3. За независимое демократическое развитие освобожденных стран

Проблема отношения к народным движениям в Европе встала перед советской внешней политикой с самого начала войны. Советское правительство относилось с глубоким уважением и пониманием их интересов и нужд ко всем народам. Оно настаивало на предоставлении тем из них, которые избавлялись от фашистского ига, полной свободы независимого демократического развития. Именно такова была позиция СССР в отношении Югославии, Албании, Польши, Италии, Франции. Но эта позиция наталкивалась на совершенно иную позицию правящих кругов США и Англии, которые были заинтересованы не в том, чтобы освобожденные народы могли устраивать свою жизнь по собственному разумению, а в том, чтобы навязать им свою кабалу. Осуществляя подобную политику, правящие круги США и Англии, их разведки не гнушались установлением самых тесных отношений с антинародными элементами в европейских странах, с предателями, сотрудничавшими с немецкими оккупантами.

Советский Союз оказывал политическую поддержку движению Сопротивления. Эта поддержка составляла одну из важнейших сторон советской внешнеполитической деятельности в дни войны. В декабре 1942 г. было опубликовано заявление Наркоминдела «О независимости Албании», явившееся принципиальным обоснованием политики в отношении борющихся за свое освобождение народов. В этом заявлении говорилось: «Советский Союз, относящийся с полным сочувствием к мужественной освободительной борьбе албанских патриотов против итальянских оккупантов, не признает никаких притязаний итальянского империализма на албанскую территорию и желает видеть Албанию освобожденной от ига фашистских захватчиков и независимость ее — восстановленной… Вопрос о будущем государственном строе Албании является ее внутренним делом и должен быть решен самим албанским народом»[385].

Ясная позиция СССР в вопросе об отношении к освободительной борьбе албанского народа вынудила правительства Англии и США выразить и свое отношение. В заявлении министра иностранных дел Англии Идена по данному вопросу не было сказано ни единого слова о поддержке освободительной борьбы албанских патриотов, говорилось лишь очень глухо о «сочувствии» правительства Англии к судьбе Албании[386]. В заявлении государственного секретаря США Хэлла говорилось, что «усилия различных партизанских отрядов, действующих против общего врага в Албании, вызывают восхищение и высокую оценку»[387]. Слова «различные партизанские отряды» имели особый смысл. В число этих отрядов, «вызывающих восхищение и высокую оценку» США, включались банды «балли комбтари», которые вели борьбу в поддержку империалистического господства над Албанией и помогали оккупантам.

Советский Союз решительно осудил, на примере Югославии, действия вооруженных отрядов антинародных сил в оккупированных немцами странах. В сообщении Информбюро Наркоминдела СССР в декабре 1943 г. говорилось, что «деятельность четников ген. Михайловича… до сих пор не способствовала, а скорее наносила вред делу борьбы югославского народа против немецких оккупантов, и потому не могла не встречать отрицательного отношения в СССР»[388].

Правительства США и Англии, движимые своими особыми соображениями, длительное время отказывались признать Французский комитет национального освобождения. Советский Союз первым безоговорочно признал этот комитет в качестве «представителя государственных интересов Французской республики и руководителя всех французских патриотов, борющихся против гитлеровской тирании…»[389]. Этот акт советской внешней политики заставил и правительства США и Англии вслед за СССР признать Французский комитет национального освобождения.

Советский Союз твердо и решительно отстаивал законные права народных масс и созданных по их воле правительств Югославии, Албании, Польши, Чехословакии, а к концу войны также Болгарии, Румынии, Венгрии. Неоднократные попытки США и Англии грубо вмешаться во внутренние дела этих стран наталкивались на противодействие со стороны СССР. С течением времени народные правительства всех этих стран получили широкое международное признание, явившееся в немалой степени плодом усилий советской внешней политики.

На конференции министров иностранных дел в Москве осенью 1943 г. советская делегация выступила против англо-американской колонизаторской политики в Италии, добившись принятия Декларации об Италии. Советский Союз систематически выражал свою уверенность, что освобожденная от оккупации Франция вновь возродится в качестве великой державы. Когда США и Англия в конце 1943 — начале 1944 г. выдвинули план установления на территории освобожденной Франции оккупационного режима, Советское правительство решительно выступило против этого плана[390]. Оно добилось того, что в осуществлении согласованной политики союзных держав в отношении Германии Франция заняла свое место рядом с СССР, США и Англией. Договор о союзе и взаимной помощи, заключенный между СССР и Францией 10 декабря 1944 г., был залогом возрождения национальной независимости, свободы и величия Франции.

В самое трудное время войны Советский Союз, не поддаваясь каким-либо мстительным чувствам, отстаивал единство и национальное существование Германии. Начиная с Тегеранской конференции, когда представители США и Англии впервые выдвинули план расчленения Германии на ряд слабых государств, могущих стать добычей сильных империалистических держав, советская внешняя политика отстаивала идею единства германской нации, ее право на независимое национальное существование.

Интересам демократического развития освобожденных от фашизма стран служили решения союзных держав об Италии и Австрии, принятые в 1943 г. по настоянию СССР, а также соглашения о перемирии с Румынией, Болгарией, Венгрией, Финляндией, подготовленные Советским Союзом.

В Декларации об освобожденной Европе, принятой по настоянию СССР Крымской конференцией, подтверждалось право всех освобожденных от фашистского ига народов уничтожить последние следы фашизма и создать демократические учреждения по своему собственному выбору, а также свободно избирать для себя форму правления[391]. Идеи, отраженные в этой декларации, последовательно и целеустремленно осуществлялись Советским Союзом, благодаря чему было существенно облегчено создание в ряде стран по воле населения народно-демократической власти. Советский Союз оказал огромную помощь и поддержку народам Европы в их справедливой борьбе за свободу и независимость.

Действия советских войск на Дальнем Востоке и выдвинутая Советским Союзом программа национального и социального освобождения всех народов активно способствовали пробуждению самосознания угнетенных наций и подъему их национально-освободительной борьбы. Благодаря Советскому Союзу Народно-освободительная армия Китая смогла перейти от обороны к наступлению, значительно расширить освобожденные районы, занять северо-восток страны с развитой промышленностью, ставший военно-экономической базой этой армии. Советское командование передало Народно-освободительной армии Китая оружие, технику и военное снаряжение разгромленной Квантунской армии, а также часть советского оружия, использованного в военных действиях на Дальнем Востоке.

Действия Красной Армии создали благоприятную обстановку для победы народных революций в Корее, Вьетнаме и Китае.

Советской внешней политике приходилось в годы войны решать множество сложнейших проблем, связанных не только с ходом военных действий, но и с перспективами послевоенного развития. Многие из этих проблем становились серьезным испытанием для самого существования антифашистской коалиции. Интересы участников этой коалиции нередко приходили в столкновение. Необходимы были наряду с величайшей принципиальностью терпение, выдержка, гибкость, умение и готовность вести переговоры, чтобы эти проблемы не превратились в непреодолимые рифы, на которых потерпел бы крушение корабль коалиции. Советская внешняя политика в полной мере обладала этими качествами. Она сыграла решающую роль в том, что антифашистская коалиция до самого конца войны не только просуществовала, но даже укреплялась и развивалась.

Похожие книги из библиотеки

УДАРНАЯ СИЛА ФЛОТА (подводные лодки типа «Курск»)

Характеристика, данная западными экспертами: «Подлодки классов «Оскар» и «Оскар-II», которые вводятся в строй с 1980 года, являются главной силой советского флота, предназначенной для прорыва системы ПВО «Aegis» (Иджис) и нацелены, главным образом, против авианесущих групп НАТО, хотя способны обстреливать и прибрежные объекты. Они несут на борту 24 тяжелые сверхзвуковые крылатые ракеты большой дальности SS- N-19 «Shipwreck». Таким образом, они представляют собой наиболее мощные и тяжеловооруженные ударные подлодки. Все они оснащены 21- дюймовыми торпедными аппаратами и, соответственно, могут быть вооружены стандартными ядерными торпедами, кроме этого, из 25,6- дюймовых аппаратов могут запускаться либо ядерные глубинные бомбы SS-N-15 «Starfish», либо противолодочные ракеты SS-N-16 «Stallion». Как считается, для потопления такой лодки нужно не менее трех торпед типа Мк-48. Новые лодки обладают существенно улучшенными шумовыми и боевыми характеристиками, что при невозможности обеспечения равноценной круговой ПВО авианосной группы на удалении, равном пуску ее ракет, создает реальную угрозу для любых крупных соединений кораблей».

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.

Р-39 «Аэрокобра» часть 1

Истребитель Р-39 Airacobra был первым серийным самолетом, созданным фирмой Bell Aircraft Corporation. В 1939 году, представляя истребитель военному министерству США. фирма провела широкую маркетинговую акцию. В результате возникло множество мифов. которые долгие годы окружали самолет. Большие надежды, инспирированные фирмой-изготовителем, вылились в представление о необычайных характеристиках машины, имевшей к тому же очень необычную конструкцию. Один из мифов, например, гласил, что Р-39 в действительности был не истребителем. а летающей пушкой, так как конструкторы создавали, прежде всего, летающий лафет для 37-мм орудия. Другой миф утверждает, что если бы с самолета не сняли турбонаддув, это был бы лучший самолет Второй Мировой войны. В каждой легенде содержится зерно правды, однако не следует эти мифы принимать на веру без малейшей попытки удостовериться в их истинности. Мы надеемся, что данное издание поможет Уважаемому Читателю самому составить мнение о «Аэрокобре» и последовавшей за ней «Кингкобре».

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Р-51 «Mustang». Часть 2

Продолжение выпуска № 39. Окраска самолетов и оригинальный Twin-Mustang.