3. Главный очаг второй мировой войны

Из трех очагов второй мировой войны, возникших в капиталистическом мире в 1931–1935 гг., главным явился тот, который образовался вследствие фашистского переворота в Германии. Объяснялось это рядом причин. Прежде всего военно-экономический потенциал Германии значительно превосходил потенциал Италии и Японии. Большими были численность армии Германии, размеры ее промышленного и сельскохозяйственного производства. На эти материальные основы опиралась военная машина, созданная в Германии вскоре после фашистского переворота.

Ряд исторических, социально-экономических факторов определил роль германского монополистического капитала как непосредственного инициатора и зачинщика войны в Европе. К числу этих факторов относились: особенно высокая степень концентрации и централизации капитала; сращивание государственного аппарата с финансовым капиталом; особенный гнет монополий над всем обществом, выразившийся и в переходе к фашистским методам господства; длительный опыт германских юнкеров по завоеванию и порабощению других стран, унаследованный и развитый монополистическим капиталом; несоответствие между большой экономической мощью Германии и сосредоточением колониальных владений у других капиталистических держав; стремление к реваншу за поражение в первой мировой войне. Реваншизм привел к существенным изменениям в самих захватнических вожделениях. Если в первой мировой войне властелины германского капитала помышляли лишь о переделе уже поделенного между великими державами мира, то во второй мировой войне они стремились к превращению всего земного шара, в первую очередь его европейской части, в сферу своего безраздельного монопольного господства.

Своим главным внутренним противником гитлеровцы считали Коммунистическую партию Германии. Сказывалась ненависть монополистов к рабочему классу, к общественному прогрессу, их бесил пролетарский интернационализм коммунистов, противостоявший звериному национализму гитлеровцев. Репрессии против коммунистов предшествовали фашистскому перевороту, но не сломили Коммунистическую партию Германии, не подорвали ее авторитета в народных массах. Далеко не просто было разгромить Коммунистическую партию и после захвата гитлеровцами государственной власти. Чтобы развязать себе руки и перейти к открытому массовому террору, гитлеровцы решили осуществить чудовищную провокацию— поджечь рейхстаг и обвинить в этом коммунистов. 28 февраля 1933 г. здание рейхстага было охвачено огнем.

Только в распаленных злобой низких душах гитлеровских погромщиков мог возникнуть план такой провокации. Рейхстаг в глазах немцев олицетворял буржуазно-демократическую форму государственного устройства. Гитлеровцы отвергли эту форму и заменили ее открытой террористической диктатурой. Но свою яростную ненависть даже к буржуазно-демократическим свободам и их эмблемам они спешили приписать коммунистам. Геринг (занимавший в тот момент пост председателя рейхстага), этот непосредственный организатор поджога, отдавший приказ запалить огонь и запретивший пожарным командам гасить его, с удовлетворением твердил: «Это перст божий. Теперь никто не помешает нам уничтожить коммунистов железным кулаком»[21]. Одновременно фашистские пропагандисты уверяли, будто рейхстаг подожгли коммунисты и «пожар был нападением этих разбойников-поджигателей на немецкую нацию, немецкую культуру, немецкое хозяйство»[22].

В действительности злодейское, и притом далеко не последнее, нападение на немецкую нацию, культуру и цивилизацию, на демократию и мир в Европе было предпринято гитлеровцами по воле германских монополистов. Зарево над рейхстагом было началом тех пожаров, которые вскоре запылали по всему Европейскому континенту, отмечая злодеяния германского фашизма и его путь агрессии.

После поджога рейхстага антикоммунизм стал официальной, государственной доктриной германской «третьей империи». На коммунистическую партию, а затем и на социал-демократов обрушились дубина террора и топор фашистских убийц. Тыл Германии спешно подготовлялся к мировой войне.

К войне подготовлялась и экономика Германии. С первого дня гитлеровской диктатуры началась быстрая ее милитаризация. Этому способствовали три обстоятельства. Первое из них состояло в том, что, несмотря на все запреты, наложенные Версальским договором, военное производство никогда не прекращалось. Оно протекало тайно и сводилось главным образом к подготовке опытных образцов новейшего вооружения и оснастки, необходимой для запуска этих образцов в массовое производство. Второе обстоятельство сводилось к тому, что вся материальная база и производственные кадры были в Германии сохранены и непрерывно воспроизводились. Вот почему, когда вслед за фашистским переворотом был дан надлежащий сигнал, которого монополисты давно ожидали, старые немецкие кузницы оружия заработали на новых, возросших мощностях. Наряду со старыми спешно реконструировались, расширялись и строились новые военные заводы. Капиталовложения в военное производство стремительно росли и вскоре стали составлять до трех четвертей всех капиталовложений в промышленность. Наконец, третье состояло в продолжавшейся финансово-экономической помощи перевооружению Германии со стороны правящих кругов США и Англии, а в некоторой мере также и Франции.

К созданию вермахта гитлеровцы также приступили с первого дня после захвата ими власти. Вначале вермахт в количественном отношении мало отличался от предшествовавшего ему рейхсвера. Различие заключалось в другом: в предназначении войск и в их морально-психологической подготовке. Рейхсвер был орудием империалистической реакции и использовался ею как внутри, так и вне Германии. Но он не был рассчитан на войну за мировое господство. Вермахт, вобравший кадры рейхсвера, часть полиции, гитлеровских штурмовых отрядов и СС, предназначался именно для вооруженной борьбы за мировое господство, за покорение других народов. В морально-психологическом отношении вермахт готовился как бездушная военная машина, способная продвигаться по горам трупов. Фашистская идеология бесчеловечности и массовых убийств стала идеологией вермахта.

Для того чтобы в полной мере оценить величие и значение героического подвига советского народа в Великой Отечественной войне, следует отчетливо представить себе ту страшную опасность, которую создали преступные намерения германских монополистов для всего человечества. С такой угрозой население земного шара еще не сталкивалось за всю свою многовековую историю.

Известный немецкий «философ» Шпенглер издал в 1933 г. книгу, в которой открыто назвал страны Европы необъятными колониальными областями, могущими стать благодатным «жизненным пространством» для немецкой расы[23]. Гитлер, выступая на съезде нацистской партии, истерически вопил: «Мы перенаселены[24] и не можем прокормить себя на собственной основе… Окончательное решение жизненного вопроса лежит в расширении жизненного пространства… Если бы Урал с его неизмеримыми сырьевыми сокровищами, Сибирь с ее дремучими лесами и Украина с ее необъятными посевными площадями находились в руках Германии, то Германия под национал-социалистским руководством утопала бы в роскоши»[25].

Таким образом, гитлеровцы рассматривали и Советский Союз как объект колонизации. Один из ведущих журналов фашистской Германии заявлял: «Немцы рассматривают Россию в качестве будущей колонии… Россия вступает в новую стадию своей истории: она становится колониальной страной»[26].

Внутри Германии все более широкое хождение получал термин «новый порядок», уже содержавшийся в «Майн кампф». Под этим термином понималось превращение всего европейского «пространства» в колонию «высшей расы», а населения — в рабочий скот немецких хозяев-колонистов. И этой «заманчивой» перспективой, в которой был выражен весь смысл фашистской философии грабежа и человеконенавистничества, влекли на войну немецкого обывателя.

Идеологическим обоснованием претензий германского монополистического капитала являлась пресловутая «расовая теория». Эта «теория» произвольно, в соответствии с волей германских монополистов делила население земного шара на две главные категории. Первую из них составляли, по мнению империалистических идеологов, высшие расы, расы господ, призванные законами биологии царствовать и владычествовать на Земле. Самой высшей расой была объявлена немецкая арийская раса. Гитлер совершенно открыто и недвусмысленно говорил: «Мы хотим произвести отбор слоя новых господ, чуждого морали жалости, слоя, который будет сознавать, что он имеет право на основе своей лучшей расы господствовать, слоя, который сумеет установить и сохранить без колебаний свое господство над широкой массой»[27].

Другую категорию, утверждали гитлеровцы, составляют все остальные расы, представляющие собой человеческие существа низшего порядка, призвание которых состоит только в том, чтобы быть покорными воле высшей расы и обслуживать ее. Низшие расы, убеждали немцев фашистские пропагандисты, — это лишь человекоподобные существа, по отношению к которым какие-либо гуманность или сострадание неуместны и недопустимы. Жестокость высшей расы по отношению к низшим — таков, мол, закон биологии, закон жизни на нашей планете. Вот почему для удержания низших рас в повиновении применимы любые средства, стадо человекоподобных существ признает только физические расправы, и они должны применяться немцами в полной мере.

«Расовая теория» была, следовательно, призвана обосновать стремление германского империализма к завоеванию мирового господства и колониальному порабощению всех народов земного шара. Этой «теорией» и прикрывался подлинный смысл завоевательной программы гитлеровцев, ибо они меньше всего заботились о немецком народе, больше всего думали о корыстных интересах финансовых властелинов страны. Расовая теория применялась и для того, чтобы скрыть классовые противоречия германского общества, классовое различие между капиталистами и трудовым народом. Различные и противоположные общественные классы изображались как нечто единое, как одна раса.

Германские монополисты готовили, а затем и развязали вторую мировую войну, ставя перед собой вожделенную цель — мировое господство. В их распаленном жаждой наживы воображении уже рисовались угодные им картины земного шара, вся территория которого покрыта плантациями, рудниками, производствами, где сотни миллионов полуодетых и голодных людей, обливаясь потом, работают под дулами наведенных на них автоматов немецких надсмотрщиков. Для осуществления этой желанной цели и была установлена фашистская диктатура в Германии. «Империализм породил фашизм — режим политического террора и лагерей смерти»[28].

Формирование государства войны протекало с 30 января 1933 г. с необычайной быстротой. Уже утром следующего дня новый рейхсканцлер выступил перед личным составом ряда воинских частей, а 3 февраля — перед командованием рейхсвера. Это были выступления программного характера: агрессивные цели и погромная политика, изложенные в «Майн кампф», были возведены в ранг государственной политики, официальной идеологии и морали. Характерно, что первыми, к кому обратился Гитлер, были генералы. Они-то и поддержали программу подготовки и развязывания мировой войны.

Цель, говорил фашистский диктатор 3 февраля 1933 г., — «завоевание политического могущества» во всем мире. Средство — «строительство вермахта»[29]. Одна из главных составных частей этой общей цели — «захват нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадная германизация»[30].

Вскоре стали обрисовываться и сроки развязывания Германией мировой войны. На Нюрнбергском съезде национал-социалистской партии в 1936 г. был принят «четырехлетний план» подготовки войны. Эти сроки подтвердило совещание в имперской канцелярии 5 ноября 1937 г. Его участники — высшие политические и военные руководители Германии — приветствовали установку на развязывание мировой войны, содержавшуюся в выступлении Гитлера. «Для решения германского вопроса, — говорил он, — может быть только один путь — путь насилия… Вооружение армии, военно-морского флота и военно-воздушных сил, а также формирование офицерского корпуса в общих чертах закончено»[31].

Когда война уже началась, в выступлениях гитлеровских главарей появились новые моменты. Если ранее не всегда говорилось о завоевании рынков сырья, то отныне об этом больше всего и шла речь. Так, 23 ноября 1939 г. на совещании руководителей вермахта Гитлер говорил: «Необходимо обеспечить нужное жизненное пространство. Никакое умничанье здесь не поможет, решение возможно лишь с помощью меча. Народ, который не найдет в себе сил для борьбы, должен уйти со сцены. Борьба сегодня стала иной, нежели 100 лет тому назад. Сегодня мы можем говорить о расовой борьбе. Сегодня мы ведем борьбу за нефтяные источники, за каучук, полезные ископаемые и т. д.»[32].

Откровенными были и другие фашистские лидеры. Министр иностранных дел Германии Риббентроп говорил личному представителю президента США Уоллесу 1 марта 1940 г.: «Германия не желает иметь в Европе больше того, чего Соединенные Штаты добились в западном полушарии посредством доктрины Монро»[33]. Иначе говоря, Риббентроп выдвинул наряду с американской империалистической доктриной «Америка для США» новую доктрину — «Европа для Германии». В этом заявлении Риббентропа была еще одна сторона: он предлагал правительству США своего рода раздел мира: Америка — Соединенным Штатам, Европа — Германии. В действительности же гитлеровские лидеры вовсе не собирались оставить Американский материк за США, планировали войну также и против заокеанской державы.

Даже в октябре 1943 г., когда в результате сталинградского разгрома и поражения немцев на Курской дуге уже стало очевидным, что гитлеровская «третья империя» скоро окончательно рухнет, обер-палач фашистской Германии Гиммлер продолжал развивать планы мирового господства следующим образом: «К концу этой войны, когда Россия в конце концов истощится или будет устранена, а Англия и Америка не вынесут войны, для нас возникнет задача создания мировой империи… Война ведется во имя того, чтобы проложить дорогу на Восток, чтобы Германия стала мировой империей, чтобы была основана германская мировая империя»[34].

Немецко-фашистские завоевательные планы несли с собой для всех народов мира ужасную участь: физическое истребление многих десятков миллионов человек; уничтожение древнейших культур и цивилизаций; разграбление народных достояний, созданных трудом многих поколений; превращение оставшихся в живых в рабов, невольников, «червей» и «бессловесных тварей», как любили выражаться гитлеровцы. Само выдвижение этих планов было величайшим преступлением перед человечеством. Гитлеровская Германия была не только государством войны, но и государством особенно злобных преступлений.

Дело не ограничилось выдвижением захватнических планов. Германские империалисты приступили к их практическому осуществлению.

1 сентября 1939 г. с нападением Германии на Польшу началась вторая мировая война.

Похожие книги из библиотеки

Маневренные танки СССР Т-12, Т-24, ТГ, Д-4 и др.

«МАНЕВРЕННЫЕ ТАНКИ» — на этот тип бронетехники, предназначенный для прорыва полевых укреплений и оперативной поддержки войск, СССР сделал ставку в середине 1920-х гг. К тому времени трофейные танки, оставшиеся от Гражданской войны, уже окончательно устарели, да и запчастей к ним не было, так что остро встал вопрос о создании собственного танкостроения и вооружении Красной Армии современными типами боевых машин.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех маневренных танках СССР — как «импортных» «Виккерсах 12-тонных» и опытных Д-4, ТГ и Т-12, так и серийном Т-24. Будучи первыми отечественными средними танками, «двадцатьчетверки» имели большой потенциал для модернизации, однако массовыми так и не стали, закончив службу в качестве огневых точек укрепрайонов.

Почему же советское руководство предпочло отечественной машине танк Кристи? Было ли это решение оправданным — или стало серьезной ошибкой? Смогли ли легкие БТ заменить «маневренные» Т-24?

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники отвечает на все эти вопросы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Линейные корабли тина "Нельсон"

Английские линкоры "Нельсон" и "Родней" занимают в военной истории особое место. При их создании, впервые в мировой практике, конструкторы стремились вместить в ограниченное водоизмещение колоссальные боевые возможности. Сам по себе любой боевой корабль является компромиссом между попытками его создателей обеспечить заданные характеристики в рамках определенного водоизмещения, обусловленного прежде всего оперативно-тактической целесообразностью, и уровнем техники и финансами. "Нельсон" и "Родней", построенные по условиям Вашингтонской конференции 1922 г., еще в период проектирования признавались как посредственные корабли, не отвечавшие требованиям, предъявляемым к полноценному линейному кораблю начала 20-х годов. Многие специалисты относились к ним весьма скептически, особенно в преддверии окончания "линкорных каникул", когда 5 стран — участниц этой конференции должны были приступить к постройке линкоров нового поколения. Однако после начала 2-ой мировой войны оба корабля оказались самыми мощными и боеспособными линкорами английского флота и до конца 1940 г. несли на себе основную тяжесть борьбы с германскими рейдерами. Даже после вступления в строй кораблей типа "Кинг Джордж V" они продолжали оставаться в водах Метрополии, являвшихся для английского флота приоритетным театром военных действий.

Бронетанковая техника Великобритании 1939—1945

Окончание споров в СССР и Германии о роли танков и последовавшее вслед за этим массовое развертывание танковых войск в этих странах заставило британских военных выйти из состояния спячки. Начиная примерно с 1934—1935 года разработка бронетанковой техники в Великобритании резко активизировалась.

Grumman Avenger. Часть 1

В 1939 году флот Соединенных Штатов (US Navy) начал амбициозную программу, по модернизации старых и постройке целого ряда новых авианосцев. На новых авианосцах должны были базироваться истребительные (VF — «fighter») и разведывательно-бомбардировочные (VSB — «scout-bomber») эскадрильи, которые вооружались уже находящимися в производстве самолетами F4F Уайлдкет и SBD Донтлесс соответственно. Кроме того, предусматривалось, что вскоре эти самолеты будут заменены более совершенными машинами, прототипы которых уже проходили на тот момент испытания (F4U Корсар, F6F Хеллкет и SB2C Хеллдайвер). Однако торпедные эскадрильи (VT- «torpedo-bomber») по своему оснащению существенно отставали от истребительных и разведывательно-бомбардировочных, до сих пор имея на своем вооружении самолеты Douglas TBD-1 Девастайтор, которые были приняты на вооружение еще в 1937 году. Флот США сознавал, что устаревший Девастайтор не может быть модернизирован таким образом, чтобы устранить два его основных недостатка, недостаточную скорость и малый радиус действия. Был необходим совершенно новый самолет. Начало немецкой агрессии в Европе и японской в Китае еще раз подчеркнуло безотлагательность замены Девастайторов новым торпедоносцем-бомбардировщиком с лучшими боевыми характеристиками.