Дарданелльская операция

В ходе первой мировой войны из линейных кораблей типа "Куин Элизабет" была сформирована 5-я эскадра под флагом контр-адмирала Хью Эван-Томаса. Эта "быстроходная эскадра", как ее называли, сыграла определенную роль в Ютландском сражении 31 мая-1 июня 1916 г. Но головного корабля серии, линкора "Куин Элизабет", в ее составе не было, он находился в резерве. Зато этот корабль участвовал в Дарданелльской операции с самого ее начала и до бесславного конца.

В феврале 1915 г., через месяц после вступления в строй, "Куин Элизабет" направили в Средиземное море для прикрытия старых "додредноутных" британских и французских линкоров, штурмовавших Дарданелльский пролив.

Дарданелльская операция, инициатором которой был морской министр Великобритании Уинстон Черчилль, стала ответом на вступление Турции в войну на стороне Германии.

Целью операции было овладеть проливами Дарданеллы и Босфор, взять Константинополь (Стамбул) и таким образом вывести Турцию из войны. Сторонники этой операции считали, что она могла бы решить исход мировой войны, поскольку позволила бы наладить снабжение России военным имуществом, недостаток которого она испытывала все сильнее, и обеспечить генеральное наступление русских армий на Восточном фронте.

Планом операции предусматривалось уничтожение турецких береговых батарей и фортов огнем корабельной артиллерии, очищение проливов от мин и прорыв англо-французского флота в Мраморное море для захвата Константинополя.

Однако, достичь этих целей было чрезвычайно трудно.

Галлипольский полуостров, контролирующий вход в Дарданеллы, был тщательно укреплен, берега пролива защищали многочисленные артиллерийские батареи и форты (около 200 орудий, в том числе 175 калибром от 150 до 355 мм), в проливе стояли минные заграждения (375 мин в 10 линий). Огонь этих орудий не позволял тралить мины, а минные заграждения мешали приблизиться к фортам на расстояние действительного огня или совершить прорыв в Мраморное море.

Не удивительно, что многие видные деятели британского флота считали операцию невыполнимой и бессмысленной. К сожалению, никто из них не отстаивал свои взгляды достаточно настойчиво. В результате начальник морского штаба Оливер, хоть и не охотно, но дал согласие на проведение Дарданелльской операции.

Даты строительства линкоров типа "Куин Элизабет"

Название корабля Закладка киля Спуск на воду Вступление в строй Строительная верфь 
"Куин Элизабет" 21 октября 1912 г. 16 октября 1913 г. Январь 1915 г. Портсмут
"Уорспайт" 31 октября 1912 г. 26 ноября 1913 г. Март 1915 г. Девонпорт
"Вэлиант" 31 января 1913 г. 4 ноября 1914 г. Февраль 1915 г. Фэрфилд
"Бархэм" 24 февраля 1913 г. 31 декабря 1914 г. Октябрь 1915г. Джон Броун
"Малайя" 20 октября 1913г. 18 марта 1915г. Февраль 1916г. Армстронг

Британские министры, настаивающие на ее осуществлении, в частности, переоценивали мощь новых линейных кораблей. В самом начале войны германские и австрийские 305-мм и 420-мм гаубицы буквально разгромили укрепления Льежа и Намюра. Отсюда в Англии пришли к заключению, что 381-мм орудия "Куин Элизабет" без труда разрушат форты Дарданелл.

Однако при этом не было учтено, что германские и австрийские гаубицы стреляли с устойчивых сухопутных позиций на точно измеренные дистанции и их снаряды падали на неприятельские укрепления под большими углами, а линкор стрелял из орудий с неустойчивой качающейся платформы и угол их возвышения не превышал 22°. Навесной огонь с кораблей на больших дистанциях слишком неточен, чтобы быть эффективным. К тому же морские офицеры не имели специальной подготовки по борьбе с береговыми укреплениями.

В середине февраля англо-французский флот, которым командовал британский адмирал Карден, сосредоточился у входа в Дарданеллы. В его состав входили 11 линкоров, 1 линейный крейсер, 4 легких крейсера, 16 эсминцев, 7 подводных лодок и 1 авиатранспорт с 6 гидросамолетами.

Новейший линейный корабль "Куин Элизабет" Кардену было разрешено использовать с большими ограничениями. Запрещалось вводить линкор в пролив, подвергать риску торпедных атак и огню крупнокалиберных орудий с малых дистанций. Кроме того, запрещалось подвергать орудия "Куин Элизабет" чрезмерному износу. Когда "Куин Элизабет" приближался к Дарданеллам, оказалось, что его турбины не исправны и ход корабля не превышал 15 узлов. Этот дефект вскоре удалось быстро устранить.

В первой бомбардировке турецких фортов 19 февраля "Куин Элизабет" не участвовал. Ее результат. по заключению Кардена, был незначителен. Затем испортилась погода и атаку отложили.

Но уже 25 февраля, вместе с 4 английскими и 3 французскими линкорами, "Куин Элизабет" бомбардировал форты. Но на корабле не оказалось 381-мм фугасных снарядов, так что его огонь был мало эффективен. Все же с 10 часов и до конца дня удалось вывести из строя почти все орудия фортов, прикрывающих вход в пролив. Корабли еще не вошли в пролив и не достигли минных заграждений, поэтому самое трудное было еще впереди. Англо-французская эскадра продолжала обстрел фортов до 5 марта без "Куин Элизабет" (2 марта к ней присоединились еще 3 английских и 1 французский старый линкор).

С 5 марта началась атака внутренних укреплений. При этом "Куин Элизабет" получил особое задание: он занял позицию с западной стороны полуострова Галлиполи, чтобы вести через него перекидной огонь по одному из самых сильных фортов — Гамидие (2 356-мм и 7 240- мм орудий). Дистанция до него была около 13 километров.

Старший помощник командира линейного крейсера "Инфлексибл" Вернер характеризовал эту операцию как "безумие и напрасную трату времени". Действительно, без корректировки стрельба сулила мало успеха, а подвижная турецкая артиллерия на полуострове сразу же открыла по "Куин Элизабет" меткий огонь. Единственным результатом этой бомбардировки было разрушение турецкой казармы, нейтральные наблюдатели позднее подтвердили, что снаряды "Куин Элизабет" почти не причинили батарее вреда.

Дарданелльская операция

На палубе "Куин Элизабет" во время Дарданелльской кампании

6 марта "Куин Элизабет" бомбардировал укрепления Чинака, по-прежнему не входя в пролив. Корабли, которые корректировали огонь линкора, попали под огонь невидимых с моря орудий противника. По "Куин Элизабет" начал стрелять и старый турецкий броненосец "Барбаросса". Стрельба велась с предельной дистанции, и снаряды, падавшие под большим углом, создавали немалую опасность. "Мы, не торопясь, копили попадания и потери", — написал об этом эпизоде британский офицер Вернер.

8 марта "Куин Элизабет" наконец вошел в пролив для обстрела Чанака, что у всех вызвало общее беспокойство за судьбу столь ценного корабля. Но и эта бомбардировка оказалась абсолютно безрезультатной. Становилось все яснее, что без участия сухопутных войск не обойтись.

В это время Карден получил указание Адмиралтейства: введя в действие максимум сил форсировать пролив. Но 16 марта адмирал заболел, был отправлен на Мальту, а командование эскадрой принял его помощник, вице-адмирал де-Робек.

Новый командующий принял решение выполнить предписание Адмиралтейства. К этому времени силы союзников состояли из 18 броненосных кораблей, но 16 из них были додредноутами (кроме "Куин Элизабет" и линейного крейсера "Инфлексибл").

По плану операции, которая началась 18 марта, 4 наиболее мощных корабля: "Куин Элизабет", "Инфлексибл", линкоры "Агамемнон" и "Лорд Нельсон" должны были идти строем фронта, имея на флангах по одному старому линейному кораблю, и обстреливать форты в движении, поскольку становиться на якорь под огнем турецких орудий и гаубиц было очень опасно. Когда же огонь противника ослабнет, то старые линкоры должны были подойти для обстрела на близкие дистанции.

Операция началась в 11 ч. 30 м., и в 12 ч. наблюдатели на кораблях донесли, что турецкие форты сильно разрушены. Но и корабли союзников получили много попаданий (особенно пострадал "Агамемнон" и "Инфлексибл"), а главной опасностью становились мины.

В 14 ч. произошел взрыв погреба на французском линкоре "Буве", и он пошел ко дну, унося жизни 700 человек. Этот корабль получил много попаданий в корпус, в том числе двумя 356-мм снарядами, но, возможно, что он к тому же натолкнулся и на мину. В 16 ч. 15 мин. наскочил на мину британский линкор "Иррезистибл", а уже под вечер и "Оушен". Команды с этих линкоров удалось снять (взрывами было убито 20 чел.), но оба корабля потопила турецкая артиллерия.

Дарданелльская операция

Линейный корабль "Вэлиаит". Залп из 6-дюймовых орудий.

Операция кончилась провалом. Союзники потеряли 3 линкора и еще 3 были сильно повреждены. число убитых и раненых приближалось к 1000 человекам. В то же время, по достоверным германским данным, турки потеряли 24 человека убитыми и 79 человек ранеными (почти в 10 раз меньше). После этого на Галлиполийский полуостров был высажен англо-французский десант, и началась сухопутная кампания по овладению Дарданеллами. На флот же легла ответственность за сообщение и снабжение наземных сил.

Турецкий флот неоднократно вводился в дело и успешно обстреливал позиции союзников.

27 апреля на "Куин Элизабет" пережили тревожный момент, когда в проливе появился большой турецкий корабль, принятый за линейный крейсер "Гебен" (немецкий корабль, к тому времени вошедший в турецкий флот под названием "Явуз"). "Куин Элизабет" открыл по нему перекидной огонь через полуостров Галлиполи, и при первом же выстреле противник отошел. Но немецкие источники категорически отрицают, что "Гебен" в это время входил в Дарданеллы. Возможно, это был турецкий додредноут "Барбаросса".

Вскоре союзникам был нанесен еще один чувствительный удар. Турецкий миноносец "Муквенет-и-Мигет", которым командовал германский офицер Фирле, в ночь на 13 мая (в 1 ч. 17 м.) подошел на 100 м к британскому линкору "Голиаф" и выпустил 3 торпеды. Все они попали в цель, и "Голиаф" быстро пошел ко дну, из 750 человек его команды успели спастись 183, а миноносец благополучно ушел от огня, открытого по нему с большим опозданием. Этот эпизод еще раз выявил уязвимость англо-французской эскадры.

Именно после него Адмиралтейство отозвало линейный корабль "Куин Элизабет". Это оказалось своевременным т. к. 25 и 27 мая немецкая подводная лодка "U-21" (командир Херзинг) потопила еще два британских линкора: "Трайомр" и "Маджестик".

Неудачи союзников в Дарданеллах в известной мере побудили Болгарию в августе 1915 г. вступить в войну на стороне Германии. Это уничтожило последнюю надежду союзников на победу на Галлиполийском полуострове, и к январю 1916 г. все их войска были эвакуированы, а флот отозван.

Подводя итоги Дарданелльской операции, принимавший в ней участие британский адмирал Уэстер Уэмис писал: "Никогда еще в мировой истории крупная кампания не была организована так поспешно, никогда не случалось, чтобы такое предприятие было так мало обдумано".

Что же касается линейного корабля "Куин Элизабет", то по возвращении в метрополию он перешел в резерв, а 17 февраля 1917 г. стал флагманским кораблем адмирала Битти, назначенного командующим флотом метрополии. И, хотя "Куин Элизабет" больше не участвовал в крупных боевых операциях, линкор еще раз оказался в центре внимания мировой общественности.

15 ноября 1918 г. на борту "Куин Элизабет" немецкий контр-адмирал Гуго Мерер и командующий британским флотом адмирал Давид Битти подписали условия сдачи Германией своего военно-морского флота. Неделю спустя лучшие из уцелевших кораблей германского Флота Открытого моря бросили якорь в Скапа-Флоу, сдавшись таким образом в плен (21 июня 1918 г. они были затоплены своими экипажами).

Похожие книги из библиотеки

Танки ИС

Настоящее издание посвящено истории «тяжелого танка военною времени», носившего имя «Вождя всех народов». Несмотря па то, что танк не относится к числу малоизвестных, отечественные авторы не балуют его своим вниманием. Предлагаемый вашему вниманию альбом содержит краткую историю создания этого танка, написанную на основе изучения документов Наркомата танковой промышленности. Наркомата вооружений, Челябинского Кировского завода, а также Музея Артиллерии, Инженерных войск и войск Связи, Музея Бронетанкового вооружения и техники, НИИ-48 и Главного Бронетанкового Управления.

Боевая подготовка ВДВ. Универсальный солдат

«Никто, кроме нас!», «Нет задач невыполнимых», «Даже смерть не является оправданием невыполнения приказа» – Воздушно-десантные войска СССР и России верны этим девизам все 85 лет своей истории. Предназначенные для воздушного охвата противника и боевых действий во вражеском тылу, ВДВ всегда предъявляли особые требования к боевой подготовке личного состава. Тем более сегодня, когда боевая учеба ведется вдвое интенсивнее, чем еще год назад, и все учения максимально приближены к боевой обстановке. «В случае войны парни в голубых беретах будут брошены в пасть агрессору, чтобы порвать эту пасть!»

Общефизическая и воздушно-десантная подготовка (включая парашютные прыжки с полной боевой выкладкой, днем и ночью, в самых сложных метеорологических условиях), рукопашный бой и огневая подготовка (не только меткая, но и экономная стрельба, ведь каждый патрон в десанте – на вес золота), разведка и связь, маскировка и выживание в экстремальных условиях, экстремальная медицина и минно-подрывное дело, следопытство и форсирование водных преград, бой в городе и «зеленке», горная и арктическая подготовка (особенно актуальная сегодня, когда Россия создает специальные бригады для защиты своих интересов в Арктике) – в этом пособии вы найдете необходимую информацию обо всем комплексе тренировок ВДВ, ведь десантник обязан быть универсальным бойцом!

Традиции чекистов от Ленина до Путина. Культ государственной безопасности

Яркая и неоднозначная книга о прошлом и будущем России, на которой все так же лежит тень всесильного сотрудника службы госбезопасности.

«Железный» Феликс, черный воронок, кожаный плащ чекиста… Эти образы, укоренившись в нашем сознании, до сих пор вызывают страх и трепет. Кажется, советская власть сделала все возможное, чтобы возвести органы государственной безопасности в ранг культа, которому необходимо поклоняться, точно древнему божеству. Современные стражи не вызывают таких ярких ассоциаций у населения, но и они как будто бы наделены могуществом, недоступным простому гражданину. Для чего был нужен миф о всесильном КГБ? Кто создавал мрачноватый образ его сотрудников? Какими способами культ «Большого брата» возрождается теперь?

Эта книга — о всевластии тайной полиции в советское время и о том, как идея государственной безопасности постепенно становится главенствующей в современной российской идеологии. Ее автор, Джули Федор, сотрудника департамента славистики Кембриджского университета, используя в своем произведении в основном советские и постсоветские источники (архивные документы, публикации СМИ, мемуары, художественные тексты), создает объемную картину «секьюритизации» российского общества в прошлом и настоящем.

Тайна Безымянной высоты. 10-я армия в Московской и Курской битвах. От Серебряных Прудов до Рославля.

Это был стремительный и кровавый марш из юго-восточного Подмосковья через районы Тульской и Калужской областей до Смоленщины. Месяц упорных и яростных атак в ходе московского контрнаступления, а затем – почти два года позиционных боев в районе Кирова и Варшавского шоссе. И – новый рывок на северном фасе Курской дуги. Именно солдатам 10-й армии довелось брать знаменитую Безымянную высоту, ту самую, «у незнакомого поселка», о которой вскоре после войны сложат песню.

В книге известного историка и писателя, лауреата литературных премий «Сталинград» и «Прохоровское поле» Сергея Михеенкова на основе документов и свидетельств фронтовиков повествуется об этом трудном походе. Отдельной темой проходят события, связанные с секретными операциями ГРУ в так называемом «кировском коридоре», по которому наши разведывательно-диверсионные отряды и группы проникали в глубокий тыл немецких войск в районах Вязьмы, Спас-Деменска, Брянска и Рославля. Другая тема – судьба 11-го отдельного штрафного батальона в боях между Кировом и Рославлем.

Рассекреченные архивы и откровения участников тех событий легли в основу многих глав этой книги.