Глав: 24 | Статей: 31
Оглавление
Точное количество самолетов, сбитых пилотами Объединенных Наций. вероятно, установить не удастся уже никогда. Так количество сбитых МиГов в послевоенных исследованиях постоянно снижается, а количество собственных потерь — растет. Критерии «воздушных побед сложно назвать достоверными на 100 %. Соотношение потерь в воздушных боях в различных источниках варьируется от 10:1 до 2:1. Меньшая часть официально зарегистрированных ВВС США побед в воздушных боях была документально подтверждена после окончания войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

Истинная причина

Истинная причина

Истребитель МиГ-15 заслуживает самой высокой оценки, по своим характеристикам его можно поставить в один ряд с «Сейбром». Командир эскадрильи Сергей Крамаренко, сбивший 12 фашистских самолетов в Великую Отечественную войну и 13 — в Корейскую, сравнил оба истребителя:

— В небе Кореи самую большую опасность для меня и моих друзей представляли «Сейбры». Наш МиГ-15 и американский «Сейбр» являлись самолетами одного класса, похожей конструкции и примерно равными по характеристикам. МиГ имел превосходство в скороподъемности, в то время как «Сейбр» обладал лучшей маневренностью в горизонтальной плоскости, особенно на малых высотах. Использовать в бою свои преимущества удавалось не всегда. Очень часто исход поединка решала первая атака. После первого удара МиГи быстро уходили на высоту, «Сейбры» же, наоборот, в случае неудачного первого захода стремились уйти вниз. Каждый стремился использовать в бою лучшие качества своего самолета, поэтому порой схватка и ограничивалась одной атакой, после которой МиГи оказывались наверху, а «Сейбры» — внизу.

— МиГ-15 имел одно крайне важное преимущество. «Сейбр» был вооружен шестью скорострельными пулеметами калибра 12,7 мм. Вооружение МиГа состояло из менее скорострельных пушек — двух калибра 23 мм и одной калибра 37 мм. Пушки обладали гораздо большей эффективной дальностью стрельбы и мощным разрушительным эффектом. 37-мм пушка представляла собой идеальное оружие для борьбы с бомбардировщиками, однако при стрельбе по быстро маневрирующей цели, которой являлся «Сейбр», ее скорострельности явно не хватало. В то же время, одного 37-мм снаряда чаще всего «Сейбру» вполне хватало. Большинство наших асов считали вооружение МиГа гораздо более адекватными, нежели пулеметы «Сейбра». Недостатком МиГа являлся примитивный прицел АСП, который часто отказывал при маневрировании с большими перегрузками и не имел устройства автоматического ввода поправок на дальность (на «Сейбрах» стояли прицелы с радиолокационными дальномерами).

Действия советских ВВС в Корее во многих отношениях разнились с действиями ВВС США. СССР скрывал свое прямое участие в конфликте двух Корей. Летчикам запрещалось вести переговоры по радио на русском языке, личный состав 64-го истребительного авиационного корпуса носил китайскую униформу без знаков различия. Раненых в обстановки тайны направляли в советскую военно-морскую базу Порт-Артур. Когда же факт участия советских летчиков в Корейской войне стал достоянием международной общественности, советское правительство стало утверждать, что в Корее воевали исключительно добровольцы.

Равно как пилотам ООН запрещалось пересекать реку Ялу, советским летчикам не разрешали летать над морем и южнее линии Пхеньян — Вонсан.



Полковник Джэймс Джонсон, как и свой предшественник в должности командира 4-о авиакрыла полковник Тинг, считался одним us лучших лидеров истребительной авиации ВВС США. На снимке — «двойные» асы, сбившие в воздушных боях над Ялу 54 МиГа. Слева направо: капитан Лонни Мур (10 побед), подполковник Вермонт Гаррисон (10 побед), командир крыла полковник Джэймс Джонсон 10побед), капитан Ральф Парр (девять МиГ-15 и один Ил-2), майор Джэймс Джабара (15 побед, все — МиГи). На заднем плане — истребитель F- 86F полковника Джонсона. Несмотря на то что, на борту самолета отметки о девяти победах. Джонсон сбил на нем всего один-два самолета.


Сценка из рутинной жизни аэродрома Кимпо, где весной 1953 г. базировались австралийские «Метеоры» из 77-й эскадрильи. Самолеты готовят к очередному боевому вылету на штурмовку наземных целей. На переднем плане — самолет А 77-851 сержанта Джорджа Хэла, этот истребитель более известен не по бортовому коду, а по названию «HALESTORM». На истребителе «HALESTORM» Хэл одержал четвертую и последнюю победу австралийцев в воздушном бою, сбив 27 марта 1953 г. МиГ-15. В настоящее время носовая часть фюзеляжа самолета Хэла экспонируется в авиационном музее ВВС Австралии в Мил дура, шт. Новый Южный Уэльс. Поле возвращения из Кореи самолет А 77-851 эксплуатировался в 23-й эскадрилье, которая дислоцировалась на авиабазе Эмберли, шт. Куинслэнд. Затем самолет первым из 15 «Метеоров» F.8 был переоборудован в беспилотную мишень U.21A. В качестве мишени самолет разбился на ракетном полигоне Вумера в конце 1963 г., уцелела только носовая часть фюзеляжа с кабиной пилота.

Масштабы участия советской авиации в Корейской войне были ограниченными. Генерал Лобов утверждает, что численность 64-го корпуса никогда не достигала численности 4-го и 51-го истребительных авиакрыльев ВВС США. Большое количество истребителей МиГ-15 имелось у китайцев и корейцев, которые, однако, использовали их не эффективно. На пике событий в состав 64-го истребительного авиационного корпуса входило три истребительных авиадивизии, ни одна из которых не достигала штатного состава. Дивизии имели по два, а не по три полка. Кроме дивизий в состав корпуса входил ночной истребительный авиаполк. Из-за того, что все 34 северокорейских аэродрома постоянно находились под ударами американской авиации, использовать их для базирования советских реактивных самолетов не представлялось возможным. Подразделения 64-го корпуса располагались на трех маньчжурских аэродромах: Аньдун, Манпо и, с 1952 г., Тапао.

Подразделения советских ВВС воевали в Корее на ротационной основе, менялись целиком дивизии. Ветераны имели очень небольшой срок, чтобы передать свой опыт вновь прибывшим летчикам. Причем передача опыта проходило на земле в устной форме. Никогда «старики» и «молодняк» не летали на боевые задания вместе, в то время как в авиации сил ООН такая практика являлась общепринятой. Фактически приобретенный пилотами драгоценный, порой оплаченный кровью, опыт пропадал втуне. Новички повторяли ошибки своих предшественников. Качество боевой подготовки подразделений сильно варьировалось, поэтому серьезно отличались и результаты, продемонстрированные различными подразделениями в Корее.

Согласно советским историкам конфликт в Корее делится на три фазы. На первом этапе авиации ООН противостоять было некому. Серьезной угрозы господству в воздухе ВВС и авиации флота США плохо обученные и оснащенные поршневыми самолетами ВВС КНДР не могли. «Парадный» 29-й истребительный авиаполк, который базировался в подмосковной Кубинке, направили в Китай еще до начала войны. Полк вошел в состав 151-й истребительной авиационной дивизии вновь формируемого 64-го истребительного авиационного корпуса. Летчики полка выполнили первые боевые вылеты в ноябре 1950 г.

Летчики Мигов успешно дрались с истребителями-бомбардировщиками, однако воздушные бои с «Сейбрами» по началу напоминали игру в одни ворота, не в пользу русских. Летчики МиГов имели недостаточную подготовку и использовали устаревшие тактические приемы. Об уровне «мастерства» свидетельствует и порядок награждения: звание Героя Советского Союза присваивалось за три победы в воздушных боях, а орденом Ленина награждали за 40 боевых вылетов. Вторую группу летчиков, прибывшую на театр военных действий, подготовили гораздо более серьезно. Эта группа сумела добиться более впечатляющих успехов.



21 сентября 1953 г. истребитель МиГ-15бис перегнал на аэродром Кимпо, дезертировавший из ВВС КНДР летчик Ро Ким Сук. Несмотря на то, что война закончилось, нилот получил обещанное за угон МиГи правительством США вознаграждение в размере 100 00 долларов. Самолет получил регистрационный номер ВВС США 2015337, все прежние надписи и опознавательные знаки были быстро закрашены, после чего истребитель доставили в Кадену. На Окинаву прибыла команда летчиков-испытателей для оценки МиГа. В состав команды входили такие пилоты, как майор Чак Игер а капитан Том Коллинз. Здесь приведен официальный снимок самолета, сделанный в октябре 1953 г. испытания продолжались недели, в их программу были включены сравнительные воздушные бои с «Сейбрами». Летчики-испытатели заявили, что МиГ-15 — это не годится для борьбы с «Сейбром». Многие фронтовые пилоты думали несколько иначе. Возможно, это только гипотеза, что Игеру и Коллинзу настоятельно посоветовали сделать именно такие выводы, что же они думали на самом деле теперь уже никто не у знает.


Высшее американское командование могло позволить себе роскошь высмеивать МиГи и их летчиков, в то время как у американцев, чьи самолеты получили 37-мм или 23-мм гостинцы охота шутить пропадала. На снимке — лейтенант Уильям С О'Лири из 35-й эскадрильи 5-го истребительно- бомбардировочного авиакрыла рассматривает пролом от снарядов пушек МиГа в киле своего «Сейбра». Фотография сделана в июне 1953 г.

Вторая группа представляла собой 324-ю истребительную авиадивизию, который командовал легендарный Иван Кожедуб, сбивший в Великую Отечественную войну не менее 62 самолетов. Вместе с 324-й дивизией в Манчжурию прибыла 303-я авиадивизия Георгия Лобова, который позже стал командиром 64-го истребительного авиационного корпуса. В состав 324-й дивизии входили 176-й гвардейский истребительный и 196-й истребительный авиаполки. Среди летчиков этих полков имелось немало ветеранов Великой Отечественной войны. Дивизия прибыла в Корею в марте 1951 г. 196-м полком командовал Евгений Пепеляев, в обучении своих подчиненных исповедовавший суворовское правило «тяжело в ученье — легко в бою». Особое внимание Пепеляев уделял обучению летчиков искусству ведения боев на малых высотах, тщательно отрабатывал взаимодействие при ведении воздушного боя внутри пар, звеньев, эскадрилий и даже полка в целом. Результаты, продемонстрированные в боях летчиками 196-го полка вполне соответствовали уровню их подготовки. Пепеляев считал, что его полк имел лучшую среди всех советских подразделений в Корее подготовку, но даже он признавал, что уровень подготовки американских летчиков был выше.

За время своей «командировки на войну» летчики 196-го полка по советским данным сбили 104 самолета, потеряв десять МиГов и четверых летчиков. 23 самолета сбил лично командир полка. 176-й гвардейский полк воевать начал неудачно, потеряв три истребителя в первом боевом вылете, но потом «исправился». Его «корейская бухгалтерия» выглядит следующим образом: сбито 103 самолета, потеряно 17 МиГов и пятеро пилотов. Оба полка базировались на аэродроме Аньдун.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.203. Запросов К БД/Cache: 3 / 1