Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

2. Под знаком экономической победы

2. Под знаком экономической победы

1943 год был годом коренного перелома, начавшегося в конце 1942 г., не только на фронтах Отечественной войны, но и в работе советского тыла. В этом году более чем на 11 % вырос объем основных производственных фондов (без скота). Увеличилась на 1 млн. человек численность рабочих и служащих в народном хозяйстве страны. Усилиями партии, Советского правительства и рабочего класса валовая продукция тяжелой промышленности в 1943 г. увеличилась против 1942 г. на 19 %, производство предметов потребления — на 10 %. В целом промышленная продукция выросла на 17 %; производство чугуна повысилось с 4,8 млн. до 5,6 млн. т, стали — с 8 млн. до 8,5 млн. т, добыча угля — с 75,5 млн. до 93,1 млн. т, производство алюминия возросло на 20 %, никеля — на 52, автомобилей — на 41, электромоторов — на 129, выработка электроэнергии — на 12 %.

Особенно резко вырос объем военной продукции в восточных районах страны. По сравнению с 1940 г. производство этой продукции на Урале увеличилось в 6 раз, а в Западной Сибири — в 34 раза.

Общее наступление Красной Армии летом и осенью 1943 г. опиралось на достигнутые большие успехи тружеников советского тыла. Военное производство в 1943 г. по сравнению с довоенным выросло в 4,3 раза, а в Германии— только в 2,3 раза. При этом Германия производила больше металла, угля и электроэнергии. Социалистическая система хозяйства дала возможность более рационально использовать производственные мощности, материальные ресурсы и людские резервы для нужд фронта.

Предприятия, эвакуированные из западных районов на восток, с каждым днем наращивали выпуск военной продукции. Почти вся машиностроительная промышленность была переведена на производство вооружения и боеприпасов. Советская авиационная промышленность за два года (1942–1943) дала на 20,4 тыс. машин больше, чем Германия. За это же время советская танковая промышленность выпустила 44,6 тыс. боевых машин, германская — только 18,2 тыс. машин. Следовательно, советские танкостроители выпустили в 2,4 раза больше танков, чем немецкие.

Но эти данные еще не полностью характеризуют танковое оснащение Советских Вооруженных Сил. Ибо в годы войны каждый танк (за сравнительно редкими исключениями) использовался по нескольку раз. Так хорошо была поставлена служба эвакуации танков с поля боя и их последующего ремонта в полевых условиях. О подвигах эвакуаторов можно судить по делам Гончалова, который вытащил с поля боя 211 танков. В 1942 г. в полевых условиях было восстановлено 75 % от общего числа танков, поврежденных в ходе военных действий, в 1944 г. — 81,7 и за четыре месяца 1945 г. — 91,8 %. Фашистская газета «Фелькишер беобахтер» писала, что советские танковые соединения «кажутся гидрой, у которой все время появляются новые головы»[335]. В 1943 г. советская индустрия произвела автоматического оружия в 5 раз, минометов в 2 раза с лишним, боевых самолетов почти в 1,5 раза больше, чем промышленность фашистской Германии. Это была большая победа советского народа, сумевшего в короткий срок ликвидировать военно-техническое преимущество врага и снабдить армию всем необходимым.

В труднейших условиях войны рабочий класс СССР, колхозное крестьянство, интеллигенция показывали чудеса героизма. На промышленных предприятиях по призыву партии все шире развертывалось Всесоюзное социалистическое соревнование за лучшее выполнение заказов фронта, мобилизацию внутренних ресурсов, экономию сырья, материалов, топлива и электроэнергии, снижение себестоимости продукции.

О размерах снабжения фронта за годы войны можно судить хотя бы по таким цифрам: за это время было израсходовано более 10 млн. т боеприпасов и свыше 13 млн. т горючего (не считая топлива, израсходованного Военно-Морским Флотом).

Есть наивные люди, которые думают, что Действующей армии нужны только снаряды, патроны, танки, самолеты. Нет, армии нужно и многое другое. Чтобы по достоинству оценить подвиг тружеников советского тыла, следует учесть и то, что Вооруженные Силы получили за время войны 40 млн. т продовольствия, 38 млн. шинелей, 73 млн. гимнастерок, 70 млн. шаровар, около 64 млн. пар кожаной обуви[336].

Военно-политическая обстановка на советско-германском фронте летом и осенью 1943 г. определялась победой Красной Армии под Курском. Она характеризовалась дальнейшим нарастанием сил Советского государства, умелым использованием колоссальных возможностей, заложенных в социалистическом строе. Советские войска бесперебойно и во все возрастающих масштабах получали необходимое вооружение, боеприпасы, снаряжение и продовольствие.

Быстрый рост военной продукции позволил создать значительное количество крупных авиационных, артиллерийских, танковых и механизированных соединений. Это резко повысило ударную силу, маневренность и боевую мощь Красной Армии. Наши войска получали все новые и новые пополнения, всесторонне подготовленные для ведения решительных боевых действий. Коммунистическая партия и Советское правительство проявляли неустанную заботу о дальнейшем повышении организованности и боевой подготовки войск, укрепляли единоначалие и авторитет командных кадров.

В то время как Красная Армия последовательно наращивала свою боевую мощь, вооруженные силы фашистской Германии, понесшие огромные потери зимой 1942/43 г., переживали тяжелый кризис. Все большее число немецких солдат и офицеров начало убеждаться в том, что авантюра, затеянная Гитлером на Востоке, ведет Германию к неизбежному краху. Моральное состояние фашистской армии с каждым новым поражением на советско-германском фронте становилось все более неустойчивым.

Наша промышленность вооружала Красную Армию первоклассной военной техникой, а сельское хозяйство бесперебойно обеспечивало фронт продовольствием. Непрерывно совершенствуемая, наша военная техника оставляла позади хваленую немецкую.

В этой связи небезынтересны высказывания Гальдера, Гудериана, Блюментрита и других немецко-фашистских генералов, дававших во время войны исключительно высокую оценку советскому танку Т-34. Гудериан уже в октябре 1941 г. вынужден был признать превосходство советских танков над немецкими и сделать из этого тревожные для фашистской Германии выводы.

Несмотря на снижение в первом периоде войны общего уровня производства черного металла в стране, на заводах Урала и Западной Сибири была успешно освоена и непрерывно росла выплавка легированной стали, увеличивался выпуск броневого проката. В районах Урала и Поволжья на базе автотракторных заводов и заводов тяжелого машиностроения были созданы мощные комплексные предприятия массового производства первоклассных советских средних танков Т-34 и тяжелых танков КВ. Здесь же, а также в Сибири было налажено серийное производство самолетов-истребителей и штурмовиков, орудий дивизионной, полковой и противотанковой артиллерии. В этом сказались также достижения советской науки и техники уже в первом периоде войны, тесная связь научной работы с производством.

Увеличился объем капитального строительства во всем народном хозяйстве, особенно в промышленности, возрос объем перевозок на транспорте.

Национальный доход вырос в 1943 г. по сравнению с 1942 г. на 12 %. Все это явилось результатом поистине исполинской организаторской и идейно-воспитательной работы Коммунистической партии на фронте и в тылу. Советские люди героически боролись за увеличение выпуска вооружения, боеприпасов и других военных материалов. Бессмертная доблесть защитников Родины на фронте перекликалась с трудовым героизмом тружеников советского тыла.

Коммунисты были душой широко развернувшегося социалистического соревнования. Трудовой подъем охватил весь рабочий класс. С мая 1942 по май 1944 г. производительность труда в промышленности выросла более чем на 40 %[337]. Этот рост происходил за счет внедрения передовой техники, лучшего использования производственных мощностей и ускорения цикла производства.

В 1943 г. удалось остановить сокращение сельскохозяйственного производства, а по ряду продуктов (подсолнечник, картофель, молоко) даже увеличить его по сравнению с 1942 г. Выросло поголовье всех видов скота, за исключением лошадей.

На помощь крестьянству, испытывавшему в условиях войны большую нехватку рабочих рук, как и в предыдущие годы, пришли рабочие, все население городов. Выполняя решения партии, промышленные предприятия оказали большую производственную помощь колхозам. За счет мобилизации внутренних резервов промышленные предприятия увеличили производство запасных частей для сельскохозяйственных машин.

Оценивая итоги 1943 г. в области сельского хозяйства, Советское правительство и Центральный Комитет партии в своем решении отмечали, что «в трудных условиях военного времени и при неблагоприятных для некоторых областей, краев и республик метеорологических условиях колхозы и совхозы справились в 1943 г. с сельскохозяйственными работами и обеспечили без серьезных перебоев снабжение Красной Армии и населения продовольствием, а промышленность сырьем»[338].

Решение этих задач стало возможным только на основе колхозного строя, плановой организации колхозного производства, технической оснащенности социалистического сельского хозяйства. При наличии раздробленного сельского хозяйства такие успехи были бы невозможны.

Победой колхозного строя был заложен прочный фундамент устойчивости сельского хозяйства, выдержавшего суровые испытания войны. Партия и правительство поставили перед колхозами и совхозами задачу добиться значительного расширения посевных площадей, роста урожайности и продуктивности животноводства. Руководствуясь постановлениями ЦК ВКП(б), принятыми во время войны, труженики сельского хозяйства, несмотря на неимоверные трудности, связанные с нехваткой людей и технических средств, проводили сев в сжатые сроки, повышали качество обработки почвы и уборки урожая. Стремясь дать фронту и стране больше хлеба, овощей и других продуктов, патриоты колхозной деревни организовали в 1942–1943 гг. сверхплановые посевы в фонд обороны.

В первой половине 1943 г. трудящиеся Челябинской, Свердловской и Пермской областей создали особый танковый Уральский корпус и полностью вооружили его лучшей военной техникой, произведенной сверх производственной программы. «На свои средства снарядили мы Особый добровольческий танковый корпус, — говорилось в наказе воинам, отправляющимся на фронт. — Своими руками любовно и заботливо ковали мы для вас оружие. Дни и ночи работали мы над ним. В этом оружии — наши заветные и горячие думы о светлом часе нашей полной победы. В нем — наша твердая, как Урал-камень, воля: сокрушить и истребить фашистского зверя. В горячие бои несите с собой эту нашу волю, это наш Наказ»[339].

Трудящиеся Омской, Новосибирской, Кемеровской областей и Красноярского края сформировали особый Сибирский добровольческий стрелковый корпус и оснастили его за счет сверхплановой продукции.

Уральцы и сибиряки героически сражались во многих операциях и прошли с боями от Орла, Курска и Брянска до Берлина и Праги. «У нас, фронтовиков, укоренилось глубокое уважение к питомцам седого Урала и безбрежной Сибири, — писал маршал Р. Я. Малиновский. — Это уважение и глубокая военная любовь к уральцам и сибирякам установилась потому, что лучших воинов, чем Сибиряк и Уралец, бесспорно, мало в мире»[340].

Как в годы мирного строительства, так и в годы войны партия и правительство неустанно заботились о нуждах трудящихся. В исключительно трудных условиях военного времени Советское государство организовало снабжение армии и населения продовольственными и другими товарами. Нормированное снабжение населения обеспечивало более высокий уровень потребления рабочих решающих отраслей промышленности. Партия и правительство приняли ряд мер, которые дали возможность сохранить довоенные цены на нормированные предметы потребления. Война потребовала колоссальных расходов. Тем не менее Советское государство нашло силы и средства для того, чтобы удовлетворить социально-культурные нужды трудящихся нашей страны.

Забота о нуждах населения ярко выразилась в мероприятиях партии и правительства, касающихся восстановления хозяйства в освобожденных районах. 21 августа 1943 г. СНК СССР и ЦК В КП(б) вынесли постановление «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». В результате осуществления этого постановления и всенародной помощи колхозы освобожденных районов уже к 1 января 1944 г. получили 1 723 тыс. голов скота, 96 тыс. т семян озимых культур. Была проделана большая работа по восстановлению жилых домов, школ, больниц, предприятий, железнодорожных линий и т. д.

Коренной перелом в работе советского тыла был достигнут ценой величайшего напряжения всей страны, всего советского народа, который шел на большие лишения во имя победы над врагом. В 1943 г. удельный вес фонда потребления в национальном доходе снизился до 60 % и был наименьшим за все годы войны[341]. Объем розничного товарооборота государственной и кооперативной торговли составлял менее одной трети по отношению к 1940 г.

На военные расходы (без учета личного потребления военнослужащих) была использована почти треть всего национального дохода страны[342]. Удельный вес военных расходов в национальном доходе был максимальным. В целях обеспечения коренного перелома в ходе войны советский народ мобилизовал все свои возможности, и его усилия увенчались успехом.

Во всем этом сказались величайшие преимущества советского общественного строя, мощь нашего государства, организаторская деятельность Коммунистической партии.

1944–1945 годы прошли под знаком новых достижений советского тыла, под знаком экономической победы над фашистской Германией. В эти годы неуклонно нарастали производственные мощности тяжелой промышленности, темпы производства стратегических материалов и сырья для военной промышленности и всего народного хозяйства.

Особенность развития военного хозяйства страны в завершающий период войны — стабилизация в масштабах военного производства и даже некоторое сокращение его в связи с приближением конца войны и проведением ряда мероприятий для перевода промышленности на рельсы мирного хозяйственного развития. Характерной чертой этого периода является развертывание широким фронтом восстановления народного хозяйства в районах, подвергшихся фашистской оккупации.

Грандиозные победы Красной Армии вызвали новый мощный политический и трудовой подъем народных масс, подъем их творческой активности. Коммунистическая партия умело направляла творческую активность масс на успешное выполнение производственных задач.

Партийные организации промышленных предприятий глубоко вникали во все детали производства, своевременно вскрывали недостатки, направляли усилия рабочих, инженерно-технического персонала на преодоление трудностей, мешавших росту производительности труда, увеличению выпуска продукции. Они заботились о том, чтобы передовой опыт рабочих-новаторов становился достоянием всех рабочих, шире внедрялся в производство, чтобы новые методы организации труда находили массовое применение. Так, метод работы Е. Барышниковой и ее последователей уже в 1944 г. распространился по всей стране.

Вот общая картина роста производительности труда рабочих в промышленности СССР в годы Отечественной войны в сравнении с 1940 г. (100 %): 1941 г. — 110 %, 1942 г. — 130, 1943 г. — 139, 1944 г. — 142 %. Как видно, производительность труда рабочих в промышленности возросла за годы войны почти в 1,5 раза. Советский рабочий бил гитлеровских захватчиков высокой производительностью труда.

Решающим условием подъема производительности труда явилось социалистическое соревнование. Оно охватило все предприятия, фабрики и заводы.

В ходе Отечественной войны было охвачено социалистическим соревнованием рабочих в промышленности и па железнодорожном транспорте к маю 1944 г.: в нефтяной промышленности — 80 %, в авиационной — 85, в промышленности производства вооружения — 86, в промышленности производства боеприпасов — 86, в железорудной промышленности — 87, в промышленности среднего машиностроения — 83, в хлопчатобумажной промышленности — 90, в обувной промышленности — 86, на железнодорожном транспорте — 89 %[343].

Движение за высокопроизводительный социалистический труд стало поистине всенародным. Число предприятий, принимавших участие в соревновании и систематически перевыполнявших производственные планы, росло из года в год. Об этом можно судить хотя бы по следующим данным. В 1942 г. Красное знамя ВЦСПС и наркоматов было вручено 326 предприятиям — участникам Всесоюзного социалистического соревнования, в 1943 г. — 605, в 1944 г. — 828, в 1945 г. — 1041.

За время войны знамя Государственного Комитета Обороны вручалось заводу имени Кирова (Ленинград) 29 раз, Уралмашзаводу — 27, заводу «Красный пролетарий»— 32, Московскому автозаводу — 36 раз. Завод № 183 транспортного машиностроения получал знамя Государственного Комитета Обороны 34 раза[344].

В годы Отечественной войны было подготовлено для промышленности, строительства и железнодорожного транспорта в училищах и школах трудовых резервов молодых рабочих: в 1941 г. — 439,5 тыс., в 1942 г. — 569 тыс., в 1943 г. — 598 тыс., в 1944 г. — 416 тыс., в 1945 г. — 453 тыс., всего — 2 475 тыс. молодых рабочих[345].

Молодые рабочие под руководством партийных и комсомольских организаций активно участвовали в социалистическом соревновании, стали зачинателями могучего патриотического движения комсомольско-молодежных и фронтовых бригад. К концу 1944 г. в стране насчитывалось 150 тыс. комсомольско-молодежных бригад, охватывавших более миллиона юношей и девушек[346]. Движение комсомольско-молодежных и фронтовых бригад для увеличения военного производства имело огромное значение. На предприятиях Наркомата вооружения было молодых рабочих около 46 %, в промышленности боеприпасов— 42, в авиационной промышленности — свыше 40, в среднем машиностроении — 55 %[347].

Женщины и молодежь заняли по численности ведущее место в материальном производстве. Удельный вес женщин в общем количестве рабочих и служащих народного хозяйства составлял: в 1942 г. — 53,4 %, в 1943 и в 1944 гг. — 57,4, в 1945 г. — 55,3 %[348].

Главная роль в экономической победе над врагом принадлежит прежде всего рабочему классу нашей страны. Из месяца в месяц он увеличивал выпуск промышленной продукции. Уверенно шла в гору тяжелая промышленность. Общее производство чугуна составило в 1944 г. 7,3 млн. т, проката — 7,3 млн., стали— 10,9 млн. т. Прирост производства в сравнении с 1943 г. составлял по чугуну 1,7 млн. т, по прокату— 1,6 млн. и по стали — 2,4 млн. т[349].

В 1945 г. продолжала наращивать темпы производства черная металлургия. В первом полугодии по сравнению с тем же периодом прошлого года чугуна было произведено на 27,6 % больше, проката — на 20,6 %, выплавка стали возросла на 15,7 %.

В 1944 г. было добыто 121,5 млн. г угля против 93,1 млн. т в 1943 г. За первое полугодие 1945 г. добыча угля возросла по сравнению с первым полугодием предшествующего года на 29,5 %.

Быстрыми темпами восстанавливались шахты Донбасса. В 1944 г. донецкие горняки дали стране 21,1 млн. г угля, а в 1945 г. — 38,4 млн. г. В Донбассе за два года вступило в строй 129 основных шахт Наркомата угольной промышленности и 889 средних и мелких шахт.

В 1944 г. выработка электроэнергии составила 39,2 млрд, квт-ч против 32,3 млрд, квт-ч в 1943 г., а в первом полугодии 1945 г. по сравнению с первым полугодием 1944 г. она увеличилась на 12,2 %.

Валовая продукция машиностроения и металлообработки выросла в 1944 г. по сравнению с 1943 г. на 16 % и составила к довоенному 1940 г. 158 %. Выпуск металлорежущих станков увеличился с 23,3 тыс. в 1943 г. до 34 тыс. в 1944 г., токарных — соответственно с 6 тыс. до 9 тыс., револьверных — с 1,9 тыс. до 2,8 тыс. штук.

Непрерывно возрастал размах капитального строительства, объем которого за три года (1942–1944) составил около 79 млрд. руб. За это же время было введена в действие новых и восстановленных производственных мощностей на 77 млрд. руб. Только в восточных районах было заново построено и введено в действие 2250 крупных предприятий. В освобожденных районах восстановлено свыше 6 тыс. предприятий[350]. Все это обеспечивало рост промышленного производства, выпуск вооружения и боеприпасов. Красная Армия в 1944 г. имела полное превосходство над гитлеровской армией во всех видах боевой техники.

Всего за 1942–1944 гг. было введено в действие 100 тыс. металлорежущих станков, 24 доменные печи, 128 мартеновских печей, 70 электропечей, 56 прокатных станов, 67 коксовых батарей, угольных шахт на 73 млн. г угля в год, электростанций мощностью 3,4 млн. квт[351].

В 1941–1945 гг. были введены следующие производственные мощности в важнейших отраслях тяжелой промышленности: доменные печи, дававшие 6,2 млн. т чугуна в год; мартеновские печи общей мощностью 8,2 млн. т стали; прокатные станы на 4,6 млн. т проката; коксовые батареи мощностью 11,4 млн. т кокса; рудники по добыче 13,3 млн. т железной руды; шахты производительностью 114,9 млн. т угля; турбинные электростанции общей мощностью 5 млн. квт; цементные заводы мощностью 1,9 млн. т цемента[352].

Рост военно-промышленной базы в СССР во второй и третий периоды войны обеспечил победу над сильным противником. Уровень производства важнейших отраслей тяжелой промышленности в годы Отечественной войны непрерывно возрастал. Об этом свидетельствует следующая таблица.


Таблица 6. Продукция тяжелой промышленности в годы войны[353].

В годы войны на металлургических заводах Урала и Западной Сибири производство легированной стали, превосходившей по своему качеству крупповскую сталь, увеличилось в 2,3 раза по сравнению с довоенным временем. В результате военная промышленность смогла выпускать в массовом количестве танки, орудия, самолеты. Это был великий подвиг советского рабочего класса, неустанно ковавшего вооружение для Красной Армии и Военно-Морского Флота.

К концу войны физический объем валовой продукции промышленности СССР приблизился к довоенному уровню. Правда, по металлу, углю и нефти уровень производства был намного ниже довоенного. Производство цветных металлов в СССР не только достигло довоенного уровня, но и значительно его превзошло.

Особенно велики были успехи промышленности в восточных районах нашей страны. За годы войны общее производство промышленной продукции на Урале увеличилось в 3,6 раза, в Сибири — в 2,8, в Поволжье — в 3,4 раза. В первом полугодии 1945 г. в восточных районах СССР производилось промышленной продукции в 2 раза больше, чем в первом полугодии 1941 г., а продукции военной промышленности — в 5,6 раза больше[354].

Все советские республики бесперебойно снабжали Красную Армию и Военно-Морской Флот вооружением, боеприпасами, снаряжением, обмундированием и продовольствием. Все наши республики и области стали могучим арсеналом Красной Армии.

Выдающуюся роль в победе над врагом сыграла Российская Федерация. В лице русского народа все народы Советского Союза имели и имеют надежного друга и испытанного руководителя. РСФСР и до войны являлась основной индустриальной и сельскохозяйственной базой страны. За годы войны промышленность республики еще больше возросла.

В период Великой Отечественной войны РСФСР производила более 80 % всей промышленной продукции СССР и, следовательно, играла главную роль в обеспечении фронта вооружением, боеприпасами, снаряжением и продовольствием.

Большие успехи были достигнуты в развитии промышленности в республиках Средней Азии. В марте 1944 г. вступил в строй Узбекский металлургический завод — первенец черной металлургии в Средней Азии.

За годы войны в Узбекской ССР было сдано в эксплуатацию 6 электростанций. Шло строительство еще 10 гидростанций мощностью 185 тыс. квт, в том числе Фархадской гидростанции.

В Таджикской ССР было введено в строй более 20 промышленных предприятий, среди них Сталинабадский текстильный комбинат, завод «Автотрактородеталь» и другие, а также построено несколько небольших гидростанций, проложены новые оросительные каналы, в том числе Большой Гиссарский канал.

В 1944 г. в Киргизской ССР вступила в строй гидроэлектростанция на Большом Чуйском канале. В республике были построены заводы сельскохозяйственного машиностроения и инструментальный, горнохимические комбинаты и ряд фабрик по переработке продуктов сельского хозяйства. Значительное развитие получила в годы войны индустрия Грузинской, Азербайджанской и Армянской республик.

Рука об руку с рабочим классом самоотверженно трудилось для победы колхозное крестьянство. В 1944 г. посевные площади в стране были расширены почти на 16 млн. га. За 1941–1944 гг. государство заготовило 4 312 млн. пудов зерна, 5 048 тыс. т мяса. А в дореволюционной России в первую мировую войну было заготовлено и закуплено зерна всего лишь 1 399 млн. пудов[355].

Колхозный строй выдержал суровое испытание войной, на деле доказав свою величайшую жизненную силу, неоспоримое преимущество перед мелким, раздробленным крестьянским хозяйством. Колхозы и совхозы добились серьезных успехов в развитии животноводства. В освобожденных от врагов районах восстанавливались сотни машинно-тракторных станций, машинно-тракторных мастерских, животноводческих ферм, культурных учреждений советской деревни.

Мобилизация в Вооруженные Силы, оккупация немецко-фашистскими захватчиками значительной части территории страны привели к уменьшению количества рабочих и служащих, занятых в народном хозяйстве.

Советское государство успешно решило сложную задачу воспроизводства и распределения трудовых ресурсов во время войны. Несмотря на последующие мобилизации, в 1943 г. количество рабочих и служащих в народном хозяйстве достигло 19 402 тыс., в 1944 г. — 23 623 тыс., в 1945 г. — 27 263 тыс.

В годы войны велась широкая работа по производственному обучению и повышению квалификации рабочих, по подготовке специалистов среднего и высшего звена. В системе трудовых резервов за время войны было подготовлено около 21,5 млн. человек. Большое внимание этому важному делу уделяли партийные, комсомольские, профсоюзные и хозяйственные органы. Коммунистическая партия, ее местные партийные организации вели огромную политическую работу среди тружеников тыла, проявляли неустанную заботу об их производственном обучении и материально-бытовых нуждах. Несмотря на большие изменения в составе рабочего класса, производительность труда в промышленности с мая 1942 по май 1945 г. повысилась на 43 %, а в оборонных отраслях — на 121 %.

В одном боевом строю с рабочими и крестьянами все свои лучшие творческие силы отдавала фронту советская интеллигенция. В ходе войны успешно развивалась научная и конструкторская мысль. Советские ученые разработали новые методы увеличения военного производства, упрощения и улучшения его технологии.

Неуклонный рост тяжелой промышленности сопровождался ростом военной продукции, совершенствованием ее качества. Фронт получал все новые виды советского оружия, новые замечательные конструкции танков, самолетов, усовершенствованное артиллерийское и стрелковое вооружение. Производство танков и самоходно-артиллерийских установок характеризуется данными табл. 7 (в штуках)[356].


Таблица 7. Производство танков и САУ в годы войны.

За годы войны производство танков увеличилось в 7–8 раз, орудий — в 6–7, минометного вооружения — в 8, выпуск боеприпасов — почти в 4 раза.

В 1944 г. фронт получил новые истребители «Яковлев», «Лавочкин», модернизированные штурмовики и бомбардировщики «Ильюшин», скоростные бомбардировщики «Туполев», пикирующие бомбардировщики «Петляков», истребители-бомбардировщики «Яковлев». Выпуск самолетов советской авиационной промышленностью в годы войны, поступивших на вооружение, характеризуется данными табл. 8[357].


Таблица 8. Производство самолетов в годы войны.

Из этой таблицы видно, что производство самолетов нашей авиационной промышленностью, кроме последних месяцев 1941 г., неуклонно нарастало. Уже в 1942 г. в СССР было произведено самолетов в 1,5 раза больше, чем в фашистской Германии и оккупированных ею странах. В целом за 1941–1944 гг. производство самолетов в СССР возросло в 3,5 раза.

Советская авиация росла не только количественно, но и качественно, происходило изменение в соотношении между новыми и старыми типами истребителей. Если в 1940 г. старые типы самолетов-истребителей занимали 98,7 %, новые— 1,3 %, то к середине 1943 г. удельный вес новых истребителей достиг 77 %. Непрерывно совершенствовались их летно-технические данные, что сказывалось прежде всего в росте максимальной скорости. Если в начале войны немецкие истребители имели значительное превосходство в скорости над советскими истребителями, то в процессе войны оно было ликвидировано. Поступившие в 1944 г. на вооружение самолеты Ла-7 и Як-3 имели уже максимальную скорость в пределах 680–720 км/час, а лучшие немецкие истребители — 640 км/час.

В результате количественного и качественного изменения в самолетном парке нашей авиации, восполнения потерь, понесенных в начальный период войны, и больших потерь в самолетах, которые нес противник, соотношение сил изменилось. Если в оборонительный период битвы под Сталинградом противник потерял около 1 тыс. самолетов, при контрнаступлении наших войск — 2200, то в битве под Курском его потери составили более 3 тыс. самолетов. В 1943 г. противник потерял более 20 тыс. самолетов, что составляло 80 % от общего количества произведенных в этом году самолетов в Германии. Советскими военно-воздушными силами было завоевано господство в воздухе. Уже в битве под Москвой немецкой авиации впервые во второй мировой войне было нанесено крупное поражение. Ко времени контрнаступления под Москвой соотношение сил на этом направлении оказалось в пользу советской авиации. В этой битве участвовало более 1 тыс. наших самолетов. В последующих битвах и операциях количество советских самолетов все более увеличивалось: в контрнаступлении под Сталинградом участвовало около 1350 самолетов, в битве под Курском — свыше 4500, в Белорусской операции — 5700 и в Берлинской — более 8 тыс.

Количественный и качественный рост советской авиации, потери противника и отставание в летно-технических данных его самолетов оказывали влияние на исход борьбы за господство в воздухе.

Рост нашего военного производства, дальнейшее развитие народного хозяйства, а также огромные потери, причиненные советскими войсками противнику в технике, значительно изменили соотношение в материальных средствах в пользу СССР.

Огромную роль в военном хозяйстве страны и в оказании помощи фронту сыграл железнодорожный транспорт. За время войны им было перевезено около 19,7 млн. вагонов. 21 млн. т грузов перевез водный транспорт, 625,2 млн. т — автомобильный и 301,9 тыс. т — военно-транспортная авиация[358]. Свыше миллиона вагонов грузов с оборудованием и материалами перебросил железнодорожный транспорт с запада на восток. Работники железнодорожного транспорта, сознавая свой долг перед Родиной, обеспечили снабжение армии под Сталинградом, во время Курской битвы, обеспечивали последующие наступательные операции Красной Армии. Они в короткие сроки восстанавливали железнодорожные линии, разрушенные авиацией противника. Подлинным подвигом железнодорожников явилась и массовая переброска войск и грузов на Дальний Восток во время подготовки стратегической операции против японского агрессора. На расстояние в 10–13 тыс. км было доставлено около 130 тыс. вагонов с войсками и грузами.

Нормальная работа железнодорожного транспорта в период войны была обеспечена рядом важнейших организационных и технических мероприятий, предпринятых по решению Центрального Комитета партии. В начале войны был построен и введен в эксплуатацию ряд новых железных дорог. Увеличилась пропускная способность действующих линий. По мере изгнания немецко-фашистских захватчиков советские железнодорожники быстро восстанавливали движение.

Больших успехов в период победоносного завершения войны достигли советские железнодорожники и железнодорожные части. Уже к июлю 1944 г. было восстановлено более 35 тыс. км наиболее важных железнодорожных линий. Всего за период войны в СССР было восстановлено около 116 тыс. км основных железнодорожных магистралей, отремонтировано и построено свыше 14 тыс. мостов. Кроме того, было заново построено 9 тыс. км железнодорожных путей.

Транспорт Советского Союза, несмотря на огромные масштабы наступательных операций в 1944–1945 гг., вполне справился с возложенными на него задачами.

Образцовый порядок, введенный на транспорте, решительные меры по пополнению подвижного состава, быстрое восстановление транспорта в районах, освобожденных от немецкой оккупации, и скоростное строительство железнодорожных путей — результат самоотверженного труда рабочих и служащих, кипучей деятельности партийных организаций на транспорте, а также местных партийных комитетов.

В годы войны большую роль сыграл морской транспорт. Его доля в общем грузообороте увеличилась с 4,9 % в 1940 г. до 9,1 % в 1945 г. Значительное место в осуществлении военных перевозок и народнохозяйственных планов занимал речной транспорт. Немаловажную роль играл и автомобильный транспорт, хотя его доля в общем грузообороте сократилась с 1,8 % в 1940 г. до 1,4 % в 1945 г.[359]

Все виды транспорта в годы войны быстро перестроились на военный лад и успешно решали поставленные перед ними задачи.

В то время как в Советском Союзе в ходе войны успешно развивалось новое строительство и вступали в строй новые промышленные мощности, гитлеровская Германия в результате поражений, понесенных ее армией на советско-германском фронте, становилась все слабее не только в военном, но и в экономическом отношении. Время работало против фашистской Германии. Все возраставшие потери немецко-фашистской армии под ударами советских войск углубляли и обостряли кризис во всех областях военного хозяйства Германии.

Эксплуатируя «своих» трудящихся, используя подневольный труд согнанных в Германию рабочих из оккупированных стран и производственные ресурсы многих стран Европы, германские монополисты еще могли увеличивать выпуск военной продукции. Фашистская Германия в 1943 г. выпустила около 20 тыс. танков, штурмовых орудий, бронемашин и бронетранспортеров (из них танков и штурмовых орудий — 12 тыс.), 22 тыс. боевых самолетов, 26,9 тыс. орудий (75-мм и выше), около 23 тыс. минометов, около 35,6 тыс. легких зенитных орудий. Но уже в 1944 г., особенно со второй половины года, фашистская Германия начала ощущать острый недостаток в стратегическом сырье. В 1944 г. по сравнению с 1943 г. добыча каменного угля упала на 22 %, проката — на 21 %. Значительно сократилось производство и других видов стратегического сырья: цветных металлов, алюминия, различных химикатов. В связи с этим со второй половины 1944 г. началось резкое падение выпуска танков, артиллерийских систем, самолетов и других видов военной техники.

Если в первый период войны фашистская Германия, используя производственные ресурсы всех оккупированных ею европейских стран, производила больше военной продукции, чем наша страна, то в последующем, когда СССР перестроил народное хозяйство на обеспечение нужд войны, он быстро превзошел Германию в производстве всех основных видов современного вооружения.

Колоссальные потери, понесенные немецко-фашистской армией в результате сокрушительных ударов Красной Армии в 1943–1944 гг., резко обострили в Германии проблему людских резервов для армии и промышленности. Систематическое изъятие мужчин из промышленности и сельского хозяйства в связи с тотальными мобилизациями привело к большому сокращению количества рабочих в промышленности и мужских рабочих рук в сельском хозяйстве. Так, например, количество мужчин, работавших в немецкой промышленности, сократилось с 19 млн. человек в мае 1941 г. до 15,5 млн. в 1943 г. и до 14,2 млн. в мае 1944 г. Лишь путем массового привлечения женщин, иностранных рабочих и использования людей, насильно угнанных в Германию из оккупированных стран, гитлеровцам удалось, и то далеко не в полной мере, обеспечить свое хозяйство необходимой рабочей силой.

На состоянии военного производства Германии серьезным образом сказалось и то обстоятельство, что Красная Армия в 1943–1944 гг. изгнала фашистских захватчиков из многих экономически важных для них районов, лишив промышленность фашистской Германии ряда важнейших источников, питавших ее сырьем. К концу 1944 г. Германия потеряла 65 % ранее ввозимой ею железной руды, половину запасов бокситов и все используемые ею источники хрома. Она лишилась 4 млн. т годовой добычи румынской нефти и 250 тыс. т западноукраинской нефти, что составляло не менее 50 % потребности немецкой армии в нефтепродуктах. Производство чугуна в Германии сократилось на 45 %, стали — на 40 и меди — на 70 %.

Приближение Красной Армии к границам Германии вызвало необходимость перебазирования немецкой промышленности из прифронтовых районов. Все это привело к дезорганизации военного хозяйства Германии, к резкому падению производительности и в конечном итоге к снижению выпуска военной продукции.

Со второй половины 1944 г. добыча важнейших видов стратегического сырья, а также производство вооружения начали особенно катастрофически падать. Об этом свидетельствуют сравнительные данные о производстве основных видов сырья и промышленной продукции в Германии. В январе 1944 г. было добыто угля 28,9 млн. т, в январе 1945 г. — 11,8 млн. т, т. е. менее 60 %[360]. Если в январе 1944 г. Германия в общей сложности добыла и вывезла 274 тыс. т нефти, то в январе 1945 г. поступление нефти вообще прекратилось. Производство авиационного бензина упало соответственно со 159,3 тыс. т до 11 тыс. т, или на 93 %. За этот же период производство чугуна снизилось с 2 359 тыс. до 542 тыс. т, т. е. на 77 %, стали — с 3 040 тыс. до 810 тыс. т, или на 73 %. Прокат стали в январе 1944 г. составлял 2 063 тыс. т, а в январе 1945 г. снизился до 500 тыс. г, т. е. на 75,7 %. Выпуск самолетов немецкой промышленностью в декабре 1944 г. составлял лишь 60 % к выпуску их в июле того же года. В целом индекс производства военной продукции в Германии, достигший наиболее высокого уровня в июле 1944 г., в последующие месяцы непрерывно снижался и к декабрю упал до 80 % июльского уровня того же года.

Если в январе 1944 г. немецкая промышленность выпустила 723 танка, то в январе 1945 г. — 447 танков. Производство артиллерийско-стрелкового вооружения и боеприпасов в январе — феврале 1945 г. составляло 50–60 % среднемесячного производства 1944 г.

Глубокий, безысходный кризис переживала германская промышленность в I квартале 1945 г. В феврале 1945 г. в сравнении с февралем 1944 г. добыча каменного угля в Германии упала до 25 %, в марте — до 16, к концу марта — до 4 %; производство кокса снизилось до 33 %, а стали — до 15 %. Погрузка на железных дорогах в марте равнялась 15 % от марта 1944 г. и продолжала падать. Выпуск военной продукции к началу 1945 г. по сравнению с июлем 1944 г. упал на 27 %, а в марте — на 65 %.

Таким образом, в ходе войны материальные возможности фашистской Германии слабели, становилось все труднее восполнять потери в технике, которые она несла на советско-германском фронте. Немецко-фашистская армия все более отставала от Красной Армии по своей технической оснащенности.

Оглавление книги


Генерация: 0.840. Запросов К БД/Cache: 3 / 1