«Спарка» или летающая парта

В соответствии с постановлением СМ № 1391-497 от б апреля 1949 г. и приказом МАП №266 от 13 апреля 1949 г., в целях обучения летного состава ВВС ОКБ-155 было поручено разработать двухместный учебно-тренировочный вариант истребителя МиГ-15. Однако работы по созданию УТИ МиГ-15 (И-312), получившего заводское обозначение СТ, начались еще в ноябре 1948 г. по рекомендации ГК НИИ ВВС, отмеченной в акте по государственным испытаниям самолета С-3. Уже 27 февраля 1949 г. А.И. Микоян утвердил общий вид нового самолета.

Прототип самолета УТИ МиГ-15 был построен на базе серийной машины № 104015 производства завода №1 и 23 мая 1949 г. выпущен на заводские летные испытания, которые завершились 20 августа.

На данном самолете за счет уменьшения первого фюзеляжного бака установили вторую, инструкторскую, кабину. Обе герметические кабины оборудовались катапультными сидениями и фонарями, сбрасываемыми в случае аварии с помощью пиромеханизма. Изменению подверглись также управление самолетом и топливная система. Систему управления из кабины инструктора кинематически связали с управлением учлета. Управление элеронами облегчили путем установки бустера, управление рулем высоты и рулем поворота — изменением компенсации. Кроме того, угол установки стабилизатора был изменен на +2°.

Топливная система включала 3 фюзеляжных топливных бака емкостью 1110 л и 2 подвесных бака по 260 л. Также на самолете были установлены 2 аккумуляторных батареи 12-А-ЗО для обеспечения автономного запуска двигателя.

Специальное оборудование самолета состояло из прицела АСП-1Н, радиостанции РСИ-6К, радиополукомпаса с отметчиком РПКО-10М, переговорного устройства СПУ-2М, кислородного прибора КП-14 и фотоаппарата АФА-ИМ. Впоследствии самолет получил на вооружение прицел АСП-ЗН, радиостанцию РСИУ-3 и систему опознавания «Барий-М».

Первоначальный вид УТИ МиГ-15.

Первоначальный вид УТИ МиГ-15.

Прототип учебно-тренировочного истребителя И-312 (СТ), построенный на базе серийного МиГ-15 №104015.

Прототип учебно-тренировочного истребителя И-312 (СТ), построенный на базе серийного МиГ-15 №104015.

Опытный экземпляр самолета УТИ МиГ-15 на контрольных испытаниях в ГК НИИ ВВС.

Опытный экземпляр самолета УТИ МиГ-15 на контрольных испытаниях в ГК НИИ ВВС.

Фонарь самолета УТИ МиГ-15 в закрытом и открытом положениях.

Фонарь самолета УТИ МиГ-15 в закрытом и открытом положениях.

Вооружение включало одну пушку НР-23 (боезапас 80 патронов) и один пулемет УБК-Э (боезапас 150 патронов). Как и на истребителе МиГ-15, все агрегаты стрелковопушечной установки на «Спарке» монтировались на специальном опускающемся лафете. Для контроля выполнения учебно-тренировочных заданий по воздушной стрельбе на самолет установили фотокинопулемет С-13. Кроме того, была возможна подвеска двух бомб калибра 50 или 100 кг под крылом на бомбодержатели БД2-48 МиГ.

27 августа новый самолет предъявили в ГК НИИ ВВС на госиспытания, однако выявленные дефекты заставили прекратить их 25 сентября. Вскоре, на период с октября 1949 г. по 1 апреля 1950 г., самолет передали на авиабазу в Кубинку для всесторонней проверки и оценки его эксплуатационных возможностей летным составом ВВС. В начале апреля машину вернули ОКБ для осмотра после пробной эксплуатации и устранения недостатков, выявленных в НИИ ВВС. После их устранения 17 мая 1950 г. УТИ МиГ-15 вновь поступил на контрольные испытания, которые завершились через 6 дней с удовлетворительными результатами.

По своим летным качествам и технике пилотирования УТИ МиГ-15 в основном не отличался от самолета МиГ-15. Уменьшение нагрузок на РУС от элеронов и руля высоты значительно облегчили управление самолетом, однако усилия от руля поворота остались еще велики. Как и в случае с МиГ-15, на испытаниях УТИ показал превышение предъявляемых к нему ВВС тактико-технических требований. Максимальная скорость «Спарки» на высоте 5000 м составила 1004 км/ч, вместо заказанных 970, а на высоте наибольшего значения равной 3000 м — 1010 км/ч. Требуемую 1000 км дальность полета с ПТБ на высоте 10000 м самолет превысил на 340 км. Правда, время набора высоты 5000 м было на 0,25 мин больше предписанных 2,5 мин. Кроме того, УТИ МиГ-15 стал первым самолетом, который был оснащен автономным запуском. При помощи двух аккумуляторных батарей 12-А-ЗО обеспечивался пятикратный запуск двигателя РД-45Ф.

Приборная доска в передней кабине.

Приборная доска в передней кабине.

Приборная доска в задней кабине.

Приборная доска в задней кабине.

Лафет УТИ МиГ-15 (СТ-2) с аппаратурой ОСП-48, размещенной вместо пушки НР-23.

Лафет УТИ МиГ-15 (СТ-2) с аппаратурой ОСП-48, размещенной вместо пушки НР-23.

УТИ МиГ-15 (СТ-7), оборудованный РЛС «Изумруд».

УТИ МиГ-15 (СТ-7), оборудованный РЛС «Изумруд».

«Спарка» или летающая парта
Размещение индикаторов РЛС «Изумруд-3» в кабинах самолета УТИ МиГ-15 (СТ-8).

Размещение индикаторов РЛС «Изумруд-3» в кабинах самолета УТИ МиГ-15 (СТ-8).

Ш топорил УТИ в основном аналогично серийному МиГ-15. При потере скорости до 220-230 км/ч самолет предупреждал летчика о срыве в штопор легким дрожанием, при этом несколько поднимая нос. При даче рулей на вывод после 2 витков как из правого, так и из левого штопора самолет выходил с запаздыванием до 1 витка. Правда, если левый штопор был устойчивый, то правый нет. Вначале самолет бросало с крыла на крыло и только затем наступал равномерный штопор, более пологий, чем правый. Потеря высоты за 2 витка с выводом составляла 2200 м при вводе с высоты 7000 м.

Задняя кабина по обзору вполне обеспечивала инструктору правильное и своевременное исправление ошибок, допущенных обучаемым, но отсутствие некоторых приборов контроля силовой установки не позволяли в полном объеме следить за работой двигателя.

Недостатки, отмеченные военными, в основном повторяли те, что были у МиГ-15 — запотевание и замерзание фонаря, загрязнение воздуха в кабинах, неудовлетворительная работа системы регулирования по обеспечению постоянства оборотов двигателя и еще ряд других, которые также требовалось впоследствии устранить.

В целом, учебно-тренировочный истребитель военным понравился и был рекомендован в качестве образца для принятия на вооружение и серийного производства. Однако военные потребовали установить на «Спарку» оборудование для слепого расчета на посадку.

Последние минуты перед вылетом.

Последние минуты перед вылетом.

Заправка топливом самолета УТИ МиГ-15 №1615384.

Заправка топливом самолета УТИ МиГ-15 №1615384.

УТИ МиГ-15 №105001 с ОСП-48, самолет также оборудован СРО «Барий-М», антенна которого размещена в нижней части фюзеляжа.

УТИ МиГ-15 №105001 с ОСП-48, самолет также оборудован СРО «Барий-М», антенна которого размещена в нижней части фюзеляжа.

ГАЗ-63 буксирует УТИ МиГ-15, у которого антенна СРО размещена в верхней части фюзеляжа.

ГАЗ-63 буксирует УТИ МиГ-15, у которого антенна СРО размещена в верхней части фюзеляжа.

МиГ-15УТИ

МиГ-15УТИ

«Спарка» или летающая парта
Приборная панель в кабине инструктора. (Увеличено)

Приборная панель в кабине инструктора. (Увеличено)

Приборная панель передней кабины. (Увеличено)

Приборная панель передней кабины. (Увеличено)

Самолет УТИ МиГ-15 с 300-литровыми ПТБ улучшенной формы, (архив А. Калиновского).

Самолет УТИ МиГ-15 с 300-литровыми ПТБ улучшенной формы, (архив А. Калиновского).

Регламентные работы на самолете УТИ МиГ-15. 524 ИАП ВВС СФ, аэр. Луастари, 1954 г. (фото С. Попсуевича).

Регламентные работы на самолете УТИ МиГ-15. 524 ИАП ВВС СФ, аэр. Луастари, 1954 г. (фото С. Попсуевича).

Самолет УТИ МиГ-15 с 260-литровыми ПТБ.

Самолет УТИ МиГ-15 с 260-литровыми ПТБ.

УТИ МиГ-15 №1615338 с 400-литровыми унифицированными ПТБ вылетает на разведку погоды. 356 ИАП ПВО, г. Амдерма, 1972 г. (архив С. Попсуевича).

УТИ МиГ-15 №1615338 с 400-литровыми унифицированными ПТБ вылетает на разведку погоды. 356 ИАП ПВО, г. Амдерма, 1972 г. (архив С. Попсуевича).

Летчик-испытатель А.В. Федотов с курсантами летного училища у самолета УТИ МиГ-15.

Летчик-испытатель А.В. Федотов с курсантами летного училища у самолета УТИ МиГ-15.

В соответствии с этим, а также с приказом МАП №266 от 13 апреля 1950 г., ОКБ оборудовало опытный УТИ системой ОСП-48. В связи с ее установкой на самолете, получившем обозначение СТ-2, была снята пушка НР-23 для размещения нового оборудования. Первый вылет на СТ-2 выполнил летчик-испытатель А.Н. Чернобуров 4 августа 1950 г. Вскоре самолет прошел государственные испытания и установка приборов слепой посадки была внедрена в серийное производство на заводе №1 с УТИ МиГ-15 №10444.

После успешного завершения государственных испытаний РЛС «Изумруд», постановлением Совета Министров №2460-933 от 24 мая 1952 г. и приказом МАП №624 от 2 июня 1952 г., ОКБ-155 предписывалось модифицировать два самолета УТИ МиГ-15 под этот радиолокатор. К разработке проекта ОКБ приступило в июле. Изготовление самолетов приказом МАП №836 от 18 июля 1952 г. поручалось заводу № 1. В соответствии с этим приказом рабочие чертежи передали заводу в сентябре 1952 г., однако работы по изготовлению самолетов в IV квартале 1952 г. так и не были развернуты должным образом, а вскоре и вовсе прекратились в связи с изменением тематики завода, который сворачивал выпуск «Спарок» и переходил на выпуск бомбардировщиков.

В связи с этим, письмами МОП №М-40/1269 от 26 марта 1953 г. и №МО-42/1042 от 24 июня 1953 г. ОКБ-155 предлагалось самостоятельно оборудовать самолеты. Уже в июне 1953 г. было завершено проектирование и вновь выпущены все рабочие чертежи. Оба экземпляра, получивших заводское обозначение СТ-7, были закончены в производстве в августе 1953 г. и отправлены на заводские летные испытания, где 15 сентября первый экземпляр при выполнении полетного задания потерпел аварию. Самолет по результатам обследования восстановлению не подлежал. Для окончания программы заводских испытаний в ЦАГИ провели исследования модели самолета на штопор согласно рекомендации аварийной комиссии. В апреле-мае 1954 г. второй экземпляр прошел государственные испытания с неудовлетворительными результатами, так как к данному самолету ВВС предъявило новое требование — установить и во второй кабине обзорный индикатор и прицел, сопряженный с РЛС.

«Спарка» или летающая парта
УТИ МиГ-15 (СТ-10), переоборудованный для испытаний систем катапультирования.

УТИ МиГ-15 (СТ-10), переоборудованный для испытаний систем катапультирования.

«Спарка» или летающая парта
Самолет управления УТИ МиГ-15 №106216 (вверху) и самолет-мишень Як-25 МШ №0214.

Самолет управления УТИ МиГ-15 №106216 (вверху) и самолет-мишень Як-25 МШ №0214.

В соответствии с новыми требованиями военных, а также постановлением Совмина № 1651-747 от 9 августа 1954 г. и приказом МАП №523 от 23 августа 1954 г., ОКБ приступило к разработке учебно-тренировочного истребителя СТ-8 с радиолокатором «Изумруд-3» и сопряженным с ним прицелом АСП-ЗНМ. Новую версию двухместного перехватчика необходимо было предъявить на госиспытания в I квартале 1955 г. РЛС «Изумруд-3», в отличие от станции «Изумруд», имела два обзорных индикатора. Как и требовалось от ОКБ, самолет был построен и проходил испытания в 1955 году.

Еще одним вариантом «Спарки» стал самолет СТ-10, предназначенный для испытаний систем катапультирования. На данной машине проходили отработку различные катапультные кресла, в том числе и кресло с защитой летчика фонарем, обеспечивающее безопасность при аварийном покидании на больших скоростях таких самолетов, как Е-2А (МиГ-23), Е-5 (МиГ-21), Е-50 и И-ЗУ. Так, например, в 1956 г. по результатам испытаний были разработаны новые конструкции ввода парашюта в воздушный поток, замки соединения сидения с фонарем и система сброса фонаря.

Не обошел УТИ и такую тему, как тема «Б» — создание и отработка крылатых ракет. Самолет, получивший название СДК, был переоборудован по согласованным требованиям с КБ-1 Министерства Вооружения в 1951-1952 годах. Данный вариант предназначался для отработки систем ракеты КС.

На УТИ МиГ-15 проходили испытания, как и на МиГ-15 и МиГ-15бис, многие новые системы и оборудование, например такие, как СРО «Барий-М», РСИУ-3 «Клен» и другие. Самолет участвовал и в испытаниях других опытных машин. Так, в период с 7 по 22 декабря 1959 г. и с 11 января по 2 февраля 1960 г., в ГК НИИ ВВС проводились летные испытания трех опытных радиоуправляемых самолетов-мишеней Як- 25МШ с беспилотным взлетом и посадкой, причем станция управления посадкой устанавливалась на самолете УТИ МиГ-15 № 106216. Кроме того, при испытаниях, в качестве резервной, использовалась вторая станция, установленная на самолете № 106220, являющаяся экспериментальным образцом. Оборудование самолета управления № 106216 было произведено заводом №918, а самолета № 106220 — силами ЛИИ.

Бортовая передающая станция выполнялась на базе серийной наземной передающей станции МРВ-2М и устанавливалась на подвижном лафете вместо оружия. Передающие антенны размещались на стабилизаторе. В первой кабине на приборной доске взамен части навигационных приборов и прицела установили датчик команд ДК- 16рс.

Результаты ЛИ показали, что самолет-мишень Як-25МШ имеет лучшие боевые и тактические характеристики, по сравнению с имеющимися мишенями, а самолет управления УТИ МиГ-15 позволяет успешно осуществлять его посадку после выполнения задания.

В заключение хотелось бы сказать, что «Спарка» долго и исправно помогала готовить летные кадры для советских, да и не только советских ВВС, и для многих пилотов стала первым самолетом, на котором они поднялись в воздух.

Освоение серийного производства истребителя МиГ-15 на заводе №1 им. Сталина. 1949 г.

Освоение серийного производства истребителя МиГ-15 на заводе №1 им. Сталина. 1949 г.

МиГ-15 на конвейерной тележке в сборочном цеху завода №153 им. Чкалова. Для предохранения обшивки от царапин самолет оклеен бумагой. 1949 г.

МиГ-15 на конвейерной тележке в сборочном цеху завода №153 им. Чкалова. Для предохранения обшивки от царапин самолет оклеен бумагой. 1949 г.

Похожие книги из библиотеки

Маневренные танки СССР Т-12, Т-24, ТГ, Д-4 и др.

«МАНЕВРЕННЫЕ ТАНКИ» — на этот тип бронетехники, предназначенный для прорыва полевых укреплений и оперативной поддержки войск, СССР сделал ставку в середине 1920-х гг. К тому времени трофейные танки, оставшиеся от Гражданской войны, уже окончательно устарели, да и запчастей к ним не было, так что остро встал вопрос о создании собственного танкостроения и вооружении Красной Армии современными типами боевых машин.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех маневренных танках СССР — как «импортных» «Виккерсах 12-тонных» и опытных Д-4, ТГ и Т-12, так и серийном Т-24. Будучи первыми отечественными средними танками, «двадцатьчетверки» имели большой потенциал для модернизации, однако массовыми так и не стали, закончив службу в качестве огневых точек укрепрайонов.

Почему же советское руководство предпочло отечественной машине танк Кристи? Было ли это решение оправданным — или стало серьезной ошибкой? Смогли ли легкие БТ заменить «маневренные» Т-24?

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники отвечает на все эти вопросы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Трофейные танки Красной Армии. На «тиграх» на Берлин!

Вопреки распространённому убеждению в превосходстве советской бронетехники, Красная Армия всю войну охотно применяла трофейные танки. Если в 1941 году их количество было невелико — наши войска отступали, и поле боя, как правило, оставалось за противником, — то после первых поражений Вермахта под Москвой и на Юго-Западном фронте, где немцам пришлось бросить много исправной техники, в Красной Армии были созданы целые батальоны, полки и бригады, имевшие на вооружении трофейные танки. И даже в конце войны, когда промышленность вышла на пик производства, в изобилии снабжая войска всем необходимым, использование трофеев продолжалось, хотя и в меньших масштабах, причем наши танкисты воевали не только на «пантерах» и «тиграх», но и на венгерских «туранах».

Новая книга ведущего специалиста восстанавливает подлинную историю боевого применения трофейной бронетехники, а также отечественных самоходок, созданных на шасси немецких танков.

Книга содержит много таблиц. Рекомендуется просматривать читалками, поддерживающими отображение таблиц: CoolReader 2 и 3, AlReader.

* * *

“Цесаревич” Часть II. Линейный корабль. 1906-1925 гг.

Четырнадцать долгих месяцев продолжалось заточение “Цесаревича” в гавани германской колонии. Время, столь стремительно утекавшее, а в Порт-Артуре и каждый день усугублявшее осаду, здесь, в Циндао словно остановилось. Тягостное ощущение плена не покидало матросов и офицеров. Снова и снова каждый по-своему переживал обстоятельства того решающего боя 28 июля и всей войны. Осознание многих упущенных возможностей и технических неполадок тяжким гнетом лежало на душе у каждого моряка. Мучительно было чувствовать свою оторванность от Порт- Артура и невозможность помочь эскадре, которая, находясь так недалеко — в каких- то 200 милях — медленно погибала.

Supermarine Spitfire. Часть 2

Продолжение выпуска № 93. Девятка и далее.

Прим. OCR: К сожалению не найден оригинал издания. В имеющемся первоисточнике все иллюстрации собраны после текста.