Подготовка к сражению

Предстоящие бои поставили перед командованием Красной Армии ряд сложнейших задач. Во-первых, немецкие войска провели в 1942–43 гг. реорганизацию и перевооружение новыми образцами боевой техники, обеспечившими им некоторый качественный перевес. Во-вторых, переброска на Восточный фронт свежих сил из Германии, Франции и проведенная тотальная мобилизация позволили немецкому командованию сконцентрировать на данном участке большое количество войсковых соединений. И, наконец, отсутствие в Красной Армии опыта ведения успешных наступательных действий против сильного противника сделало Курскую битву одним из самых значительных событий Второй Мировой войны.

Несмотря на численный перевес отечественных танков, качественно они уступали немецким боевым машинам. Только что сформированные танковые армии оказались громоздкими и трудно управляемыми соединениями. Значительную часть советских танков составляли легкие машины, а если учесть еще зачастую крайне плохое качество подготовки экипажей, станет ясно, сколь сложная задача ожидала наших танкистов при встрече с немецкими.

Несколько лучшим было положение в артиллерии. Основу материальной части противотанковых полков Центрального и Воронежского фронтов составляли 76-мм дивизионные пушки Ф-22УСВ, ЗИС-22-УСВ и ЗИС-3. Два артполка имели на вооружении более мощные 76-мм орудия обр. 1936 г. (Ф-22), переброшенные с Дальнего Востока, а один полк — 107-мм пушки М-60. Общее количество 76-мм орудий в противотанковых артполках почти вдвое превышало количество 45-мм пушек.

Подготовка огневой точки расчётом <a href='https://arsenal-info.ru/b/book/1671492103/2' target='_self'>противотанкового орудия</a> сержанта Турсунходжиева. На снимке — 76,2-мм орудие Ф-22 обр. 1936 г. одного из ИПТАП резерва Главного Командования. Орловское направление, июль 1943 г.

Подготовка огневой точки расчётом противотанкового орудия сержанта Турсунходжиева. На снимке — 76,2-мм орудие Ф-22 обр. 1936 г. одного из ИПТАП резерва Главного Командования. Орловское направление, июль 1943 г.

Preparation of weapon emplacement for 76,2-mm F-22 gun by Sgt. Tursunkhocfjiev' detachment. Orel area, July 1943.

Правда, если в начальный период войны 76-мм дивизионная пушка могла успешно применяться против любого немецкого танка на всех дистанциях действительного огня, то теперь положение усложнилось. Ожидаемые на полях боев новые тяжёлые немецкие танки «Тигр» и «Пантера», модернизированные средние танки и штурмовые орудия были практически неуязвимы в лобовой части на дистанции свыше 400 м, а времени для разработки новых артсистем не было.

Приказом Государственного Комитета Обороны (ГОКО) весной 1943 г. было возобновлено производство 57-мм противотанковых (ЗИС-2) и танковых (ЗИС-4М) пушек, остановленное осенью 1941 г. по причине высокой сложности. Однако к началу сражения на Курской Дуге на фронт попасть они не успели. Первый артполк, вооруженный 57-мм пушками ЗИС-2, прибыл на Центральный фронт только 27 июля 1943 г, а на Воронежский — еще позднее. В августе 1943 г. на фронт прибыли также танки Т-34 и KB-1c, вооруженные орудиями ЗИС-4М, получившие название «танк-истребитель». В мае-июне I943 г. планировалось возобновить производство 107-мм пушек М-60, но для нужд противотанковой обороны они оказались чрезмерно тяжелыми и дорогими. Летом 1943 г. ЦАКБ вело разработку 100-мм противотанковой пушки С-3, однако до ее принятия на вооружение было еще далеко. Усовершенствованная в 1942 г. 45-мм батальонная противотанковая пушка была принята зимой 1943 г. под индексом М-42 на вооружение взамен 45-мм пушки обр. 1937 г., но ее применение не давало ощутимого превосходства, так как она могла считаться достаточно эффективной только при использовании подкалиберного снаряда против бортовой брони немецких танков с небольших расстояний.

Тяжёлый танк KB-1 с гвардии лейтенанта Костина тяжёлотанкового полка прорыва 5-й гвардейской танковой армии перед боями. Июль, 1943 г.

Тяжёлый танк KB-1 с гвардии лейтенанта Костина тяжёлотанкового полка прорыва 5-й гвардейской танковой армии перед боями. Июль, 1943 г.

On page 9. The KV-1s heavy tank of Guards lt. Kostin before action. Heavy tank breakthrough regiment, 5th Guards tank army. July 1943.

Задача повышения бронепробиваемости отечественной противотанковой артиллерии к лету 1943 г. сводилась преимущественно к модернизации существовавших бронебойных боеприпасов для 76-мм дивизионных и танковых пушек. Так, в марте 1943 г. в массовом производстве был освоен 76-мм подкалиберный снаряд, пробивавший на дистанции 500–1000 м броню толщиной до 96–84 мм. Однако объём выпуска подкалиберных снарядов в 1943 г. был крайне незначительным в связи с недостатком вольфрама и молибдена, добыча которых велась на Кавказе. Снаряды выдавали командирам орудий истребительно-противотанковых полков (ИПТАП) на счёт, причём утрата хотя бы одного снаряда наказывалась достаточно строго — вплоть до разжалования. Помимо подкалиберных, в боекомплект 76-мм орудий в 1943 г. были введены также бронебойные снаряды нового типа с локализаторами (БР-35ОБ), повысившими бронепробиваемость орудия на дистанции 500 м на 6–9 мм и обладавшими более прочным корпусом.

Испытанные осенью 1942 г. кумулятивные 76-мм и 122-мм снаряды (названные «бронепрожигающими») начали поступать в войска в апреле-мае 1943 г. Они могли пробивать броню толщиной до 92 и 130 мм соответственно, но, ввиду несовершенства взрывателей, их нельзя было применять в длинноствольных дивизионных и танковых орудиях (чаще всего снаряд разрывался в стволе орудия). Поэтому их включали только в боекомплект полковых, горных орудий и гаубиц. Для вооружения пехоты было начато производство ручных противотанковых кумулятивных фанат со стабилизатором, а для противотанковых ружей (ПТР) и крупнокалиберных пулеметов ДШК были введены новые бронебойные пули с твердосплавным сердечником, содержавшим карбид вольфрама.

Специально для летней кампании 1943 г. в мае Наркомату Вооружений (НКВ) был выдан крупный сверхплановый заказ на бронебойные (и полубронебойные) снаряды для орудий, которые прежде не считались противотанковыми: 37-мм зенитные автоматы, а также 122-мм и 152-мм дальнобойные пушки и пушки-гаубицы. Дополнительный заказ предприятия НКВ получили также на бутылки с зажигательной смесью КС и станковые фугасные огнеметы ФОГ.

В артиллерийских мастерских 13-й армии в мае 1943 г. было изготовлено 28 «переносных реактивных пушек», которые представляли собой отдельные направляющие от «Катюши», установленные на лёгкую треногу.

Все имеющиеся в наличии легкие артиллерийские средства (калибром от 37 до 76 мм) были ориентированы на борьбу с танками. Тяжёлые пушечно-гаубичные батареи, тяжёлые минометы и подразделения реактивных минометов «Катюша» также учились отражать удары танковых подразделений. Для них специально были выпушены временные памятки и наставления для стрельбы по движущимся бронированным целям. Зенитные батареи, вооруженные 85-мм пушками, были переданы в резерв фронтов для прикрытия особо важных направлений от танковых атак. Вести огонь по самолётам батареям, выделенным для ПТО, запрещалось.

76-мм дивизионное орудие обр. 1939/41 гг. ЗИС-22 (Ф-22 УСВ), одно из основных советских противотанковых средств летом 1943 г. (Фото из коллекции авторов).

76-мм дивизионное орудие обр. 1939/41 гг. ЗИС-22 (Ф-22 УСВ), одно из основных советских противотанковых средств летом 1943 г. (Фото из коллекции авторов).

AZIS-22(F-22USV)76-mm divisional Gun mod. 1939/41, one of main Soviet AT weapons of summer 1943.

Богатые трофеи, захваченные в ходе Сталинградской битвы, также готовились встретить огнем бывших хозяев. По крайней мере четыре артполка получили трофейную матчасть: 75-мм пушки РаК 40 (вместо 76-мм УСВ и ЗИС-3) и 50-мм РаК 38 (вместо 45-мм пушек). Два противотанковых артполка, переданные фронтам для усиления из резерва Ставки, имели на вооружении трофейные 88-мм зенитные орудия FlaK 18 /FlaK 36.

Схема расположения рубежей обороны Центрального и Воронежского фронтов на Курском выступе. Лето 1943 г.

Схема расположения рубежей обороны Центрального и Воронежского фронтов на Курском выступе. Лето 1943 г.

A scheme of defensive lines of Central and Voronezh fronts on Kursk salient. Summer 1943.

Но не только материальная часть занимала умы отечественного командования. В неменьшей степени это коснулось также (в первый, и, видимо, в последний раз) вопросов организации и тщательной боевой подготовки личного состава.

Во-первых, был окончательно утвержден штат основной единицы противотанковой обороны — истребительно-противотанкового артполка (ИПТАП), который состоял из пяти четырёхорудийных батарей. Более крупная единица — бригада (ИПТАБр) — имела в своем составе три полка и, соответственно, пятнадцать батарей. Такое укрупнение противотанковых подразделений позволяло противодействовать большим количествам вражеских танков и при этом сохранять артиллерийский резерв для оперативного маневра огнем. Кроме того, в составе фронтов имелись также истребительно-противотанковые бригады общевойскового типа, которые имели на вооружении один легкоартиллерийский полк и до двух батальонов противотанковых ружей.

Во-вторых, во всех артиллерийских подразделениях отбирались бойцы, добившиеся успехов в борьбе с новыми немецкими танками (не только «Тигр» и «Пантера» были новинками; многие артиллеристы до лета 1943 г. не встречались с новыми модификациями PzKpfw IV и штурмовыми орудиями StuG 40), и ставились командирами орудий и взводов во вновь формируемых подразделениях. В то же время расчеты, потерпевшие поражения в боях с немецкими танками, напротив, выводились в тыловые подразделения. В течение двух месяцев (май-июнь) среди артиллерийских подразделений фронтов велась настоящая охота за «пушечными снайперами». Эти наводчики приглашались в ИПТАП и ИПТАБр, которым, приказом Ставки, в мае 1943 г. увеличили денежное содержание и паек. На дополнительную подготовку наводчиков ИПТАП было выделено, помимо практических, также до 16 боевых бронебойных снарядов.

Силами учебных подразделений из трофейных средних танков изготавливали макеты «Тигров», наваривая им на лобовую часть корпуса и башни дополнительные бронелисты. Многие наводчики, упражняясь в стрельбе по движущимся макетам (макеты буксировались на длинных тросах за артиллерийскими тягачами или танками), достигли высочайшего мастерства, умудряясь попасть из 45-мм, или 76-мм пушки по стволу орудия, командирской башенке или в смотровой прибор механика-водителя танка, движущегося со скоростью 10–15 км/ч (именно такой была реальная скорость движения танка в бою). Прошли обязательное обучение ведению огня по движущимся мишеням также расчёты гаубиц и пушек крупного калибра (122–152 мм).

Похожие книги из библиотеки

Советский тяжёлый танк КВ-1, т. 1

В начале Великой Отечественной войны тяжелый танк КВ-1 являлся самой мощной и самой передовой по конструкции машиной в мире. Сильное вооружение и толстая броня помогали ему выходить победителем в столкновениях с немецкими танками, для которых встреча с КВ-1 стала неприятным сюрпризом.

Трудно переоценить вклад, который внесли в победу наши тяжелые танки, принявшие на себя удар противника в самый трудный для нашей страны, первый год войны. Конструкция «кавэшки» послужила основой для проектирования и создания танков ИС, которые, переняв эстафету у КВ-1, с триумфом вошли в Берлин.

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

Т-26. Тяжёлая судьба лёгкого танка

Советский легкий танк Т-26, созданный как дальнейшее развитие английского «Виккерса 6-тонного», являлся уникальной боевой машиной. Во-первых, это был самый массовый советский танк 1930-х годов (изготовлено более 11000 штук), на базе которого создали рекордное количество опытных образцов (несколько десятков). Во-вторых, этот танк являлся настоящей рабочей лошадкой Красной Армии — у озера Хасан и реки Халхин-Гол, в Испании и Китае, советско-финляндской войне и польском походе 1939 года, в Великой Отечественной и войне с Японией. Т-26 поставлялся в Испанию, Китай и Турцию, а трофейные образцы состояли на вооружении вермахта, Румынии, Финляндии и Венгрии.

И несмотря на то, что конструкция Т-26 не получила дальнейшего развития после 1940 года, этот танк вошел в историю как надежная и неприхотливая боевая машина, которая своей стальной грудью вставала на защиту нашей страны в самые тяжелые моменты.

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.