МОДЕРНИЗАЦИЯ — ТАНКИ Т-10А И Т-10Б

В 1951 году на Ленинградском Кировском заводе начались работы по совершенствованию вооружения танка Т-10. Прежде всего, планировалось оснастить пушку стабилизатором в вертикальной плоскости, а также улучшить условия работы экипажа введением устройства для удаления пороховых газов из боевого отделения при стрельбе. Работами руководил главный конструктор завода Ж. Котин.

26 октября 1951 года постановлением № 4088-1888сс Совет Министров СССР поручил ряду промышленных предприятий и организаций (ЦКБ-393, ЦНИИ-173, заводы № 9, № 172 миноборомпрома и Ленинградский Кировский минтрансмаша)[3] спроектировать и изготовить опытные образцы стабилизатора ПУОТ (прибор управления огнем танка), 122-мм пушки Д-25ТС и их установки в танке Т-10. Стабилизатор ПУОТ (позже получил обозначение «Ураган») включал в себя танковый перископический прицел ТПС-1 со стабилизированным полем зрения, электроприводы наведения ТАЭН-2 и упрощенный прицел-дублер ТУП. В конце 1951 года один Т-10 с ПУОТ (заводское обозначение машины «объект 267») прошел полигонные испытания, а в декабре 1953-го — январе 1954 года два таких танка прошли войсковые испытания. Однако их результаты были не особо обнадеживающими — выяснилось, что и ПУОТ, и пушка Д-25ТС и их установка в Т-10 требуют доработки.

По личному указанию Министра обороны СССР Н.А. Булганина, отданному им 23 марта 1953 года, к концу 1954 года изготовили еще три танка Т-10 со стабилизатором ПУОТ и пушкой Д-25ТС. В соответствии с директивой Министра обороны СССР Маршала Советского Союза Г. К. Жукова (сменил на этом посту Булганина 9 февраля 1955 года) № 44595 от 14 февраля 1955 года, эти три машины направили на «контрольные испытания» с целью определения возможности их принятия на вооружение Советской Армии. Испытания провели с 5 мая по 18 июня 1955 года на Главном научно-исследовательском полигоне ГАУ в объеме:

Т-10 с ПУОТ № 1 — 830 км пробега и 478 выстрелов из пушки;

Т-10 с ПУОТ № 2 — 778 км пробега и 458 выстрелов из пушки;

Т-10 с ПУОТ № 3 — 1144 км пробега и 567 выстрелов из пушки.

В ходе испытаний отмечалось, что при стрельбе с хода на дистанцию 1000–1500 км на скорости 18–20 км/ч меткость повышалась примерно в 5,5 раз по сравнению со стрельбой без применения стабилизатора. Средний процент попаданий по мишени № 12А (бортовой контур танка) со включенным стабилизатором составлял 36,9 %, а с выключенным — 6,7 %. При ведении огня со стабилизатором с коротких остановок на дистанцию 800-1300 м на скорости 18–20 км/ч по мишени № 12Б (силуэт танка спереди) получили 45 % прямых попаданий, а при стрельбе по мишени противотанковое орудие с расчетом (при тех же условиях) — 36,6 %. В выводах о результатах испытаний танков Т-10 с ПУОТ отмечалось:

«Стабилизатор ПУОТ и пушка Д-25ТС и их установка — работали надежно. В настоящее время для 122-м пушки Д-25ТС отработан эжекционный механизм продувания ствола, способствующий уменьшению вероятности появления обратного пламени. В Т-10 с ПУОТ будут устанавливаться пушки Д-25ТС с эжекционным механизмом продувки ствола начиная с первой машины.

В результате проведения контрольных испытаний агрегатов и приборов стабилизатора ПУОТ и его установки в Т-10 выяснено, что они обладают достаточной прочностью, работали надежно и обеспечивали достаточно высокую эффективность стрельбы с хода. На основании вышеизложенных данных комиссия рекомендует стабилизатор ПУОТ и его установку в танк Т -10 для принятия на вооружение Советской Армии».

Результаты испытаний 12 июля 1955 года рассматривались на совместном совещании представителей ГБТУ, ГАУ, миноборонпрома, минтрансмаша, завода № 393 и ЦНИИ 173. В ходе обсуждения все стороны пришли к выводу — рекомендовать принять на вооружение Советской Армии танк Т-10 со стабилизатором ПУОТ. Тем не менее, по результатам испытаний был изготовлен еще один Т-10 с ПУОТ, который до конца осени прошел дополнительные испытания. По их результатам Ж.Я. Котин 7 декабря 1955 года направил заместителю министра транспортного машиностроения Скачкову письмо следующего содержания:

«Сообщаю, что контрольные испытания тяжелого танка с системой ПУОТ („Объект 267“) показали эффективность стрельбы с хода при скорости 18–25 км/ч при включенном стабилизаторе в 3–8 раз выше в сравнении со стрельбой без стабилизатора. Поэтому принятие „объекта 267“ на вооружение безусловно явится дальнейшим шагом вперед в отечественном танкостроении, и значит повысит тактико-техническую характеристику Т-10.

С технической стороны принятие на производство Т-10 с системой ПУОТ не вызовет трудностей, так как узлы заимствуются с Т-10. Необходимое согласование заключения (отчета) с НТК ГБТУ и Ваше указание о доработке технической документации проведено, и один экземпляр ее выслан на Челябинский Кировский завод».

Испытания машин завершились в феврале 1956 года, и показали вполне хорошие результаты — использование стабилизаторов значительно повышало меткость огня с хода, теперь 55–60 % выстрелов попадали в цель.

Постановлением Совета Министров от 17 мая 1956 года на вооружение Советской Армии принимается танк со 122-мм пушкой Д25-ТС и ПУОТ «Ураган». Машина получила обозначение Т-10А и заводской индекс «объект 731». Их выпуск начался на Челябинском Кировском заводе, и до конца года изготовили 30 машин, в следующем — еще 20, после чего выпуск Т-10А прекратили.

Вместо пушки Д-25ТА, которая устанавливалась на Т-10, новая машина оснащалась орудием Д-25ТС с механизмом досылания снаряда и гильзы и эжекционным устройством для удаления пороховых газов из канала ствола после выстрела. Ударник в затворе заменили гальваноударным механизмом с электрозапалом. Стабилизатор «Ураган» комплекса ПУОТ обеспечивал стабилизацию линии прицеливания в вертикальной плоскости и включал в себя оптико-гироскопический прицел ТПС-1 и автоматизированный электропривод наведения ТАЭН-2. Использование этих систем позволило в 5–6 раз повысить эффективность ведения огня из пушки тяжелого танка Т-10А по сравнению с Т-10. В случае выхода из строя прицела ТПС-1 наводчик мог воспользоваться дублирующим упрощенным телескопическим прицелом ТУП-21.

Углы вертикальной наводки пушки при работе от ручных приводов составляли от -3 до +17 градусов, при работе стабилизатора углы вертикальной наводки уменьшались примерно на 45 минут из-за зон торможения при подходе к упорам. Диапазон плавного изменения скоростей наводки стабилизированной линии прицеливания в вертикальной плоскости составлял от 0,01 до 3 градусов в секунду, скорость вращения башни по горизонту — от 0,05 до 14 градусов в секунду. Точность стрельбы повышалась использованием в механизме поворота башни специального люфтовыбирающего механизма.

Максимальная дальность прицельной стрельбы из пушки составляла 5000 м, из спаренного 12,7-мм пулемета ДШКМ — 2900 м. Стрельба из спаренного пулемета производилась с выключенным стабилизатором из-за того, что время запаздывания выстрела у пулемета было в 10 раз больше, чем у пушки. Дублирующий прицел ТУП-21 позволял вести стрельбу из пушки на дистанцию до 3400 м, а из спаренного пулемета ДШКМ — до 1000 м.

Возимый боекомплект, корпус, башня, бронирование, силовая установка трансмиссия и ходовая часть Т-10А по сравнению с Т-10 не изменились. Правда, емкость кормовых внутренних баков увеличили на 180 л, электростартер СТ-700 заменили стартером CT-I6M, а генератор Г-731 мощностью 1,5 кВт — генератором Г-74 мощностью 3 кВт. Механик-водитель получил в свое распоряжение гирополукомпас ГПК-48, также предусматривалась установка прибора ночного видения ТВН-1 для движения ночью. Танки Т-10А выпуска 1957 года получили новую радиостанцию Р-113 вместо 10 РТ-26Э и переговорное устройство Р-120 вместо танкового переговорного устройства ТПУ-47-2.

Параллельно с работами по машинам с системой ПУОТ «Ураган», летом 1955 года конструкторы Ленинградского Кировского завода совместно с инженерами ЦНИИ 173 начали работы по танку Т-10 со стабилизатором ПУОТ-2, который позже получил обозначение «Гром». В отличие от «Урагана», он обеспечивал стабилизацию вооружения танка в двух плоскостях. К сентябрю 1955 года чертежи были подготовлены, и переданы в производство. Машину, получившую обозначение «объект 267 сп. 2» (соответственно, в переписке встречается индекс «объект 267 сп. 1» применительно к опытным танкам с ПУОТ «Ураган»), изготовили в начале 1957 года, и до конца февраля она прошла заводские испытания.

Танк «объект 267 сп. 2» отличался от своего предшественника «объекта 267 сп. 1» наличием ПУОТ-2, которая позволяла значительно повысить эффективность огня с хода за счет стабилизации башни с пушкой в горизонтальной плоскости и стабилизации линии прицеливания в вертикальной плоскости. Последнее достигалось использованием гироскопического стабилизатора, который поместили в корпус автомата стрельбы прицела ТПС-1. Стабилизация по горизонту обеспечивалась установкой стабилизатора в корпусе гироблока.

Испытания танка с ПУОТ-2 «Гром» показали, что точность огня с хода значительно возросла (55–60 % снарядов попадали в цель), однако надежность системы еще далека от совершенства. Ленинградский Кировский завод получил задачу совместно с НИИ 173 доработать «Гром», и с третьем квартале 1956 года провести дополнительные испытания машины. Испытания танков с доработанным ПУОТ-2, проведенные в августе 1956 года на Государственном научно-испытательном артиллерийском полигоне под Ленинградом (Ржевка) показали, что удалось повысить надежность работы стабилизатора «Гром». На основании этого комиссия, проводившая испытания, рекомендовала танк с ПУОТ-2 для принятия на вооружение. Постановлением Совета Министров СССР от 11 февраля 1957 года танк «объект 267 сп. 2» принимается на вооружение Советской Армии под обозначением Т-10Б. Выпуск этих машин начался на Челябинском Кировском заводе, где машина получила индекс «объект 733». Выпуск деталей и агрегатов стабилизатора «Гром» — гироблоков, электронных усилителей, прицелов ТГТС-1 и ТУП, а также параллелограммов — вел завод № 393 в подмосковном Красногорске. Окончательная сборка стабилизаторов «Гром» из полученных деталей и их монтаж в танках осуществлялся в Челябинске. До конца 1957 года здесь изготовили 110 Т-10Б, после чего их выпуск был прекращен.

Т-10Б отличался от Т-10А установкой двухплоскостного стабилизатора ПУОТ-2 «Гром», состоявшем из прицела ТПС-1, автоматизированного привода вертикального и стабилизатора горизонтального наведения, пульта командира танка и прибора выдачи целеуказаний. Использование ПУОТ-2 потребовало установки более мощного генератора Г-5 в 5 кВт вместо использовавшегося на Т-10А Г-74 в 3 кВт. По корпусу, башне, боекомплекту, двигателю, трансмиссии и ходовой части Т-10Б ничем не отличался от Т-10А.

Следует сказать, что с монтажом стабилизаторов «Гром» дело обстояло не совсем гладко. Несмотря на то, что завод отчитался об изготовлении Т-10Б в 1957 году, большая часть машин имела значительные проблемы, связанные с нормальной работой стабилизаторов. При испытании серийных «Громов» выяснилось, что ряд их агрегатов, в частности гироблоки, имеют значительные отклонения от утвержденных тактико-технических требований. Для устранения недостатков в Челябинск пришлось направить представителей завода-изготовителя и НИИ 173, который занимался их разработкой. Институт провел регулировку приборов, и в августе 1958 года провели их испытания на танках. Результаты оказались положительными, и до конца года удалось привести в более-менее работоспособное положение все ПУОТ-2 «Гром». Однако справедливости ради надо отметить, что работа танков Т-10Б в войсках имела значительное количество нареканий именно из-за ненадежной работы стабилизаторов «Гром».

Похожие книги из библиотеки

Битва за Крым 1941–1944 гг.

Новый суперпроект ведущего военного историка.

Самое полное, фундаментальное и авторитетное исследование обороны и освобождения Крыма в 1941–1944 гг., основанное на документах не только советских, но и немецких архивов, большинство которых публикуется впервые.

От прорыва Манштейна через Перекопские позиции до провала первых штурмов Севастополя, от Керченско-Феодосийской десантной операции и неудачного наступления Крымского фронта до Керченской катастрофы и падения Главной базы Черноморского флота, от длительной немецкой оккупации полуострова до стремительного (всего за месяц) освобождения Крыма победной весной 1944 года, когда наши наступавшие войска потеряли вчетверо меньше оборонявшегося противника, – в этой книге подробно проанализированы все операции Вермахта и Красной Армии в борьбе за Крым.

Отдельно рассмотрены как действия наших сухопутных войск – танкистов, пехоты, артиллерии, – так и боевая работа советских ВВС и Черноморского флота.

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Броненосцы типа “Редутабль" (1871-1921)

Прогресс артиллерии породил 20-25-см броню, которой оказалось невозможным защитить весь корпус целиком. Надлежало пожертвовать надводным бортом в оконечностях и ограничить бронирование поясом по ватерлинии и центральной батареей, в которой теперь размещалась артиллерия. Протяжённость такой батареи ради компенсации постоянного увеличения веса броневых плит продолжала уменьшаться. Как уже отмечалось, на заложенном в 1865 г. «Осеане» броня составляла 17,7% от водоизмещения, на «Ришельё», заложенном в 1868 г., 19,3%, но до какого значения пропорция вес/защита может эволюционировать?..

«Редутабль» достиг 28%, «Девастасьон» 27%, но это благодаря применению стали.

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.