Перехватчики

В декабре 1948 г. Правительство приняло решение об использовании самолетов МиГ-15 для выполнения задач истребительной авиации ПВО в ночное время и в условиях плохой видимости. С этой целью приказом МАП №939 от 17 декабря 1948 г. НИИ-17 была задана разработка радиолокационной станции перехвата и прицеливания «Торий» (Главный конструктор А.Б. Слепушкин), а ОКБ-155 — модификация под эту станцию истребителя МиГ-15. В связи с установкой дополнительного оборудования было разрешено увеличить вес самолета на 250 кг и оставить на нем одну пушку Н-37 с боезапасом 45 патронов, К переоборудованию планировались второй опытный экземпляр С-2 и один из 5 серийных самолетов МиГ-15, выпускаемых в декабре 1948 г. на заводе №1. На государственные испытания РЛС «Торий» надо было предъявить в январе, а истребитель-перехватчик — в июле 1949 г.

Первый вариант истребителя-перехватчика СП-1, построенный на базе серийного МиГ-15 № 102005, был закончен в производстве и сдан на заводские летные испытания в апреле 1949 г.

В связи с установкой РЛС на самолете были изменены внешние обводы носовой части фюзеляжа (до 9-го шпангоута) и форма козырька фонаря, а фюзеляж удлинен на 120 мм. Хвостовая часть также подверглась изменению вследствие установки двигателя ВК-1 с увеличенным диаметром удлинительной трубы. Крыло и хвостовое оперение остались как на серийном МиГ-15, за исключением увеличения утла поперечного V крыла до -3° и доведения аэродинамической компенсации рулей высоты и поворота до 22%. Кроме того, в системе управления элеронами установили бустер Б-7, изменились форма и расположение тормозных щитков.

Для обеспечения посадки в сложных метеоусловиях перехватчик оснастили ОСП- 48. Подачу электроэнергии к возросшему числу потребителей осуществлял генератор ГС-6000 (взамен ГСК-1500), станцию «Торий-А» питал генератор переменного тока СГС-7,5/3. Самолет также оснащался 4-х канальной УКВ радиостанцией РСИУ-3 и коллиматорным прицелом ПКИ - 1.

В связи с новой компоновкой оружия и в целях максимального приближения оси пушки Н-37 к оси самолета вилку переднего колеса заменили полувилкой. Переднюю стойку вынесли вперед на 80 мм, а щиток носового колеса выполнили одностворчатым. Емкость патронного ящика обеспечивала укладку 60 патронов.

Заводские испытания, которые проводили летчики-испытатели А.Н. Чернобуров и Г.А. Седов, выполнить полностью в намеченные сроки не удалось из-за неудовлетворительной работы еще не доведенного двигателя ВК-1 и несвоевременной поставки радиолокационного оборудования НИИ-17, в связи с чем срок предъявления самолета на госиспытания был сорван.

 Участники создания истребителя-перехватчика СП-1 у самолета.

 Участники создания истребителя-перехватчика СП-1 у самолета.

Истребитель-перехватчик СП-1 с РЛС «Торий-А» на заводских испытаниях.

Истребитель-перехватчик СП-1 с РЛС «Торий-А» на заводских испытаниях.

18 апреля 1949 г. состоялось заседание Коллегии МАП по вопросу разработки в НИИ-17 РЛС «Торий» и «Коршун». Ознакомившись с состоянием работ, Коллегия отметила, что НИИ-17 и 17ГУ не справились с порученной задачей. Установленные сроки окончания разработки станции «Торий» срывались трижды, поэтому Главного конструктора А.Б. Слепушкина и Начальника НИИ-17 Т.В. Молодых предупредили о их строжайшей ответственности за доводку РЛС и предъявление ее на госиспытания в кратчайшие сроки. Кроме того, в целях более полного и глубокого освещения состояния работ по станциям «Торий» и «Коршун», Коллегия поручила создать комиссию и в недельный срок проверить состояние работ по РЛС «Торий», а также рассмотреть правильность принятых технических решений по РЛС «Коршун».

Здесь хотелось бы отметить, что разработка самолетных РЛС дело не из простых, тем более, если это делается впервые и вопросов возникает больше, чем ответов на них. Впрочем, к апрелю 1949 г. все принципиальные вопросы разработки станции «Торий» были уже решены.

Тем не менее, 23 ноября 1949 г. приказом МАП №933 Главному конструктору станции «Торий-А» А.Б. Слепушкину было вновь указано на непринятие им необходимых мер для ускорения работ по изготовлению РЛС и предъявлению ее на государственные испытания в установленный Правительством срок. Этим же приказом предусматривалось предъявить на госиспытания: в январе 1950 г. — опытный образец станции «Торий-А», установленный на двухместном истребителе-перехватчике конструкции Микояна или Лавочкина; в мае 1950 г. — два опытных образца РЛС «Коршун» без сопряжения их с оптическим прицелом, установленных на самолетах МиГ-15 и Як-50. Также НИИ-17 поручалось приступить к разработке новой станции перехвата и прицеливания «Изумруд» и предъявить ее на государственные испытания в июне 1950 г. Главным конструктором РЛС «Изумруд» назначался Начальник НИИ-17 В.В. Тихомиров, сменивший на этом посту Т.В. Молодых.

Перехватчики
Вооружение истребителя-перехватчика СП-1 состояло из одной пушки Н-37.

Вооружение истребителя-перехватчика СП-1 состояло из одной пушки Н-37.

Обтекатель антенны РЛС «Торий-А».

Обтекатель антенны РЛС «Торий-А».

Однако уже через три дня, учитывая исключительную важность быстрейшей отработки на заводских испытаниях опытных истребителей-перехватчиков, МАП обязало ОКБ-155 форсировать проведение работ и передать СП-1 на госиспытания в первой половине декабря, а к концу месяца оба экземпляра нового перехватчика И-320. Для этого специалисты, занятые на испытаниях этих самолетов и РЛС «Торий-А», переводились на «казарменный» режим работы до передачи истребителей на госиспытания. Начальнику ЛИИ И.Ф. Петрову надлежало обеспечить бесперебойное проведение летных испытаний перехватчиков и РЛС всеми видами технического обслуживания в первоочередном порядке, не допуская ни одного случая срыва полетов по вине неподготовленности аэродрома и летной службы. Кроме того, предоставлять вне очереди ангарные помещения для выполнения работ по доводке и подготовке самолетов к полетам, а также обеспечить общежитием специалистов, переведенных на специальный режим работы.

Несмотря на трудности, возникшие в процессе испытаний и доводки, 31 января 1950 г. самолет СП-1 был предъявлен в ГК НИИ ВВС для проведения государственных испытаний, которые закончились 20 мая.

Самолет получил неудовлетворительную оценку и из-за плохой работы РЛС «Торий-А» был признан неподходящим для роли истребителя-перехватчика ПВО, действующего в сложных метеоусловиях.

Основными недостатками станции «Торий-А», отмеченными военными, были:

— частые отказы в полетах и самовыключение станции при падении оборотов двигателя ниже 76008000 об/мин;

— нарушение регулировки в полете и особенно при стрельбе в воздухе;

— невозможность контролировать положение самолета в пространстве при наблюдении за целью по экрану и невозможность правильного определения дистанции до цели по отметке на экране при сближении и атаках;

— неудобство управления станцией и контроля ее работы в полете из-за рассредоточения органов управления и приборов контроля в кабине.

По своим же летно-техническим характеристикам и технике пилотирования самолет СП-1 был в основном аналогичен МиГ-15 с ВК-1. Однако максимальная скорость, скороподъемность, взлетные характеристики, потолок и дальность полета стали несколько ниже из-за ухудшения аэродинамики носовой части фюзеляжа, увеличения потерь во всасывающих каналах двигателя и увеличения веса самолета.

Все же, с целью накопления опыта в частях ВВС по практическому применению и эксплуатации самолетов с РЛС, было рекомендовано построить малую серию истребителей-перехватчиков СП-1. В связи с этим и в соответствии с приказом МАП №999 от 28 декабря 1950 г. на заводе № 1 в 1951 г. построили малую серию из 5 самолетов для использования их в учебных целях. Отработку серийных чертежей самолета, названного МиГ-15Пбис, выполнило ОКБ-155 с учетом замечаний, имеющихся в акте по госиспытаниям. Кроме того, на заводе №84 под РЛС «Торий-А» переоборудовали 5 самолетов Ли-2. Количество выпускаемых самолетов было ограничено из-за того, что станция «Торий-А» еще нуждалась в доработке. Этим же приказом устанавливался новый срок передачи на госиспытания МиГ-15бис, оборудованного РЛС «Изумруд», — 15 января 1951 г.

Второй экземпляр истребителя-перехватчика СП-2, конструктивно пересмотренный с целью установки РЛС «Коршун», был запущен в производство в декабре 1949 г. и к 1 января 1950 г. его задел по проектированию был доведен до 75%, а по изготовлению до 20% технической готовности.

Перехватчики
Установка прицела ПКИ-1 и размещение приборов в кабине самолета СП-1.

Установка прицела ПКИ-1 и размещение приборов в кабине самолета СП-1.

Перехватчики
Истребитель-перехватчик СП-5 с РЛС «Изумруд» на государственных испытаниях.

Истребитель-перехватчик СП-5 с РЛС «Изумруд» на государственных испытаниях.

В 1950 г. полностью закончилась разработка проекта, были выпущены рабочие чертежи и изготовлен новый головной отсек под установку РЛС «Коршун». Однако самолет так и не дождался новой РЛС и, вследствие задержки с доводкой радиолокатора в НИИ-17, истребитель-перехватчик СП-2, по приказу МАП №768 от 11 августа 1951 г., получил крыло со стреловидностью 45° и превратился в МиГ-17, на котором и проходили в дальнейшем испытания станции «Коршун».

Для отработки РЛС «Изумруд», сопряженной с прицелом АСП-ЗН, в период с мая по сентябрь 1950 г. в ОКБ был разработан проект, изготовлены рабочие чертежи и переоборудован самолет МиГ-15бис, получивший заводское обозначение СП-5. Государственная комиссия по испытаниям станции «Изумруд» была назначена уже 4 декабря 1950 г. Заводские летные испытания проводил НИИ-17, а техническое обслуживание — ОКБ-155. Руководил испытаниями Ю.Н. Вехов, ведущим инженером был назначен А.Э. Бер, а летчиком-испытателем — В.М. Малюгин.

Еще на этапе заводских испытаний решением Госкомиссии в период с 30 августа по 7 сентября 1951 г. были проведены огневые стрельбы для определения точности стрельбы при прицеливании с помощью станции «Изумруд» в условиях отсутствия видимости цели, которые показали отличные результаты. Стрельбы из двух пушек НР-23 проводились по конусу на полигоне МВО Кушалино летчиком- испытателем ГК НИИ ВВС Н.П. Захаровым. Данные испытания показали, что эффективность РЛС «Изумруд» при стрельбе по невидимой цели совпадает с эффективностью стрельбы с прицелом АСП-ЗН в дневных условиях и превосходит эффективность станции «Коршун» при стрельбе в сходных условиях в 6-7 раз.

После проведения госиспытаний, которые закончились в марте 1952 г., РЛС «Изумруд» была признана наиболее подходящей для применения на истребителях-перехватчиках, так как в отличие от РЛС «Торий-А» и «Коршун» обеспечивала автоматическое сопровождение цели и была более надежной. Новая станция обеспечивала обнаружение и индикацию воздушных целей в передней полусфере в пределах ±60° по азимуту и от+ 26° до -16° по углу места на дистанциях до 12 км, что позволяло наводить самолет на цель при отсутствии оптической видимости. Кроме того, обзорный индикатор РЛС давал не только четкое представление о взаимном положении цели и истребителя, но и характер движения цели в плоскости полета. Также по показаниям индикатора можно было строить «слепой» преднамеренный маневр для выхода в положение для атаки и прицельной стрельбы под ракурсами отличными от 0/4 и преследовать произвольно маневрирующего противника.

Таким образом, станция «Изумруд» впервые позволила в полной мере применить одноместный истребитель для перехвата самолетов противника и ведения прицельной стрельбы по ним независимо от условий видимости.

Учитывая отсутствие на вооружении ВВС самолетных средств обнаружения и прицеливания для ночного воздушного боя и то, что РЛС «Изумруд» значительно расширяет боевые возможности истребительной авиации, государственная комиссия рекомендовала принять ее на вооружение. Кроме того, считалось целесообразным оборудовать истребитель МиГ-17 РЛС «Изумруд» как эталон для серийного производства, а в целях обучения летного состава применению РЛС оборудовать этой же станцией самолет УТИ МиГ-15.

Было также признано, что принципы и технические идеи, использованные в новой полностью отечественной РЛС, перспективны и имеется возможность дальнейших усовершенствований, которые приведут к улучшению тактико-технических данных станции. В связи с этим, 24 мая 1952 г. Совмин принял решение о начале серийного производства истребителей-перехватчиков МиГ-17П с РЛС «Изумруд» и прекращении дальнейших работ по РЛС «Коршун».

МиГ-15бис так и не суждено было стать массовым истребителем-перехватчиком, но он все же внес свой достойный вклад в создание отечественных РЛС и проложил дорогу своему последователю — самолету МиГ-17П.

Похожие книги из библиотеки

Средний танк Т-62

Эта машина, по сравнению со своим предшественником танком Т-55, имела целый ряд конструктивных особенностей. На ней установили гладкоствольную 115-мм пушку У-5ТС с двухплоскостным стабилизатором «Метеор»; цельнолитую башню с диаметром погона в свету 2245 мм (у Т-55 — 1816 мм); механизм выброса стреляных гильз через люк в кормовой части башни; изменили крепление пушки, прицела и спаренного пулемета в башне; увеличили длину корпуса; ликвидировали курсовой пулемет; для повышения плавности хода танка динамический ход опорных катков увеличили; за счет удлинения опорной поверхности гусениц понизили удельное давление на грунт, а также внесли ряд других более мелких усовершенствований.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Броненосные крейсера типа “Адмирал Макаров”. 1906-1925 гг.

Данная книга является продолжением книги автора “Броненосный крейсер “Баян”” (С-Пб. 2005 г.) и посвящена однотипным кораблям “Адмирал Макаров”, “Баян” и “Паллада”.

Все три корабля участвовали в первой мировой войне, а один из них — “Паллада” погиб от торпеды подводной лодки в октябре 1914 г. В книге описываются строительство, предвоенная служба, операции первой мировой войны, в которых участвовали эти корабли.

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.

Немецкие танки в бою

Если верить статистике, за всё время существования Третьего Рейха в Германии было произведено чуть более 50 000 танков и самоходных орудий – в два с половиной раза меньше, чем в СССР; а если считать ещё и англо-американскую бронетехнику, то численное превосходство союзников было почти шестикратным.

Но, несмотря на это, немецкие танковые войска, ставшие главной ударной силой блицкрига, завоевали для Гитлера пол-Европы, дошли до Москвы и Сталинграда и были остановлены лишь колоссальным напряжением сил советского народа. И даже когда война покатилась обратно на запад, до последнего её дня, панцерваффе оставались страшным противником, способным наносить жестокие удары и огромные потери – и на Западном фронте, и на Восточном.

Чем сильны были немецкие танкисты? Как удавалось им добиваться побед даже при заведомом неравенстве сил? Что позволяло панцерваффе наводить ужас на всю Европу? Боевая выучка экипажей? Талант военачальников? Великолепная организация боевых действий? Грозная бронетехника?

До этой книги в отечественной литературе не было ни одной работы, посвящённой истории боевого применения всех типов немецких танков – от Pz.I до «Королевского тигра" – как не было и столь подробного и обстоятельного анализа их особенностей и возможностей, достоинств и недостатков, побед и поражений.

Эта книга – первая.

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.