Главная / Библиотека / Итоги и уроки Великой Отечественной войны /
/ Глава пятая СВЯЩЕННАЯ ВОЙНА / 2. Характер войны против Германии до ее нападения на СССР

Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

2. Характер войны против Германии до ее нападения на СССР

2. Характер войны против Германии до ее нападения на СССР

Характер войны выражает ее главное содержание, политическое направление, цели и задачи воюющей стороны. Он оказывает сильнейшее влияние на состояние духа армий, поведение солдат и офицеров на поле боя. От характера войны зависит отношение к ней народных масс, хотя не исключены и такие случаи, когда господствующим эксплуататорским классам удается обмануть часть населения и вынудить ее поддержать несправедливую войну.

Сугубо захватнический, империалистический, несправедливый характер войны со стороны блока агрессоров не изменялся от начала и до конца. Характер же войны против Германии претерпел коренные изменения.

Правительства Англии и Франции, объявившие в сентябре 1939 г. войну Германии, мотивировали свой акт необходимостью выполнить обязательства перед Польшей, подвергшейся нападению. Но дальше формального акта дело не пошло. Военные действия в помощь Польше предприняты не были, хотя обстановка благоприятствовала таким действиям. Правительство Германии после Мюнхена было настолько уверено, что ему будет фактически предоставлена полная «свобода рук» против Польши, что не предприняло никаких серьезных предупредительных мер на случай вмешательства в военные действия вооруженных сил Англии и Франции.

В течение сентября 1939 — апреля 1940 г. война в Западной Европе протекала без активных военных действий. Это дало основания публицистам назвать ее «странной войной». Так подчеркивалась главная особенность данной войны — отсутствие военных действий. Если сущность войны заключается в продолжении политики господствующих классов насильственными средствами, то «странная война» со стороны Англии и Франции продолжала их мюнхенскую политику в измененной форме и фактически без применения насильственных средств.

Отсутствие военных действий представляло собой не стратегическую паузу в вооруженной борьбе, а определенный политический курс, направленный своим острием против СССР, ибо цель этого курса заключалась в достижении антисоветского сговора с Германией. В то время как на бивуаках и в блиндажах французской линии Мажино гремела бравурная музыка, а солдаты игрой в футбол и катанием с ледяных гор заполняли свой досуг, правительства Англии и Франции в глубокой тайне от народов продолжали плести свои прежние сети. Они хотели связать по рукам и ногам свои собственные народы, навязать им антисоветский курс, заставить Германию повернуть оружие против Советского Союза, добиться их обоюдного ослабления в кровопролитной борьбе, сохранить и упрочить свои позиции в мире.

Коммунисты Англии и Франции сразу же распознали классовое содержание «странной войны» и поставили вопрос о необходимости изменения ее характера, превращения в антифашистскую, национально-освободительную.

Французская коммунистическая' партия еще в канун войны, 25 августа 1939 г., выступила с заявлением, в котором говорилось, что «в подлинной борьбе против фашистского агрессора коммунистическая партия отстаивает свое право быть в первых рядах»[165]. Партия призывала к объединению французской нации против врага, настаивала на принятии правительством всех необходимых мер для защиты страны. Коммунисты говорили, что нужно заставить правительства Франции и Англии вести настоящую войну с фашизмом, опираясь на народ. Пророчески прозвучали слова коммунистов: «Правительство, которое боится народа, идет к поражению»[166]. Аналогичную политику проводила и Коммунистическая партия Англии.

Правильность политической линии, занятой коммунистами Франции и Англии, подчеркивалась в директивах Коминтерна. Руководству Французской компартии Коминтерн писал: «Главной задачей в настоящий момент является борьба за национальное освобождение»[167]. Генеральный секретарь Исполкома Коминтерна Г. Димитров предвидел дальнейший ход второй мировой войны. Он говорил, что «по мере развертывания войны будет шириться и набирать силу сопротивление народов социальному и национальному гнету, которое сыграет важнейшую роль в поражении Германии и крахе фашизма»[168].

Патриотическая позиция коммунистов вызвала острую ненависть со стороны правящих империалистических кругов Франции и Англии. Против коммунистов были предприняты репрессии, особенно французским правительством. 26 сентября 1939 г. правительство Даладье (активного участника мюнхенского сговора) издало закон о запрещении коммунистической партии. Затем последовала целая серия столь же реакционных и профашистских законов: о ликвидации муниципалитетов, руководимых коммунистами, об аресте депутатов-коммунистов, о лишении коммунистов всех гарантий личности, установленных законом. В апреле 1940 г. французское правительство издало закон об установлении смертной казни для каждого француза, заподозренного в коммунистической пропаганде. А следует вспомнить, что «коммунистической пропагандой» называлось и разъяснение той опасности для Франции, которую несет с собой немецко-фашистская агрессия. Так властями была подготовлена капитуляция Франции перед Германией задолго до того как немецкие войска перешли в наступление на Западе.

Так в полной мере раскрылся характер войны со стороны Англии и Франции. Это была несправедливая, империалистическая война, направленная своим острием не против внешнего врага — Германии, а против «врага внутреннего»— народных масс. Эта война не ослабляла гитлеровскую Германию, а усиливала ее, ибо подрывала те основы, на которых была возможной подлинная война против агрессора.

Иным был характер войны со стороны народных масс европейских государств, подвергшихся вражескому нашествию. Первые зарницы национально-освободительной борьбы появились в Чехословакии еще до начала второй мировой войны. В директивах Коминтерна, адресованных Компартии Чехословакии, подчеркивалось значение такой борьбы народа и говорилось о первоочередном долге коммунистов организовать и возглавить движение народных масс за национальное и социальное освобождение[169].

Для Польши, ставшей жертвой фашистской агрессии, война с самого первого дня была справедливой, освободительной, антифашистской войной. Правильно оценив это, польские коммунисты активно участвовали в защите своей Родины от гитлеровского нашествия.

Если, как правило, война является продолжением предшествующей политики господствующих классов, то в Польше дело сложилось иначе. Война польского народа против вероломно напавшей Германии отнюдь не была и не могла быть продолжением предвоенной политики буржуазии и помещиков, носившей антинациональный характер. Эта война стала свидетельством полного крушения предшествующей политики правящих кругов, ее отрицанием и противоположностью.

Продолжалась национально-освободительная война Китая против японских захватчиков.

На каждый последующий акт фашистской агрессии народы отвечали расширением национально-освободительной борьбы. Война против Германии постепенно становилась одной из тех войн, которые «приносили пользу развитию человечества, помогая разрушать особенно вредные и реакционные учреждения…»[170].

Со стороны Норвегии, Бельгии, Голландии война против напавшей на них Германии носила справедливый, национально-освободительный характер. С началом немецко-фашистского вторжения во Францию ее коммунистическая партия выдвинула программу обороны страны, превращения империалистической войны в войну народную, национально-освободительную, справедливую. В дни, когда Германия предприняла наступление на Париж, компартия вновь потребовала «изменить характер войны, превратив ее в народную войну за свободу и независимость»[171].

Поражение Франции и ее оккупация гитлеровцами отнюдь не сломили свободолюбивый дух народа. Во Франции возникло движение Сопротивления, первоначально развернувшееся в Чехословакии и Польше, а затем в Норвегии, Голландии, Дании и Бельгии. Особенно широкий размах это движение приобрело позднее в Югославии. Оно развивалось также и в Греции.

Движение Сопротивления приобрело в последующем подлинно массовый характер. Оно было по своему содержанию национально-освободительным, справедливым. Естественно, что движение имело различные специфические особенности в каждой стране. Но повсеместно основной движущей его силой был рабочий класс, а самым боевым, активным, самоотверженным отрядом, авангардом движения — коммунисты.

Движение Сопротивления, будучи направленным в первую очередь против гитлеровцев, вместе с тем боролось и против сил внутренней реакции, сотрудничавших с фашистскими оккупантами. В силу этого оно носило не только национально-освободительный характер, но приобретало и определенное социальное содержание, получавшее все большее развитие по мере развертывания борьбы.

На правительство Англии оказывало после капитуляции Франции все большее влияние постепенное и неотвратимое осознание того факта, что Германия создала реальную угрозу ее национальному существованию и что путь сговора с Германией пагубен. Вот почему правительство Англии наконец решило повернуть к защите национальной независимости страны. Это открывало перспективу участия в справедливой войне против фашизма всей Британской империи с ее огромными ресурсами.

Но только вступление в войну Советского Союза, обусловленное вероломным нападением на него гитлеровской Германии, окончательно определило и утвердило справедливый характер войны против фашистских государств.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.231. Запросов К БД/Cache: 3 / 1