1

Замена карабина автоматом

1954 год был годом, положившим начало новым коренным изменениям в отечественной системе стрелкового вооружения. В различных конструкторских бюро оружейной отрасли были развернуты новые работы по совершенствованию вооружения. В соответствии с требованиями войск производилось дальнейшее облегчение носимого индивидуального и группового стрелкового оружия с целью уменьшения нагрузки на солдата с одновременным улучшением его тактико-технических характеристик. Развернуты работы по унификации различных видов оружия и созданию на этой основе новых оружейных комплексов. В частности, по оружию под патрон образца 1943 года главное внимание оружейных специалистов и организаций, принимавших участие в решении оружейных проблем, было сосредоточено на автомате Калашникова, обладавшем преимуществами перед другими подобными системами по надежности работы, к этому времени уже хорошо освоенном в массовом производстве, имевшем немалый положительный опыт войсковой эксплуатации.

Попытки автора этой системы создать на ее основе надежно действующий автомат-карабин не увенчались успехом.

В то время, когда в министерстве обсуждался вопрос по конструкциям других авторов, образец Калашникова испытывался еще на полигоне. Он показал равноценную с АК кучность стрельбы и значительно уступал своей базовой системе по надежности работы и эксплуатационным качествам (инв. № 11824 ПР). Конструктивные особенности этой системы соответствовали ее наименованию — она объединяла в себе признаки автомата и первоначально созданного этим же автором карабина с большим уклоном в его сторону по устройству автоматики (подвижной системы). Автомат-карабин отличался от АК-47 увеличенной на 70 мм длиной ствола, наличием газовой каморы закрытого типа, стебля затвора со штоком вместо цельной затворной рамы и замедлителя темпа стрельбы, выполняющего одновременно и роль автоспуска.

Принцип работы замедлителя такой же, как у автомата Коробова с расчетом на использование отскока стебля затвора. Он имеет вид камертона, его ось в отличие от образца Коробова находится сзади осей курка и спускового крючка. Конструктивно также изменены приклад, цевье, ствольная накладка, крышка коробки, направляющая возвратной пружины, некоторые детали спускового механизма (курок, боевая пружина и др.).

Автомат-карабин Калашникова был легче АК-47 на 120 г и тяжелее карабина Симонова СКС-45 на 280 г, имел большую/чем у автомата, общую длину на 107 мм и меньшую, чем у СКС-45, — на 48 мм (со штыком — на 102 мм). Общий вес — 4,130 кг, длина — 977 мм (без штыка). Этот образец не выдержал полигонных испытаний, и его доработка признана нецелесообразной. Учитывая высокие эксплуатационные характеристики АК-47 и его высокую надежность работы во всех случаях войсковой эксплуатации, полигон признал «целесообразным провести широкую проверку в войсках возможности использования этого автомата в облегченном варианте со штыком в качестве единого образца индивидуального оружия пехоты» (арх. № 2397-54, стр. 100).

Но предварительная войсковая проверка данного вопроса с положительными выводами о целесообразности замены карабина Симонова автоматом Калашникова была проведена стрелково-тактическим комитетом (СТК) еще до заключения полигона. В связи с этим заданием ГАУ от 17.06.54 года полигону предложено «всесторонне проверить эту целесообразность» и дать обоснованное свое заключение. Полигон провел широкомасштабные исследования данного вопроса, длившиеся около 4 месяцев, проведя большое количество стрельб с применением впервые в полигонной практике автоматизированного мишенного комплекса, имитирующего реальные боевые условия применения оружия (инв. № 11835 ПР). Ответственным руководителем проводимых исследований был Е.А. Слуцкий. Исследования показали, что по эффективности огня автомат АК-47 не уступает, а в ряде случаев существенно превосходит карабин СКС-45. Большое преимущество показал автомат по боевой скорострельности при стрельбе очередями и в условиях форсированного ведения огня.

Установлено, что некоторое снижение начальной скорости у автомата по сравнению с карабином (25 м/с) не снижает его боевых качеств по пробивному и убойному действию пули, которые сохраняются на всех реальных дальностях применения огня стрелкового оружия (до 600 м). Значительное преимущество принадлежало автомату по надежности работы автоматики, особенно в затрудненных условиях эксплуатации.

В выводах по работе не принижена и роль штыка, имеющегося у карабина: «В современных условиях штык по-прежнему является материальным представителем высшего напряжения воли и стремления к победе, поэтому штык должен быть и у автомата».

Далее отмечается, что карабин уступает автомату по маневренным качествам, что замена карабина целесообразна и с этой точки зрения. В рукопашном бою карабин имеет преимущество только на открытой местности, а при поединках в траншеях и ходах сообщения существенное преимущество на стороне автомата. Заключение отчета полигона по проведенной работе, с которым согласилось военное ведомство, было следующее: «В целях повышения эффективности огня, надежности работы автоматики, живучести деталей и маневренных качеств оружия 7,62-мм СКС целесообразно заменить 7,62-мм АК» (инв. № 11835 ПР).

Автору автомата, конструктору М.Т. Калашникову, в 1956 году присвоено звание Героя Социалистического Труда с награждением золотой медалью «Серп и Молот».

Заменив в системе вооружения армии карабин Симонова, автомат АК-47 еще до своей модернизации стал не только основным потребителем патронов образца 1943 года, но и основным видом индивидуального оружия стрелковых подразделений, особенно если учитывать не только уровень насыщенности армии этим образцом в сравнении с оставшимся на вооружении ручным пулеметом под тот же патрон, но и эффективность огня пулемета на предельных дальностях прицельной стрельбы.

По баллистическим качествам ручной пулемет Дегтярева (РПД), как и карабин Симонова, не намного опережал АК и мало что добавлял в отношении повышения дальности эффективной стрельбы.

Многолетний опыт войсковой эксплуатации оружия под патрон образца 1943 года, а также испытаний на полигоне показал, что в прицельное устройство ручного пулемета при наличии сильного бокового ветра так же, как и в карабине Симонова, требовалось вводить большие боковые поправки, учитывающие снос пуль в сторону, которые на предельных дальностях прицельной стрельбы из этого оружия более чем в полтора раза превышали величину поправок для оружия под винтовочный патрон.

По «Таблицам стрельбы» издания 1950 года по всему оружию под патрон образца 1943 года величина поправок, которые необходимо было вводить в прицельное устройство для дальности 600 м при скорости бокового ветра 8 и 10 м/с, составляет 6,0 и 7,5 тысячных дальности стрельбы, а для дальности стрельбы 1000 м — 11,4 и 14,3 тысячных. Для всего оружия под винтовочный патрон (пуля образца 1908 года) величина этих поправок при тех же условиях стрельбы находится соответственно в пределах 3,5–4,4 и 7,3–9,1 тысячных дальности стрельбы.

В это время вполне уместной была постановка вопроса об автомате как единственном типе оружия под патрон образца 1943 года, так как, судя по отдельным отзывам войск, для ручного пулемета пехоты напрашивался патрон с более сильной баллистикой типа патрона винтовочного. К такому выводу пришла, например, одна из войсковых комиссий, проводившая испытания различных оружейных комплексов в конце 50-х годов, в том числе и унифицированного под патрон образца 1943 года.

Рекомендуя в целом опытные образцы для принятия на вооружение, комиссия одновременно отмечает: «…несмотря на это, комиссия считает не целесообразным в дальнейшем иметь на вооружении Советской Армии пулемет под патрон образца 1943 года по причине изменения условий современного боя. Не имея явных преимуществ перед автоматом АК по эффективности стрельбы и многим другим характеристикам, пулемет под патрон образца 1943 года в этом отношении значительно уступает ручным пулеметам под винтовочный патрон. В связи с этим для усиления боевой мощи стрелковых подразделений целесообразно придать им вместо пулемета под патрон образца 1943 года пулемет под винтовочный патрон типа легкого пулемета Никитина на сошках» (арх. № 2773-59, стр. 63).

На малых и средних дальностях стрельбы ручной пулемет под патрон образца 1943 года при наличии массового пулеметного огня автоматов, заменивших винтовку системы С.И. Мосина, мало усиливал огневую мощь стрелковых подразделений, а преимущества пулемета в боевой скорострельности за счет использования более емкого магазина и в кучности стрельбы в основном благодаря увеличенному весу оружия и наличию сошек мало компенсировали ухудшение маневренных качеств этого образца.

Не без учета опыта боевой эксплуатации оружия под патрон образца 1943 г. в 60-х годах была начата разработка автоматного патрона малого калибра (5,6 мм) с улучшенной баллистикой.

Отъемный клинковый штык к автомату, выполняющий одновременно функции и армейского ножа, был разработан, проверен в войсках и принят на снабжение армии в том же 1954 году. Принято два варианта штыка: один — для ранее выпущенных автоматов, второй — с лучшими удобствами действия как ножом и более совершенным креплением на автомате — для вновь выпускаемых изделий (арх. № 2445-55, стр. 35).

Но на этом конструкторские работы по штыку закончены еще не были. В январе 1959 года приказом Главкома Сухопутных войск на снабжение армии принят нож, получивший наименование «Нож разведчика» (HP), который «по разнообразию использования является более совершенным, чем существующий штык автомата…» — отмечается в письме Е.И. Смирнова в октябре 1959 г. (арх. № 2716-59, стр. 87). По своим конструктивным данным HP предназначался для использования как режущего и колющего оружия, для резания проволоки и металлических проводов, а также в качестве ножовки.

«При рассмотрении HP руководителями СА было высказано мнение о целесообразности постановки такого ножа на автомат вместо штатного штыка…» — отмечается в том же письме зам. начальника ГАУ. По заданию ГАУ нож разведчика был приспособлен к легкому автомату АК и после дополнительной доработки по снижению веса и улучшению электроизоляционных качеств был поставлен на серийное производство и принят на снабжение СА, получив наименование «Нож-штык» (НШ).

Похожие книги из библиотеки

Статьи о ножах и не только

Как правильно выбрать нож или разделочную доску на кухню?  Какой нож самый удобный и надежный?  Как сделать ножны, сплести темляк или высушить древесину? Ответы на эти и многие другие вопросы вы найдете в сборнике статей Санкт-Петербргского клуба любителей холодного оружия Knife Life.

Ударно-разведывательный самолет Т-4

Вторая книга серии «Золотой фонд отечественной авиации», рассказывает о малоизвестном, но достаточно большом периоде из жизни ОКБ П.О. Сухого - работе над ударно-разведывательным самолетом Т-4.

Настоящая книга позволит читателю проследить весь путь создания самолета Т-4, являющего собой целую эпоху в истории авиации, от его рождения и до настоящего времени.

Книга содержит разнообразную информацию исторического и технического плана, которая может заинтересовать широкий круг читателей.

Пехотный танк «Черчилль»

История тяжелого пехотного танка «Черчилль» началась в сентябре 1939 года, когда в генеральном штабе британской армии разработали техническое задание на танк А.20, которым собирались заменить уже находившийся в серийном производстве и поступавший в войска тяжелый пехотный танк Mk II «Матильда» (А. 12). Потребность в новой, еще более мощной боевой машине была вполне объяснима. Разгоралась Вторая мировая война, британские войска вновь отправились на континент и на их пути вновь вставали ощетинившиеся стволами орудий укрепления «Линии Зигфрида». Достаточно ознакомиться с техзаданием на А.20, чтобы понять, что страх перед позиционной войной с Германией был у английского военного руководства уже генетическим.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Голландские крейсера Второй Мировой войны

Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!