231

Боевая подготовка Спецназа

Партизанские подвиги Дениса Давыдова

Партизанские подвиги Дениса Давыдова

«…в самой непроницаемой тайности старайтесь держать».

Предписание генерала от инфантерии кн. Багратиона Д. Давыдову. 22 августа 1812 г.

Отечественная война 1812 г. обогатила русскую армию колоссальным опытом ведения партизанских действий на коммуникациях противника. Инициатора партизанских действий Дениса Давыдова называют «прадедушкой русского спецназа». Впоследствии в статье «О партизанской войне» (опубликованной, кстати, в 1836 г. в пушкинском «Современнике») он определил войну так: разделение театра войны на «боевое поле и поле запасов» и все большую зависимость первого от второго. «Чем более увеличивается пространство, отделяющее боевое поле от поля запасов, тем партизанская война полезнее и решительнее». 2 сентября 1812 г. отряд Д. Давыдова разгромил французский обоз у села Царево-Займище Гжатского уезда Смоленской губернии. Это памятная дата российской военной истории об успешной операции, проведенной отрядом специального назначения. Вскоре в партизанах числилось 36 казачьих полков и одна команда, 7 кавалерийских полков и 5 эскадронов, 5 пехотных полков и 3 батальона. Кстати, слово «партизан» (partisan), пришедшее из французского языка и уже обозначавшее к тому времени бойца отдельной «партии» (отряда), означает лишь образ действий и не несет ни идеологической, ни эмоциональной нагрузки.

Партизанские подвиги Дениса Давыдова

Герой войны 1812 года – партизан Денис Давыдов

Давыдов указывал на важность пресечения снабжения противника «тремя коренными стихиями жизненной и боевой силы всякой армии» – продовольствием, боеприпасами и резервами – перехвата транспортов, разрушения мостов и переправ, а также на прочие объекты внимания партизан: «курьеры и адъютанты, возящие иногда весьма важные повеления», сообщения в Главную квартиру о положении и действиях неприятеля, «засеки» и засады на путях отходящего противника, «поднятие упадшего духа в жителях тех областей, которые находятся в тылу неприятельской армии…. «одобрение собственной армии» и «подавление духа в противодействующих войсках». В «Дневнике партизанских действий» он дал немало ценных советов: «Лучшая позиция для партии есть непрестанное движение оной», «в таковых обстоятельствах наглость полезнее нерешительности», «партизан должен и необходимо должен умствовать, но не перепускать, как говорится, ум за разум». Партизанская война должна была стать работой для профессионалов. Разумеется, это еще было очень далеко от войск специального назначения, но тут уже присутствовали и ориентация на хорошо подготовленных профессионалов, и действия по коммуникациям противника, и нарушение его системы управления. Сам Денис Васильевич называл себя «человеком, рожденным единственно для рокового 1812 года». Действия отрядов под предводительством Дениса Давыдова осенью 1812 г. можно назвать переломными для хода войны. Расчет был такой: Наполеон вздумал подмять Россию за двадцать дней – ведь на столько времени он и взял с собой провианта, значит, необходимо сорвать ему плановые сроки и все наполеоновские планы полетят кувырком. А летучий отряд Давыдова многие считали обреченным и провожали его, как в последний боевой путь. Но полковник Давыдов успешно трепал французские тылы: уничтожал обозы, отбивал русских пленных. Успехи летучего отряда впечатляли: например, 12 сентября 130 всадников Давыдова взяли 370 французов пленными, а при том еще отбили 200 своих соотечественников и захватили 11 фур. Итог другого дня: 270 рядовых и шесть офицеров неприятеля, сложивших оружие; до ста человек погибшими со стороны французов; 32 подводы. Бонапарт остервенело ненавидел Давыдова, приказал при аресте расстрелять того на месте. Французы и их союзники в 1812 г. тоже почитали Давыдова едва ли не «дьяволом». Ради поимки русского сорвиголовы французский полководец выделил один из лучших отрядов в 2 000 всадников при восьми обер-офицерах под командованием генерала. В то время у Давыдова было в два раза меньше людей, и они, пешие, сумели загнать тот конный отряд в ловушку и взять в плен всем составом. Положения, выдвинутые Давыдовым в статье «О партизанской войне» и работе «Опыт теории партизанских действий», подтвердились в 1830-е годы на Кавказе.

В XIX веке можно найти прототипы и «спецназа внутреннего употребления». Император Александр I лично занимался проблемами внутренней безопасности империи. В 1811 г. создается Отдельный корпус внутренней стражи (ОКВС) с особыми функциями, главная из которых – «охранение либо восстановление внутреннего порядка в государстве», т. е. задачи корпуса во многом были аналогичны задачам современных внутренних войск. В 1817 г., по личному распоряжению Александра I, в составе корпуса создаются мобильные (конные) жандармские формирования быстрого реагирования – своего рода спецназ ОКВС. Разведка проявила себя в реализации далекоидущих «геополитических» планов. Скажем, походы Н.М. Пржевальского осуществлялись прежде всего в интересах военного министерства и им финансировались. Пржевальский был офицером Генерального штаба, а глубина его экспедиций осуществлялась именно на глубину Центрально-Азиатского ТВД. Да и известный путешественник и писатель Арсеньев – автор знаменитой книги «Дерсу Узала» и рассказов – был не кто иной, как военный картограф!

Однако опыт и значением партизанских и «контрпартизанских» действий и предложения о подготовке к ним войск не получили официального признания. Командование армии, правда, вынуждено было вспомнить о партизанах во время Первой мировой войны. В 1915 г. попытались возродить опыт партизан 1812 г., начав формировать на фронтах при кавалерийских и казачьих дивизиях «партизанские отряды» для действий в тылу противника. Однако эти плохо управляемые «партизаны» причинили больше вреда своему тылу, чем тылу противника, и вскоре были расформированы.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Лавочкин

Легендарные самолеты Героя Социалистического Труда С.А. Лавочкина по праву считаются одним из символов Победы. Хотя его первенец ЛаГГ-3 оказался откровенно неудачным, «заслужив» прозвище «лакированный гарантированный гроб», установка нового мотора и усовершенствование конструкции буквально преобразили эту тяжелую неповоротливую машину, превратив в лучший истребитель Великой Отечественной – прославленные Ла-5, Ла-5ФН и Ла-7 сначала перехватили у немцев господство в воздухе, а затем и сломали хребет Люфтваффе. Именно на этих самолетах воевали двое из пяти лучших советских асов, а Иван Кожедуб первым сбил новейший реактивный Me.262. Именно Лавочкин стоял у истоков советской реактивной авиации – это его истребители первыми преодолели сверхзвуковой, а межконтинентальная крылатая ракета «Буря» – и тепловой барьер. Это в его ОКБ были созданы и первые отечественные беспилотники, и зенитные управляемые ракеты, прикрывавшие Москву в разгар холодной войны.

Прорывая завесу тотальной секретности, многие десятилетия окружавшую проекты Лавочкина, эта книга по крупицам восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора и подлинную историю его авиашедевров.

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.