«Сейбр» с жестким крылом

В августе 1952 г. произошли важнейшие события, которые позволили летчикам «Сейбров» вырвать инициативу в долине МиГов у своих противников. В августе полковник Митчелл впервые возглавил тройку F-86F, имевшие жесткие крылья, в реальном боевом вылете. Истребитель F-86F с крылом типа «6–3» стал венцом развития самолетов данного типа: от многообещающего F-86A через обладающий улучшенной маневренностью F-86E к высотному, оснащенному крылом с предкрылком F-86F. Летчики «Сейбров» по прежнему сражались в меньшинстве, но теперь они почувствовали себя хозяевами в небе. Истребитель F-86F с крылом «6–3» господствовал в воздушном бою.

4 сентября майор «Бутс» Блисс одержал четвертую и пятую победу, став 19-м американским асом Корейской войны. В этот день летчики «Сейбров» сбили сразу 13 МиГов, собственные потери составили четыре самолета. Через шесть дней атаке МиГов подверглись самолеты эскадрильи VMA-312 «Checkerboards» корпуса морской пехоты США, которые работали с палубы эскортного авианосца CVE-118 «Сицилия». Капитаны Джесси Фолмар и Вальтер Дэниэльс попали под удар восьмерки МиГ-15. Во время одной из атак МиГ вместо того, чтобы отвались в сторону, проскочил прямо под нос «Корсара» Фолмара, американцу оставалось только нажать на гашетку, что он и сделал. Выпущенная в упор короткая очередь 20-мм пушек F4U-4В разнесла самолет противника вдребезги. Радость Фолмара оказалось чересчур короткой — по его «Корсару» загрохотали 37-мм снаряды МиГа. Летчик покинул самолет с парашютом, поисково-спасательная служба сработала оперативно — Фолмара выловили из моря и в сжатые сроки доставили на борт «Сицилии». Капитан Дэниэльс вернулся на авианосец «своим ходом».

20-м асом Корейской войны стал капитан Робисон Райзнер из 336-й эскадрильи, 21 сентября он одержал свои четвертую и пятую победы. В годы второй мировой войны Райзнер служил летчиком истребителем в подразделении, которое базировалось в Панаме, после окончания войны — в авиации Национальной гвардии штата Оклахома. В Корее пилот сначала летал на разведчике, а затем добился перевода в эскадрилью «Сейбров». В официальной истории воздушной войны в Корее генерал Мильтон уделил место Райзнеру:

— «Сейбр» стал машиной, которая позволила новичку-асу завоевать статус звезды в небе над долиной МиГов. В то время как наземные сражения затухли, а американское общество стало относиться к войне с апатией, схватки над долиной МиГов приобрели характер международного спортивного состязания. Среди лучших «спортсменов» можно отметить Джо Макконнела, Джима Джа-барру, Пита Фернандеса. Их фотографии не сходили с первых полос американских газет. Их известность превзошла известность ветеранов второй мировой войны Фрэнсиса Габрески, Джона Мейера или Робина Олдса. Последние не в коей мере ни считали войну детской забавой или спортом. В боях с Мигами проявили себя и совсем неизвестные пилоты вроде Райзнера.

— Райзнера перевели в 4-е истребительное авиакрыло не без сомнений в его профессиональной пригодности к полетам на «Сейбре». Сомнения быстро рассеялись: с первых дней летчик проявил себя как настоящий воздушный боец. «Старики» ревниво относились к новичку, быстро наращивавшему свой личный счет. Подобная ревность отражала нравы того времени. Летчики «Сейбров» были бравыми парнями, которые, однако, принимали участие в непопулярной войне. В то же время, летчики отдавали дань уважения Райзнеру. Пит Фернандес как-то выразился, что Райзнер способен загнать в лузу хоть 30 МиГов, лишь бы ему кто-нибудь захотел помочь.

— Сбив за короткий срок восемь МиГов Райзнер вошел в премьер-лигу летчиков-истребителей. В тот день когда Райзнер сбил сразу два МиГа, он провел один из самых ярких поединков Корейской войны.

— Райзнер с ведомым сопровождали истребители-бомбардировщики, перед которым стояла задача разрушить химический комбинат в устье реки Ялу. Самолеты было хорошо видны с китайского аэродрома Аньдун, поэтому летчики «Сейбров» очень быстро столкнулись с МиГами. Воздушный бой разгорелся в широком диапазоне высот: от земли до 30 000 футов. Характер маневров напоминал знаменитые сцены из фильма «Звездные войны». Преследуя Райзнера, летчики МиГов повторяли все его маневры: виражи, полупетли, бочки, развороты в вертикальной плоскости, причем истребители противника держались в плотном строю, крыло к крылу. Один из Мигов на пикировании разогнался почти до скорости звука. Летчик попробовал погасить скорость полубочкой с последующим выполнением ножниц. Самоубийственные маневры пилот проделывал на высоте всего 1500 футов, однако летчик МиГа сумел вырвать машину из смертельного снижения у самой земли на такой малой высоте, что за истребителем потянулся шлейф пыли. Воздушный бой со стороны больше всего напоминал авиационное шоу.

Капитан Клиффорд Д. Джолли стал 18-м реактивным асом ВВС США, всего в Корее он сбил семь МиГов. На своем шлеме Джолли попросил Карла Диттмера изобразить череп с костями, подобные художества Диттмера украшали еще и носы трех «Сейбров».

Капитан Клиффорд Д. Джолли стал 18-м реактивным асом ВВС США, всего в Корее он сбил семь МиГов. На своем шлеме Джолли попросил Карла Диттмера изобразить череп с костями, подобные художества Диттмера украшали еще и носы трех «Сейбров».

Из этого боевого вылети Питер Кармичел (802-я эскадрилья Royal NAVY) вернулся победителем. Снимок сделан на палубе авианосца «Оушен» 9 августа 1952 г. после того как Кармичел сбил МиГ-15.

Из этого боевого вылети Питер Кармичел (802-я эскадрилья Royal NAVY) вернулся победителем. Снимок сделан на палубе авианосца «Оушен» 9 августа 1952 г. после того как Кармичел сбил МиГ-15.

Капитан Робинсон Райзнер из 336-й эскадрильи стал 20-м американским асом периода войны в Кореи, одержав 21 сентября 1952 г. четвертую и пятую победы в воздушных боях. Райзнер стал одним из трех «корейских асов», попавших в плен к северовьетнамцам. Двое других — Джэймс Каслир и Джэймс Лоу. Райзнер дослужился до звания бригадного генерала и считается одним их величайших летчиков-истребителей за всю историю ВВС США.

Капитан Робинсон Райзнер из 336-й эскадрильи стал 20-м американским асом периода войны в Кореи, одержав 21 сентября 1952 г. четвертую и пятую победы в воздушных боях. Райзнер стал одним из трех «корейских асов», попавших в плен к северовьетнамцам. Двое других — Джэймс Каслир и Джэймс Лоу. Райзнер дослужился до звания бригадного генерала и считается одним их величайших летчиков-истребителей за всю историю ВВС США.

— Райзнер сел на хвост МиГу, в кабине которого находился явно неординарной пилот. Все же Райзнер оказался летчиком, класс которого был выше. В погоне за противником «Сейбр» пролетел над аэродромом Анбдун, МиГ промчался между ангарами, но, в конце концов, столкнулся с землей. Райзнер считал, что он столкнулся с самым сильным за свою карьеру противником. «Сейбр» ведомого Райзнера получил прямое попадание зенитным снарядом крупного калибра, был пробит топливный бак. Шансов вернуться на базу у ведомого не имелось, однако совсем рядом, на острове Чо-до, имелось специальное поисково-спасательное подразделение. Райзнер приказал подчиненному выключить двигатель и катапультироваться. Катапультирование прошло успешно, но сильный порыв ветра загасил купол парашюта — летчик погиб.

Через несколько дней катапультироваться пришлось уже самому Райзнеру. У него кончилось горючее над аллей МиГов. Райзнер благополучно опустился в воды Желтого моря, откуда его вытащил экипаж спасательного гидросамолета SA-16 «Альбатрос». На счету аса на тот момент значилось восемь сбитых МиГ-15 и один Ла-9.

Желтые с черной каймой идентификационные полосы были обычными во всех подразделениях, оснащенных «Сейбрами», однако желтые полосы на вертикальное оперение наносились только в 4-м авиакрыле. На переднем плане — истребитель F-86A-5-NA (48-195), это один из первых «Сейбров», попавших в Корею и один bp последних построенных F-86A.

Желтые с черной каймой идентификационные полосы были обычными во всех подразделениях, оснащенных «Сейбрами», однако желтые полосы на вертикальное оперение наносились только в 4-м авиакрыле. На переднем плане — истребитель F-86A-5-NA (48-195), это один из первых «Сейбров», попавших в Корею и один bp последних построенных F-86A.

Не часто в период Корейской войны можно было увидеть «Сейбр», лишенный индивидуальных отметин. На снимке — «скромный» F-86E, на борту которого видна только эмблема 336-й эскадрильи.

Не часто в период Корейской войны можно было увидеть «Сейбр», лишенный индивидуальных отметин. На снимке — «скромный» F-86E, на борту которого видна только эмблема 336-й эскадрильи.

Похожие книги из библиотеки

Самоходные артиллерийские установки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт»

В 1960-1970-е годы в Советском Союзе было создано несколько образцов самоходных артиллерийских установок (САУ) различного назначения. Большинство из них по странной прихоти военных и разработчиков получили названия цветов. Ядром этого «цветника», безусловно, являются самоходки «Акация», «Тюльпан» и «Гиацинт». Главное, что их объединяет, — это шасси. При их создании в качестве базы использовалось гусеничное шасси самоходного ЗРК «Круг» — «объект 123». Однако это шасси нельзя считать исходным, поскольку оно представляло собой модификацию базового шасси самоходной пушки СУ-100П — «объект 105». Эта машина, относящаяся к первому послевоенному поколению отечественных самоходных артиллерийских установок, в свою очередь послужила основой для создания нескольких образцов боевых машин, с рассказа о которых мы и начнем.

Экипажи германских субмарин 1933-1945

Вряд ли какое-нибудь элитное формирование вооруженных сил Третьего Рейха понесло в войну потери большие, чем потери среди экипажей подводных лодок кригcмарине. В войну погибло примерно 75–80 % германских подводников, однако боевой дух питомцев Дениц оставался на исключительно высоком уровне до самого последнего дня войны в Европе. В массе своей германские подводники сохранили столь не типичный для Второй мировой войны дух рыцарства, хотя, конечно, и среди них встречались исключения.

Действия субмарин могли быть успешными только если команда действовала как единое целое, здесь каждый моряк зависел друг от друга. Экипажам лодок (48 человек на типе VII и 55 — на типе IX) по многу недель приходилось проводить в тесноте, без дневного света, а часто вообще в темноте, в жутких погодно-климатических условиях Атлантики, выполняя при этом такую необходимую для Рейха и крайне опасную для команды работу. Особые условия существования вырабатывали особые отношения внутри трудовых коллективов подводных лодок, тот самый элитный боевой дух.

После войны многие с позволения сказать «историки» пытались преуменьшить достижения людей Деница на ниве подводной войны. Более компетентный по сравнению с «историками» человек по фамилии Черчилль оценил работу U-ботов очень высоко:

— В войну я реально боялся одной-единственной угрозы — германских U-ботов.

Физическая подготовка разведчика

Военное Издательство Народного Комиссариата Обороны 1945 «ФИЗИЧЕСКАЯ ПОДГОТОВКА РАЗВЕДЧИКА»

Книга написана капитаном К. Т. БУЛОЧКО

Разносторонне используя опыт Великой отечественной войны, автор излагает приемы, способы и виды боевой и спортивной физической подготовки разведчика. В работе раскрыты пути организации, методики обучения и физической тренировки разведчика в различных условиях.

Книга рассчитана на офицерский, сержантский и рядовой состав Красной Армии.

empty-line

2

Броненосцы типа «БОРОДИНО»

В Цусимском бою 14 марта 1905 г. броненосцы типа "Бородино" подверглись самому жестокому из возможных в то время испытаний – на полное уничтожение всей мощью сосредоточенного артиллерийского огня, которой располагал японский флот, в условиях, лишающих корабли возможности активно противодействовать этому уничтожению.

Прим. OCR: Значительную часть выпуска составляет оценка автором действий эскадры Рожественского как в походе так и непосредственно в "Цусиме". Использованы материалы воспоминаний непосредственных участников событий.