Глав: 16 | Статей: 62
Оглавление
Основная идея книги — закономерный характер победы Советского Союза над гитлеровской Германией и империалистической Японией в Великой Отечественной войне. В книге рассказано о подвигах воинов на фронтах, партизан и подпольщиков в тылу фашистских войск, тружеников советского тыла. Всесторонне раскрывается роль Коммунистической партии как организатора и вдохновителя всенародного отпора захватчикам. В сравнении с первым изданием (1970 г.) книга дополнена новыми главами, оценками и фактическим материалом в соответствии с последними достижениями советской науки. В ней подвергнуты критике выступления буржуазных фальсификаторов истории.

1. Характер движения Сопротивления

1. Характер движения Сопротивления

Антифашистская коалиция, главной силой которой являлся Советской Союз, была великим союзом многих народов, их боевым сообществом, направленным против общего врага. Членами и участниками коалиции являлись как те правительства, которые вступили в ряды официальной коалиции, представляя в ней свои страны, так и те народы, правительства которых, будучи в эмиграции, не располагали реальной властью на территориях своих стран либо вопреки воле масс придерживались прогитлеровской ориентации.

Именно народной инициативой в борьбе с оккупантами было рождено, развилось и превратилось в грозную силу то движение, которое получило наименование движения Сопротивления. В огне этого движения сгорела и развеялась по ветру фашистская идейка покоренной Европы, фашистского «нового порядка». Европа оказалась непокоренной. В огне этого движения сгорел и развеялся по ветру и немецко-фашистский план международно-политической изоляции Советского Союза. СССР в дни Великой Отечественной войны приобрел особенно много друзей и сторонников, сподвижников по общей борьбе с фашизмом. Наряду с официальным, юридически закрепленным союзом СССР с государствами — членами антифашистской коалиции возник и неофициальный, юридически не закрепленный, но отнюдь не менее прочный союз со всеми участниками движения Сопротивления. В течение трех лет отсутствия второго фронта против немецко-фашистских захватчиков это движение Сопротивления играло роль такого дополнительного и очень важного фронта борьбы с врагом.

Движение Сопротивления возникло еще до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, вскоре после начала второй мировой войны. Его провозвестником было сопротивление трудящихся Чехословакии гитлеровским захватчикам. С сентября 1939 г. движение Сопротивления начинает разгораться в Польше. Капитуляция Франции стала исходным пунктом широкого национального Сопротивления народных масс этой страны. Оно сразу же стало делом чести и жизни тысяч французов. Одно течение в этом движении вовлекало в свои ряды те элементы буржуазии и средних классов, которые не были соучастниками предательства и трусливой капитуляции. Это течение руководствовалось призывами генерала де Голля из Лондона. Другое течение было движением трудящихся, порожденным их волей к жизни и свободе, их патриотическим стремлением спасти нацию.

Политическая и экономическая борьба народа с оккупантами находилась в неразрывной связи со все более разгоравшейся вооруженной борьбой патриотов. Аналогичные события происходили в Бельгии, Норвегии и других оккупированных захватчиками европейских странах. Весной 1941 г. капитулировали под натиском врага правительства и военные командования Югославии и Греции. Но и эти капитуляции не были признаны народными массами, и здесь возникло народное движение Сопротивления.

Национально-освободительная суть движения Сопротивления, его полное соответствие национальным интересам и интернациональному долгу народов привлекали к нему все новых борцов. Огромную роль в этом процессе играли коммунисты, находившиеся повсеместно в первых рядах движения Сопротивления.

После нападения Германии на СССР движение Сопротивления разгорелось с возросшей силой. Почин в этом отношении принадлежал патриотам Югославии. Первое большое партизанское сражение, происшедшее 7 июля 1941 г., с необычайной быстротой разрослось в вооруженное восстание, охватившее всю Сербию, перебросившееся в Черногорию, а затем в Словению, Хорватию, Боснию и Герцеговину. К осени 1941 г. партизанские бои с оккупантами шли уже по всей Югославии.

В Чехословакии движение Сопротивления имело свои особенности. Характер местности в Чехии затруднял деятельность партизанских отрядов. Поэтому движение Сопротивления в первые месяцы протекало в форме забастовок, саботажа, издания подпольной антифашистской литературы. Нелегально большими тиражами выходила газета «Руде право» — орган ЦК Коммунистической партии Чехословакии. В ноябре 1941 г. газета пророчески писала: чехословацкий народ «не сломили ни многовековое господство Габсбургов, ни позорное мюнхенское предательство, его не сломил даже кровавый террор гитлеровского палача Гейдриха, его не сломит ничто, какие бы испытания ни готовило ему ближайшее будущее… Народ будет жить, и хорошо будет жить, когда Гитлер, Геббельс, Нейрат, Гейдрих… и им подобная падаль будет выброшена на свалку истории».[396]

Руководил изданием подпольной «Руде право» и ряда других газет член ЦК Коммунистической партии Чехословакии талантливый журналист Юлиус Фучик. Арестованный гитлеровцами, он в тюрьме написал свою знаменитую книгу «Репортаж с петлей на шее», явившуюся выдающимся произведением мировой революционной, гуманистической литературы.

Во Франции и в Бельгии ответом патриотов на нападение Германии на СССР были новые, все более крупные акты саботажа и выступлений. 14 июля 1941 г., в день национального праздника французского народа, в оккупированном немцами Париже состоялись мощные антигерманские демонстрации с призывом к борьбе.

Движение Сопротивления с лета 1941 г. и до конца второй мировой войны находилось на крутом подъеме. Оно вовлекало новые кадры борцов против фашизма, осуществляло крупные боевые операции, проявлялось в народных вооруженных восстаниях, которыми столь богата история войны против фашизма. Это движение выросло как проявление освободительного и справедливого характера войны с германскими империалистическими захватчиками. Оно отразило одну из важнейших закономерностей нашего времени — рост непосредственной роли народных масс в историческом процессе. Оно стало могучим, организованным и сознательным движением, закономерно и правомерно возникшим в дни войны. Составной частью всемирного движения Сопротивления стала национально-освободительная борьба народов Азии против японских захватчиков.

По своей классовой природе движение Сопротивления было широким общедемократическим движением, в котором приняли участие рабочий класс, крестьянство, интеллигенция, мелкая буржуазия города и национальная буржуазия. Особенно важная роль в этом движении принадлежала рабочему классу. Руководимый коммунистами, рабочий класс проявил особенную стойкость, подлинный патриотизм и интернационализм, понимание национальных интересов, непримиримость к врагу и его пособникам.

Организаторами, вдохновителями и руководителями вооруженного отпора фашизму были коммунистические партии. Эта их роль была обусловлена не только тем, что именно эти партии наиболее полно и глубоко выражают интересы рабочего класса — самого передового класса современного общества. Коммунисты обладали глубоко научным и прозорливым пониманием обстановки и целей войны, отчетливо видели ее перспективы. Коммунисты располагали и опытом борьбы с фашизмом, приобретенным как на полях политических битв в ряде капиталистических стран, так и на полях вооруженной борьбы в Испании, где представители почти всех коммунистических партий участвовали в борьбе за справедливое дело народа в качестве бойцов и командиров интернациональных бригад. Коммунисты были верны заветам В. И. Ленина, учившего необходимости владеть всеми формами не только политической, но и вооруженной борьбы с врагами рабочего класса, свободы и демократии.

Массовая основа движения Сопротивления создавалась союзом рабочего класса с крестьянством. Этот союз был и базой тех национальных антифашистских фронтов, которые возникли в ряде оккупированных врагом стран.

Национальная буржуазия принимала участие в движении Сопротивления как потому, что борьба рабочих и крестьян пробуждала ее патриотические чувства, давно покрывшиеся коркой себялюбия и расчета, так и потому, что она стремилась встать во главе движения Сопротивления и поставить его на службу своим классовым целям. Вот почему во всех тех странах, где возникло движение Сопротивления, даже там, где были созданы национальные фронты, объединявшие широкие народные массы, не прекращалась в разных формах борьба двух направлений в этом движении. Это была борьба за руководящую роль, за гегемонию в движении Сопротивления.

Одно из этих направлений было народно-демократическим. Оно стремилось к максимальному развертыванию борьбы с оккупантами, к широким народно-демократическим преобразованиям, а также к тому, чтобы исключить те явления во внутренней жизни своих стран и в международных отношениях, которые привели к капитуляции буржуазных правительств перед фашизмом. В этом движении вместе с крестьянами и рабочими участвовали и многие представители буржуазных кругов, значительная часть интеллигенции, оно было подлинно народным. Другое направление, правобуржуазное, обеспокоенное ростом активности масс и их стремлениями, направляло свои усилия к тому, чтобы сдержать эту активность и обеспечить сохранение по окончании войны тех довоенных порядков и довоенного буржуазно-помещичьего строя, которые не выдержали испытаний военных лет. Вот почему лозунгом правобуржуазного движения, представленного эмигрантскими правительствами, был «аттантизм» («выжидание»). Деятели этих правительств призывали народные массы воздерживаться от вооруженной борьбы, «накапливать силы» и пассивно ожидать часа своего освобождения.

Но, призывая массы к ожиданию, эмигрантские правительства сами отнюдь не выжидали. Они пытались сформировать на территориях оккупированных стран свои «тайные армии», которые могли бы в решающий час выступить с оружием в руках за сохранение старого строя и старых порядков.

Конечно, наличие двух главных тенденций в движении Сопротивления отнюдь не исключало и многих промежуточных форм и течений. Это обстоятельство иной раз затрудняет выяснение сущности тех или иных событий. Сложный характер приобрело, например, Варшавское восстание 1944 г.

Варшавское восстание было начато несвоевременно в целях той антинародной политической игры, которую вело польское эмигрантское правительство. Польская реакция хотела этим восстанием подкрепить свои претензии на власть в стране в условиях, когда по воле народа уже было сформировано народно-демократическое правительство Польши — Польский комитет национального освобождения. Восстание было предпринято отрядами Армии Крайовой, одной из тех «тайных армий», которые формировались эмигрантскими правительствами, без ведома других военных организаций в Варшаве и без согласования с Советским командованием. В отряды Армии Крайовой входили и патриоты, горевшие жаждой борьбы с немецкими оккупантами, но совсем не знакомые или мало знакомые с политическими целями своего руководства. Части Армии Людовой, находившейся под влиянием левых сил, не были даже информированы о предстоящем восстании. Но когда оно началось, командование Армии Людовой не только осудило восстание как преждевременное, а его организаторов как людей, которым совершенно чужды действительные интересы польского народа. Армия Людова со всей своей энергией включилась в вооруженную борьбу, в которой приняло участие население города. Активное участие варшавян в восстании свидетельствовало о жгучей ненависти свободолюбивого польского народа к фашистским захватчикам, о его неукротимом желании отомстить за страшные преступления, совершенные оккупантами.

Варшава истекала кровью, однако ни командование Армии Крайовой, ни польское эмигрантское правительство, исходя из своих политических расчетов, ни разу не обратилось к Советскому Союзу с просьбой помочь восставшим. По поручению И. В. Сталина вопрос тщательно изучался Г. К. Жуковым, выезжавшим с этой целью на 1-й Белорусский фронт, К. К. Рокоссовским и Генштабом. Выяснилось, что для форсирования Вислы и решительного штурма нет еще необходимых сил и средств. Вот почему помощь повстанцам была оказана поставками с воздуха — советские летчики осуществили 2243 самолето-вылета. Созданный ценой больших усилий на западном берегу Вислы в районе Черняков небольшой плацдарм советских войск и 1-й польской армии удержать не удалось.

Рассказывая обо всем этом, С. М. Штеменко делает следующий обоснованный вывод: «Трагедия Варшавы стала страшным символом банкротства реакционных буржуазных политиков. Вместе с тем баррикады Варшавы свидетельствовали перед всем миром, что Польская рабочая партия и руководимые ею прогрессивные силы готовы до конца служить народу. Вечный огонь горит ныне на черняковском берегу Вислы, напоминая о крови, пролитой советскими и польскими воинами в совместных боях за светлое будущее народной Польши»[397].

Главной целью движения Сопротивления оставалось восстановление национальной независимости и завоевание свободы. На этой основе и возникали широкие национальные фронты участников движения. Оно было в каждой стране прежде всего национальным движением и отличалось национальным своеобразием. Но национальное содержание движения Сопротивления органически сочеталось с его интернациональной сущностью. Задача разгрома фашистских захватчиков не могла быть и не была только национальной задачей трудящихся масс той или иной страны, она была задачей интернациональной, в ее решении были заинтересованы все свободолюбивые народы. Поэтому если патриоты Франции, например, выступали с оружием в руках против фашизма, то они этим помогали патриотам и Бельгии, и Норвегии, и Италии. Все они участвовали в общем деле, в общей борьбе. Интернационализм участников движения Сопротивления проявлялся в горячем желании всемерно помочь Советскому Союзу — первой в мире стране социализма, — выносившему на своих плечах основную тяжесть войны с фашизмом.

Отделенные иногда многими сотнями километров, участники движения Сопротивления по сути дела сражались плечом к плечу в едином боевом строю с героической Красной Армией, были ее верными соратниками и однополчанами. Советские люди высоко ценили и ценят патриотические подвиги своих боевых друзей — борцов Сопротивления.

Интернациональная сущность движения Сопротивления проявлялась даже в составе его участников. В борьбе за освобождение той или иной страны выступали люди разных национальностей, движимые боевым лозунгом «За вашу и нашу свободу!». Так, например, в Польше в вооруженной борьбе с захватчиками, наряду с поляками, участвовали представители 34 народов: Советского Союза, Чехословакии, Югославии, Англии, Франции, Италии, Бельгии, Болгарии, Румынии, Венгрии и других стран[398].

Двум направлениям в самом движении Сопротивления соответствовали и две политические линии в отношении этого движения внутри антифашистской коалиции. Одной политической линии придерживались правительства Англии и Соединенных Штатов Америки, другой — правительство Советского Союза.

Эмигрантские правительства были в самых близких отношениях и в тесных связях с правительствами Англии и США, пользовались их поддержкой и покровительством. Поэтому политическая линия правительств Англии и США, с одной стороны, правительств, находящихся в эмиграции, с другой стороны, в главных своих частях совпадала, хотя полного совпадения здесь быть не могло как потому, что между США и Англией шла глухая борьба за преобладающее влияние на то или иное правительство, так и потому, что стремление поставить эти правительства в сугубо подчиненное, зависимое, даже подневольное положение вызывало протест с их стороны. Наконец, правительства США и Англии испытывали чувство недоверия к эмигрантским деятелям и стремились создать целую систему контроля над ними.

Вот почему взаимоотношения в буржуазном лагере были отношениями не только определенного политического единства, но и соперничества, глухой и открытой борьбы, взаимного недоверия. Можно вспомнить, например, о явной враждебности правительства Соединенных Штатов к де Голлю и возглавленному им Французскому комитету национального освобождения.

В одном правящие круги США и Англии, а также эмигрантские правительства были солидарны — в стремлении ограничить, сократить, подчинить своим целям деятельность патриотов. Оказывая некоторую, сугубо ограниченную поддержку движению Сопротивления, они вместе с тем всячески препятствовали его усилению и перерастанию в массовую вооруженную борьбу, которая могла повлечь за собой глубокие социальные преобразования.

Для осуществления своей политики в отношении движения Сопротивления как правительство Англии, так и правительство США создали специальные организации. Английская называлась Управление специальными операциями, американская — Управление стратегических служб, из нее впоследствии выросло Центральное разведывательное управление. Обе эти организации насаждали своих агентов в оккупированных странах Европы и поощряли акты саботажа и диверсий, направленные против гитлеровцев. В частности, английское Управление специальными операциями, руководствуясь своими особыми целями, организовало убийство фашистского наместника в Чехословакии Гейдриха. Но обе эти организации категорически выступали против вооруженной борьбы участников движения Сопротивления. Как при высадке англо-американских войск в Италии, так и при их высадке во Франции партизанам этих стран было приказано сложить оружие и разойтись по домам. На Филиппинах американское командование категорически отвергло предложение партизан о сотрудничестве в борьбе с японскими захватчиками.

Особенно позорным в политике правящих кругов США и Англии было их сотрудничество с реакционными организациями в оккупированных странах, тесно связанными с немецкими и итальянскими поработителями. Эти организации («разведывательная бригада» в Польше, «балли комбтари» в Албании, четники Михайловича в Югославии) пользовались финансовой, военной и политической поддержкой правительств США и Англии.

Оглавление книги


Генерация: 0.350. Запросов К БД/Cache: 0 / 0