Обеспечение скрытности марша

Выбор правильного маршрута движения имеет важное значение при маскировке своих следов, при этом должны учитываться все требования, и прежде всего обеспечение безопасности группы. В этом отношении заслуживают внимания следующие особенности следов:

– следы, вообще говоря, не так просто обнаружить, а тем более определить их давность;

– следы на тропах, пыльных дорогах и песке при сильном ветре уже через несколько минут после образования исчезают почти полностью;

– следы плохо различимы на гальке, на участках захламленных хворостом и валежником, в камышах, если их не ломать, а оставить после прохода в прежнем положении;

– поверхностные следы на луговой или лесной почве в сухую погоду обнаруживаются очень трудно, а по истечении 3–4 часов их порой заметить совершенно невозможно;

– вдавленные следы, оставленные в сырую погоду на поле, или след, проложенный на росистой траве, сохраняются очень долго и их легко обнаружить;

– следы, оставленные на песчаном дне в стоячей воде, покрываются илом примерно через 3–4 часа после их образования;

– довольно трудно заметить следы и определить направление движения, если они засыпаны песком или заметены метлой;

– следы на песке у моря, на песчаном берегу озер и рек сохраняются очень долго и потому легко обнаруживаются.

Обеспечение скрытности марша

Снайперская пара в пустыне

Учитывая эти особенности, разведчики должны выбирать такой маршрут, который максимально обеспечил бы безопасность группы. Каждый разведчик при передвижении должен стремиться скрыть свои следы различными способами. Для этого необходимо прежде всего знать те признаки, по которым противник может найти следы и не оставлять их на местности. Нужно ступать так, чтобы не ломать стебли, особенно высокой травы. Переходя дороги, следует выбирать участок с твердым покрытием, где следы менее заметны, а иногда вообще не поддаются обнаружению. В отдельных случаях, когда нельзя скрыть признаки перехода дороги, можно применить шесты, засыпать песком место, где разведчики перешли, или замести оставленные на дороге следы. Необходимо дезориентировать противника относительно действительного направления движения, маскируя с этой целью те признаки, по которым оно определяется. С дороги следует сходить там, где нет высокой травы, так как место перехода трудно скрыть, если трава высокая и густая, к тому же в ненастную погоду и при сильной росе на траве могут оставаться куски грязи от обуви, указывающие на место, где это происходило. В сильный ветер пыльные дороги можно переходить без всякой маскировки следов, поскольку они очень быстро заносятся песком и их трудно обнаружить. Разведчики должны твердо знать, каким образом надо маскировать свои следы, если им придется преодолевать водные преграды. Переправляясь на другой берег на лодке или на подручных средствах, необходимо высаживаться в воде на некотором удалении от берега: в месте причала всегда остается хорошо заметное углубление, образуемое килем лодки или передней частью другого средства переправы. Это углубление быстро исчезает, если дно песчаное и вода проточная. Но когда вода стоячая, а дно илистое, такое углубление может долго оставаться заметным, а следовательно, и легко обнаруживаемым. Для подхода к водной преграде и выхода на берег после ее преодоления необходимо выбирать такой участок, который максимально затруднял бы обнаружение места посадки на плавсредства и места высадки. Не следует выбирать участки с песчаным берегом, так как на песке долго сохраняются следы. Следы могут быть скрыты, если подход к реке (озеру, каналу) или отход после высадки на другой берег осуществлен на участках, захламленных хворостом, камышом, листвой, различными водорослями, сухой травой, либо на участках с сухой твердой землей – галькой. Трудно определить место подхода к реке или отхода от нее, если движение было совершено по камням (переступали с одного камня на другой). Однако на поросших мхом камнях в прозрачной воде хорошо видны следы скольжения. При преодолении водной преграды вплавь или переходе ее вброд нельзя срывать растения – всплывая на поверхность воды, они демаскируют место переправы. Когда переправа осуществляется вброд, необходимо подбирать такой участок, где дно песчаное, так как при илистом дне вода становится мутной. Это помутнение долго держится в стоячей воде. Водную преграду вброд лучше преодолевать в местах зарослей, где следы менее различимы, если не нарушать общий вид этих зарослей.

Особенно трудно маскировать следы в зимнее время, поскольку следы на снегу очень заметны. С появлением снежного покрова выходить на задания следует в ветреные дни и в темные ночи, во время снегопада или метелей. С целью маскировки следов поверх обуви можно надевать бесформенные башмаки, сделанные из травы, прибегать к различным ухищрениям, заметать следы. Для групповых переходов в тылу противника разведчики должны быть обучены движению «след в след», что требует длительной тренировки. Нельзя надламывать ветки кустов во время движения и на стоянках, оставлять на земле обрывки бумаги, окурки, бинты, тряпки, остатки пищи, пустые консервные банки, срывать и бросать на землю свежие листья, сдвигать с места камни, сухую листву, сучья. Нельзя оставлять предметы и вещи, которыми пользовались разведчики (метлы, маты, шесты, палки), так как все это является признаком для обнаружения их следов и местонахождения. Нужно всегда помнить, что противник придает большое значение воздушной разведке районов действий разведывательных групп, используя для этой цели вертолеты и армейские самолеты, оснащенные разведывательной аппаратурой и средствами наблюдения.

Разведчики должны хорошо знать основные требования, предъявляемые к маскировке. В лесу, зарослях кустарника, камыша, высокой травы воздушное наблюдение затруднено, если строго соблюдать основные принципы маскировки следов. В лесу воздушное наблюдение ведется в первую очередь за выходами из леса, за лесными полянами, перелесками, развилками дорог и троп, а также за другими участками, просматриваемыми с воздуха. Во время наблюдения с воздуха противник обращает главное внимание на следы стоянок, потухшие костры, дым костров, оставленные шалаши. На болотисто-озерных участках наиболее подходящим временем для дневных переходов являются утренние и вечерние часы. Дымка от испарений, а также частые туманы в значительной мере затрудняют наземное и воздушное наблюдение. Наблюдатели с воздуха в таких районах обращают внимание прежде всего на межозерные и межболотные дефиле, на проходимые участки болот, на места, покрытые густой травой, где могут быть хорошо заметны оставленные разведчиками следы. В светлое время суток движение по болотистой местности опасно, так как создаются условия для хорошей видимости с воздуха на значительные расстояния. В лунную ночь экипажи вертолетов (самолетов) лучше видят с вертолета в направлении светлой стороны горизонта, хуже – в обратном направлении. Совершенно не заметны люди, находящиеся в тени предметов и в лежачем положении.

Разведчикам, действующим в зимних условиях, следует иметь в виду, что реки, озера, болота, замерзая и переставая быть препятствиями для их передвижения, не затрудняют поисковых операций, организуемых противником. Зимой двигаться нужно по теневой стороне предметов – здесь следы на снегу менее всего заметны с воздуха. Маскировочный костюм должен сливаться с тоном местности. Остановки в пути следует также делать в тени. При приближении вертолетов противника необходимо залечь в снегу, в тени выступающих предметов. Оружие и другое снаряжение не должно блестеть, по блеску легко обнаружить его с воздуха. В безветренные дни и сильные морозы поднимающийся столбом дым может точно указать наблюдателю с воздуха место стоянки. Лиственный лес и другая растительность, служившие летом хорошим средством маскировки, в зимнее время не могут укрыть разведчиков от воздушного наблюдения. Всякое передвижение по снегу оставляет на нем следы, хорошо видимые с воздуха и облегчающие организацию преследования разведчиков по их следам. Экипажи вертолетов (самолетов) ведут воздушную разведку, как правило, определенных, закрепленных за ними участков местности, изучают эти участки и знают все имеющиеся следы лыжников, охотников. Каждый вновь появившийся след на разведываемом участке становится предметом изучения и проверки. Поэтому разведчики должны совершать переходы, в основном, по старым следам. Метели и бураны затрудняют полеты вертолетов и самолетов и быстро заносят оставленные на снегу разведчиками следы. Но в Заполярье следы очень долго сохраняются, и даже после метели они все еще видны на снежной глади. При необходимости переходов в светлое время разведчики должны учитывать, что лучшее время – с точки зрения маскировки и укрытия от воздушного наблюдения противника – до 10 часов и после 16 часов, когда предметы дают больше тени, а в ней легче укрыться от наблюдения с воздуха. В горах наблюдение с воздуха ведется преимущественно за перевалами, выходами из дефиле, тропами, дорогами, переправами через горные реки, источниками воды. В некоторых районах горной местности оно затруднено на низких высотах, а иногда и вообще невозможно из-за сильных восходящих и нисходящих потоков, опасных для полетов. Восходящие потоки образуются, как правило, с наветренной стороны гор, а нисходящие – с подветренной. Вертикальные воздушные потоки достигают высоты, равной примерно 1/2 высоты хребта, и действуют от него на расстоянии, превышающем в 10–15 раз его высоту. Зная эти особенности, разведчики могут в таких районах укрываться от воздушного наблюдения противника. Воздушный поиск организуется группами вертолетов методами параллельного курса вертолетов, зигзага и спирали.

Внимательное наблюдение за полетами вертолетов позволяет выявить те участки, которые интересуют противника, а следовательно, принять своевременное решение об уходе в другой район.

Таким образом, разнообразные средства маскировки широко применяются при ведении боевых действий с целью введения противника в заблуждение.

Похожие книги из библиотеки

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.