Немного о практике

Стрельба всегда подразумевала использование прицельных приспособлений. Однако менее полувека назад в полиции США появилась методика инстинктивной стрельбы, то есть стрельбы без использования прицельных приспособлений или с приблизительным прицеливанием. Беглый огонь в направлении противника из многозарядных крупнокалиберных пистолетов давал надежду, что хотя бы одна из пуль попадет в цель. Множество курьезных и трагических случаев, когда полицейские с 2-10 метров ни разу не могли попасть в преступника, привело к пониманию того, что прицельная стрельба все равно необходима. Сейчас сформировался компромиссный подход, согласно которому стрельба всегда должна вестись с использованием прицельных приспособлений, за исключением случаев, когда расстояние до противника слишком мало (не далее 1–1,5 метров) и пистолет нельзя поднять на уровень глаз. Поскольку скоростная стрельба заключается не в быстрой стрельбе как таковой, а в быстром открытии огня, современные методики основываются на быстром выхватывании оружия, производства одного-двух неприцельных выстрелов в сторону противника (чтобы вызвать его замешательство) и затем немедленный переход к прицельной стрельбе на поражение.

Выхватывание пистолета из открытой кобуры должно производиться по кратчайшей траектории. Рука как бы «вбивается» в рукоятку пистолета, указательный палец расположен вдоль ствола или на спусковой скобе, а большой палец отстегивает кнопку фиксирующего ремешка. В процессе извлечения пистолета из кобуры отключается флажковый предохранитель. Если патрон не дослан в патронник, то при движении пистолета от кобуры к линии прицеливания пальцы левой руки охватывают затвор и продолжающееся вперед движение правой руки с пистолетом передергивает затвор. Затем при необходимости левая рука ложится на пальцы правой снизу, осуществляя двуручный хват. При выхватывании пистолета стрелок смотрит только на цель, предупреждая ответные действия противника уходом с линии огня. В процессе поднятия пистолета принимается решение о выстреле, и только тогда указательный палец кладется на спуск и начинает выжимать его с таким расчетом, чтобы осталось минимальное дожатие для производства выстрела. Когда пистолет чуть– чуть не доведен до линии прицеливания, стрелок переводит взгляд с мишени на целик, фокусируя резкость на нем, устанавливает «ровную мушку», доводит пистолет до линии прицеливания и дожимает спуск.

Немного о практике

Российский спецназовец стреляет из «ножа разведчика»

При стрельбе навскидку стрелок не пользуется прицельными приспособлениями. Обычно прицельные приспособления не могут быть использованы в случаях, когда при внезапном столкновении с противником нет времени на прицеливание: на сверхмалых дистанциях стрельбы в 1–1,5 м (чтобы избежать обезоруживания противником), при стрельбе в темноте и других схожих ситуациях. При стрельбе навскидку стрелок максимально использует эффект «мышечной памяти», который вырабатывается и поддерживается многолетними тренировками на тренажерах и с боевым оружием. Кроме того, данному методу стрельбы способствует такая особенность человека: если он смотрит на некий предмет и указывает на него пальцем, то указательный палец будет направлен точно на этот предмет. Пистолет при стрельбе может находиться в области пояса (т. н. стрельба «от бедра») или на уровне плеча.

В первом случае рука с оружием согнута в локте и предплечье направлено параллельно земле. Локоть прижимается к туловищу. Запястье фиксируется, а ствол пистолета становится как бы продолжением предплечья. По результатам стрельбы производится доводка оружия в цель. Наводка оружия в горизонтальной плоскости производится только поворотом туловища вправо или влево, а в вертикальной плоскости – только наклоном туловища вперед или назад. Ни в коем случае нельзя проводить наводку, изгибая запястье или меняя сгиб в локте. Жесткая фиксация элементов согнутой руки и ее положения относительно тела – основа успеха. Во втором случае пистолет держится в вытянутой руке, но ниже уровня глаз. Здесь также рука закрепощается во всех суставах и относительно корпуса стрелка. Доводка пистолета производиться только поворотом или наклоном тела. Краем зрения можно проверять наводку по стволу оружия. Нужно заметить, что после многолетнего опыта стрельбы навскидку часть этих правил (например, доводка оружия запястьем) может нарушаться, но на этапе обучения это недопустимо.

Существуют и другие способы стрельбы от бедра. Например, пистолет может удерживаться перед животом двумя руками. Плоскость тела стрелка перпендикулярна линии стрельбы. Одна нога выставляется немного вперед и ствол пистолета направляется параллельно ее ступне. Треугольник, созданный предплечьями и телом стрелка (если смотреть сверху), обеспечивает жесткость и повторяемость конструкции. При тренировке стрелок, заняв любую из указанных стоек для стрельбы, должен производить выстрелы, корректируя наводку по результатам каждого попадания. При попадании в центр мишени, стрелок должен попытаться запомнить положение своих рук, ног, всего тела для этого удачного выстрела. Нужно быть готовым, что в следующий раз не удастся сразу повторить удачную стрельбу. Нужны сотни и тысячи выстрелов в неделю, и в результате стрелок должен все быстрее, за меньшее количество неудачных выстрелов, приводить себя в «запомненное» состояние. (При значительных перерывах в тренировках навыки будут быстро теряться.) Сначала стрельба производится с минимальной дистанции (2 м) и, при достижении устойчивых положительных результатов, дистанция должна увеличиваться до 10–12 м.

Простейшим тренажером может служить пистолет с лазерным целеуказателем, кратковременно включающимся только при нажатии на спуск. Другой вариант – темная мишень (силуэт), установленная на некотором расстоянии от белого фона (стены). Между мишенью и фоном располагается лампа, освещающая фон. При попадании пули в мишень светящееся отверстие от пули будет хорошо заметно.

В завершение можно указать последовательность этапов обучения боевой стрельбе из пистолета:

стрельба стоя с правой руки в медленном темпе; стрельба стоя с левой руки в медленном темпе; сокращение времени на прицеливание; стрельба стоя с двух рук; стрельба с колена (с одной руки, с двух рук); стрельба лежа (с одной руки, с двух рук); стрельба стоя с поворотом на 180°; стрельба с уходом с линии огня; стрельба на бегу с коротких остановок; стрельба стоя из двух пистолетов по очереди и одновременно (по одной цели и по разным); стрельба на вспышку и на звук; стрельба интуитивная (навскидку).

Похожие книги из библиотеки

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.