7.4. Опять эвакуация?

Несмотря на то что к середине 1942 г. положение с производством танков в СССР было сочтено хорошим, так как практически все эвакуированные и вновь созданные предприятия вышли на запланированную мощность, к осени 1942 г. в производстве танков в СССР произошел кризис.

В августе 1942 г., ввиду сильных бомбардировок Сталинграда, а также начавшегося сражения в непосредственной близости от города, выпуск танков Т-34 на СТЗ был прекращен. Начался вывоз оборудования и задела бронекорпусов и башен с завода по Волге в г. Горький, двигательного производства в Барнаул. Задел по ходовым частям, КПП, бронекорпусам и башням Т-60 и Т-70 с завода № 264 в г. Красноармейске вывозился на ГАЗ. Таким образом, из обоймы были выброшены два крупных завода, дававших до трети Т-34 и более 150 танков Т-60 ежемесячно. А танки требовались очень остро, особенно когда был принят курс на создание механизированных корпусов и танковых армий.

Для того чтобы не упало количество, в условиях достаточности характеристик Т-34 для выполнения большей части задач, стоявших перед танковыми войсками, распоряжением ГКО № 2120 от 28 июля 1942 г. к производству Т-34 были подключены Уральский завод тяжелого машиностроения ("Уралмаш"), до того выпускавший лишь бронекорпуса и башни танков Т-34 и КВ, а также был спешно переориентирован на выпуск Т-34 Омский завод № 174, завершавший пусконаладочные работы конвейера для выпуска Т-50. А поскольку оба эти предприятия не имели опыта выпуска средних танков (первый – вообще не имел опыта производства танков), то приказом по НКТП временно, вплоть до особого распоряжения, на выпуск танков Т-34 был ориентирован также Челябинский Кировский завод ("Танкоград"). Все указанные предприятия должны были выдать первые Т-34 1 октября.

В тех условиях это было единственно верное решение, позволившее не только сохранить высокий темп выпуска, но и увеличить процентное содержание средних танков в бронетанковых войсках Советского Союза.

УЗТМ был подключен к выпуску Т-34 еще 31 октября 1941 г., но до марта 1942 г. завод выдавал только раскрой броневых листов Т-34, который отправлялся заводам-изготовителям в Нижний Тагил, Сталинград и Горький. 21 марта 1942 г. завод получил от Наркомата полные чертежи корпусов и башен среднего танка и в апреле выдал первые комплектные бронекорпуса Т-34, которые поступили на УТЗ. В марте перестроенные литейные цеха завода начали осваивать литье башен танков Т-34 и КВ.

Машинная формовка башен в земле. Лето, 1942 г.

Удаление литейных прибылей после отливки башни Т-34. 1942 г.

Удаление литейных прибылей после отливки башни Т-34. 1942 г.

Литая башня УЗТМ. Осень, 1942 г.

Литая башня УЗТМ. Осень, 1942 г.

7.4. Опять эвакуация?

Распоряжение ГКО № 2120 поставило завод в сложные условия. Он должен был, не снижая программы отгрузки корпусов и башен Т-34, выдавать до конца 1942 г. не менее 50 Т-34 ежемесячно. Был увеличен объем литья башен и для ЧКЗ, который также начал работы по освоению выпуска Т-34. Таким образом, программа выпуска башен на УЗТМ увеличилась более чем вдвое. Литейные цеха "Уралмаша" начали задыхаться, не справляясь с такой программой башенного производства. Стала сказываться нехватка "жидкой брони", формовочной земли. Попытки организовать на заводе производство сварных башен были отклонены, так как в условиях ручной сварки стоимость и время изготовления единицы продукции были чрезмерными.

В середине месяца на совещании конструкторско-технологических служб завода группа конструкторов под руководством Л. Горлицкого предложила использовать для производства деталей башен Т-34 и КВ 10000-тонный пресс, прежде применявшийся для штампования лопастей турбин. Директор Н. Музуруков поддержал предложение и до одобрения НКТП приказал группе разработать конструкцию частично штампованной и полностью штампованной башен.

После рассмотрения проектов к исполнению приняли полностью штампованный вариант, разработанный И. Вахрушевым и В. Ананьевым. В конце месяца проект представили на рассмотрение ОГК НКТП. Руководство Наркомата первоначально прохладно отнеслось к проекту, так как еще весной положение с броневым прокатом средней и большой толщины было катастрофическим. Однако к августу путем жесткой стандартизации, уменьшения номенклатуры проката и стопроцентного контроля выпускаемой продукции положение с 45-мм бронелистом выправилось. Но 60-мм листа, из которого планировалось штамповать башенные купола, все еще было недостаточно. Поэтому по согласованию с ОГК НКТП в сентябре проект был переработан на использование 45-мм листа, и в середине месяца матрица и пуансон для выпуска первой башни были готовы. 19 сентября из бронелиста средней твердости были отштампованы первые три башенных купола, прозванные заводчанами "формочками". Эксперимент показал, что, вопреки высказываниям скептиков, купола получились целыми, без разрывов и трещин. Термообработка не привела к значительным деформациям, а главное – снарядостойкость штампованного купола оказалась куда лучшей, чем таковая у самой лучшей литой башни, несмотря на меньшую толщину стенок. Стоимость новой башни оказалась на 5000 рублей выше, чем у литой, но производительность труда при штамповке была высочайшей.

Штампованная башня УЗТМ. Осень, 1942 г.

7.4. Опять эвакуация?

Механизмы для танка УЗТМ получал первоначально от УТЗ им. Сталина, позднее – от ЧКЗ. Первые 5 танков Т-34 УЗТМ сдал заказчику в сентябре 1942 г., до конца 1942 г. это количество составило 266 машин, из них со штампованной башней – 106.

ЧКЗ, производивший прежде тяжелые танки КВ, находился в более выгодном положении в плане выпуска Т-34 перед другими, ведь распоряжением наркома НКТП В. Малышева завод прорабатывал вопрос об освоении выпуска Т-34 еще осенью 1941 г. Но тогда время челябинских "тридцатьчетверок" еще не настало.

Летом 1942 г. данный вопрос на ЧКЗ курировал уже новый нарком – И. Зальцман. Несмотря на то что для скорейшего развертывания выпуска Т-34 допускалось временно сократить выпуск КВ, расширенным собранием дирекции завода и ее партийного бюро решено было производство КВ сохранить полностью.

На ЧКЗ сборку танков Т-34 решили организовать на месте бывшего главного конвейера гусеничных тракторов "ЧТЗ С-65". Для организации производства Т-34 конструкторам и технологам ЧКЗ пришлось в предельно сжатые сроки разработать технологию более 2 тысяч деталей, спроектировать и изготовить свыше 500 штампов, более 5 тысяч различных приспособлений.

Гордостью ЧКЗ была организация литья башен Т-34 в стальной многоразовый кокиль. Причем особенности кокильного литья (возможность прогрева кокиля перед заливкой и принудительного охлаждения формы) привели к тому, что качество и прочность отливаемых здесь башен были много выше, чем у отлитых в землю.

В результате, уже в августе из ворот ЧКЗ вышло 30 шт Т-34, а в сентябре Красная Армия получила еще 220 средних танков челябинской сборки. При этом на производство Т-34 было переориентировано около 70-75% оборудования Кировского завода, тогда как на остальных мощностях продолжал производиться тяжелый танк КВ.

Один из первых танков Т-34, построенных на ЧКЗ. Август, 1942 г.

Цех еще не достроен, а производство Т-34 уже ведется. ЧКЗ, август 1942 г.

Цех еще не достроен, а производство Т-34 уже ведется. ЧКЗ, август 1942 г.

7.4. Опять эвакуация?

И все же, несмотря на принятые меры, начало 1943 г. характеризовалось недостаточной отгрузкой танков в действующую армию. Лишь к началу марта количественно и качественно последствия танкового кризиса осени 1942 г. были полностью преодолены.

Похожие книги из библиотеки

Тяжелое штурмовое орудие «Фердинанд»

Созданный как штурмовое орудие, этот самоходный истребитель танков оказался наиболее известным и результативным среди всех танков и САУ времен Второй Мировой войны. Имя «Фердинанд» стало нарицательным. Так именовали практически все немецкие самоходно-артиллерийские установки и даже в некоторых официальных документах Советской Армии 1943-1949 гг. вы нередко встретите «75-мм «Фердинанд»; 105-мм «Фердинанд»; и даже ... «150-мм «Фердинанд». Fro боялись и уважали. Ому противопоставляли проекты новых танков и САУ (часто остававшихся, впрочем, незавершенными). Его подвеска и силовой агрегат изучались всеми заинтересованными сторонами.

Нс случайно вокруг истории создания этой уникальной САУ, се устройства и боевого применения «навернуто» сегодня столько легенд и домыслов, мирно кочующих из издания в издание, что рассказ о нем, основанный на отечественных и трофейных документах, вряд ли покажется лишним.

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Самоходки Сталина. История советской САУ 1919 – 1945

Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

Бронетанковая техника Германии 1939 - 1945 (часть II)

Легкобронированные боевые машины — бронеавтомобили и бронетранспортеры — в течение всей второй мировой войны являлись весьма важной составляющей вооружения танковых и моторизованных частей и соединений вермахта и войск СС, Они, как нельзя лучше, соответствовали доктрине развертывания высокомобильной механизированной армии, которая начала осуществляться сразу после прихода к власти нацистов.

К постройке же броневых машин в Германии приступили еще задолго до первой мировой войны. В 1906 году был изготовлен и успешно прошел испытания бронеавтомобиль Ehrhardt ВАК, вооруженный 50-мм противоаэростатной пушкой. За ним последовало еще несколько образцов броневиков различного типа. Наиболее удачным из них стал тяжелый полноприводной Ehrhardt E-V/4, выпущенный серией из 32 единиц в 1917 — 1916 годах.