Снайпер – особенная профессия, окруженная завесой тайны.

Тяжело в учении

Армейских снайперов готовят в каждом военном округе. В подмосковном Солнечногорске находится, если можно так выразиться, академия – здесь тренируются снайперы элитных подразделений, а их коллеги из войсковых частей повышают квалификацию. Помимо стрельбы и маскировки курс подготовки включает баллистику, выживание, метеорологию, наблюдение, саперное дело, тактику и связь. И это далеко не полный перечень необходимых снайперу знаний. Время от времени офицеры солнечногорского центра отправляются на практику в «горячие точки». «Первая наша командировка состоялась в начале ноября. Четвертого нас бросили под Бамут, – рассказал снайпер по прозвищу Саша Большой. – Здесь нас придали армейским подразделениям, работали на передке. Против нас работала снайпер-женщина. Долго ее вычислял. И однажды, когда она меняла позицию, я ее достал. Расстояние до нее было почти километр. СВД на такой дистанции неэффективна, но для моей В-94 – в самый раз. Сменив позицию, снайпер спряталась за дерево, но в тринадцатикратный прицел я отчетливо видел ее круп, торчащий из-за ствола. Снял первым же выстрелом».

Выстрел из покрышки

Для работы снайперу нужна удобная, защищенная, невидимая позиция, причем не одна – после двух-трех удачных выстрелов место надо менять, иначе рискуешь стать жертвой антиснайпера и артиллерии. Кроме того, нужны позиции наблюдения, подскока, откуда можно быстро выдвинуться для стрельбы, и безопасные пути отхода. Их тоже должно быть несколько, и пути эти снайперы готовят в первую очередь. «Очень удобная позиция – подбитая бронетехника с аварийным люком в днище. Находящийся внутри снайпер неуязвим для стрелкового оружия. Обилие лючков и амбразур расширяет зону обстрела, а скрытый защищенный выход позволяет незаметно и безопасно покинуть позицию», – поделился офицер по прозвищу Саша Маленький. Перед выходом на позицию снайпер осматривает фон и маскируется под него. Грубейшей ошибкой будет расположиться на гребне скалы, где стрелок в самом наилучшем камуфляже будет отчетливо выделяться даже в пасмурный день. Умелый снайпер спустится с гребня на скат, обращенный к противнику, и займет позицию в тени. С тенью вообще надо дружить – она скрадывает очертания, в ней не блестит оптика. Но не со всякой. Новая тень на хорошо известном противнику участке вызовет подозрение. Поэтому работая утром и вечером, снайпер выбирает такую позицию, чтобы его косая тень не бросалась в глаза. Маскировка – спасение снайпера. В случае обнаружения стрелка на него обрушится ураганный огонь из всего, что есть под рукой. Либо его попытаются захватить живым – еще неизвестно, что хуже. Поэтому искусство камуфляжа в снайперских школах преподают тщательно и маскировкой их выпускники занимаются ежедневно и кропотливо. Самый удобный костюм для снайпера – лохматый. Он плохо обнаруживается ультразвуковой и инфракрасной аппаратурой, приборами ночного видения. Вывернутый «шерстью» внутрь он прекрасно согревает, его можно использовать как подстилку, одеяло или гамак для сна. Перед выходом на позицию лохматый камуфляж дополнительно окрашивают под местность. Главный принцип маскировки – глаз наблюдателя на ней останавливаться не должен. Лучше всего для этого подходит мусор, да и позиции свои снайперы нередко устраивают на свалках. Стрелки Великой Отечественной носили с собой искусственный пень, у современных снайперов его сменила старая покрышка. Амбразура в ней маскируется под естественный порыв, изнутри вставляется бронещиток.

Как работают русские снайперы

Российский снайпер на боевой позиции

Кто не спрятался – я не виноват

На войне все приемы хороши – например, приманки. Отличным способом доставить цель в зону поражения является оружие. Вражеского солдата снайпер старается подстрелить так, чтобы его автомат остался на бруствере. Рано или поздно кто-нибудь попытается его забрать и тоже получит пулю. Снайпер может попросить разведчиков во время ночной вылазки разведгруппы оставить в поле его деятельности испорченный пистолет с глушителем, блестящие часы со сломанным механизмом или другую замануху. Кто за ней поползет – станет его клиентом. Человека на открытой местности снайпер подстрелит так, чтобы тот потерял возможность передвигаться. И будет ждать, когда ему придут на помощь. Он застрелит помощников, а потом добьет раненого. Если снайпер стреляет по группе, то первый выстрел будет в идущего сзади – чтобы остальные не увидели, что он упал. Пока товарищи убитого сообразят что к чему, снайпер застрелит еще двух-трех.

Матчасть

Снайперы «Альфы» и «Вымпела» стреляют из британских винтовок AW, принятых на вооружение в середине 80-х годов. Аббревиатура расшифровывается как Arctic Warfare – арктические боевые действия – и означает, что оружие адаптировано к работе при низких температурах. Создал винтовку Малькольм Купер – чемпион мира и Олимпийских игр по стрельбе. Использует AW патроны НАТО калибра 7,62 миллиметра, а точность ее такова, что на дистанции 550 метров серия из пяти выстрелов укладывается в круг диаметром менее 50 миллиметров. Армейские специалисты используют снайперскую винтовку Драгунова и тульскую В-94 «Взломщик». СВД была хороша в первых сериях, пока в 70-х годах, ради стрельбы бронебойно-зажигательными патронами, не изменили шаг нарезов ствола. Точность «Взломщика» в полтора раза выше, а начальная энергия пули превышает аналогичный показатель СВД в пять раз. 12,7-миллиметровый патрон В-94 пробивает бронированный автомобиль. Вместе с тем винтовка длинна (1,7 метра), тяжела и очень шумна. Использовать ее рекомендовано в наушниках. О прицелах для снайперских винтовок можно написать книгу. Скажем лишь, что для разных задач используются разные прицелы: необходимой кратности, дневные и ночные, с лазерной подсветкой цели и без нее. Кстати, у AW для разных целей есть и разные стволы…

Не как в кино

Снайперов любят показывать в боевиках – правда, работа экранных стрелков далека от реальности. Специалисты указали на две самые распространенные ошибки кинематографистов:

– Настоящий снайпер никогда не работает в одиночку. Обычно на огневой позиции находятся два человека: стрелок и наблюдатель, который корректирует огонь и следит за обстановкой. Снайпер-то смотрит в прицел, а у него угол обзора маленький. Бывает, работающему снайперу помогает целая группа: наблюдатель корректирует огонь, пулеметчики прикрывают фланги, саперы минируют подходы – но такая группа менее мобильна и намного более заметна. «Наиболее распространенный вариант – пара», – рассказал снайпер Виктор Петрович. Выцеливая жертву, кинематографический снайпер обычно высовывает ствол винтовки из окна – так на экране получится эффектнее. Настоящий стрелок ведет огонь из глубины помещения: звук выстрела значительно глушится стенами, пороховые газы тоже остаются внутри, да и разглядеть снайпера в полутемном окне сложно.

Таким образом, боевой снайперский промысел – занятие ответственное, требующее особой точности и сосредоточенности. Снайпер – особенная профессия, окруженная завесой тайны. Снайпинг требует не только известной физической выносливости и адского терпения, но и больших затрат нервной энергии. Как было сказано в боевых инструкциях II мировой войны: «Применение снайперов позволяет компенсировать нехватку тяжелого вооружения и личного состава. Снайперы могут заметно снизить эффективность боевой работы противника или же вообще свести ее на нет.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Все авиа-шедевры Мессершмитта. Взлет и падение Люфтваффе

Как бы ни были прославлены Юнкерс, Хейнкель и Курт Танк, немецким авиаконструктором № 1 стали не они, а Вилли МЕССЕРШМИТТ.

Эта книга – первая творческая биография гения авиации, на счету которого множество авиашедевров – легендарный Bf 109, по праву считающийся одним из лучших боевых самолетов в истории; знаменитый истребитель-бомбардировщик Bf 110; самый большой десантный планер своего времени Ме 321; шестимоторный военно-транспортный Ме 323; ракетный перехватчик Ме 163 и, конечно, эпохальный Ме 262, с которого фактически началась реактивная эра. Случались у Мессершмитта и провалы, самым громким из которых стал скандально известный Ме 210, но, несмотря на редкие неудачи, созданного им хватило бы на несколько жизней.

Сам будучи авиаконструктором и профессором МАИ, автор не только восстанавливает подлинную биографию Мессершмитта и историю его непростых взаимоотношений с руководством Третьего Рейха, но и профессионально анализирует все его проекты.

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.