Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

2. Сталинград и Курск — коренной перелом в ходе войны

2. Сталинград и Курск — коренной перелом в ходе войны

В результате побед, одержанных Красной Армией зимой 1941/42 г., возрос международный авторитет Советского Союза. Эти победы свидетельствовали о неисчерпаемой силе и могуществе Советского государства, его армии. К лету 1942 г. Красная Армия стала намного сильнее, лучше вооруженной, приобрела боевой опыт и закалилась в боях. Полностью провалились политические и военные расчеты Гитлера и его сообщников на непрочность советского общественного и государственного строя. Грубо просчитались гитлеровские стратеги и в оценке Вооруженных Сил СССР. Они не учли боевой мощи и высокого морального состояния советских войск, героизма солдат и офицеров Красной Армии.

К весне 1942 г. еще больше упрочился советский тыл, были достигнуты значительные успехи в развитии слаженного военного хозяйства нашей страны.

К лету этого года окончательно сложилась антигитлеровская коалиция, произошла коренная размежевка сил. Образовались два противоположных лагеря: итало-японо-германская коалиция и англо-советско-американская коалиция. Резкое ухудшение внешне-политической и стратегической обстановки для гитлеровской Германии, вызванное поражениями в течение первого года войны на советско-германском фронте, союзники, однако, не использовали для образования второго фронта. Англо- американские реакционные круги сознательно затягивали открытие второго фронта и рассчитывали на то, что в ходе войны советская и германская армии истощат друг друга, в то время как Англия и США усилят свою военную мощь. Английские и американские реакционеры не хотели быстрой победы СССР.

Летом 1942 г. против Германии по-прежнему оставался только один — советский — фронт.

Немецкая армия сохраняла еще значительное преимущество в количестве техники. Вся оккупированная Европа работала на гитлеровскую армию, а «нейтральные» страны активно помогали фашистской Германии дефицитным стратегическим сырьем. В то же время поставки из США и Англии для Советского Союза преднамеренно срывались.

Таким образом, к лету 1942 г. фашистская Германия, несмотря на неблагоприятно складывающуюся для нее военно-политическую обстановку, обладала еще рядом важных преимуществ.

Несмотря на победы, одержанные Красной Армией в зимнюю кампанию 1941/42 г., положение на фронте оставалось напряженным.

Воспользовавшись отсутствием второго фронта в Европе, фашистское командование сосредоточило к лету 1942 г. на советско-германском фронте значительно большие силы, чем в первые месяцы войны. На этот раз гитлеровцы решили нанести основной удар на южном крыле советско-германского фронта, где они имели большой перевес в танках и авиации.

Цели летнего наступления 1942 г. были определены в директиве Гитлера № 41 от 5 апреля 1942 г. В ней указывалась следующая основная задача немецких вооруженных сил: «…окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их, по мере возможности, важнейших военно-экономических центров»[189].

Немецкое командование намеревалось разгромить войска Красной Армии к югу от Орла, захватить важные в экономическом отношении районы Донбасса, Дона и Кубани, затем развить наступление дальше на юг для захвата кавказских нефтяных районов и путей через Кавказ. Для этого гитлеровцы планировали нанести удар из района Курска в южном направлении, чтобы поддержать второй прорыв, который они рассчитывали осуществить из района Харькова. Чтобы обеспечить успешное наступление на кавказском направлении, 6-я полевая и 4-я танковая армии по замыслу гитлеровского командования должны были продвинуться вниз по течению Дона на юго-восток, выйти к Волге в районе Сталинграда, захватить город и соединиться здесь с войсками, наступавшими из района Таганрога, Артемовска через Северский Донец и далее на северо-восток по течению Дона. Захват Сталинграда являлся для врага главнейшей из ближайших задач. Фашистское командование считало, что успех на юге создаст предпосылки для завершения войны против СССР в пользу Германии.

Планируя новое наступление, Гитлер и его клика преследовали и далеко идущие политические цели. Они надеялись в случае успеха ускорить вовлечение в войну против Советского Союза Турции и Японии, которые связывали свое открытое выступление против нашей страны с успехом летнего наступления немецко-фашистских войск.

Если бы гитлеровцы добились успеха на юге советско- германского фронта, то и положение Англии и США резко ухудшилось бы. Признавая этот факт, бывший государственный секретарь США Стеттиниус писал: «Американский народ должен помнить, что он находился на краю гибели в 1942 году. Если бы Советский Союз не удержал линию фронта, немцы сумели бы захватить Великобританию. Они бы также захватили Африку, а затем сумели бы создать плацдарм в Латинской Америке»[190].

Новым наступлением гитлеровцы стремились также поднять престиж фашистской Германии, подорванный в результате поражения ее армии зимой 1941/42 г., укрепить свое внутриполитическое и внешнеполитическое положение.

На 1 июля 1942 г. фашисты имели на советско-германском фронте не менее 237 дивизий, в том числе 20 танковых, 15 моторизованных и более 5 кавалерийских. В Северной Африке против англичан действовало только 4 немецких и 11 итальянских дивизий[191]. Вооруженные силы США в это время вообще не вели никаких активных военных действий. Огромное численное превосходство вражеских войск на южном крыле советско-германского фронта — одна из важнейших причин успехов гитлеровцев летом 1942 г.

В упорных сражениях летом и осенью этого года Красная Армия основательно подорвала силы немецко- фашистских войск, наступавших на южном крыле советско-германского фронта, остановила их и создала условия для полного разгрома всей выдвинувшейся на восток группировки противника под Сталинградом.

В ходе оборонительного сражения под Сталинградом Красная Армия уничтожила самые отборные дивизии противника, нанесла ему невосполнимые потери в живой силе и технике, заставила немецкое командование израсходовать резервы, предназначенные для решения задач на других фронтах, и этим окончательно подорвала наступательные возможности гитлеровских полчищ. Героическая оборона Сталинграда оказала решающее влияние на ход боевых действий на советско-германском фронте. Она создала необходимые предпосылки для последующего победоносного контрнаступления Красной Армии.

Генерал-полковник Йодль в своих показаниях признавал: «Мы полностью просмотрели сосредоточение крупных русских сил на фланге 6-й армии (на Дону). Мы абсолютно не имели представления о силе русских войск в этом районе. Раньше здесь ничего не было, и внезапно был нанесен удар большой силы, имевший решающее значение»[192].

Одновременно с оборонительным сражением под Сталинградом развернулась битва за Кавказ. Боевые действия на Кавказе положительно сказались на Сталинградской битве. «В самый ответственный момент битвы на Волге гитлеровцы не смогли перебросить под Сталинград крупные силы с Северного Кавказа»[193].

Успешным исходом оборонительного сражения советских войск под Сталинградом и на Северном Кавказе завершился первый период Великой Отечественной войны.

В результате величайшего напряжения сил советского народа, героические усилия которого вдохновлялись и объединялись Коммунистической партией, удалось в кратчайший срок развернуть мощную военную промышленность на востоке и организовать массовый выпуск современной боевой техники. Это дало возможность непрерывно наращивать боевую мощь Советских Вооруженных Сил и создать условия для коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, начало которому было положено контрнаступлением наших войск под Сталинградом.

Срыв военно-политических планов войны фашистской Германии против СССР, в результате которого изменилось все течение войны не только на советско-германском, но и на других фронтах второй мировой войны, является главным итогом первого периода Великой Отечественной войны.

В ходе оборонительного сражения Ставка Верховного Главнокомандования разработала стратегический план разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и широких наступательных операций на других участках советско-германского фронта.

В основу плана Сталинградской наступательной операции была положена идея окружения и уничтожения всех немецко-фашистских войск, прорвавшихся к Сталинграду. Для этого намечалось нанести удары по фланговым группировкам противника, оборонявшимся на среднем течении Дона и южнее Сталинграда, а затем охватывающим движением в общем направлении на Калач окружить основные силы немецких войск под Сталинградом.

Прорыв обороны противника в излучине Дона и в районах северо-западнее, севернее и южнее Сталинграда предполагалось произвести силами трех фронтов — Юго- Западного, Донского и Сталинградского. Операция на окружение была рассчитана на четыре дня.

Советское Верховное Главнокомандование, осуществляя руководство боевыми действиями под Сталинградом и на других участках фронта, несмотря на все трудности, проявило выдержку и настойчивость в последовательном накапливании резервов. Ставка развертывала сильные танковые и механизированные корпуса, увеличивала состав артиллерийских частей, формировала новые авиационные соединения. Были созданы мощные, технически хорошо оснащенные группировки войск. Все это подтягивалось к фронту. Руководство подготовкой контрнаступления на местах Ставка возложила по Юго- Западному и Донскому фронтам на Г. К. Жукова, а по Сталинградскому — на А. М. Василевского. В своих воспоминаниях А. М. Василевский пишет: «…стратегический план разгрома противника и подготовка к его осуществлению явились плодом коллективного труда Ставки, Генерального штаба, работников Наркомата обороны, командования фронтами и армиями». 13 ноября 1942 г. уточненный план разгрома немецких войск под Сталинградом был рассмотрен на объединенном заседании Политбюро ЦК ВКП(б) и Ставки Верховного Главнокомандования. Вскоре план и сроки операции были окончательно утверждены[194].

19 ноября 1942 г. войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Н. Ф. Ватутина и Донского фронта под командованием генерала К. К. Рокоссовского, а на следующий день и войска Сталинградского фронта под командованием генерала А. И. Еременко нанесли мощные удары по врагу. После сильной артиллерийской подготовки советские войска прорвали оборону противника, разгромили его фланговые группировки и 23 ноября завершили окружение. В окружении оказались 22 дивизии—160 отдельных частей противника общей численностью 330 тыс. человек. Попытки врага выручить окруженную группировку были сорваны, а затем все войска, оказавшиеся в «котле», были ликвидированы.

Стратегическое контрнаступление, начавшееся под Сталинградом и продолжавшееся зимой 1942/43 г., общее наступление, организованное и подготовленное Советским Верховным Главнокомандованием, привели к разгрому главной группировки гитлеровской армии, с действиями которой немецко-фашистское командование связывало свои военно-стратегические планы второго года войны. Эти планы полностью провалились под ударами Красной Армии.

Разгром немцев под Сталинградом положил начало мощному наступлению Красной Армии зимой 1942/43 г. на Северном Кавказе, на Центральном фронте, в районе среднего и нижнего Дона, в районе Воронежа, на Западном фронте и под Ленинградом. На всех фронтах Красная Армия одержала крупные успехи и нанесла немцам тяжелые поражения.

Огромное военно-политическое значение имел прорыв вражеской блокады под Ленинградом, совершенный 18 января 1943 г. В первой половине марта 1943 г. был уничтожен ржевско-вяземский плацдарм противника. Советские войска продвинулись до верховьев Днепра и переправились на западный берег реки. Линия фронта значительно отодвинулась от Москвы.

Зимой 1942/43 г. Красная Армия свела на нет летние оперативно-стратегические успехи немцев, освободив Воронежскую область и значительную часть Курской. На южном участке фронта советские войска вышли на реки Северский Донец и Миус.

В результате победоносного наступления зимой 1942/43 г. наши войска отбросили противника на запад на некоторых участках до 600–700 км и освободили от врага огромную территорию в 494 тыс. кв. км, имевшую важное экономическое и военно-стратегическое значение. Были восстановлены важнейшие коммуникации, связывающие центральную часть СССР с югом. Миллионы советских людей были высвобождены из-под немецко-фашистской неволи. Началось массовое изгнание врага с советской территории.

Битва под Сталинградом и последовавшее за ней зимнее наступление советских войск продемонстрировали растущую мощь Красной Армии. Одержанная ею победа явилась триумфом советского общественного и государственного строя, Вооруженных Сил СССР, советской военной науки, военного искусства.

После разгрома немецко-фашистских войск зимой 1942/43 г. германские империалисты вынуждены были внести изменения в свои военно-стратегические планы. Если в начале войны немецко-фашистская армия наступала по всему советско-германскому фронту, в 1942 г. — на всем южном крыле, то к лету 1943 г. гитлеровское командование сочло возможным организовать наступление лишь на узком участке советско-германского фронта — Курской дуге. Причем среди гитлеровской клики продолжались разногласия и споры о дальнейших перспективах войны, о военно-стратегических планах.

Разногласия и споры среди генералитета о планах, формах и способах ведения войны являлись отражением развивающегося военно-политического кризиса в фашистской Германии в результате поражения гитлеровских войск и провала их военно-стратегических планов на советско-германском фронте.

К этому же времени относится зарождение заговора против Гитлера группы немецких офицеров и генералов с участием представителей монополий. Часть заговорщиков была связана с антифашистским движением в Германии.

О разногласиях среди генералитета многое известно из западногерманской литературы и воспоминаний гитлеровских генералов. Характеризуя обстановку и споры среди генералитета накануне лета 1943 г., Типпельскирх пишет: «Гитлер все-таки не мог согласиться с тем, чтобы так просто уступить противнику инициативу; наоборот, он попытался еще раз навязать ему свою волю»[195].

Однако не следует преувеличивать разногласия Гитлера с генералитетом. Фашистские генералы пытались задним числом свалить всю ответственность за провал военно-стратегических планов на Гитлера. В действительности генералы не шли дальше робких возражений, по сути дела поддерживая Гитлера и соглашаясь летом 1943 г. предпринять новое наступление.

В приказе от 15 апреля 1943 г. Гитлер писал:

«Я решил, как только позволят условия погоды, осуществить первое в этом году наступление „Цитадель“.

Это наступление имеет решающее значение. Оно должно быть осуществлено быстро и решительно. Оно должно дать нам инициативу на весну и лето.

Поэтому все приготовления должны быть осуществлены с большой осторожностью и большой энергией. На направлениях главного удара должны использоваться лучшие соединения, лучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления.

Победа под Курском должна явиться факелом для всего мира»[196].

С летним наступлением 1943 г. агрессоры связывали далеко идущие планы. Они надеялись срезать под основание выступ фронта, окружить и уничтожить войска Центрального и Воронежского фронтов, создать этим предпосылки для наступления в восточном и северо-восточном направлениях, вернуть себе потерянную стратегическую инициативу и тем самым изменить ход войны в свою пользу. Об этом свидетельствует приказ Гитлера от 4 июля 1943 г., в котором говорилось, что «германская армия переходит в генеральное наступление на Восточном фронте», что удар, который она нанесет, «должен иметь решающее значение и послужить поворотным пунктом в ходе войны» и что «это последнее сражение за победу Германии»[197]. Оперативный замысел гитлеровского командования состоял в том, чтобы встречными ударами с орловского и белгородско-харьковского плацдармов отрезать советские войска, располагавшиеся по дуге курского выступа и в районе Курска, окружить их и уничтожить. Затем предполагалось нанести удар в тыл Юго-Западного фронта — провести операцию «Пантера».

К 1 июля 1943 г. на советско-германском фронте находились 232 вражеские дивизии. Среди них было 36 дивизий гитлеровских вассалов[198]. Для наступления на курском направлении противник сосредоточил до 50 дивизий, в том числе 16 танковых и 3 моторизованные[199]. В этой группировке насчитывалось около 900 тыс. солдат и офицеров, 6763 орудия, 3200 минометов, почти 2700 танков. С воздуха ее поддерживало свыше 2 тыс. самолетов, включая много новых истребителей, только что принятых на вооружение.

Летнее наступление врага не было неожиданным для Красной Армии. Еще в апреле 1943 г. Ставка Верховного Главнокомандования на основании глубокого анализа обстановки и полученных нашей разведкой данных определила, что главный удар противника в планируемом им летнем наступлении будет нанесен в районе курского выступа. Это позволило своевременно разработать план и сосредоточить необходимые силы для разгрома фашистских войск. «Учитывая сложившуюся на фронте обстановку и намерения врага, — пишет Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский, — Ставка приняла решение в оборонительной операции под Курском ослабить его ударные группировки, а потом перейти в наступление на всем южном участке фронта — от Смоленска до Таганрога»[200].

В соответствии с этим планом войска Центрального и Воронежского фронтов, расположенные в районе курского выступа, должны были посредством упорной обороны измотать и обескровить силы врага, сломить его наступательную мощь, а затем во взаимодействии с войсками Западного и Брянского фронтов, занимавшими северный и восточный фасы орловского выступа, а также с войсками Степного и частью сил Юго-Западного фронтов, расположенными против белгородско-харьковского плацдарма врага, перейти в контрнаступление и разгромить всю группировку немецко-фашистских войск на фронте Щигры — Орел — Курск — Белгород — Харьков.

Совершенно неправильную оценку военно-стратегических планов германского империализма на лето 1943 г. давал У. Черчилль, который писал И. В. Сталину 19 июня 1943 г. следующее: «Мы имеем некоторые основания думать, что неожиданно быстрое поражение вооруженных сил держав оси в Северной Африке расстроило германскую стратегию и что возникшая отсюда угроза Южной Европе была самым важным фактором, заставившим Гитлера поколебаться и отложить свои планы крупного наступления против России этим летом»[201]. 27 июня Черчилль вновь писал: «Может даже оказаться, что Ваша страна не подвергнется сильному наступлению этим летом»[202].

Обстановка, сложившаяся летом 1943 г. на советско- германском фронте, характеризовалась тем, что советская сторона, будучи более сильной и имея все возможности для наступления, ограничивалась до поры до времени обороной, предоставляя противнику возможность самому предпринять наступление. Решение Ставки Верховного Главнокомандования на оборону было продиктовано стремлением уничтожить до перехода советских войск в наступление большие силы противника, которыми он располагал в тот момент. Для такого решения нужна была непоколебимая уверенность в том, что советские войска выстоят в обороне, не будут сломлены и дезорганизованы тяжелыми оборонительными боями. И эта уверенность всецело себя оправдала. Советские генералы, офицеры, солдаты выстояли, и это дало возможность перейти в наступление, когда противник уже был ослаблен безуспешными для него боями. «Принять единственно правильное решение, — пишет А. М. Василевский, — помог коллективный разум, творческий труд опытных, умудренных двумя годами войны военачальников и штабов, от фронтовой ступени до Верховного Главнокомандования. Анализируя разведывательные данные о подготовке врага к наступлению, фронты, Генеральный штаб и Ставка постепенно склонялись к идее перехода к преднамеренной обороне. Этот вопрос в конце марта — начале апреля многократно обсуждался в ГКО и Ставке»[203].

Ставка Верховного Главнокомандования бдительно следила за всеми происками врага. Она своевременно раскрыла не только план наступления фашистской армии, разработанный гитлеровским командованием, но и намеченный им срок перехода в наступление. 2 июля 1943 г. Ставка предупредила командование фронтов, что гитлеровцы могут перейти в наступление в период 3–6 июля, и дала конкретные указания по организации оборонительных действий наших войск.

Важно подчеркнуть, что оборона советских войск на дуге курского выступа являлась преднамеренной составной частью стратегического плана решительного контрнаступления, который в отличие от планов контрнаступления под Москвой и Сталинградом разрабатывался не в ходе, а еще до оборонительного сражения. Для этой цели, в частности, в тылу оборонявших курский выступ фронтов был образован Резервный фронт, впоследствии переименованный в Степной фронт. Это явилось одной из существенных особенностей подготовки контрнаступления в Курской битве.

Контратаки и контрудары советских войск по немецко-фашистским группировкам, наступавшим из районов Орла и Белгорода, наносили врагу не только большие потери, но и дезорганизовывали управление войсками, в особенности в звене полк — дивизия, срывали все планы фашистского командования. В первые же дни июльских боев исключительную нервозность проявило и главное немецко-фашистское командование. Гитлер отстранил от командования войсками ряд генералов, в том числе командующего 2-й танковой армией генерал-полковника фон Шмидта.

В результате упорного сопротивления и контрударов советских войск, мастерски осуществлявших стратегический план Ставки Верховного Главнокомандования, наступление, на которое враг возлагал много надежд, было сорвано. Вражеским войскам ценой больших потерь удалось продвинуться на орловско-курском направлении от 9 до 15 км, на белгородско-курском направлении — от 15 до 35 км. На этом наступление захлебнулось. Советские войска не позволили гитлеровцам прорвать оборону.

План летнего наступления гитлеровского командования полностью провалился, и тем самым была разоблачена легенда о том, что немцы летом в наступлении всегда одерживают успехи.

Выигрыш нашими войсками оборонительного сражения на Курской дуге со всей очевидностью показал, что немецко-фашистская армия уже бессильна развернуть успешное наступление против Красной Армии даже на одном направлении. Советские войска оказались способными отразить самые мощные удары врага. На протяжении всего оборонительного сражения наши войска всюду действовали организованно, умело осуществляя взаимодействие.

В ходе оборонительного сражения под Курском ударная сила врага была сломлена, наступление было остановлено через неделю, войска Воронежского и Центрального фронтов успешно выполнили поставленную перед ними Ставкой задачу. Измотав и обескровив наступавшие группировки врага, они создали условия для перехода наших войск в решительное контрнаступление.

12 июля 1943 г. войска Западного и Брянского фронтов под командованием генералов В. Д. Соколовского и М. М. Попова, а 15 июля войска Центрального фронта под командованием генерала К. К. Рокоссовского перешли в контрнаступление. Советские войска разгромили противника в районе Орла и Белгорода и в начале августа освободили эти города. Развивая успех, достигнутый в ожесточенных боях, советские войска усилили натиск в направлении Харькова и 23 августа 1943 г. освободили город.

В результате разгрома двух крупных вражеских группировок— орловской и белгородско-харьковской наши войска выровняли линию фронта на этом важном участке и вышли на линию Брянск — Севск — Сумы — Котельва западнее Харькова.

Битва под Курском показала, что советским военным искусством были блестяще разрешены коренные вопросы организации и проведения оборонительных и наступательных операций в современных условиях.

Стратегическое значение победы Красной Армии в сражении под Курском было исключительно велико.

«Если битва под Сталинградом, — говорил И. В. Сталин, — предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой»[204]. Битва под Москвой развеяла миф о непобедимости германской армии. Битва под Сталинградом до основания потрясла гитлеровскую военную машину, привела к окончательной потере фашистским командованием стратегической инициативы, положила начало коренному перелому в ходе войны и массовому изгнанию гитлеровцев из пределов Советской страны. Битва под Курском означала полный крах наступательной и оборонительной стратегии фашистской армии, она завершила коренной перелом в ходе войны в пользу Советского Союза. Курская битва свидетельствовала об огромном росте сил Красной Армии, повышении ее боевого мастерства, превосходстве стратегического руководства Советского Верховного Главнокомандования.

Победа под Курском, Орлом и Белгородом положила начало осуществлению общего оперативно-стратегического плана Верховного Главнокомандования на летне-осеннюю кампанию. Этим планом перед Вооруженными Силами Советского Союза была поставлена задача разгромить и отбросить в течение лета и осени вражеские войска за линию Смоленск — р. Сож — среднее и нижнее течение Днепра, с ходу форсировать Днепр и, создав плацдармы на западном берегу реки, положить начало освобождению Правобережной Украины, а также ликвидировать таманский плацдарм немцев.

После разгрома немецко-фашистской армии под Курском усилился кризис внутри гитлеровского блока. Окончательно созрел политический кризис в Италии. Маннергейм отказался от предложенного ему поста главнокомандующего финских и немецких войск в Финляндии. Испанский диктатор Франко счел необходимым вывести свою потрепанную «Голубую дивизию» из-под Ленинграда. Главарь венгерских фашистов Хорти усилил свои попытки договориться с Англией и США о выходе из войны на стороне Германии. Большое беспокойство поражение немецко-фашистских войск под Курском вызвало у правителей Румынии и Болгарии. Когда гитлеровское командование начало перебрасывать свои войска с южного крыла советско-германского фронта на курское направление, Антонеску и болгарский царь Борис заявили, что ослабление германских позиций в бассейне Черного моря вызовет «опасные последствия» в их странах. Немецко- фашистское командование открыто заговорило о неизбежности затяжной войны, вынуждено было отказаться от наступательной стратегии и перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

11 августа 1943 г. Гитлер отдал приказ о срочном строительстве стратегического рубежа обороны, назвав его восточным валом, который по плану немецко-фашистского командования должен был проходить от Керченского полуострова по р. Молочной, среднему течению Днепра и Сожу до Гомеля, далее восточнее Орши, Витебска, Невеля, Пскова и севернее Чудского озера по р. Нарве.

Стремясь перейти к стратегической обороне, германские империалисты преследовали далеко идущие цели: они пытались не только остановить наступление Красной Армии, но и удержать в своих руках важные в экономическом отношении районы нашей страны, имевшие большое значение в экономике Германии, выиграть время в расчете на раскол антигитлеровской коалиции и заключение сепаратного мира с англо-американскими империалистами.

«Украина, — пишет Типпельскирх, — давала значительное количество сельскохозяйственной продукции, от которой в высшей степени нелегко было бы отказаться. Сталелитейная промышленность одну треть всей потребности в марганцевой руде покрывала за счет Криворожского бассейна. А сокращение производства стали после тяжких потерь в технике, понесенных за последний год, должно было весьма неблагоприятно отразиться на производстве вооружения»[205].

Удары Красной Армии, одновременно наносившиеся на широком фронте, лишали врага возможности своевременно подбрасывать резервы на угрожаемые направления. В этих условиях противник не мог удержать Лево- бережную Украину в своих руках и воспрепятствовать быстрому выходу советских войск к Днепру на широком фронте.

Опять, как и накануне лета 1943 г., вопрос о перспективах войны на советско-германском фронте и военно-стратегических планах обсуждался на совещаниях в конце августа, а затем в первой половине сентября в присутствии Гитлера. «Я и командующие армиями… — пишет Манштейн, — доложили Гитлеру обстановку, и прежде всего состояние частей, уже давно истощенных в непрерывных боях… Из этой обстановки я сделал вывод, что мы не можем удержать Донбасс имеющимися у нас силами и что еще большая опасность для всего южного фланга Восточного фронта на северном фланге группы». Далее командующий группой армий «Юг» подчеркнул, что 8-я и 4-я танковые армии не в состоянии долгое время сдерживать натиск советских войск, продвигающихся к Днепру, и просил Гитлера усилить южное крыло советско-германского фронта.

Успешное продвижение советских войск к Днепру на широком фронте лишило возможности главное командование немецко-фашистской армии маневрировать силами вдоль фронта, и Гитлер отклонил просьбу Манштейна. 15 сентября был отдан приказ группе армий «Юг» об отходе на линию Мелитополь — Днепр (до района севернее Киева). В приказе гитлеровское командование требовало оказывать упорное сопротивление советским войскам. «Где только возможно, — говорилось в приказе, — армиям… принимать бой с атакующим противником, чтобы ослабить его наступательный порыв и выиграть время для отхода»[206].

Враг принимал все меры к тому, чтобы удержаться на Днепре. Подготовка к обороне правого берега велась гитлеровцами все лето и продолжалась осенью в ходе боев. Гитлеровские захватчики еще верили в то, что им удастся удержаться на рубеже Днепра.

Но для уверенности фашистских генералов и солдат оснований не было. Форсировавшие Днепр советские войска прочно закрепились на плацдармах, готовясь к новым боям за освобождение Правобережной Украины.

Видя надвигающуюся опасность, гитлеровское командование потребовало от своих частей очистить от советских войск занимаемые ими плацдармы и удержать правый берег Днепра на всем его протяжении во что бы то ни стало. Было приказано сражаться до последнего патрона, а каждого, кто отступит, расстреливать. Для этого позади оборонявшихся частей были расположены батальоны СС, которые расстреливали пытающихся отступать. Одновременно германское командование перебросило на киевское направление из Западной Европы и за счет перегруппировки на советско-германском фронте ряд новых соединений и частей.

Однако и это не помогло врагу. План противника удержаться на рубеже рек Сож, Днепр и Молочная рухнул под новыми ударами советских войск.

В результате сложного маневра и стремительного наступления войска 1-го Украинского фронта 6 ноября 1943 г. освободили столицу Украины Киев.

В битве за Днепр принимали участие воины почти всех национальностей Советского Союза. Героизм и самоотверженность, сочетавшиеся с мужеством и высоким воинским мастерством, проявленные в боях за Днепр, не были подвигами одиночек, это был массовый героизм тысяч солдат и офицеров. Указами Президиума Верховного Совета СССР за успешное форсирование Днепра, прочное закрепление плацдармов на западном берегу реки и проявленные при этом отвагу и героизм более 2400 солдат, сержантов, офицеров и генералов были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди них было четверо гвардии рядовых комсомольцев (В. Н. Иванов, Н. Е. Петухов, В. А. Сысолятин и И. Е. Семенов), одними из первых переправившихся на правый берег Днепра.

Высокое военное мастерство, мужество, находчивость в боях за Киев проявили танкисты 7-го гвардейского танкового корпуса под командованием генерала К. Ф. Сулейкова. Стремительно наступая днем и ночью, к утру 5 ноября корпус достиг Святошино и, перерезав шоссейную дорогу Киев — Житомир, вышел в тыл киевской группировке противника. Этим незамедлительно воспользовался командующий 3-й гвардейской танковой армией генерал П. С. Рыбалко. После освобождения Святошино он создал передовой отряд танковой армии в составе 91-й отдельной танковой бригады и 50-го разведывательного мотоциклетного полка. Этому отряду, во главе которого был командир 91-й отдельной танковой бригады полковник И. И. Якубовский, была поставлена задача захватить Фастов — важный опорный пункт противника, крупный узел железных дорог. Стремительно продвигаясь на юго- запад, передовой отряд 7 ноября во взаимодействии с подошедшими танковыми бригадами 6-го гвардейского танкового корпуса генерала А. П. Панфилова освободил г. Фастов, разгромив при этом части 7-й танковой дивизии противника. 91-я отдельная танковая бригада получила наименование «фастовская», а ее командир И. И. Якубовский и командиры батальонов П. В. Луст и X. Г. Мустафаев — звание Героя Советского Союза.

Вместе с советскими войсками в битвах за Днепр и освобождение Киева участвовала 1-я чехословацкая отдельная бригада под командованием полковника Л. Свободы.

Неоценимую помощь нашим войскам в форсировании Днепра и последующих операциях оказали партизаны. Они непрерывно вели разведку, служили проводниками для наступающих войск, выводили их на самые выгодные места для переправы через Днепр, заблаговременно готовили переправочные средства, нарушали коммуникации врага, проводили значительные операции в его тылу. В летне-осенней кампании, и в особенности в битве за Днепр, впервые в истории войн было достигнуто тесное взаимодействие в широких масштабах регулярных войск с партизанскими частями и соединениями. Украинское население также оказывало советским войскам большую помощь при форсировании Днепра и в последующих крупных наступательных операциях на Правобережной Украине.

В битве за Днепр широко раскрылись способности командующих фронтами и начальников штабов, командующих армиями, их умение оперативно управлять, маневрировать большими массами войск в сложной оперативно-стратегической обстановке наступления с форсированием крупнейшей реки. Особенно ярко проявились полководческие способности командующих и заместителей командующих украинскими фронтами и их начальников штабов генералов Н. Ф. Ватутина, А. А. Гречко, С. П. Иванова, И. С. Конева, М. В. Захарова, Р. Я. Малиновского, Ф. К. Корженевича; Центральным фронтом — К. К. Рокоссовского, М. С. Малинина; командующих армиями— генералов И. Д. Черняховского, К. С. Москаленко, П. И. Пухова, П. С. Рыбалко, С. Т. Трофименко, Ф. Ф. Жмаченко, С. А. Красовского и других военачальников.

Политорганы и партийные организации фронтов постоянно воспитывали и поддерживали у советских воинов высокое чувство социалистического патриотизма и интернационализма, мужество, высокий наступательный дух, чувство ответственности перед Коммунистической партией и Советским правительством за выполнение воинского долга. Члены военных советов фронтов генералы А. С. Желтов, К. В. Крайнюков, И. 3. Сусайков, К. Ф. Телегин, Н. С. Хрущев, Е. И. Щаденко, начальники политуправлений фронтов и члены военных советов армий генералы С. С. Шатилов, А. Н. Тевченков, А. А. Епишев, М. А. Козлов и другие вели в войсках организационную и политическую работу, оказывали помощь командирам, политорганам и партийным организациям в подготовке и проведении операций. Неустанная организаторская и воспитательная деятельность политорганов и партийных организаций явилась одним из главных факторов, обеспечивших успех битвы за Днепр, как и других операций и битв.

Немецко-фашистские войска понесли огромные потери. После каждого очередного удара Красной Армии на советско-германском фронте фашистское командование вынуждено было перебрасывать на Восток новые силы из оккупированных стран Европы, где они были орудием подавления народно-освободительного движения. Большую роль в подрыве гитлеровского тыла, в отвлечении значительной части фашистских войск сыграли партизанское движение и силы Сопротивления в оккупированных гитлеровцами странах.

Все это облегчало успешное развертывание военных действий союзных армий на второстепенных театрах войны, ибо фашистское командование не могло оказать необходимой помощи действовавшим там своим войскам. Наоборот, оно вынуждено было бросать на советско-германский фронт все новые и новые силы, забирая их с других фронтов. Летом 1942 г. гитлеровское командование держало на советско-германском фронте 70 % всех немецко-фашистских армий, в Западной Европе — около 13, а на Африканском театре войны— 1,5 %. В 1943 г. основные силы фашистской армии по-прежнему находились на советско-германском фронте. И все-таки Красная Армия окончательно закрепила за собой стратегическую инициативу, заставила фашистское командование отказаться от наступательной стратегии и перейти к обороне на всем советско-германском фронте. «…Немецкие войска, — пишет Типпельскирх, — понесшие невосполнимые потери, не сумели добиться поставленной перед ними цели»[207]. В другой работе он отмечает, что «инициатива теперь окончательно и при тяжелых обстоятельствах перешла в руки противника»[208]. Английский историк Гарт пишет, что «стратегия русских привела к общему параличу германской военной машины»[209]. 7 ноября 1943 г. начальник оперативного управления вооруженных сил Германии Йодль в докладе для высшего офицерского состава о стратегическом положении накануне пятого года войны вынужден был признать, что «инициатива полностью перешла к противнику, поэтому рейх и европейские страны, сражающиеся на стороне Германии, вынуждены перейти к обороне»[210].

Победа Красной Армии в конце 1942 и 1943 г. коренным образом изменила обстановку на советско-германском фронте.

Маршал Советского Союза А. Василевский писал: «…мы еще и еще раз должны подчеркнуть неразрывную связь между битвой под Москвой, битвой на Волге и Курской битвой. Это были три крупнейшие военно-политические события первых двух лет Великой Отечественной войны, означавшие три этапа в борьбе Красной Армии за обладание стратегической инициативой, причем Сталинградская. битва явилась решающей в обеспечении коренного перелома в ходе второй мировой войны. В сражениях на Курской дуге была окончательно закреплена стратегическая инициатива в руках Красной Армии.

С осени 1942 г. война повернула на запад. С малоизвестной высоты с отметкой „102“ — Мамаева кургана — Красная Армия открыла себе дорогу к логову фашистского зверя — Берлину»[211].

В 1943 г. Красной Армии впервые за время войны удалось осуществить большое летнее наступление против фашистских войск. Это наступление, начавшееся в ходе Курской битвы, продолжалось затем с неослабевающей силой. В результате наступательных операций Красной Армии в этом году от фашистских захватчиков были очищены Левобережная Украина, Донбасс, Тамань, Орловская и Смоленская области. Красная Армия прорвала блокаду Ленинграда, вступила на Правобережную Украину, заняла подступы к Крыму, создала плацдарм на Керченском полуострове.

Коренной перелом в ходе войны был вызван не случайными и привходящими причинами. В его основе лежали преимущества советского социалистического общественного и государственного строя, он был подготовлен и осуществлен в результате мудрой политики Коммунистической партии и Советского правительства, огромной организаторской и политической работы партии, величайшего героического и самоотверженного труда советских людей. Коренной перелом в войне был достигнут вследствие дальнейшего усиления экономической мощи советского тыла, в результате бессмертных подвигов советских воинов, совершенствования военного искусства командных кадров Красной Армии и Военно-Морского Флота, высокого морального духа их личного состава.

Советское государство и его армия благодаря усилиям всех народов СССР, сплотившихся вокруг Коммунистической партии, смогли неуклонно наращивать свои силы и могущество, в то время как мощь гитлеровской Германии и ее армий слабела.

В летне-осенней кампании 1943 г. фашистская армия понесла невосполнимый урон в людях и технике, ее морально-боевой дух был надломлен. Гитлеровские войска лишились опытных солдат и офицеров, имевших хорошую подготовку и прошедших школу войны. Все возраставшие потери немецко-фашистской армии под ударами советских войск углубляли и обостряли кризис военного хозяйства Германии.

Все эти обстоятельства поставили немецко-фашистскую армию перед катастрофой и создали для войск антигитлеровской коалиции исключительно благоприятные условия для полного разгрома фашистской Германии. Только отсутствие второго фронта в Европе, позволившее гитлеровцам перебросить с Запада и из самой Германии на советско-германский фронт новые войска, временно оттягивало окончательный разгром немецко-фашистской армии.

Победы Красной Армии оказали огромное влияние на весь ход второй мировой войны. Мощными и непрерывными ударами на огромном фронте Красная Армия лишила противника возможности усилить свои войска в Северной Африке и в Италии и тем самым значительно способствовала успехам англо-американских войск на этих второстепенных театрах военных действий.

В дни битвы под Курском, когда главные силы фашистской Германии находились на советско-германском фронте, англо-американские войска высадились (10 июля 1943 г.) на острове Сицилия и овладели им. 9 сентября англо-американские войска высадились на южном побережье Италии, в районе Салерно (около Неаполя).

В результате разгрома немецко-фашистских и итальянских войск под Сталинградом и Курском, а также на других участках советско-германского фронта в Италии разразился политический кризис. Широко развернулось народное движение против фашистского режима и за выход из войны. Итальянская реакция не могла справиться с нараставшим возмущением трудящихся, а гитлеровская Германия не располагала силами, чтобы помочь своему союзнику в борьбе против народных масс. В этих условиях итальянская реакция, стремясь спасти фашистские порядки, решила произвести с целью обмана масс перестановки в правительственной верхушке. В июле 1943 г. правительство Муссолини было свергнуто и взамен его сформировано профашистское правительство Бадольо, но и оно просуществовало недолго. Быстрый рост в Италии народного, антифашистского движения, руководимого коммунистической партией, продолжавшееся мощное наступление Красной Армии, лишавшее Германию возможности усилить свои войска в Италии, предопределили исход борьбы. В сентябре 1943 г. итальянское правительство вынуждено было безоговорочно капитулировать, порвать с Германией, а затем объявить ей войну.

Крах итальянского фашизма привел к углублению внутриполитического кризиса среди всех сателлитов Германии. Усилилась военно-политическая изоляция Германии. На примере Италии фашистские вассалы убеждались в том, что, чем дальше оттягивают они разрыв с гитлеровской Германией, тем более тяжелым становится их положение. Удары советских войск до основания потрясли все здание фашистского блока, и оно стало разваливаться.

Успехи Красной Армии способствовали дальнейшему усилению борьбы народов Европы против гитлеровского «нового порядка», вселили в сердца людей, порабощенных гитлеровцами, веру в непобедимость Советского Союза, в то, что Вооруженные Силы Страны Советов помогут им освободиться от тирании фашистских захватчиков, подняли моральный дух свободолюбивых народов, боровшихся против фашизма. Вдохновленные победами Красной Армии, народы оккупированных гитлеровцами стран усилили борьбу против оккупантов. Особенно широко развернулась национально-освободительная борьба в Польше, Чехословакии, Франции' Болгарии, Албании, Югославии и Греции, где движение народного Сопротивления возглавили коммунистические и рабочие партии.

Если до коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войн гитлеровская клика не опасалась за свой тыл на Западе, то после этого перелома и усиления освободительного движения в европейских странах, некоторой активизации действий англо-американских вооруженных сил в бассейне Средиземного моря, а также нарастания кризиса внутри фашистского блока германские империалисты внесли изменения в свои военно-политические планы для Западной Европы, приняли меры, чтобы укрепить здесь свои позиции.

Стремясь сохранить свои позиции в Италии, фашистские войска в течение нескольких дней оккупировали Италию от Альп до Неаполя. 27 сентября 1943 г. в Неаполе стихийно началось восстание. В течение четырех дней шли ожесточенные бои повстанцев. Они изгнали фашистские войска из города, в который вступили англо-американские войска.

Италия оказалась разделенной на две части, одна из которых была оккупирована немецко-фашистскими войсками и другая — англо-американскими.

Таким образом, гитлеровцам не удалось установить свой контроль над всей Италией. Однако вследствие медлительности действий англо-американских войск, нежелания войти в контакт с освободительными силами Италии очищение страны от немецко-фашистских войск затянулось почти до конца войны.

Под влиянием коренного перелома в ходе Великой Отечественной и второй мировой войн оказались перед необходимостью пересмотреть и изменить свои военно-стратегические планы также и японские империалисты. Убедившись в том, что на советско-германском фронте ход войны изменился в пользу Советского Союза, что фашистская Германия оказалась перед катастрофой, вследствие чего США и Англия могли направить в бассейн Тихого океана мощные силы, японские империалисты вынуждены были отказаться от широких наступательных операций против американо-английских вооруженных сил, перейти к стратегической обороне и пересмотреть свой план войны против Советского Союза. «План японского командования, принятый в марте 1943 г. и уточненный затем в мае, предусматривал усиление позиций Японии на континенте Азии и переход к стратегической обороне на Тихом океане»[212].

Победа Красной Армии под Курском вызвала изменения в отношении к фашистской Германии со стороны правящих кругов так называемых нейтральных стран. Это проявилось в сокращении ими материальной помощи фашистской Германии. Правительство Швеции официально объявило о прекращении транзита немецких военных грузов, материалов и «отпускников» через Швецию, правительство Португалии передало Англии свои морские и воздушные базы на Азорских островах. Эти страны делали попытки установить более тесные отношения с государствами антигитлеровской коалиции.

Победоносное наступление советских войск создало исключительно благоприятные условия для полного разгрома Германии. Но отсутствие второго фронта в Европе давало возможность Гитлеру перебрасывать с Запада на Восток новые войска, а это временно задерживало полный разгром немецко-фашистской армии.

Военно-политическое и экономическое значение побед, достигнутых летом и осенью 1943 г., было очень велико. В результате наступательных операций 1943 г. Красная Армия прошла с боями на запад до 500 км в центральной части фронта и до 1300 км на юго-западном направлении. Она освободила до 1 млн. кв. км территории, что составляло две трети всей временно оккупированной советской земли.

«Результаты и последствия побед Красной Армии, — говорил И. В. Сталин 6 ноября 1943 г., — далеко вышли за пределы советско-германского фронта, изменили все дальнейшее течение мировой войны и приобрели крупное международное значение»[213].

Оглавление книги


Генерация: 0.905. Запросов К БД/Cache: 0 / 0