3

Войсковая проверка

Первый этап войсковых испытаний автоматов Калашникова и Константинова не выявил победителя. В период конструкторской доработки этих систем на полигонные испытания было представлено два новых образца со «сбалансированной автоматикой», разработанных на базе штатного АКМ (арх. 1805-73). 5,6-мм автоматы конструкции Александрова (АЛ6) и Шилина имели много общих со штатным АКМ деталей и узлов (ствол, ствольная коробка, затвор, рама, детали спускового механизма и др.). Они отличались друг от друга в основном только конструктивным оформлением «сбалансированной автоматики».

По общему весу и габаритным размерам оба эти образца были на уровне других опытных систем, принимавших участие в конкурсе, превышая заданные требования по весу на 0,5–0,8 кг. Оба автомата по сравнению с АКМ показали существенно лучшую, более чем в 2 раза, кучность стрельбы, но стрельба по мишеням была более эффективной только из образца Александрова, который был и более надежным по работе автоматики. Испытывавшийся параллельно 7,62-мм автомат АКМ, переделанный под сбалансированную автоматику, заметных преимуществ перед обычной штатной системой не показал.

Доработанный 5,6-мм автомат Александрова (АЛ7) имел около 40 % деталей, заимствованных от АКМ. Он подвергался полигонным испытаниям параллельно с доработанным после войсковых испытаний автоматом Константинова, который был короче на 20 мм и легче на 160 г.

Результаты испытаний этих образцов при несколько снизившихся показателях кучности стрельбы у автомата Константинова полигоном признаны практически равноценными. Автомат Александрова АЛ7 для войсковых испытаний, на которых уже «завяз» один образец с аналогичным устройством автоматики, не рекомендовался.

В послевоенной практике отработки новых образцов отечественного стрелкового вооружения выбор лучшего образца для рекомендации к принятию на вооружение, как правило, осуществлялся на этапе полигонных испытаний по итогам проводимых конкурсов. Войсковые испытания давали оценку боевым качествам оружия с учетом тактических его возможностей, одновременно определяя направление дальнейшей доработки с учетом специфики войсковой эксплуатации.

В данном же конкретном случае на войсковые испытания представлялись одинаковые по назначению, но разные в эксплуатационном отношении системы. Преимущество по боевым качествам одной из них достигнуто за счет конструктивного и эксплуатационного усложнения, оправданность и приемлемость которых должна была быть определена в реальных условиях эксплуатации.

Вторая система, обладая преимуществами по простоте устройства и обслуживания, имела и большой накопленный опыт войсковой эксплуатации конструктивно схожего своего предшественника. Опыт этот — положительный, и этот факт при первом знакомстве с новой системой не мог способствовать положительному восприятию ее сравнительной конструктивной сложности со стороны потребителя самого массового в армии оружия. По уровню информационных знаний и эксплуатационного знакомства с объектами условия войсковых испытаний двух систем были далеко не равными.

По первому туру испытаний автоматов Калашникова и Константинова сделать законченные выводы с принятием решения о выборе лучшего из них препятствовали отдельные выявленные недостатки по обеим системам, не позволявшие дать полноценную сравнительную оценку их боевым и эксплуатационным качествам.

При испытаниях применительно к боевым условиям у обоих автоматов при стрельбе из положения стоя с руки было большое отклонение СТП пуль прицельных и неприцельных выстрелов при автоматическом огне. Раздвоение группирования прицельных и неприцельных выстрелов автоматической очереди с образованием «двоецентрия» приводило к снижению эффективности стрельбы по различным целям.

Общим эксплуатационным недостатком для обеих систем была отмеченная и полигоном большая загрязняемость дульных тормозов пороховым нагаром при длительной эксплуатации, затруднительная их свинчиваемость и последующая чистка.

По автомату Константинова отмечено самопроизвольное открывание крышки во время стрельбы, а у образца Калашникова ее отделение в условиях имитации падения оружия из автомашины с высотою бокового борта около 2,4 м.

Не в полной мере отражали реальные, эксплуатационные возможности автомата Константинова (с учетом возможных доработок) недостаточная эксплуатационная долговечность отдельных деталей, большое усилие перезаряжания системы после загрязнения, сильный звук выстрела, равно как и наличие отдельных недостатков по автомату Калашникова (повышенное количество отдельных видов задержек, недостаточная прочность крепления некоторых деталей, труднодоступность к деталям УСМ при чистке и др.).

Преимущества автомата Константинова по боевым качествам выражались не только числовыми значениями характеристик кучности и эффективности стрельбы по целям, но и трудно поддающимся учету удобствами ведения самой стрельбы. Поведение образца Константинова в руках автоматчика в условиях наименее удобных для стрельбы (положение стоя) было более спокойным и устойчивым, без заметного опрокидывания оружия вверх или увода в сторону, чем в системах без нейтрализации действия ударов подвижных масс в процессе стрельбы. Но это не всегда подтверждалось большим преимуществом в результатах стрельбы по мишеням, хотя и сбалансированная система по эффективности стрельбы никогда не уступала другим принципам устройства автоматики.

В оружии, испытывающем удары частей, в отличие от «сбалансированной автоматики» для получения высоких результатов стрельбы, которые для высоконатренированного стрелка всегда возможны, для прочного удержания его в руках требуется максимальная мобилизация воли и мускульной силы, за счет чего происходит сближение результатов стрельбы по этим разным образцам.

При локализации ударов частей в «сбалансированной автоматике» предчувствие сильной дестабилизации в положении оружия с началом стрельбы у стрелка отсутствует, что создает более спокойные условия для ведения огня. Из-за влияния указанного психологического фактора возможности «сбалансированной автоматики» или других устройств по нейтрализации ударных нагрузок не всегда используются в полной мере.

В «сбалансированной автоматике» существенно снизилось влияние фактора натренированности стрелка на результаты стрельбы. По мере снижения уровня натренированности автоматчиков преимущества СА перед образцами с обычной схемой автоматики, как показал опыт отработки новых систем, существенно повышались.

Это подтвердили испытания на полигоне с привлечением рядовых войсковых стрелков, которые по своему квалификационному уровню и степени натренированности намного уступали более опытным стрелкам полигона (инв. 1973-70). По средним данным таких войсковых стрелков автомат Константинова показал улучшение кучности из положения «стоя с руки» по сравнению с АКМ в 3,7 раза, в то время как штатные стрелки полигона показывали улучшение не более чем в 2 раза.

Эффективность стрельбы по мишеням опытных войсковых автоматчиков в среднем была близка к уровню высококвалифицированных стрелков полигона. Отмеченные специфические особенности СА автомата Константинова, повышающие эффективность его стрельбы, не могли быть не замеченными войсковыми комиссиями, которые не «зарубили» эту систему с первого раза, а выразили «примирительное» отношение к конструктивному усложнению ее автоматики и отдельным эксплуатационным недостаткам в расчете на положительные результаты последующей конструктивной доработки.

Послевойсковая доработка этой системы согласно заключению полигона (инв. 2001-72) в основном устранила недостатки, выявленные на войсковых испытаниях. Снижение усилия перезаряжания системы (взведения подвижных частей) на 6 кг полигоном признано недостаточным.

По автомату Калашникова не достигнуто положительных результатов по уменьшению раздвоения рассеивания пуль («двоецентрия»). Недопустимо высокий звук выстрела явился результатом конструктивного изменения дульного тормоза, который при доработке сделан цельным (без разборки). Несмотря на высокоэффективную доработку по замечаниям войск, которая была одобрена и дополнительными войсковыми испытаниями, автомату Константинова, как и другим «конкурентам» системы АК по прошлым конкурсам, не удалось подняться на высший «пьедестал почета».

Превосходство этого образца перед своим более опытным «соперником» в кучности стрельбы, нижний предел улучшения которой по результатам статистической обработки многочисленных данных составлял около 20 %, оказалось недостаточно для того, чтобы потеснить в системе стрелкового вооружения армии «прижившуюся» там, равно как и в сфере промышленного производства, систему Калашникова.

Оценка положительных эксплуатационных качеств нового автомата Калашникова и ее превосходства в этом отношении над образцом Константинова войсковыми комиссиями, а также Военно-Техническим Советом (ВТС) Министерства обороны во многом основывалась на положительном опыте многолетней войсковой эксплуатации автоматов АК-47 и АКМ.

По результатам проведенных испытаний ГАУ и УБПСВ (Управлением боевой подготовки сухопутных войск) сделано заключение:

«Рекомендовать для принятия на вооружение СА и ВМФ автомат Калашникова под патрон калибра 5,45 мм (5,45 мм — диаметр канала ствола по полям, введен вместо 5,6 мм, определявшего размер канала по нарезам) взамен автомата АКМ калибра 7,62 мм».

Похожие книги из библиотеки

Танки в Гражданской войне

«Мы мирные люди, но наш бронепоезд…» — эти слова из знаменитой песни «Каховка» давно стали «крылатыми». Однако в ожесточенных боях 1920 года за Каховский плацдарм активно участвовали не только бронепоезда и бронемашины, но и танки. А впервые новое «чудо-оружие» появилось в России полутора годами раньше, когда в составе французских экспедиционных войск в Одессе высадились двадцать «Рено» FT-17. Британские Mk.V и Мк.А «Уиппет» поставлялись деникинцам с весны 1919 г. И хотя в условиях маневренной Гражданской войны танки не могли применяться так же массово, как в позиционных сражениях на Западном фронте Первой Мировой, новые боевые машины провели ряд успешных боев в Донбассе и под Царицыным. По воспоминаниям «белых»: «Наше командование не зря придавало этому новому и грозному средству борьбы чрезвычайное значение. Когда первые танки врезались в неприятельское расположение и стали уничтожать красные цепи, разразилась полная паника. Весть о появлении танков быстро разнеслась среди большевистских войск и лишила их всякой сопротивляемости. Ещё издали, завидя танки, большевики немедленно очищали свои позиции и поспешно отходили. Пробивая путь этими чудовищами, наша пехота и конница быстро и без особых потерь очистила Донецкий бассейн…».

Интересна история появления танков у амурских партизан — украденные у американцев во Владивостоке, «Рено» применялись в боях под Читой, а затем и во взятии Волочаевки. Так что другая знаменитая песня Гражданской войны «Разгромили атаманов, разогнали воевод, и на Тихом океане свой закончили поход» имеет отношение и к трофейным «красным» танкам.

В новой книге ведущего историка бронетехники вы найдете исчерпывающую информацию о боевом применении танков всеми участниками Гражданской войны, начиная с января 1919-го и заканчивая операцией против Грузии в 1921 году, а также о послевоенной службе этих машин в Красной Армии и их судьбе вплоть до Великой Победы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных фотографий.

Эскадренные миноносцы класса Доброволец

Безвозвратно ушедшие от нас корабли и их, уже все покинувшие этот мир, люди остаются с нами не только вошедшими в историю судьбами, но и уроками, о которых следует многократно задумываться. Продолжавшаяся ничтожно короткий исторический срок – каких- то 10 с небольшим лет, активная служба “добровольцев” оказалась, как мы могли увидеть, насыщена огромной мудростью уроков прошлого. Тех самых уроков, которые упорно отказывалось видеть 300-летнее российское самодержавие, и, что особенно удивительно, не хотят видеть и современные его перестроечные поклонники и радетели.

«Штурмгешютце» в бою

Фельдмаршал фон Манштейн отзывался об этой самоходке как о «лучшем средстве поддержки пехоты».

В Красной армии ее называли «артштурмом» и ненавидели не меньше «тигров» — эта приземистая малозаметная машина с мощным орудием и хорошей бронезащитой была крайне опасным противником.

«Артштурм», или правильнее «Штурмгешютц» (Sturmgeshutz — «штурмовое орудие») по праву считается наиболее универсальной и массовой самоходкой Вермахта, более того — самой массовой немецкой бронированной машиной Второй мировой войны. Созданные на базе популярного в войсках танка Pz. III, хорошо конструктивно отработанные, простые и надежные, StuG. III находились в производстве и на вооружении фактически всю войну — с 1940 по 1945 год, — став незаменимой «рабочей лошадкой» Вермахта.

Новая книга ведущего отечественного специалиста по истории бронетехники — единственное на сегодняшний день серьезное исследование создания, производства, модернизаций и боевого применения немецких штурмовых орудий — «Sturmgeshutze».

Воздушные извозчики вермахта. Транспортная авиация люфтваффе 1939–1945

Изначально этот род авиации, оснащенный в основном неуклюжими с виду трехмоторными самолетами Ju-52, был создан в Третьем рейхе для обслуживания парашютно-десантных войск. Впервые воздушные десанты были использованы во время Польской кампании. Затем, период захватов Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии, Греции, транспортная авиация люфтваффе буквально «силами одного парашютно-десантного полка» захватывала аэродромы, крепости и стратегически важные мосты. Парашютисты внезапно опускались с небес прямо на голову противника, подготавливая плацдармы для выгрузки основного десанта. Уже в мае 1940 года транспортным самолетам впервые пришлось снабжать по воздуху отрезанные во вражеском тылу войска. В дальнейшем эта их функция стала основной. Демянск, Холм, Сталинград, Тунис, Кубань, Крым, Корсунь, Каменец-Подольский и многие другие котлы, образовавшиеся вследствие гитлеровской стратегии «стоять до последнего», неизменно снабжались с помощью пресловутых «воздушных мостов». На последнем этапе войны к ним прибавились многочисленные города-«крепости»: Будапешт, Кёнигсберг, Бреслау, Дюнкерк, Лорьян и многие другие.

В этой книге на основе многочисленных, в основном зарубежных источников и архивных документов впервые подробно рассказано практически обо всех невероятных по накалу и драматизму операциях транспортной авиации люфтваффе с 1939 по 1945 г.