20.3. Средства противодействия

Итак, все действительные и мнимые бронетанковые новинки германской армии, сообщения о которых появились летом-осенью 1944 г. в ОГК НКТП, говорили, что немецкие войска наращивают калибр и мощность своей противотанковой артиллерии, увеличивают толщину лобовой брони не только танков, но и противотанковых САУ.

Таким образом, все новые образцы советской бронетехники должны были уметь:

1. Держать попадание 88-мм бронебойного снаряда с дистанции 600-800 м. Для тяжелых танков эта дальность не должна была превышать 300 м, кроме того, лобовая броня тяжелых танков должна была снимать бронебойный снаряд калибра 128-мм с дистанции 600-800 м.

2. Штатное танковое орудие должно было пробивать броню толщиной не менее 80 мм на дистанции 1000 м, или 100 мм на 500 м для средних и 100 мм на 1000 м, или 120 мм на 500 м для тяжелых танков.

3. Максимальная скорость средних танков должна была составлять более 51 км/ч по шоссе при среднетехнической от 35 км/ч, тяжелых соответственно 35-40 км/ч и 20 км/ч.

Броневая защита перспективного среднего танка Т-44 почти во всем отвечала указанным требованиям…

С тяжелым же танком все было сложнее… С одной стороны, указанные ограничения уже были заложены еще в декабрьском задании, с другой стороны, появление у немцев 128-мм противотанковой и штурмовой пушек требовало еще усилить бронирование перспективных тяжелых машин…

Артиллерийское же вооружение всех перспективных боевых машин также требовано пересмотра.

Ввиду недостаточной бронепробиваемости 85-мм орудия, вооружение танка Т-34 предполагалось усилить за счет перехода на калибр 100-мм. Задание на создание 100-мм пушки для Т-34 в июле 1944 г. получили ОКБ № 92 и отдел 520 завода № 183. Но даже эскизная проработка проекта показала, что для размещения и эксплуатации 100-мм орудия круга обслуживания башни диаметром 1600 мм явно недостаточно. Применение же башенного погона диаметром 1800 мм (от танка ИС) не представлялось возможным вследствие необходимости изготовления нового корпуса, особенно осложнявшегося наличием в Т-34 свечной подвески. Проще было реализовать установку 100-мм орудия в танк Т-44. Заказ на Т-44-100 был открыт в августе 1944 г.

Проект 122-мм танкового орудия большой мощности С-34-11 (или С-34-П) был выполнен в ЦАКБ для танка «К» на базе 100-мм танковой пушки С-34. Первоначально В. Грабин предлагал его на замену орудия Д-25Т в танке ИС. Но поскольку баллистического решения для получения нач. скорости 1000 м/с летом 1944 г. получено не было, начальник ЦАКБ распорядился провести весь цикл работ, остановившись на баллистике 122-мм пушки A-19T, или Д-25.

Испытания 85-мм орудия Д-5С-85БМ в самоходе СУ-100. 1944 г.

Испытания 85-мм орудия Д-5С-85БМ в самоходе СУ-100. 1944 г.

Испытания 85-мм орудия С-34- 1В в артсамоходе СУ-85. 1944 г.

Испытания 85-мм орудия С-34- 1В в артсамоходе СУ-85. 1944 г.

Орудие С-34-II имело перед Д-25 ряд несомненных преимуществ. Его конструкция была более жесткой и потому кучность стрельбы на испытаниях оказалась более высокой, чем таковая у Д-25Т. Отсутствие дульного тормоза уменьшало демаскирующий эффект при стрельбе, а также уменьшало риск поражения собственной пехоты и танкового десанта дульными газами. Кроме того, для орудия был разработан очередной вариант досылателя и система продувки канала ствола сжатым воздухом (по типу примененной на танках «Тигр- Б» и «Пантера-Г»).

Тогда же конкурент В. Грабина, начальник ОКБ завода № 9 Ф. Петров, заключил с заводом № 100 договор о разработке своей 122-мм пушки большой мощности для перспективного танка «Объект 252». Ф. Петров поступил также как и его визави, и решил отработать конструкцию своего орудия Д-30, основываясь на баллистике Д-25. Его орудие также отличалось наличием системы продувки канала ствола сжатым воздухом. При участии Наркомата судостроения для орудия был разработан досылатель выстрела, увеличенную реакцию отдачи предполагалось скомпенсировать установкой дульного тормоза повышенной эффективности…

Кроме того. ЦАКБ и КБ завода № 9 занимались вопросом создания 85-мм танковой и самоходной пушек высокой мощности. По переданным им весной 1944 г. тактико-техническим требованиям отечественные пушки должны были догнать немецкую 88-мм РаК 43. В частности, начальная скорость бронебойного снаряда орудия допускалась не ниже 1050 м/с (у немецкой РаК 43, по данным ГАУ, она составляла 1000 м/с). В феврале 1944 г. ЦАКБ предложило свое баллистическое решение для такого орудия с учетом использования гильзы от 122-мм пушки А-19, но для удешевления выстрела распоряжением техуправления НКВ разрешалось использовать только гильзу 100-мм орудия Б-34 с увеличенным «числом заряжания» (с большим пороховым зарядом).

Предварительные расчеты показали. что применить в данной артсистеме существующий 85-мм бронебойный снаряд не удастся (требовалось, например, увеличение числа ведущих поясков). Поэтому нарком вооружения временно разрешил создание «орудия увеличенной мощности» с начальной скоростью 950 м/с, если в нем можно будет использовать штатный бронебойный снаряд. Уже упоминалось, что подобное орудие было создано весной 1944 г. в ОКБ № 9, причем сразу в двух вариантах – для средней САУ и танка ИС-3 «Объект 244». Летом же ОКБ-92 предложило свой вариант указанной пушки для танка Т-34- 85. Орудие ЗИС-85ПМ. созданное на базе конструкции ЗИС-С-53, отличаясь от последнего, главным образом, увеличением крутизны нарезки ствола до 30 калибров; увеличением числа нарезов с 24 до 32; установкой на стволе гладкоствольной надставки длиной 1620 мм. Длина пушки, переименованной перед испытаниями в ЗИС-1, с надставкой достигала 64 калибра, что вкупе с увеличением зарядного числа позволило достичь нач. скорость в 930-960 м/с. Но снаряд на стрельбах вел себя нестабильно. Время от времени у него срывало ведущий поясок, происходило нарушение кучности. Правда, вскоре удалось добиться более или менее стабильной стрельбы с нач. скоростью 920 м/с, но этот выигрыш, по мнению правления НКТП, не оправдывал применения указанных мероприятий.

Испытания орудия Д-10-85 в артсамоходе СУ-100. 1945 г.

Испытания орудия Д-10-85 в артсамоходе СУ-100. 1945 г.

Так же неудачно закончились и сходные изыскания ЦАКБ. Созданная к лету 1944 г. и установленная на самоход СУ-85 85-мм пушка большой мощности C-34-1B продемонстрировала те же проблемы, что и Д-5-85БМ и ЗИС-1. Правда, в результате многочисленных проб изготовителям удалось достичь нач. скорости 1040 м/с и пробить с дистанции 1000 м бронеплиты толщиной 120 и 140 мм, но большой разгар канала ствола и нестабильное поведение снаряда на траектории (который также часто терял ведущие пояски и кувыркался) вывели и это орудие из разряда перспективных.

И хотя работы над орудием среднего калибра с высокой нач. скоростью продолжались до самого окончания войны (были созданы орудия Д-10-85, С-34-1ВУ, С-50- БМ, В-9 и др. с нач. скоростью снаряда 950-1050 м/с), обогнать «малой кровью» немецких артиллерийских конструкторов без изменения конструкции снаряда и выстрела не удалось ни одному артиллерийскому КБ.

Но осенью 1944 г. «гонка по вертикали» в создании суперпушек как-то понемногу стихла, ибо детальные исследования трофеев как новых, так и давно известных образцов танков показали, что их бронирование несколько ухудшилось.

В частности, специалисты НИИ-48 с удивлением констатировали: «Начиная с лета 1944 г. в германской армии наряду с давно известными танками, защищенными хромо- никелевой броней, стали появляться танки с броней, значительно отличающейся по химическому составу… Особенно наглядно это прослеживается на бронировании корпуса танка «Пантера»:

20.3. Средства противодействия
20.3. Средства противодействия

Борт башни танка «Пантера», расколовшийся от разрыва фугасных снарядов.

Исследованная немецкая броня имеет большое разнообразие по маркам сталей и химическому составу. Отмечаются след. закономерности:

1. Чем больше толщина брони, тем меньше углерода находится в ее составе. Броня средних толщин 40-80-мм содержит от 0,4 до 0,57% углерода, что существенно отличает ее от отечественной брони, содержащей не более 0,34% углерода.

2. Чем толще броня немецких танков, тем ниже твердость ее по Бриннелю, что связано, видимо, с худшей прокаливаемое/пью немецкой танковой брони из-за недостатка никеля с ростом ее толщины, и повышенной хрупкостью брони высокой твердости больших толщин.

3. Содержание хрома находится в пределах 1, 67-2, 30, причем повышенное содержание хрома (свыше 2%) наблюдается в броне толщиною 60-100 мм и более. Никель и молибден присутствуют не во всех броневых деталях. В броне толщиною 40 и 80-мм никеля почти нет. Это может быть объяснено, что танки ранних выпусков имеют больший процент никеля, и молибдена. Наиболее вероятно, что изменение химического состава немецкой брони связано с дефицитом указанных легирующих компонентов германской металлургической промышленности…

4. Наблюдающееся утоньшение до 80-82-мм верх. лоб. листа корпуса танка «Пантера» и борт, брони танка «Тигр-Б» связано, видимо, с унификацией борт, брони для танков «Тигр-Б», лоб. брони танка «Пантера», САУ «Артштурм» и борт, брони СУ « Фердинанд»…

Пробный обстрел захваченных образцов немецкой техники показал, что та же «Пантера» теперь имеет бронирование более слабое для противодействия не только 122-мм пушки Д-25. Ее тяжелый 25-кг бронебойный снаряд и прежде пробивал лобовую броню немецкой кошки со средней и большей дистанции, но теперь эта дальность удвоилась и составляла уже 2500 м и более. Броня корпуса и башни «Пантеры» уже не всегда выдерживала попадания и 100-мм бронебойного снаряда, выпушенного с дистанции 1000 м, а также разрыва 122-мм пушечного, гаубичного и 100-мм осколочно-фугасного снаряда при косом попадании, лопаясь в месте разрыва или (чаше) у сварного шва.

Ухудшилось бортовое бронирование также у средних танков и штурмовых орудий. Теперь 45-мм противотанковые орудия могли поразить их в борт и корму с приличной дистанции.

В конце войны были обнаружены броневые плиты толщиной 30-60 мм, легированные алюминием без малейших включений никеля и марганца. С удивлением для себя исследовали представители НИИ-48 пробы, вырезанные из бортов САУ «Хетцер», которые полностью соответствовали по химическому составу конструкционной, но не броневой стали. Впрочем, указанные отклонения не имели повсеместного характера. Многие танки по- прежнему, как и в начале производства, несли кондиционные бронеплиты, особенно на лбу корпуса.

Так танки «Тигр-1» фактически до снятия с производства имели очень хорошее лобовое бронирование, которое было «не по зубам» большинству образцов нашей танковой и противотанковой артиллерии.

Но как бы то ни было, немецкие новинки, что вышли на поля боев, вовсе не были «мякишем для беззубых», и потому работы над перспективными отечественными танками требовали продолжения.

И последняя фаза этих работ стартовала в конце 1944 г., с перспективой их завершения к началу весны.

Эскиз легкого танка, датированный 11/1945 г., исполнитель неизвестен.

Эскиз легкого танка, датированный 11/1945 г., исполнитель неизвестен.

Похожие книги из библиотеки

Самоходная артиллерия вермахта

Выдержите и руках справочное издание «Самоходная артиллерия вермахта», о котором столько говорили год назад Надеемся, что Вы уже просмотрели его и вам понравилось полиграфическое исполнение, а при более внимательном ознакомлении вы оцените и его содержание. Составляя предлагаемый справочник, автор постарался выполнить те пожелания, которые вы высказывали в своих письмах Так, например, в данном издании увеличено количество фотографий, среди которых уже нет мертвых памятников и уродств современных музеев. Все машины представлены преимущественно фотографиями времен войны и, по возможное ж, в боевой обстановке Для удобства восприятия исторические справки отделены от ТТХ, которые сведены в таблицы. Здесь вы также встретите информацию о фирмах - производителях немецких САУ и статистику их выпуска по годам, что ранее не освещалось в отечественной печати. Поскольку автор был ограничен в объеме - графические образы боевой техники приведены в масштабе 1:72. По этой же причине часть боевых машин оказалась «за кадром». 8 издание не вошли: САУ на автомобилях, полугусеничных, или гусеничных тягачах и бронетранспортерах; САУ на шасси трофейных танков, специальные артиллерийские транспортеры (Waffentrager), а также большое число фронтовых импровизаций. производимых в малых количествах силами армейских мастерских и т.д , которым мы посвятим отдельные издания.

Курская дуга. 5 июля — 23 августа 1943 г.

Вашему вниманию предлагается иллюстрированное издание, посвященное боевым действиям на Курской Дуге. Составляя издание, авторы не ставили перед собой цель дать всеобъемлющее описание хода боевых действии лета 1943 г. Они использовали в качестве первоисточников в основном отечественные документы тех лет: журналы боевых действий, отчеты о боевых действиях и потерях, предоставленные различными военными соединениями, и протоколы работы комиссий, занимавшихся в июле-августе 1943 г. изучением новых образцов боевой техники Германии. В издании рассматриваются преимущественно действия противотанковой артиллерии и бронетанковых войск и не рассматриваются действия авиации и пехотных соединений.

Книга содержит таблицы. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

Броня крепка: История советского танка 1919-1937

Современный танк является наиболее совершенным образцом сухопутной боевой техники. Это сгусток энергии, воплощение боевой мощи, могущества. Когда танки, развернутые в боевой порядок, устремляются в атаку, они несокрушимы, как божья кара… В одно и то же время танк красив и уродлив, пропорционален и аляповат, совершенен и уязвим. Будучи установленным на постамент, танк являет собой законченное изваяние, способное заворожить… Советские танки всегда были признаком могущества нашей страны. Большинство немецких солдат, воевавших на нашей земле в 1941-1945 гг., называли три веши, больше всего запомнившиеся им, – русские просторы, морозы и танки. Советские танки. Точнее – массы советских танков, которые, подобно несокрушимым монстрам, прокатились по Европе, все сметая на своем пути… Уникальная книга, которую вы держите в руках, откроет читателю историю создания советского танка с момента принятия решения о производстве первого из них в 1919 году и до конца 1937 года. Вы узнаете, какие машины составляли ударную мощь одной шестой части суши в боях с японскими милитаристами и в республиканской Испании. В книге использованы редкие материалы и фотографии из архивов России, гриф секретности с которых только-только снят.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.