229

ЛаГГ-3

Эксплуатация и боевое применение

Эксплуатация и боевое применение

В соответствии с планами выпуска, до 21 мая 1941 года заводы №№ 21, 23, 31, 153 и 165 должны были передать ВВС РККА 593 самолета ЛаГГ-3. Планировалось оснастить ими 14 истребительных полков. Фактически было получено только 150 самолетов, в том числе несколько машин остались в распоряжении НИИ ВВС, пять находились на полигоне, а 108 оставались на заводах для доработки. Только 39 машин поступило в боевые части, 37 истребителей было собрано в составе 24-го ИАП, дислоцированного во Люберцах. Этот полк входил в состав истребительного корпуса ИАК ПВО. Пилоты приступили к освоению новых машин в мае 1941 года. Именно пилоты 24-го ИАП участвовали в пролете над Красной площадью 1 мая 1941 года.

Эксплуатация и боевое применение

Истребитель ЛаГГ-3 66-й производственной серии, 9-й ГвИАП Черноморского флота, с бомбами ФАБ-100 на внешней подвеске.

К началу войны часть получила полный штат самолетов, но боеготовности еще не достигла. Два самолета ЛаГГ-3 передали в 19-й ИАП на аэродром Горелово. До 7 мая самолет ЛаГГ-3 освоили 66 пилотов, совершивших 335 полетов общей продолжительностью 80 ч 20 мин. Генерал П. Ф. Жигарев, занимавший в это время должность начальника главного управления ВВС РККА, 24 мая 1941 года доложил Сталину о том, что пилоты хорошо освоили новые машины. По мнению пилотов, истребитель ЛаГГ-3 был проще в управлении, нежели МиГ-3, но немного труднее, чем Як-1. Самолетом мог без проблем управлять пилот средней квалификации. Это позволяло быстро переучивать пилотов. В 24-м полку в течение одного дня к самостоятельным полетам на ЛаГГ-3 допустили сразу 22 пилотов. К началу войны в боевых частях находилось более ста ЛаГГов-3. Большинство из них — 75 — входило в систему ПВО Москвы. Эти самолеты находились далеко от границы и не участвовали в первых неделях войны. По этой же причине части московской ПВО не понесли потерь от ударов Люфтваффе по аэродромам. В Ленинградском ВО 22 июня 1941 года было 15 самолетов ЛаГГ-3, которые осваивали пилоты 44-го ИАП. По-видимому, это были машины, выпущенные ленинградским заводом № 23.

ЛаГГ-3 значительно отличался по конструкции от самолетов И-153 и И-16. Поэтому обеспечить должное качество машин сразу не удалось, а с началом войны ситуация с качеством сборки ухудшилась в еще большей степени. В то же время самолеты принимались по упрощенной программе, поэтому все недостатки проявлялись уже в боевых частях. С фронта пошли многочисленные жалобы, а первую партию самолетов, выпущенную заводом № 21, пришлось вернуть изготовителю в полном составе. Перегревались двигатели, текли радиаторы и гидравлика, ломались толкатели закрылков, ненадежно работало главное шасси.

Много неисправностей устранялось непосредственно в боевых частях. С двигателей снимали часть панелей радиатора, совершенствовалась система амортизации радиатора. Одновременно составлялись отчеты для изготовителей.

Боевое крещение самолет ЛаГГ-3 принял 13 июля в районе Смоленска. В этот день пилот А. В. Бондаренко из 24-го ИАП сбил в районе Дорогобужа бомбардировщик Do-17Z.

Большинство полков получило самолеты ЛаГГ-3 уже в ходе боевых действий. В конце июля 1941 года 17-й ИАП, летавший на И-16, получил новые машины. На протяжении следующего месяца полк прикрывал переправы через Днепр в районе Кременчуга. Морская авиация до начала войны самолетов ЛаГГ-3 не получила. Лишь в августе 1941 года был сформирован 62-й ИАП ЧФ, укомплектованный инструкторами и выпускниками Ейского авиационного училища. Командовал полком полковник И. В. Шарапов. В состав 62-го ИАП входила одна эскадрилья ЛаГГов-3, которая с сентября 1941 года вела бои в районе Крыма.

Первые воздушные бои показали все достоинства и недостатки нового самолета. Несмотря на общую положительную оценку, ЛаГГ-3 нельзя было признать одним из лучших самолетов Второй Мировой войны. Часто самолет попросту использовался не по назначению, что также сказывалось на мнении пилотов о машине.

Пилоты часто летали с открытым фонарем кабины, так как фонарь заливало маслом из-под капота двигателя. Масло летело из подшипника на конце коленчатого вала двигателя. Чтобы защититься от масляных брызг, самолеты часто дополняли импровизированными заслонками, которые также ухудшали аэродинамику.

Эксплуатация и боевое применение

Истребитель ЛаГГ-3 «932» 35-й производственной серии, эскадрилья «Советская Грузия» 88-го ИАП, 1942 год. Название на фюзеляже написано по-грузински.

В конце июля 1941 года в один из полков, стоявших на аэродроме Сейм в районе Горького прибыла комиссия в составе С. Н. Шишкина, Н. Н. Поликарпова, А. Н. Журавченко и М. В. Келдыша. Комиссию интересовали результаты боевого применения нового самолета. Сохранились протоколы бесед с пилотами, капитаном Курочкиным, старшими лейтенантами Короткевичем и Федюриным, а также политруком Мальцевым, имевшими опыт боев на ЛаГГ-3. В итоговом отчете члены комиссии писали:

«Общая характеристика самолета ЛаГГ-3 положительная. Отмечалось, что ЛаГГ-3 перегоняет немецкий истребитель Мессершмитт Me-109; особенно это подчеркивалось для полетов у земли, где «ЛаГГ», по словам летчиков, «легко догоняет «Мессершмитта». Немцы, по словам капитана Курочкина, дали название машине «Черная смерть».

Отмечался хороший огонь самолета. По словам летчиков, вооружение работает удовлетворительно. Капитан Курочкин и лейтенанты Федюрин и Короткевич, которым приходилось участвовать главным образом в воздушных боях с бомбардировщиками, считают желательным замену двух ШКАСов, стоящих на самолете, лишним БС, с увеличением числа патронов для БС.

Политрук Мальцев, имевший дело с истребителями и наземными целями, сначала усомнился в целесообразности такой замены, но потом, отметив, что в основном приходится иметь дело с механизированными и танковыми частями, также присоединился к мнению своих товарищей. На вопрос тов. Поликарпова — члена комиссии — о желательном числе патронов для БС, летчики ответить не смогли.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 3-й или 4-й производственной серии 3-го ГвИАП Балтийского флота, весна 1942 года.

Эксплуатация и боевое применение

Пилот в кабине ЛаГГа-3 21-й производственной серии, неустановленная часть, 1942–1943 гг. Самолет вооружен пушкой НС-37.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 11-й производственной серии на лыжном шасси, 609-й ИАП, весна 1942 года.

В качестве отрицательных свойств самолета, как это отмечено в заключении комиссии, указывалось на легкий срыв самолета в штопор при резком перетягивании ручки на себя, на любых режимах полета. Все летчики подразделения, с представителями которого велась беседа, срывались в штопор в воздушных боях. Например, тов. Короткевич преследовал бомбардировщик Ю-88, заходя ему под хвост. При энергичном довороте истребителя вверх для стрельбы по противнику самолет ЛаГГ-3 свалился в штопор, а противник, воспользовавшись этим, ушел. Такой же случай имел место с лейтенантом Федюриным.

В воздушном бою с истребителем на карусели, по словам тов. Курочкина, перетягивание ручки для более крутого поворота приводило к сваливанию в штопор.

Тов. Мальцев рассказал, что в бою с истребителями, он хотел для захода под хвост порезче развернуться и сделал бочку на скорости 450 км/ч. По его мнению, вновь брать ручку резко на себя нельзя даже на такой скорости.

Подбитый «Юнкерc-88» снижался, преследуемый ЛаГГом и был «загнан в землю». После этого, имея высоту около 100 м, самолет «ЛаГГ» при попытке резкого выхода из пикирования свалился в штопор и разбился.

Летчики отмечали особую опасность легкого срыва в штопор, так как воздушные бои развиваются часто у земли, и хотя самолет легко выходит из штопора, но не всегда хватает высоты.

По мнению летчиков, немцы в последние дни заметили предрасположение самолета «ЛаГГ» к срыву в штопор и стали во время боя применять вертикальный маневр с уходом вверх. Этот маневр «Мессершмитт» выполняет надежно, ввиду наличия предкрылков, тогда как для «ЛаГГа» этот маневр угрожает сваливанием в штопор».

Самолеты ЛаГГ-3 поступали в состав авиации Северного фронта. Как следует из материалов комиссии, изучавшей новые типы самолетов на этом фронте (Пе-2, МиГ-3, ЛаГГ-3), работавшей в сентябре 1941 года, самолеты ЛаГГ-3 использовались на высотах до 3000 м, а в таких условиях использовалась только первая скорость наддува. Противник старался вести бой на малых скоростях, где «Мессершмитты» Bf-109E и F имели преимущество над ЛаГГами-3. ЛаГГ-3 медленнее выполнял фигуры высшего пилотажа, часто сваливался в штопор и с трудом из него выходил.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 66-й производственной серии завода № 31 в Тбилиси, 1943 год. Видна небольшая звезда на киле.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 35-й производственной серии, «52» сержанта Тихона Жукова, 3-й ГвИАП Балтийского флота, зима 1942/43 гг.

Эксплуатация и боевое применение

Захваченный гитлеровцами разбитый ЛаГГ-3 «229-8» 35-й производственной серии завода № 31. Самолет погружен на железнодорожную платформу, 1942–1943 гг.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 «04» 35-й производственной серии, вооруженный 37-мм пушкой НС-37. 21-й ИАП, Карельский фронт, Старая Торопа, май 1943 года. Видна часть надписи «Эскадрилья Валерий Чкалов».

Осенью 1941 года истребители ЛаГГ-3 участвовали в воздушных сражениях в небе над Москвой. К моменту первого налета немецкой авиации на столицу Советского Союза ЛаГГи-3 поступили на вооружение только двух полков ПВО: 24-го и 233-го ИАП. 24-й ИАП базировался на аэродромах Инютино и Спас-Лыкштина. Он был полностью укомплектован ЛаГГами-3, хотя не все пилоты полка успели освоить новую технику. В 233-м полку на ЛаГГах-3 летала только одна эскадрилья, тогда как две другие эскадрильи летали на И-16 и МиГах-3. 31 июля в обоих полках было 37 ЛаГГов-3 в общей сложности. Позднее число истребительных полков на ЛаГГах-3 значительно возросло. Новые истребители получили 162-й, 168-й, 193-й, 431-й и 129-й ИАП, а позднее и 5-й ГвИАП. В составе 3-го полка разведывательной авиации имелась одна эскадрилья ЛаГГов-3, занимавшаяся сопровождением разведывательных Пе-2 во время боевых вылетов.

Самолет ЛаГГ-3 уступал истребителям противника, тем не менее советским пилотам удавалось одерживать победы. Например, летчики 178-го ИАП сбили в районе Москвы 15 машин противника.

Осенью 1941 года ЛаГГи-3 поступали во все новые и новые полки. В сентябре на Южном фронте приступил к боевым вылетам 149-й ИАП, имевший кроме ЛаГГов-3 МиГи-3. В сентябре также сняли с фронта 8-й ИАП, понесший в боях тяжелые потери. В 11-м резервном авиаполку получили из Таганрога новые ЛаГГи-3. После двух месяцев осваивания новой техники полк отправили на фронт как 74-й ИАП. В Горьком новые истребители получил 92-й ИАП, который в начале 1942 году прибыл на Волховский фронт. 5 декабря 1941 года на фронте действовали 263 самолета ЛаГГ-3 фронтовой авиации и авиации ПВО, а также 23 самолета морской авиации.

В связи с начавшейся эвакуацией промышленности на восток, темпы выпуска самолетов упали и на какое-то время ЛаГГ-3 стал самым распространенным типом истребителя советских ВВС. Например, на Калининском фронте в январе 1942 года самолет ЛаГГ-3 был наиболее многочисленным типом истребителя. Но в абсолютных цифрах ЛаГГов-3 было очень мало. Истребители использовались для ведения воздушных боев и нанесения ударов по наземным целям. Пушечное вооружение позволяло ЛаГГам-3 успешно перехватывать бомбардировщики и транспортные самолеты врага. 21 марта 1942 года в бою в районе Ржева пятерка советских истребителей перехватила группу из 30 немецких бомбардировщиков и без потерь со своей стороны сбила пять немецких машин. Вести бой с истребителями на ЛаГГе-3 было сложнее, но и в этом случае опытные сталинские соколы не только защищались, но и атаковали. Большая огневая мощь ЛаГГа-3 позволяла советским истребителям поражать бронированные самолеты противника.

Эксплуатация и боевое применение

Советский пилот в кабине ЛаГГа-3 7-й производственной серии. Под крыльями ракетные снаряды РС-82, подвешенные на направляющих РО-82.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 «14» 29-й производственной серии, вооруженный пушкой НС-37, 21-й ИАП, Калининский фронт, Старая Торопа, май 1943 года. Видна надпись «От колхозников и колхозниц Горьковского района».

Несмотря на ряд недостатков, в руках опытного пилота ЛаГГ-3 представлял собой грозную боевую машину. Н. Ф. Исаенко, служивший в 267-м ИАП, в 1942 году стал Героем Советского Союза. Летчик вспоминал:

«Главными недостатками этого истребителя были плохой обзор задней полусферы и слабая бронезащита. ЛаГГ-3 несколько уступал «мессеру» в скорости, следовательно, и в вертикальном маневре. При знакомстве с машиной прежде всего бросались в глаза своеобразная форма фюзеляжа, дававшая острякам повод называть истребитель «таранькой с икрой», и непомерно большое хвостовое колесо. Летчики, слабо освоившие истребитель, не скупились на насмешки в его адрес, безапелляционно утверждали, что ЛаГГ-3 не в силах противостоять истребителям противника… На самом же деле у ЛаГГа помимо недостатков имелись существенные достоинства: на машине стоял исключительно надежный мотор, истребитель был проще в управлении, чем, скажем, МиГ-3, великолепно выполнял фигуры сложного пилотажа. Самолеты, вооруженные ракетами, использовались для борьбы с наземными целями, но при удаче ракетой можно было сбить и самолет. Так, в одном из боев старший лейтенант Ф. Д. Мизуев двумя РС-82 сбил истребитель, который определил как Не-113 (вероятнее Bf-109F)».

При атаке наземных целей самолеты пикировали с высоты 1900–2000 м до 100–200 м. Примером эффективного применения ЛаГГа-3 могут послужить действия 523-го ИАП. Полк сформировали осенью 1941 года под Горьким. Боевой путь полк начал на Ленинградском фронте под командованием капитана С. А. Даниловича. С 3 ноября по 26 декабря 1941 года пилоты 523-го полка прикрывали наземные части и совершили 554 боевых вылета. В ходе произведенных боевых вылетов пилоты провели 16 воздушных боев, сбили 8 самолетов противника. При этом полк потерял четыре самолета и двух пилотов. В приказе по 54-й армии генерала И. И. Федюнинского сообщается, что благодаря действиям полка противника удалось остановить под Волховстроем, а затем отбросить его назад.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 «35» 23-й или 29-й производственной серии, 2-й ИАП, район Харькова, май 1942 года.

Эксплуатация и боевое применение

Ас 9-го ГвИАП Ю. А. Щипов в кабине своего ЛаГГа-3 «43», 1943 г. На борту фюзеляжи изображено сердце с головой льва.

Эксплуатация и боевое применение

Пилоты 9-го ГвИАП перед самолетами ЛаГГ-3 66-й производственной серии, весна 1944 года.

20 июня 1942 года 523-й ИАП под командованием майора А. Е. Голубева прибыл на Западный фронт и вошел в состав 234-й ИАД 1-й авиационной армии. Базой полка стал аэродром Рысня под Смоленском. К боевым вылетам полк приступил с 1 июля. В воздухе постоянно происходили сражения с превосходящими силами авиации противника. Пилоты полка совершали в день до шести боевых вылетов, а командиры эскадрилий — до десяти. Одновременно пилоты отрабатывали навыки нанесения бомбовых ударов с пикирующего полета. Те, которые овладели этим навыком, немедленно применяли его на практике. 1 июля 1942 года пилоты С. И. Хорченко (командир эскадрильи), А. А. Лабутин, Д. К. Семейчук, Л. И. Корзиков и И. Т. Капилевич первыми приступили к атакам наземных целей. Их жертвой стал железнодорожный транспорт на станции Зикеево.

В те дни наши войска вели наступательные операции. С 31 июля полк действовал на Ржевском направлении Калининского фронта, базируясь на аэродроме Микулино Городище. Все светлое время суток летчики прикрывали их с воздуха, сопровождали штурмовики, летали на разведку, бомбили и обстреливали противника. До 23 августа они 702 раза вылетали на боевые задания и в 103 воздушных боях уничтожили 34 вражеских самолета, потеряв 23 ЛаГГ-3 и 10 пилотов. Несмотря на ухудшавшиеся характеристики и постоянные жалобы летного состава (аббревиатуру «ЛаГГ» летчики-фронтовики нередко с горькой иронией расшифровывали как «лакированный гарантированный гроб»), ЛаГГ-3 продолжали строить. Количество их на фронте постоянно увеличивалось и на 1 мая 1942 г. достигло 544 машин (примерно 20 полков по штатам того времени). Часто причина жалоб заключалась в самих пилотах, недостаточно освоивших свои истребители. Например, осенью 1942 года в 26-м резервном полку у шести ЛаГГов-3, приземлившихся на полевом аэродроме, самопроизвольно сложились шасси. Расследование показало, что пилоты не знали о правилах выпуска шасси. Ручку выпуска шасси следовало поставить в нейтральное положение уже на земле, после завершения рулежки, а не в воздухе. Дело в том, что замок стоек шасси фиксировался лишь под тяжестью самолета.

В боях деревянный ЛаГГ-3 нередко демонстрировал редкостную прочность и живучесть. Об этом свидетельствует случай, происшедший с летчиком Д. В. Симоновым. 12 августа 1942 г. его истребитель был подбит огнем зенитной артиллерии; пострадали масляная, гидравлическая и топливная системы, в фюзеляже зияла огромная пробоина, отсутствовала почти половина левой плоскости. Тем не менее Симонов сел на своем аэродроме, хотя потом самолету потребовался ремонт в заводских условиях. Летчик С. Ф. Кырчанов из 252-го ИАП таранил немецкий истребитель Bf-109. Цельнометаллический «немец» от удара разрушился, а деревянный советский самолет благополучно приземлился.

Целый ряд полков успешно сражался на ЛаГГ-3. Значительных успехов достиг 131-й ИАП. Полк, поначалу насчитывавший 60 истребителей И-16, свой боевой путь начал 22 июля 1941 года. За шесть месяцев боев пилоты сбили 88 самолета противника, потеряв 40 машин и 13 пилотов. Опыт пилотов позволил им быстро пересесть на ЛаГГи, и весной 1942 года полк снова оказался на фронте. Штат полка изменился, теперь в нем было только 17 истребителей. На ЛаГГах-3 летчики полка сбили 98 самолетов противника, еще 5 самолетов уничтожили на земле. За заслуги полк получил название 40-го гвардейского истребительного полка. В июне 1942 г. пара во главе с командиром этого полка майором В. И. Давидковым провела бой с четверкой Bf-109. В итоге командир один немецкий самолет сбил, а три других вышли из боя. 27 сентября того же года младший лейтенант К. А. Новичков протаранил вражеский разведчик FW-189, сумев при этом благополучно довести свою поврежденную машину до аэродрома и посадить ее.

Почетное имя гвардейских в тот период получило еще несколько полков, летавших на ЛаГГах-3. 7 марта 1942 года 44-й ИАП стал называться 11-м ГвИАП. 69-й ИАП получил статус гвардейского за оборону Одессы осенью 1941 года, когда пилоты летали еще на И-16. 30 ноября полк отвели на Кавказ и переоснастили ЛаГГами. На аэродроме Аджикабул в Азербайджане полк разделили на два. Один полк возглавил майор Л. Л. Шестаков, эта часть поначалу сохраняла прежний номер, а 7 марта 1942 года полк получил статус гвардейского и стал называться 9-м ГвИАП. На фронт полк вернулся только в июне 1942 года, где он участвовал в сдерживании немецкого наступления под Харьковом. 9-й ГвИАП насчитывал 33 самолета ЛаГГ-3 и входил в состав 268-й ИАД под командованием генерал-майора Б. А. Сиднева. Первый боевой вылет полк совершил 16 июня. Истребители прикрывали наземные войска на передовой, а также сопровождали бомбардировщики из 271-й БАД. Бомбардировщики получили приказ: сдержать наступление немецких танков, движущихся на Купянск. Только в июне пилоты полка сбили 17 самолетов противника, потеряв 6 машин. 16 июня полк потерял два ЛаГГа-3, а четыре машины получили повреждения, но их удалось вернуть в строй.

23 июня, сажая поврежденный самолет, погиб Герой Советского Союза А. А. Елохин. Елохин сажал самолет с убранным шасси на неровное поле. Самолет скапотировал и загорелся. Запертый в кабине, пилот сгорел вместе с самолетом.

Уже на фронте летчики полка разработал собственную боевую тактику. Учитывая господство противника в воздухе, пилоты действовали силами не менее 20 самолетов одновременно. При сопровождении бомбардировщиков, вперед высылалась группа из нескольких истребителей, в задачу которой входило отогнать или связать боем истребители противника. Другая группа ЛаГГов-3 обеспечивала непосредственное прикрытие бомбардировщиков. С Bf-109 старались вести бой на горизонтали, поскольку «мессер» превосходил ЛаГГ в вертикальном маневре. Хорошо обученные пилоты благодаря своим слаженным действиям успешно противостояли даже численно превосходящему противнику.

26 июня 1942 года старший лейтенант И. Г. Королев, возвращаясь с боевого вылета, встретил пару Bf-109 и сбил одного из них. 3 июля он вел бой уже с четырьмя «мессерами». Одного ему удалось поджечь, но и сам он совершил вынужденную посадку с пробитым радиатором.

Тем временем немецкое наступление продолжалось. Гитлеровцы подошли к Воронежу и заняли Донбасс. 9-й ГвИАП действовал в это время с разных аэродромов, отступая к Сталинграду. Наземный персонал отступил за Дон под обстрелом немецкой артиллерии. Критическая ситуация на фронте заставила командование использовать ЛаГГи-3 в качестве штурмовиков. Самолеты атаковали наземные цели бомбами и огнем штатных пушек и пулеметов. Пушка, стоявшая на истребителе, могла успешно поражать легкобронированные цели: бронеавтомобили, бронетранспортеры и даже легкие танки. Пилоты ЛаГГов-3 охотились и на паровозы. Но лишенный бронирования самолет с двигателем водяного охлаждения, летящий на небольшой высоте, был очень уязвим. Иногда было достаточно одной пули, попавшей в радиатор, чтобы вывести самолет из строя.

Эксплуатация и боевое применение
Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 4-й производственной серии, попавший в руки финнов и включенный ими в состав 4-го отдельного авиаполка. До 1945 года самолет (бортовой номер LG-1) летал в составе LeLv 32.

Эксплуатация и боевое применение

Вынужденная посадка поврежденного ЛаГГа-3 «57» 35-й производственной серии, 524-й ИАП, Ала-Седохса, 15 сентября 1942 года. После ремонта самолет включили в состав финских ВВС под бортовым номером LG-3.

С. Д. Луганский в своих мемуарах так описывал штурмовые вылеты на ЛаГГах-3, совершаемых в районе Таганрога: «На бреющем полете мы летели над врагом, ведя огонь из пушки и пулеметов. Советские пилоты расстреливали врага в упор, словно на полигоне. После каждого налета ЛаГГ-3 в немецких тылах царили беспорядок и паника. Горели автомашины, обочины дорог усеивали трупы гитлеровцев».

В день пилоты совершали по восемь-девять вылетов. ЛаГГи-3 атаковали и аэродромы. Луганский описывает один из таких удачных налетов на аэродром в Таганроге. «Самолеты вылетели еще затемно и на рассвете атаковали со стороны моря. Группу вел командир полка майор Телегин. Атака застала противника врасплох. На земле беспорядок и паника. Все летное поле покрыто воронками от бомб. Горят заправленные с вечера Bf-109. Они уже никогда не поднимутся в воздух. Время от времени слышны взрывы. Это рвутся бензобаки. ЛаГГи-3 сожгли находившиеся на аэродроме истребители и вернулись на базу без потерь».

Подобный налег ЛаГГи-3 провели и в июне 1942 года, атаковав аэродром в Харькове. В налете участвовала сборная группа из пяти ЛаГГов-3 792-го ПАП, одного Ил-2, который обстрелял самолеты противника, стоящие на земле, и нескольких Яков-1, прикрывавших операцию с воздуха. Два немецких самолета попытались взлететь, но были уничтожены во время выруливания. Зенитным огнем был сбит один ЛаГГ-3.

Один Як-1 получил повреждения и совершил вынужденную посадку на территории противника. К самолету уже мчались немецкие мотоциклисты, когда рядом с подбитым истребителем сел М. С. Тюленев. Пилот Яка-1 втиснулся в грузовой отсек в хвостовой части фюзеляжа, и ЛаГГ-3 взлетел уже под огнем подоспевших гитлеровцев. Тюленев благополучно долетел до своего аэродрома. За спасение товарища его представили к ордену Боевого Красного знамени. Позднее такие налеты на аэродромы противника проводили перед крупными ударами с использованием бомбардировщиков с целью расстроить противовоздушную оборону противника.

Эксплуатация и боевое применение

Финский истребитель ЛаГГ-3 LG-1 у ангара государственного авиазавода в Тампере, август 1943 года. На заднем плане бомбардировщик ДБ-3Ф (DF-23) из LeLv 48.

Эксплуатация и боевое применение

Японский ЛаГГ-3 8-й производственной серии в полете. Самолет несет советский камуфляж.

Эксплуатация и боевое применение

Японский ЛаГГ-3 на аэродроме Мутачанг, видна трубка Пито и воздухозаборники.

9-й ГвИАП участвовал в оборонительных боях под Сталинградом. Он прикрывал переправы через Волгу и железнодорожные узлы. 6 июля над станцией Россошь пара ЛаГГов-3 заметила группу вражеских бомбардировщиков. Советские пилоты атаковали. Немцы сбросили бомбы в поле и повернули назад. Вскоре удалось сбить замыкающий бомбардировщик. Старший лейтенант Череватенко ворвался в самый центр строя и атаковал ведущий самолет. Немецкие бортстрелки сконцентрировали огонь на советской машине. Правое крыло ЛаГГа-3 отлетело в сторону. Череватенко получил тяжелое ранение, но сумел покинуть падающий самолет и раскрыть парашют. Спустя два дня над Россошью разыгралось еще одно сражение. Семь ЛаГГов-3 отразили налет более сорока фашистских самолетов. Бомбардировщики противника шли под мощным истребительным прикрытием. Пять истребителей, ведомых командиром полка Шестаковым, устремилась в атаку с набором высоты, а пара ЛаГГ-3 выполняла роль прикрывающих.

Лейтенант Королев шел правым ведомым у командира группы и почти одновременно с ним открыл огонь по ведущему бомбардировщику, который тут же вспыхнул и пошел к земле. Набрав высоту и изготовившись к новой атаке, Королев заметил, как на самолет Шестакова пикируют два «мессершмитта». Это был излюбленный метод атаки врага, и его надо было упреждать, чтобы не допустить беды.

Эксплуатация и боевое применение

Захваченный финнами ЛаГГ-3 35-й производственной серии 524-го ИАП, включенный в состав финских ВВС под обозначением LG-3. Самолет летал в составе LeLv 32 и HLeLv 11 до 1945 года.

Эксплуатация и боевое применение

ЛаГГ-3 «57» 35-й производственной серии 524-го ИАП, совершивший вынужденную посадку в Ала-Седохса, 15 сентября 1942 года. Виден стандартный двухцветный камуфляж. Опознавательные знаки на обычных местах.

Круто взмыв вверх, Королев пошел в лобовую атаку. Приняв часть удара пулеметно-пушечного огня на себя, он сорвал атаку истребителей противника, заставив их резко отвалить в сторону.

Выходя из лобовой атаки, Королев почувствовал тряску двигателя. Достаточно было мгновенного взгляда на приборную доску, чтобы определить аварийную ситуацию.

Стрелка указателей температуры воды и масла дошла до упора, давление масла уже упало ниже допустимого, и винт не тянул.

Оставалось одно — идти на вынужденную посадку. Осмотрев местность и выбрав площадку, Королев, не выпуская шасси, сделал заход и посадил ЛаГГ-3 на фюзеляж. Как оказалось, это произошло в районе расположения наших войск.

12 июля истребители полка прикрывали переправу через Дон. Шестаков с 70 метров поразил Ju-88. Самолет загорелся и взорвался в воздухе над станцией Медово.

В 9-м ГвИАП начал свой боевой путь будущий дважды Герой Советского Союза А. В. Алелюхин. Многократно демонстрируя мастерство пилотажа и ведения боя, 10 августа лейтенант Алелюхин вел пятерку ЛаГГов-3 на перехват десяти Bf-109. В этом бою Алелюхин одержал две победы, не потеряв ни одной машины. Истребители ЛаГГ-3 отличились в боях за Кавказ и Крым. Приведем несколько примеров. В конце июля 1942 года старший сержант П. К. Бабайлов из 790-го ИАП вылетел отражать налет противника на аэродром в Грозном. Это был его первый боевой вылет. В завязавшемся бою старший сержант пулеметно-пушечным огнем сбил один «мессершмитт», а, израсходовав боеприпасы, винтом отрубил хвост у еще одного самолета противника. Совершив таран, Бабайлов сумел дотянуть до своего аэродрома. За ночь механики сумели починить воздушный винт и капот истребителя. На следующий день Бабайлов вылетел на новое задание и вернулся с третьей победой. Позднее, уже будучи лейтенантом и командиром эскадрильи, Бабайлов совершил еще один таран. Это произошло 21 октября над Керченским полуостровом в районе деревни Султановка. Пилот винтом отрубил хвост у Ju-88, а затем посадил свой поврежденный самолет в поле.

В середине 1942 г. количество ЛаГГ-3 и Як-1 на фронте было примерно одинаковым. При этом продолжалось перевооружение полков, летавших ранее на И-16 и МиГ-3. На Кавказе одним из первых ЛаГГи-3 получил 164-й ИАП. В этом полку начал свою карьеру будущий маршал авиации СССР Н. М. Скоморохов.

ЛаГГи-3 также находились на вооружении авиачастей Балтийского флота. В числе прочих ЛаГГи-3 получил 3-й ГвИАП, прежде летавший на «Харрикейнах». ЛаГГи выгодно отличались от лендлизовских машин. Именно на ЛаГГах балтийские пилоты одержали многие победы. Вспоминает Герой Советского Союза И. И. Цапов, летавший в 3-м ГвИАП: «14 февраля 1943 года моя шестерка ЛаГГов-3 вылетела на боевое дежурство. По радио получили указание направиться в район Синявских высот. Противник пытался там атаковать тремя группами Ju-87 и Ju-88 под прикрытием восьми истребителей Bf-109 и FW-190. Всего в воздухе находилось до 50 самолетов противника. Немецкие самолеты шли к линии фронта в район Колпино — Красный Бор — Степановка — Никольское. Мы атакуем с высоты и сбиваем три «юнкерса». Затем атакуем вторую и третью группы бомбардировщиков. Лобовая атака оказалась эффективной. Удалось полностью расстроить боевые порядки противника. Мы сбили несколько бомбардировщиков, остальные экипажи охватила паника. Немцы не ожидали столь рискованных действий с нашей стороны. Были сбиты восемь бомбардировщиков и один истребитель. Мы не потеряли ни одного самолета и в полном составе вернулись на аэродром».

В октябре 1942 г. в Тбилиси облегченные ЛаГГ-3 получили летчики 166-го ИАП, которым командовал майор С. С. Римша. Этот полк затем участвовал в боях в составе 166-й дивизии. В том же месяце стали осваивать новые истребители в 3-м ГвИАП ВВС Балтийского флота. 267-й ИАП начал переучиваться на ЛаГГ-3 в ноябре 1942 г. 3 марта 1943 г. полк получил приказ о перебазировании на аэродром Краснодар-Центральный, а спустя неделю уже открыл боевой счет. В тот день 2-я эскадрилья группой из восьми истребителей под командованием капитана Черкашина вылетела на сопровождение дюжины Ил-2 из 503-го ШАП, штурмовавших восточную окраину станицы Абинская. При подходе наших самолетов к цели две пары Bf-109, прорвавшиеся сквозь верхний ярус прикрытия, попытались атаковать штурмовики. Черкашин, находясь выше врага, развил большую скорость, атаковал и сбил при наборе высоты ведомого второй пары противника. После этого неприятель немедленно вышел из боя.

Но мастерство пилотов не могло в полной мере компенсировать отставание ЛаГГ-3 по летным данным от истребителей Люфтваффе. У самолета выявились и другие недостатки. Машина была сложнее в пилотировании, чем Як-1 и Як-7, что сильно сказывалось в частях, где было много молодых, наскоро обученных летчиков. Погоня за выполнением и перевыполнением плана в условиях, когда на заводах трудилось много малоквалифицированных женщин и подростков, отрицательно влияла на качество техники. В результате фиксировалась высокая аварийность. По данным ВВС, с июня по октябрь 1942 г. в небоевой обстановке произошло 18 катастроф, причем в шести случаях имело место разрушение крыльев, а в восьми — двуплечего рычага управления закрылками; добавим сюда шесть поломок, одну вынужденную посадку и 77 простоев боевых машин из-за неисправности материальной части.

Со второй половины 1942 г. количество этих самолетов в строю начало постепенно сокращаться. На 19 ноября на передовой насчитывалось всего 277 машин, почти вдвое меньше, чем имелось летом. Зато возросло наличие этих машин в ПВО и морской авиации. Например, в ноябре 1943 г. ЛаГГ-3 получил 35-й ИАП, прикрывавший Черноморское побережье Кавказа.

Эксплуатация и боевое применение

Стандартный камуфляж (темно-зеленый, черный, светло-голубой).

Из четырех истребительных полков ВВС Черноморского флота, активно действовавших в 1943 г., два (9-й и 25-й) были вооружены ЛаГГ-3. 25-й ИАП считался одним из лучших. За вторую половину года его летчики провели 89 воздушных боев, сбив 73 самолета противника (включая 56 истребителей). Сам полк за это время потерял 24 машины.

На 1 июля 1943 г. на фронте насчитывался 251 ЛаГГ-3. Они действовали в основном на юге. 4 декабря 1943 г. шестерка ЛаГГ-3 из 790-го ИАП под командованием старшего лейтенанта Бурака, прикрывая Эльтиген, встретила 25 бомбардировщиков Ju-87, сопровождавшихся четверкой Bf-109. Атаковав «лапотников» сверху в лоб, наши летчики разрушили неприятельский строй и вынудили бомбардировщики беспорядочно сбросить свой груз. В этом бою старшие лейтенанты Бурак и Сальников одержали по одной победе.

В некоторых полках недостатки ЛаГГ-3 пытались компенсировать усовершенствованием тактики их применения. Так, в 4-й воздушной армии практиковали взаимодействие их с другими типами истребителей. ЛаГГ-3 барражировали на высотах до 3000 м, а выше находились более маневренные «аэрокобры». Последние связывали боем истребители противника, предоставляя возможность ЛаГГ-3 бороться с вражескими бомбардировщиками.

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийские тягачи Красной Армии

По мере модернизации большинства артиллерийских орудий старых марок и создания новых образцов, уже оборудованных рессорами, а в ряде случаев — и пневматическими шинами, встал вопрос об ускоренном переходе с конной тяги на механическую. Не случайно в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1929 года «О состоянии обороны страны» говорилось не только о модернизации артиллерии, но и о переводе ее на механическую тягу. Целенаправленная же работа по созданию новых типов отечественных артиллерийских тягачей стала возможна после принятия 22 марта 1934 года постановления Совета Труда и Обороны СНК СССР «О системе артиллерийского вооружения РККА на вторую пятилетку». В ходе выполнения данного решения и были построены все машины, о которых пойдет речь ниже.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Gloster Gladiator

Создатель «Гладиатора» Г.П. Фолленд в годы Первой Мировой войны работал в Королевском авиационном бюро и участвовал в создании таких самолетов как RE 9, SE 4, SE 5 и FE 2. В 1917 году он стал сотрудником «Бритиш Ньюпорт энд Дженерал Эйркрафт Ко, лтд». Руководство фирмы дало возможность Фолленду проявить конструкторскую инициативу. Его первым самолетом стал «Найтхоук BN 1» и Лондон «Триплейн». Кроме того, Фолленд участвовал в создании спортивных самолетов «Беймел», а также Глостер I, И, III, IV и IV.

Танки Блицкрига Pz.I и Pz.II

Когда речь заходит о немецких танках Второй Мировой, прежде всего на ум приходят знаменитые «Тигры», «Пантеры» и «Фердинанды». Однако всё это техника периода заката Панцерваффе и поражений Германии. А боевые машины, с которыми связаны поразительные успехи Вермахта в начале войны, остаются как бы «за кадром». Pz.I и Pz.II — «единички» и «двойки» — эта «бронированная кавалерия» Блицкрига была основой немецкого танкового парка до конца 1941 года. Именно эти легкие танки, наматывавшие на гусеницы тысячи километров польских, французских и русских дорог, стали символами «молниеносной войны». Именно они завоевали для Гитлера полмира. И даже сойдя со сцены на третьем году боевых действий, они остались в строю, став базой для различных типов самоходок, командирских и вспомогательных машин.

В чем заключался секрет успеха этих слабовооруженных и легкобронированных машин в бою? Благодаря чему они побеждали гораздо более сильных противников? Как им удалось дойти до Москвы, Волги и Кавказа? На все эти вопросы отвечает новая книга ведущего историка бронетехники.

Маневренные танки СССР Т-12, Т-24, ТГ, Д-4 и др.

«МАНЕВРЕННЫЕ ТАНКИ» — на этот тип бронетехники, предназначенный для прорыва полевых укреплений и оперативной поддержки войск, СССР сделал ставку в середине 1920-х гг. К тому времени трофейные танки, оставшиеся от Гражданской войны, уже окончательно устарели, да и запчастей к ним не было, так что остро встал вопрос о создании собственного танкостроения и вооружении Красной Армии современными типами боевых машин.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех маневренных танках СССР — как «импортных» «Виккерсах 12-тонных» и опытных Д-4, ТГ и Т-12, так и серийном Т-24. Будучи первыми отечественными средними танками, «двадцатьчетверки» имели большой потенциал для модернизации, однако массовыми так и не стали, закончив службу в качестве огневых точек укрепрайонов.

Почему же советское руководство предпочло отечественной машине танк Кристи? Было ли это решение оправданным — или стало серьезной ошибкой? Смогли ли легкие БТ заменить «маневренные» Т-24?

НОВАЯ книга ведущего историка бронетехники отвечает на все эти вопросы. Коллекционное издание на мелованной бумаге высшего качества иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.