«740 » из «270»

20 августа к разработке проекта плавающего танка приступил ВНИИ 100. Задача была сложной не только из-за новизны темы, но и из-за крайне сжатого срока. Ввиду снятия с завода «Красное Сормово» заказа на изготовление плавающего танка, в Челябинск были переданы вся техдокументация по машине, производственный задел, технологическая оснастка и имеющийся запас 10-мм броневого листа высокой твердости.

Сюда же был передан эскизный проект конструктора Л. Троянова. который был забракован, хоть имел корпус с т. н. «катерным носом», выгодным с точки зрения мореходности и скорости движения на воде. Но размеры танка завода № 174 оказались колоссальными. Корпус был по размерам подобен корпусу разрабатывавшегося тогда же на заводе № 100 тяжелого танка ИС-7. Поэтому этот вариант с рассмотрения был снят.

Один из первых образцов танка ПТ-76. НИБТполигон 1950 г.

Один из первых образцов танка ПТ-76. НИБТполигон 1950 г.

Ж. Котин прибыл на завод 30 августа, но к его прибытию ничего конкретного сделано еще не было. 16 сентября в Челябинск прибыли 31 конструктор с завода «Красное Сормово» и в тот же день рассматривался вариант с трансмиссией и двигателем от серийного Т-54. но танк показался излишне тяжелым.

Также в сентябре было изготовлено 6 макетов танка в масштабе 1: 5, которые передали в НИИ-45 для испытания на плаву. По результатам испытаний был сделан выбор формы корпуса и уточнено водоизмещение, которое должно было составлять 10-11 т.

В качестве движителей на воде рассматривались винты и гидрореактивные движители (водометы). В ходе проработки было предложено четыре варианта: стационарные гребные винты, откидные гребные винты по предложению Л. Троянова, перемотка гусениц с развитыми грунтозацепами и водометы.

В воспоминаниях Н. Шашмурина повествуется история противостояния его как автора водометного движителя ПТ-76 Ж. Котину, который якобы как ретроград «до последнего» отстаивал складные винты и только вмешательство В. Малышева якобы помогло продвинуть этот тип движителя чуть ли не на этапе строящегося прототипа. Однако, судя по материалам проектирования, получается, что еще во время отработки макетов танка, по настоянию Ж. Котина был специально построен понтон для испытаний винтов и водометов с двумя двигателями внутреннего сгорания мощностью 12 л. с. Испытания показали, что водомет предпочтительнее, так как для эффективной работы винты надо относить назад на 300 мм, что резко усложняло привод.

19 октября Ж. Котин принял решение о смене индекса плавающего танка. В начале проектирования плавающий танк шел под индексом, принятым на Ленинградском Кировском заводе «Объект 270», начиная с октября плавающему танку присвоен индекс Челябинского завода, и этот день стал днем рождения «Объекта 740».

В октябре принимается решение о заимствовании ал я 740-го освоенной 5-ступенчатой КПП и приводов управления от Т-34-85, и установке на него 6-цилиндрового двигателя – В-6 («половинка» В-2 – дальнейшее развитие дизель-мотора В-4). После обсуждений бронирование танка было утверждено в виде: лоб – 10 мм, борт, корма – 8 мм, борт башни – 10 мм, крыша – 6 мм, днище – 4 мм.

Несмотря на жесткие сроки выполнения заказа, два опытных образна «объекта 740» были готовы к июню 1950 г. и переданы для госиспытаний. которые состоялись в районе Полоцка. Танки прошли их успешно и были рекомендованы для войсковых испытаний. В отчете по их итогам отмечалось, что по ряду показателей опытный танк превзошел ТТТ (скорость на суше и воде, запас хода, масса), доработки свелись к усилению бронирования, подкреплению нижней части корпуса и улучшению герметичности узлов ходовой части. Так как машина имела резерв массы, то все указанное удалось выполнить успешно.

Тактико-технические требования к плавающему танку

« Боевой вес – 9-9, 5 т. Экипаж – 3 чел.

Бронирование – 10 мм брони высокой тверд. Двигатель – дизель мощностью 200-300л. с. Вооруж. – 76, 2-мм пушка и спаренный пулемет. Боезапас – 35-40 выстрелов.

Макс, скорость движ. по шоссе – 45км/с, на плаву – 10км/ч. Уд. давление на грунт, не свыше 0, 6 кг/кв. см. Запас хода на внутренних баках, не менее – 180 км.

Руководитель проекта – Ж. Котин, гл. конструктор – П. Ворошилов».

Танк Т-54 № 2. Осень 1946 г.

Танк Т-54 № 2. Осень 1946 г.

Похожие книги из библиотеки

Самоходки Сталина. История советской САУ 1919 – 1945

Уже в годы Первой мировой практически во всем мире начали понимать, что полевая артиллерия на конной тяге не соответствует резко возросшим требованиям ведения боевых действий. Артиллерийские орудия того времени были очень уязвимы на марше от огня противника, не обладали достаточной подвижностью и требовали затрат времени на подготовку к стрельбе. А армии всех стран в то время особо нуждались в новых образцах артиллерийского вооружения, способных быстро менять свое местоположение, свободно передвигаться по бездорожью вместе с пехотой и надежно защищать свой расчет от неприятельского огня. Глядя на первые неказистые образцы самоходной артиллерии, больше похожей на куски бронепоездов на колесном или тракторном шасси, вряд ли кто-то мог предположить, что они трансформируются со временем в целую когорту различных по внешнему виду и применению боевых машин. В новой книге Михаила Свирина вы узнаете об основных ключевых моментах истории советской САУ, о том, каким задумывали этот вид артиллерии советские военные теоретики, познакомитесь со штатами частей и соединений советской самоходной артиллерии, начиная с самых первых, пока еще робких опытов и до "заката эры ствольной артиллерии" в 1955-1960 гг. Особое внимание по праву уделено развитию САУ в годы Великой Отечественной войны, так как именно ее многие исследователи по праву считают "венцом самоходной артиллерии".

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

Танковая мощь СССР часть I Увертюра

Полная история создания, совершенствования и боевого применения советского танка – с 1919 года, когда было принято решение о производстве первого из них, и до смерти Сталина. Первое издание 3-томной «Истории советского танка» Михаила Свирина стало настоящим событием в военно-исторической литературе, одним из главных бестселлеров жанра. Для нового, расширенного и исправленного и окончательного издания, фактически закрывающего тему, автор радикально переработал и дополнил свой труд эксклюзивными материалами и фотографиями из только что рассекреченных архивов.