Довольно постыдное дело

Алан Нанн Мэй предстал перед судом в лондонском Олд-Бейли 1 мая 1946 года. Ему вменялось в вину разглашение конфиденциальной информации и нарушение Закона о государственных тайнах. Генеральный прокурор Хартли Шоукросс открыл слушание по делу, объявив его «достаточно серьезным, но при этом довольно постыдным для человека, который в течение нескольких лет работал на Британскую Корону и одновременно считал правильным, — несомненно, за вознаграждение — сообщать информацию о достигнутых результатах лицам, которых он отказался раскрыть…».

Мэю предъявили улики, и он решил признать себя виновным. Оставалось определить, насколько серьезным будет наказание.

Королевский адвокат Джеральд Гардинер, выступавший в защиту Мэя, пытался принизить важность информации, выданной Мэем, подчеркивая, что многие из этих данных уже были опубликованы в работе Смита, а СССР в период войны был союзником Великобритании, а не врагом. Шоу-кросс возражал, что Закон о государственных тайнах специально предназначен для того, чтобы не допустить передачи секретной информации лицам, не имеющим на это права: «Это может касаться вашей светлости [судья Оливер, председатель], может касаться меня и кого угодно другого — если мы бы передали информацию в руки людей, которая могла быть им полезна и которые, в свою очередь, могли стать нашими врагами».

Суд был короток. Завершая заседание, судья Оливер сказал:

Как и любой человек на вашем месте, вы могли безосновательно присвоить себе право принимать решения такого рода, руководствуясь самомнением, не говоря уже о порочности. Но когда вы дали письменное согласие о неразглашении и знали, что имеете дело с наиболее ценными секретами своей страны, когда вы получали и должны были получать плату за то, чтобы приносить пользу одновременно себе и своей стране — то вы совершили ужасное дело.

Мэя приговорили к 10 годам тюремного заключения.

Похожие книги из библиотеки

Легкий танк «Ха-го»

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Советские асы пилоты ЛаГГ-3, Ла-5/7

Летчики-истребители всегда очень строго относятся к самолетам, на которых они идут в бой. Споры на тему какой самолет лучше столь стары, сколь стара сама авиация. Получилось так, что пары конкурентов сложились исторически: «Спитфайр» сравнивают с Bf.109, «Мустанг» с Fw-190. А еще можно бесконечно выбирать лучший самолет из «модельного» ряда «Спитфайр», «Мустанг», «Тандерболт», Fw-190 и Bf.109. Дебаты на эту тему бесконечны, каждый самолет имеет своих приверженцев. В Советском Союзе, а теперь и в России ведутся споры на тему что лучше Як или Ла.

Brewster Buffalo

Немногие самолеты вызывали столько споров на свой счет, как F2A «Баффало». История этого самолета полна противоречий и парадоксов. Созданный в качестве палубного истребителя, самолет участвовал во Второй Мировой войне исключительно как истребитель наземного базирования. Созданный для союзников, эффективнее всего самолет применялся сателлитом гитлеровской Германии — Финляндией.

Прим. OCR: Добавлены таблицы ТТХ. Иллюстрации расположены в тексте аналогично оригинальному выпуску.

АвтоНАШЕСТВИЕ на СССР. Трофейные и лендлизовские автомобили

С самого своего рождения отечественный автопром не был изолирован от остального мира – даже в наиболее сложные периоды истории, в разгар «холодной войны» и открытой конфронтации с Западом, иностранные машины составляли заметную часть автопарка СССР, активно использовались и в Советской Армии, и в народном хозяйстве. Речь прежде всего о сотнях тысяч автомобилей, полученных в годы Второй Мировой войны по ленд-лизу, а также о трофейной технике, захваченной у Вермахта и его союзников. Хотя в СССР об этом не принято было упоминать, трофейные и ленд-лизовские машины сыграли важную роль в развитии советской автомобильной промышленности, бурный прогресс которой в послевоенный период стал возможен благодаря тщательному изучению мирового опыта.

Много лет работая над этой темой, буквально по крупицам собрав и обработав колоссальный объем информации, автор впервые воссоздает подлинную историю этого автоНАШЕСТВИЯ на СССР, оставившего заметный след в судьбе отечественного автопрома.