Глава 13

Автомат Коробова

После принятия на вооружение автомата Калашникова в 1949 году конструкторы, потерпевшие «поражение» в проводившихся конкурсах, на этом не успокоились и продолжали поиск лучших решений. Первым «возмутителем спокойствия» был конструктор Тульского КБ Г. А. Коробов.

Автор конструкции короткого автомата, привлекшего на прошлом конкурсе большое внимание специалистов-оружейников, на этот раз отказался от жесткого запирания ствола, а вместе с тем и от газоотводной системы, построив работу автоматики нового своего образца на принципе отдачи полусвободного затвора. Это позволило в некоторой мере повысить устойчивость данной системы при автоматической стрельбе в связи с уменьшением усилия отдачи оружия — примерно в 2 раза по сравнению с системой АК.

Уменьшение отдачи произошло в связи с изменением характера нарастания давления в стволе при выстреле с понижением его максимального значения, что уменьшило давление пороховых газов и на затвор. По данным полигона уменьшение максимального давления в стволе составило около 700 кгс/см2 (инв. № 11810 ПР).

Наряду с этим в образце Коробова нежелательный для систем с жестким запиранием отскок деталей подвижной системы после удара в конце наката, вносящий при определенных условиях дестабилизацию в работу автоматики, используется для стабилизации положения оружия при автоматической стрельбе, т. е. поставлен на службу кучности стрельбы. В этом автомате стебель затвора в период отскока, вступая во взаимодействие со специальным рычагом (замедлителем), выполняющим одновременно и функцию автоспуска, обеспечивает замедление спуска курка, создавая системе возможность после выстрела несколько «успокоиться», частично возвратившись по угловому пространственному перемещению в исходное положение.

Идея замедления срабатывания курка и повышения за этот счет устойчивости оружия для полигона в период появления нового автомата Коробова не представляла новшества. Замедление срабатывания курка использовалось полигоном в 1948–1949 годах при исследовании влияния темпа стрельбы на кучность боя АК-47 (арх. № 1258-49). Изменение темпа стрельбы осуществлялось с помощью специально разработанного замедлителя курка с электромагнитным управлением.

Стрельба на кучность боя показала, что существенное ее улучшение наступает при снижении темпа стрельбы до 200 выстрелов в минуту и меньше. С появлением образца Коробова исследования влияния замедления курка на кучность стрельбы АК, проводившиеся на полигоне, обрели иную, более целенаправленную форму (арх. № 2576-57, стр. 110). Стало регистрироваться время между моментом удара подвижнных частей в крайнем переднем положении и моментом выстрела при изменении времени «выстоя» курка и неизменных других параметров по работе автоматики.

Отмеченные конструктивные особенности автомата Коробова во многом способствовали улучшению его общей динамической устойчивости при автоматической стрельбе по сравнению с системой Калашникова и весьма заметному улучшению кучности стрельбы — в 1,3–1,9 раза для малонатренированных стрелков полигона независимо от условий испытания.

Применение принципа полусвободного затвора позволило существенно упростить систему, повысить ее технологичность и добиться снижения веса почти на 0,5 кг по сравнению с автоматом, состоящим на вооружении армии.

Основным недостатком данной системы, обусловленным его главной конструктивной особенностью, была повышенная по сравнению с системами с жестким запиранием ствола загрязняемость автоматики и внутренней полости ствольной коробки продуктами неполного сгорания пороха в виде порохового нагара, проникающими из ствола внутрь оружия из-за недостаточной герметизации патронника ствола затвором в течение всего периода горения пороха.

Автоматика этой системы не отличалась достаточной стабильностью работы по скоростям отката частей. Но преимущества автомата Коробова перед системой АК были настолько существенны, что, несмотря на наличие в нем сложных по трудности устранения недостатков, заставили говорить о нем как об образце, серьезно претендующем на занятие места в системе вооружения армии. Впервые автомат Коробова появился на полигоне в 1952 году. Первую его модель оценить не удалось из-за ранней поломки муфты ствола. При повторных испытаниях доработанный образец удовлетворил основным требованиям, предъявляемым к данному типу оружия.

Отметив преимущества этой системы перед образцом Калашникова: «…по кучности стрельбы, по простоте конструкции, изготовления и в освоении» (инв. № 1810 ПР), полигон рекомендует изготовить небольшую серию автоматов Коробова для войсковых испытаний.

Сенсационным было появление автомата Коробова на Ижевском заводе в сентябре 1952 года, где массовое производство системы АК не вошло еще в стабильное привычное русло. Это было в то время, когда по этой системе еще не в полной мере были преодолены все трудности ее производственного освоения, когда продолжалась еще конструктивная доработка, отрабатывались и совершенствовались технологии. В связи с этим новая система, с первого взгляда показавшаяся в конструкторском отношении существенно проще, у многих специалистов оружейного производства вызвала заинтересованное внимание. Приказом директора завода Константина Александровича Тихонова была создана специальная комиссия, которой предложено согласно предписанию министерства в недельный срок произвести технологическую оценку автомата Коробова сравнительно с системой АК.

«Особое внимание обратить на расход металла, в том числе и легированных сталей», — отмечалось в приказе директора. В состав комиссии вошли все главные специалисты завода, а также технологи Технологического института Т.В. Толченое и А.П. Корсаков.

Несмотря на весьма сжатые сроки, комиссией были разработаны подробные маршрутные техпроцессы механической обработки всех деталей, а также узловой и общей сборки автомата. Эта методология в дальнейшем легла в основу последующих аналогичных работ по сравнительной оценке технологичности новых конструкций оружия. По результатам работы комиссии (арх. № 2284-52) трудоемкость изготовления образца Коробова оказалась меньше на 10,5 нормо-часов, или в 2 раза меньше, чем системы АК. Общий расход металла меньше на 5,75 кг, или на 30 %; расход легированных сталей меньше на 6,93 кг, или в 15 раз.

Приведенные данные характеризуют не только автомат Коробова, но и производственно-технологический уровень АК-47 того времени. В дальнейшем, по мере совершенствования конструкции и технологий по производству АК-47, дистанция по технологическим показателям сравниваемых с ним новых систем непрерывно сокращалась, так как массовое производство любой системы является самым благоприятным и стимулирующим фактором для технологического совершенствования.

По системе же Коробова никакого производственного и массового эксплуатационного опыта в это время не накапливалось. Конструктивно-технологическое совершенствование АК-47 происходило не только с учетом опыта производства и массовой эксплуатации этого изделия, но и положительного опыта других КБ по разработке новых конструкций оружия.

Учитывая результаты технологической оценки, произведенной на Ижевском заводе, ГАУ согласилось с мнением полигона о целесообразности проведения войсковых испытаний системы Коробова. Получена также поддержка отраслевого промышленного министерства.

Но вслед за Коробовым в разработку новых автоматов включились также конструкторы С.Г. Симонов и А.С. Константинов. В инициативном порядке ими разработаны также и автоматы-карабины под тот же патрон, в перспективе предназначавшиеся для совмещения функций состоящих на вооружении автомата и карабина.

Несколько позже в эту работу включился и конструктор М.Т. Калашников. При технологической оценке автоматов-карабинов различных конструкций, в числе которых был уже и образец Калашникова, предпочтение отдается конструкциям Коробова и Константинова, которые Технологический институт рекомендовал «взять за базу для дальнейших разработок данного вида оружия» (арх. № 2245-55, стр. 204). Конструкция этих систем согласно заключению института больше соответствует требованиям массового производства, чем образцы Симонова и Калашникова как по трудоемкости изготовления, так и по расходу металла.

Сравнительная трудоемкость изготовления образцов Коробова и Константинова по ориентировочным подсчетам составляла соответственно в пределах 40–50 и 55–60 % от трудоемкости АК-47, а образцов Симонова и Калашникова, несмотря на многие в них детали от штатных образцов одноименных конструкций, — 85–90 %.

Технический совет министерства, рассматривая инициативные работы оружейных конструкторов, в июне 1954 года в своем решении отмечает: «Применение в системах конструкции Коробова и Константинова полусвободного запирания взамен более сложной системы с отводом пороховых газов считать достаточно обоснованным и обеспечивающим возможность значительного упрощения конструкции и снижения трудоемкости» (арх. № 2397-54).

Министерство признало также целесообразным изготовить серию автоматов Коробова для войсковых испытаний. Но изготовление серии не состоялось, так как вскоре была развернута работа по созданию унифицированного комплекса облегченного оружия под патрон образца 1943 года. В организованном новом конкурсе на общих основаниях принял участие и конструктор Г.А. Коробов.

Похожие книги из библиотеки

Война на море. 1939-1945

Настоящая книга является одним из первых трудов по истории Второй мировой войны, в котором дается описание событий на всех морских театрах военных действий в период 1939–1945 гг. Книга написана на основе документов и материалов, значительная часть которых неизвестна российскому читателю. Автор использовал также воспоминания ряда руководящих деятелей германского флота — участников второй мировой войны. Книга рассчитана на военных специалистов и широкий круг читателей.

Боевые машины пехоты НАТО

Парижский договор 1990 года об обычных вооруженных силах в Европе дал следующее определение боевой машины пехоты: «БМП — это боевая бронированная машина... для транспортировки боевого пехотного отделения, которая обычно обеспечивает десанту возможность вести огонь из машины под прикрытием брони и которая вооружена встроенной или платно устанавливаемой пушкой калибра не менее 20 мм и иногда пусковой установкой противотанковых ракет». Отвлекаясь от этого определения — скорее юридического, нежели военно-технического, — БМП можно определить как транспортно-боевую машину, обеспечивающую мотопехоте возможность передвижения и ведения боя в тесном взаимодействии с танками. При этом речь идет о современном поле боя, отличающемся высокой насыщенностью огневыми средствами, быстрыми и внезапными изменениями обстановки.

Асы нелегальной разведки

Кто-то из видных деятелей культуры однажды сказал, что артист не может стать в одночасье разведчиком, но каждый разведчик обязательно должен быть артистом. В истории советской и российской разведки известны разведчики, которые были и послами чужих стран в чужих странах, и бизнесменами, и гангстерами, и просто уличными продавцами, как, скажем, «молочница» Марина Кирина на улицах Вены. Всё изложенное в книге основано исключительно на архивных документальных материалах. Разведчики-нелегалы — люди необычайной судьбы. Такими их делает специфика работы вдали от Родины, тайная жизнь под чужими именами и с фиктивными документами. В книге пойдёт речь о замечательных советских разведчиках, выполнявших в самое суровое время весьма сложные задачи в логове врага, причём всегда рискуя своей жизнью.

D3A «Val» B5N «Kate» ударные самолеты японского флота

К нападению на базу американского тихоокеанского флота в Перл-Харборе Императорский Японский Флот располагал лучшими в мире ударными самолетами. Это был пикирующий бомбардировщик Aichi D3A «Val» и бомбардировщик- торпедоносец Nakajima B5N «Kate». Оба этих самолета, также как истребитель А6М «Zero», стали символами японских военных успехов на Тихом океане. Точность бомбометания у D3A не имела себе равных. Японский пикировщик превосходил даже знаменитую немецкую «штуку» — Ju- 87. И. хотя самолеты D3A довольно быстро устарели, они успели пустить на дно кораблей больше, чем любой другой тип самолетов стран Оси. В свою очередь живучий, скоростной и необычайно маневренный бомбардировщик-торпедоносец B5N участвовал почти во всех боях Японского ВМФ. Военные историки заслуженно считают B5N лучшим японским палубным самолетом Второй Мировой войны.

Описанные в настоящем издании самолеты уничтожили 7 декабря 1941 года основные силы американского тихоокеанского флота. Тем самым начав события, результатом которых стал военный, политический и экономический крах Страны Цветущих Вишен, а также атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.