Глава 4

Расформирование

Уход с оружейного полигона И. И. Бульбы, а вслед за ним и его первого заместителя Н. С. Охотникова болезненно отразился на жизни этой организации. В начале 50-х годов обозначился и некоторый спад в ее научно-технической деятельности, на что было обращено внимание и высшего руководства. Вопрос этот стал предметом обсуждения на партийном активе полигона, в котором принимал участие и руководитель Главного управления. Положение дел стало выправляться и работа полигона постепенно входить в нормальное русло с приходом на должность ее технического руководителя П. В. Панкратова, бывшего воспитанника «школы Охотникова», который к этому времени успел закончить обучение в аспирантуре научно-исследовательского института и защитить кандидатскую диссертацию.

Назначение его на должность первого заместителя начальника полигона произошло по рекомендации заместителя начальника Главного управления по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам А.А. Григорьева — также бывшего работника полигона. Павел Васильевич Панкратов исполнял должность первого зама вплоть до расформирования полигона, неожиданно состоявшегося в конце 1960 года.

Это было трагическое событие в жизни данной организации с многолетним опытом работы, сформировавшейся в течение десятилетий как высокоавторитетное специализированное военно-техническое учреждение армии по оружейной отрасли. За период своего существования полигон воспитал большую армию высокоэрудированных специалистов-оружейников, накопивших обширные знания технических проблем, связанных с отработкой различных видов вооружений.

Угроза расформирования стала нависать над полигоном во второй половине 50-х годов. С каждым годом усиливались разговоры о том, что в будущей войне все будет решать новый вид оружия — ракетно-ядерное, а стрелковое является уже бесперспективным и ему будет отведена второстепенная роль, что эра стрелкового оружия закончила свою жизнь и теперь все усилия должны быть направлены на развитие появившегося в армиях больших держав оружия нового типа.

Практическим проявлением такой технической политики по отношению к оружейному полигону явилось все большее просачивание на его испытательные поля заречной конструкторской организации Б.И. Шавырина, занимавшейся опытными разработками нового направления. Руководители этой организации не очень скрывали свои намерения стать единоличными хозяевами этой территории. О чем-то говорили и участившиеся наезды их гостей, приезжавших издалека на охотничьи угодья Луховицкого леса, входившие в техническую зону полигона.

Но полигон продолжал жить и работать в прежнем режиме и рабочем ритме, имея достаточно плотную загрузку, связанную с отработкой новых образцов вооружения, в том числе и стрелкового. Никто на нем и подумать не мог, что судьба этой организации в скором времени может круто измениться. Что все созданное и накопленное в течение десятилетий может оказаться никому не нужным и пойти на слом. Что большая армия специалистов-оружейников окажется не у дел и вынуждена будет искать работу в других местах по своей профессии или заботиться о приобретении новой.

Судя по плотной занятости оружейными делами и наличию реальных перспектив по дальнейшему развитию стрелковой техники, никто из оружейников разговорам о бесперспективности стрелкового оружия не придавал сколько-нибудь серьезного значения. Угроза расформирования полигона его личному составу казалась не реальной.

В то время многое в спешном порядке уничтожалось, отправлялось в металлолом, расформировывалось. Оружейный полигон от этого тоже не был застрахован.

В конце 50-х годов на этом полигоне стали испытываться совершенно новые изделия, которые в политических договорных соглашениях глав великих держав 80-х годов стали именоваться изделиями «средней и меньшей дальности». Наполовину было занято испытаниями этих изделий 3-е «направление» полигона.

Периодически низко над лесом с приглушенным шумом поднимались в воздух тупорылые объекты и опускались на землю где-то далеко в конце лесной просеки, волоча за собою целый шлейф тонких паутинных проводов. В них запутывались грибники и ягодники, пересекающие просеку в выходные дни и в другое разрешенное для выхода в лес время.

Однажды такое изделие по ошибке оператора, управлявшего полетом, с шипением и свистом пронеслось мимо 2-го «направления» в сторону КБ своего разработчика. Но оно не долетело и до реки, его удалось приземлить в приречной безлюдной пойме без каких-либо опасных последствий.

Неожиданное случилось в самом конце 1960 года. Пришел приказ. Председателем комиссии по расформированию полигона назначен последний (после Матвеева), теперь уже бывший его начальник И.И. Кныш.

На оружейные заводы идут последние письма с указанием адресата другой испытательной организации, куда необходимо отправлять объекты стрелкового и другого вооружения.

Пошли на слом испытательная техника и лабораторное оборудование, создававшиеся и накапливавшиеся в течение десятилетий. Подобная участь постигла и уникальный музей оружия, в котором хранились редкие экспонаты не только вооружения русских ратников периода княжения на Московском престоле Александра Ярославича Невского и Дмитрия Ивановича Донского, но и рыцарские доспехи европейского средневековья. Многое из этой коллекции удалось спасти работнику Ленинградского военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи Юрию Александровичу Нацваладзе, которому пришлось «выуживать» под проливным декабрьским дождем оружейные ящики на одной из пригородных товарных станций г. Ленинграда.

Расформирован полигон, который еще в изначальном, зародышном состоянии в Ораниенбауме явился базовой основой по формированию в начале XX века первого в России научно-технического центра по стрелковому вооружению и образованию отечественной оружейной школы автоматического оружия. Расформировано и старейшее конструкторское бюро, много сделавшее в области создания различных видов военной техники и воспитания конструкторских кадров, обогативших отечественные Вооруженные Силы первоклассными образцами стрелкового вооружения.

И.И. Бульба принимал небольшую «команду», спасшуюся при гибели своего «корабля». Это были его воспитанники по прежнему полигону, который перестал уже существовать. Событие это было неожиданным и для генерала, который встретился с определенными трудностями по обеспечению прибывших офицеров и их семей жильем. Пришлось отдать им вновь построенный дом, предназначавшийся для сотрудников своего полигона, долго дожидавшихся своей очереди. Правда, в решение этого вопроса пришлось вмешиваться и начальнику Главного управления после посещения его кабинета делегацией жен офицеров, оставшихся на своих старых квартирах со своими домочадцами.

На новый полигон с расформированного оружейного прибыло 13 офицеров во главе с инженер-полковником Шевчуком П.А. На базе этой «команды» создан новый отдел по испытаниям стрелкового и некоторых других видов вооружения. Суеверные шутили:

— Нас прибыло двенадцать человек плюс один химик. Этим химиком был специалист по пиротехнике инженер-подполковник Зобнин.

Рассеялись по стране опытнейшие кадры испытателей и исследователей оружейной техники. Только малочисленная группа Шевчука, влившаяся в состав полигона Бульбы, продолжала заниматься своим прежним делом в менее приспособленных условиях и не с теми удобствами, чем прежде.

Многие испытатели отправлены на оружейные заводы в качестве военных представителей УСВ и исследовательские институты с близким к оружейной тематике профилем работы.

Видные отечественные конструкторы-оружейники и спустя десятилетия считают расформирование оружейного полигона «опрометчивым и недостаточно обдуманным актом», неоправданным не только для испытательного дела, для научной работы, но и для самих конструкторов, для их конструкторского творчества. «Непосредственно конструкторским работам по дальнейшему совершенствованию отечественной системы стрелкового вооружения был нанесен большой ущерб. Увеличились сроки испытаний, сократился объем испытаний и экспериментально-технических исследований по оружейной тематике», — пишут оружейные конструкторы в своих записках-воспоминаниях.

В следующих разделах и главах отражено бывшее участие расформированного оружейного полигона в работах военного и послевоенного времени по созданию отечественных автоматов и дальнейшему развитию этого типа оружия.

Похожие книги из библиотеки

Чкалов. Взлет и падение великого пилота

«Он был не менее знаменит, чем Юрий Гагарин, – и погиб в том же возрасте, не дожив до 35 лет. Он стал национальным героем после легендарного трансполярного перелета, его считали «гордостью СССР» и «любимцем Сталина», предпочитая не вспоминать, что ВАЛЕРИЙ ЧКАЛОВ дважды побывал под судом и дважды увольнялся из вооруженных сил. О нем снят классический советский фильм и новый телесериал – но до сих пор не было ни одной профессиональной биографии, если не считать апологетических воспоминаний его родных, соратников и друзей. Эта книга – первая.

Наперекор официозу и негласным табу, отделяя мифы от правды, а пропаганду от фактов, это исследование рисует подлинный портрет великого пилота – не «иконы», а живого человека, едва ли не самой противоречивой личности в истории отечественной авиации. С одной стороны – гениальный летчик, постоянно находившийся в поиске революционных приемов воздушного боя, новых методик испытания авиатехники. С другой – не признающий никаких уставов и правил «воздушный хулиган», заплативший за недисциплинированность собственной жизнью и своим примером доказавший, что все авиационные наставления написаны кровью, а нарушение полетного задания может обернуться катастрофой…

Восстанавливая подлинную биографию Валерия Чкалова, от взлета до падения, от рождения легенды до трагического финала, эта книга воздает должное прославленному летчику, чье имя вписано в историю авиации золотом по граниту.»

Дуэли авианосцев. Кульминация Второй мировой!

Полтысячи лет исход любой войны на море решало артиллерийское сражение — сначала парусных кораблей, затем броненосцев и, наконец, огромных линкоров. Но в годы Второй мировой в военно-морском деле произошел коренной переворот, настоящая революция, в результате которой бронированные исполины уступили первенство авианесущим кораблям. Когда в апреле 1945 года американским самолетам потребовалось всего полтора часа, чтобы пустить на дно самый большой линкор в мире, гордость японского флота «Ямато», даже скептикам стало окончательно ясно, что настала новая эра — отныне победа в морской войне зависит не от огня корабельной артиллерии, а от дуэлей авианосцев.

В этой книге ведущий историк флота дает глубокий анализ ВСЕХ авианосных сражений Второй мировой, ставших кульминацией войны на Тихом океане и превративших Его Величество Авианосец во Владыку морей.

Авиация Японии во Второй Мировой войне. Часть третья: Накадзима - Тачикава

Новый выпуск серии «История авиационной техники», подготовленный по материалам зарубежной печати, продолжает знакомить читателей с боевыми самолетами периода второй мировой войны и является как-бы приложением ко второй части монографии «Самолетостроение в СССР», выпущенной ЦАГИ и полностью посвященной истории создания советских самолетов в период Великой Отечественной войны.

Как известно, до недавнего времени в отечественной печати практически не было достаточно полных публикаций о самолетах наших союзников и противников. И хотя необходимость издания такой работы назрела уже давно, мы лишь недавно получили возможность заняться ею всерьез.

Предлагаемый вашему вниманию сборник состоит из трех частей, издаваемых последовательно и отражает развитие авиационной науки и техники Японии с середины тридцатых годов до ее капитуляции 1 сентября 1945 г.

Фокке - Вульф FW190

В годы Второй мировой войны военная авиация Германии располагала двумя основными типами одномоторных истребителей — Bf 109 фирмы “Мессершмитт” и FW190 фирмы “Фокке-Вульф”. О последней из двух машин массовый российский читатель имеет весьма скудную информацию. Между тем FW190 был воспроизведен в десятках тысяч экземпляров и выступал не только в ролях истребителя, разведчика, истребителя-бомбардировщика и штурмовика, но и в экзотических вариантах торпедоносца, носителя управляемых ракет и планирующих бомб, а также летающего стенда для необычных артсистем. Оригинальный по конструкции, с многими элементами новизны, этот самолет, безусловно, представляет большой интерес для всех любителей истории авиационной техники.