ||

|| 3 | 50 мм казематная | 50 | 70 | – | 860 | 15-20 ||

|| 4 | 50 мм танковая | 50 | 45 | 0,92 | 1000 | – ||

|| 5 | 28/20-мм ПТР | 28/20 | 78 | 0,123 | 1400 | – ||

Чехословацкие противотанковые пушки

|| 6 | 37 мм пушка М-34 | 37 | 47,8 | 0,85 | 750 | высокая ||

|| 7 | 47-мм пушка Шкода | 47 | 43,5 | 1,65 | 900 | высокая ||

Французские противотанковые пушки

|| 8 | 47-мм пушка 181 | 47 | 44 | 1,5 | 800 | высокая ||

Зенитные пушки

|| 9 | 20 мм обр 30 | 20 | 65 | 0,15 | 850-900 | 150-160 ||

|| 10 | 37-мм обр 18 | 37 | 57 | 0,775 | 740 | 70-80 ||

|| 11 | 37-мм обр 36 | 37 | 57 | 0,625 | 740 | 70-80 ||

|| 12 | 88-мм обр 18 | 88 | 56 | 9 | 840 | 18 ||

|| 13 | 105-мм обр 39 | 105 | 63,3 | 15,1 | 900 | 6 ||

Дивизионные орудия

|| 14 | 105-мм легкая гаубица | 105 | 28 | 14-14,8 | 200-470 | 6 ||

|| 15 | 75-мм пушка обр 18 | 75 | 35,9 | 5,8-6,6 | 650 | 8 ||

|| 16 | 105-реакт пушка Крупп | 105 | 18 | 6,6 | 700 | – ||

|| 17 | 105-мм пушка обр 18 | 105 | 52 | 15-56 | 680 | 6 ||

Артиллерия РГК

|| 18 | 150-мм пушка обр 18 | 150 | 55 | 45 | 620-840 | 3 ||

|| 19 | 150-мм пушка обр 39 | 150 | 55 | 43 | 620-865 | 3-4 ||

|| 20 |150-мм пушка обр 16 | 150 | 42 | 52 | 750 | 3 ||

Из материалов отчета понятно, что именно типы артиллерийских орудий были указаны по причине их фактического участия в борьбе с нашими танками.

Причем в отчете давалась также раскладка по числу подбитых танков, поступивших в ремонтные предприятия в ходе Московской битвы с 9 октября 1941 г. до 15 марта 1942 г. "Число поражений (сквозных или опасных) отечественных танков бронебойными снарядами

Тип боеприпаса || Поражений | Из них Т-34 и КВ ||

150-мм ББ снарядом || 7 | 3 ||

105-мм ББ снарядом || 9 | 5 ||

88-мм ББ снарядом || 9 | 8 ||

75-мм ББ снарядом || 18 | 13 ||

37-мм ББ снаряд || 43 | 21 ||

45-50-мм ББ снаряд || 69 | 42 ||

Неустан. калибра || 82 | 31 ||

Бронепрожигающ. || 42 | 36 ||

Малокалиберных. || 19 | 5 ||

Всего танков изучено. || 230 | 83 ||

Примечание: Итоговая цифра не совпадает с числом поражений по причине наличия во многих танках (особенно среднего и тяжелого типа) более 1-го поражения.

Общее число попаданий превышает число поражений в среднем в 1,6-2,7 раза".

Изучение поступивших в ремонт танков показало, что наибольшее число поражений приходится на борта и корму корпуса и башен советских танков. Лобовая проекция поражалась редко. Более того, в лобовой броне практически отсутствовали попадания вообще, что говорило о том, что немецкие артиллеристы и танкисты предпочитали в лоб советским тяжелым и средним машинам огня не открывать.

В Т-34 пробоины чаше всего встречались в нижней части борта, где толщина бронирования составляла 40-мм, нижней части круга обслуживания башни, бортах и корме литой башни. Довольно высокий процент составляли поражения стволов орудий 20-мм и 37-мм снарядами (14 сквозных поражений, причем 3 ствола имели 2, 3 и 5 пробоин, одну диаметром около 50 мм).

Удивление составляли пробоины наклонных листов брони Т-34 толщиной 45 мм снарядами малого калибра (47-50-мм). Исполнитель отчета с удивлением констатировал , что "несмотря на большой угол наклона, скользящих следов на броне обнаружено сравнительно немного. Большинство пробоин (14 из 22) нормализованы в той или иной степени".

Из пробоин неустановленного калибра большую часть составляли "отверстия малого диаметра, с кольцевым валиком, произведенные т н. "подкалиберными" боеприпасами. Причем установлено, что данный тип боеприпаса комплектуется в БК 28/20-мм ПТР, 37-мм противотанковой пушки, 47-мм противотанковой чехословацкой пушки, 50-мм противотанковой, казематной и танковой пушек".

Здесь же констатировалось применение немцами нового типа боеприпасов, названного "комулятивным", следами которого были отверстия с оплавленными краями…

Далее в документе рассматривались все типы боеприпасов и приводилось их подробное описание.

Затем следовали исследования действия указанных типов боеприпасов по отечественной броне. Для испытаний были подготовлены пробные образцы брони 8С высокой и средней твердости толщиной 35 мм, 40 мм, 45 мм и 60 мм (сварные детали танков Т-60, Т-50, Т-34, КВ) и брони ФД-6633 средней твердости толщиной 30-35 мм, 50 мм, 60 мм и 75 мм (литые башни танков Т-60, Т-34, КВ).

Обстрел указанных листов брони на стенде осуществлялся в ноябре 1941 г. и январе-феврале 1942 г. на Гороховецком полигоне (полигон артиллерийского завода № 9 НКВ в Свердловске) из трофейных 37-мм и 50-мм противотанковых, а в марте из 50-мм и 75-мм танковых пушек с дистанции 50 и 150 м навеской различных зарядов пороха. Из-за малого количества трофейных боеприпасов все промежуточные итоги подтверждались лишь 1-2 выстрелами.

В марте на испытания уже подоспели и опытные образцы отечественных кумулятивных боеприпасов калибра 76-мм, правда, с немецкими взрывателями. Они испытывались по 30-мм плитам средней и 45-мм плитам высокой твердости при приведенной скорости 292 м/с, что соответствовало дальности стрельбы из танковой пушки Ф-34 около 1500 м. По результатам испытаний были сделаны выводы:

1. Наиболее опасными с точки зрения поражаемости танков – остроголовые снаряды с бронебойным наконечником (в отчете – снаряды обр 41). Эти снаряды обладали той особенностью, что их корпус имел различную твердость в головной и хвостовой части, что достигалось в 37-мм снарядах неравномерной закалкой, а в 47-мм и 50-мм – приварной головкой высокой твердости.

Неравномерная закалка сохраняла прочность корпуса снаряда при пробитии им брони высокой твердости. Применение же бронебойного наконечника помогало снаряду "закуситься" на наклонной броне и "нормализоваться" (довернуться в сторону наклона), благодаря чему путь снаряда в броне сокращался. Именно этим объяснялось, что даже лобовая броня Т-34, теоретически не пробиваемая 50-мм танковым снарядом, часто пробивалась в бою, причем канал шел в броне большей частью наклонно, словно огонь велся немцами с возвышения.

Снаряд был оценен очень высоко, но для нашей промышленности, усугубленной эвакуацией, его производство было сочтено очень сложным.

Немецкие бронебойные снаряды PzGr, слева (в отчете – обр 40) и PzGr 39 справа (в отчете – обр 41). Весна 1942 г.

Схема, поясняющая процесс "нормализации" бронебойного остроголового снаряда, снабженного тупоголовым наконечником средней твердости. Начало 1942 г.

Схема, поясняющая процесс "нормализации" бронебойного остроголового снаряда, снабженного тупоголовым наконечником средней твердости. Начало 1942 г.

6.3. Броня крепка?

2. Подкалиберные боеприпасы были очень привлекательными с точки зрения увеличения бронепробиваемости существующего противотанкового оружия. С их помощью проникновение снаряда возрастало в среднем в 1,5 раза (для малокалиберных снарядов – вдвое).

Применение сердечников из карбида вольфрама было признано наиболее целесобразным для малокалиберных боеприпасов, в особенности – ПТР, крупнокалиберный пулемет, 20-мм танковая пушка, 37-мм зенитная пушка, 37-мм и 45-мм противотанковая пушка…

3. Кумулятивные боеприпасы признавались наиболее интересными с точки зрения возможности дать бронебойные средства артиллерии калибра 75-мм и более, обладавшей незначительной начальной скоростью снаряда и потому прежде не являвшейся опасной для танка.

Их пробивная способность могла достигать в среднем диаметра снаряда и не зависела от скорости его соударения с преградой.

Констатировалось, что подкалиберным снарядам лучше противостоит броня высокой твердости, так как при углах встречи больших чем 30 градусов, сердечник снаряда часто разрушается не пробивая ее.

В то же время бронебойным снарядам лучше противостоит вязкая броня средней твердости.

Рекомендовалось формировать броневую защиту перспективных танков из брони средней твердости, экранируя ее тонкими (10-12 мм) листами высокой твердости.

Похожие книги из библиотеки

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронетанковая техника основных противников широко известна, но многие другие участники войны производили бронетехнику.

Самоходки Сталина. История советской САУ 1919 – 1945

Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.