Оказание помощи при кровотечениях

Временная или предварительная остановка кровотечения при повреждении крупных кровеносных сосудов осуществляется преимущественно на месте повреждения в порядке самопомощи или взаимопомощи, первой доврачебной помощи, а окончательная остановка кровотечения – в стационарных условиях.

Для временной остановки кровотечения на рану накладывается первичная давящая повязка. В качестве такой повязки в полевых условиях широко используется индивидуальный перевязочный пакет, который состоит из двух стерильных ватно-марлевых подушечек размером 15х 15 см, подвижно фиксированных на стерильном бинте шириной 9 см. Одна из этих подушечек зафиксирована у основания бинта, другую можно передвигать по бинту на нужное расстояние. Подушечки в пакете сложены так, что их внутренние поверхности прилегают друг к другу. Бинт и подушечки завернуты в пергаментную бумагу и упакованы в прорезиненную оболочку, склеенную по краям. Внутренняя поверхность этой оболочки стерильна. Для фиксации конца бинта внутри пакета имеется безопасная булавка.

Следует соблюдать следующую последовательность пользования пакетом:

– разорвать по надрезу прорезиненную оболочку и снять ее;

– из складки бумажной оболочки извлечь булавку, а оболочку разорвать и снять;

– левой рукой взять конец бинта и, раздвинув бинт, развернуть его скатанной частью (головкой) бинта приблизительно на один оборот;

– правой рукой взять скатанную часть (головку) бинта и, растянув бинт, развернуть повязку;

– касаться руками только той стороны подушечек, которая прошита цветной ниткой; при необходимости можно сместить подушечки на нужное расстояние;

– одну из подушечек наложить на входную огнестрельную рану, другую – на выходную, подушечки прибинтовать, а конец бинта закрепить булавкой.

При отсутствии индивидуального пакета для наложения повязок используется марлевый бинт. Скатанную часть (головку бинта) при наложении повязки держат в правой руке, свободную часть (начало) – в левой. Бинтуют слева направо, последующим оборотом бинта перекрывают предыдущий на / его ширины – тогда повязка не будет сползать и будет производить равномерное давление. Обороты бинта необходимо укладывать аккуратно, без морщин и складок.

При наложении повязки следует соблюдать следующие требования:

– раненому следует придать удобное положение, он должен удобно сидеть или лежать;

– если раненый лежит, то оказывающий помощь должен находиться со стороны поврежденной части тела;

– бинтование производится внутренней стороной раскатываемого бинта, чтобы не занести инфекцию в рану;

– раненый не должен двигаться;

– бинтуемая часть тела должна находиться в спокойном положении, мышцы не напряжены – в противном случае при последующем расслаблении мышц повязка будет свободной и начнет сползать;

– положение бинтуемой части должно быть таким, чтобы при наложении повязки и после наложения она находилась в функционально выгодном состоянии;

– для удобства бинтования поврежденную часть тела нужно приподнять, подложив что-либо под нее;

– бинтующий всегда находится лицом к раненому и по выражению лица пострадавшего судит о его состоянии.

Во избежание задержки оттока венозной крови конечности начинают бинтовать с периферии, накладывая виток за витком к основанию конечности.

Нельзя прибинтовывать одежду к ране. Во избежание этого часть тела, на которую накладывается повязка, должна быть освобождена от одежды.

В полевых условиях для наложения первичной повязки необходимо обнаружить место ранения, не загрязняя и не травмируя его, и не причиняя боли раненому. Для этого одежду разрезают или распарывают по шву. В зимнее время, чтобы избежать переохлаждения раненого, его одежду разрезают в виде клапана. Для этого делают один разрез выше раны, другой – ниже и соединяют общим разрезом. Отогнув края клапана, накладывают повязку.

Затем обнаженную часть тела закрывают поверх повязки разрезанными частями одежды.

При ранении в ногу запрещается стягивать сапог или снимать ботинок обычным способом. При этом можно причинить раненому невыносимую боль смещающимися осколками раздробленных пулей или осколком костей. Сапог или ботинок разрезают по заднему шву до подошвы, а при необходимости – и спереди, после чего осторожно снимают.

По окончании бинтования необходимо проверить, правильно ли наложена повязка, не сдвинулись ли с раны ватно-марлевые подушечки, не слишком ли слабо или туго они прибинтованы.

Небольшое кровотечение на руке или ноге в некоторых случаях можно остановить или уменьшить, просто подняв раненую руку вверх, или положить раненого на спину с поднятой вверх и зафиксированной в таком положении раненой ногой.

Наиболее опасны артериальные кровотечения. Они характеризуются выделением крови ярко-красного (алого) цвета. Такое кровотечение из концевых (дистальных) отделов верхних и нижних конечностей целесообразно останавливать, используя приемы их фиксации в положении максимального сгибания. В угол сгиба обязательно вкладывается плотный комок ваты, ткани, тряпок и т. д.

Массивные артериальные кровотечения травматического происхождения временно останавливаются прижатием артерии пальцами. При этом сдавливаются стенки магистрального сосуда в определенных анатомических точках между пальцем и костным образованием. На конечностях сосуды прижимаются выше раны, на шее и голове – ниже. Сдавливание сосудов производят несколькими пальцами.

При ранении крупной артерии головы сдавливают височную артерию впереди уха (на уровне брови). Для остановки кровотечения из сосудов рук прижимают плечевую артерию к плечевой кости, ближе к подмышке. При кровотечении из сосудов ног прижимают бедренную артерию к лобковой кости в области паха.

Наиболее надежным и самым распространенным способом временной остановки кровотечения является наложение закрутки или жгута. Существуют следующие правила его наложения:

– кровотечение временно останавливают путем пальцевого прижатия сосуда до полного наложения жгута;

– для обеспечения оттока венозной крови раненую конечность приподнимают на 20–30 см;

– жгут накладывают ближе к основанию конечности;

– на месте наложения жгута накладывают прокладку из одежды или мягкой ткани так, чтобы не допустить складок; это делается во избежание ущемления кожи, вызывающего сильную боль и даже омертвление;

– жгут растягивают руками и накладывают первый циркулярный виток таким образом, чтобы начальный участок жгута перекрывался последующим витком;

– контроль правильности наложения жгута производят по прекращении кровотечения из раны, исчезновении пульса в конечности, запавшим венам и бледности кожных покровов;

– не растягивая жгут, накладывают на конечность по спирали следующие витки жгута и фиксируют жгут на пряжке или цепочке;

– к жгуту или одежде пострадавшего обязательно прикрепляют записку с указанием даты и времени (часы и минуты) наложения жгута;

– жгут должен быть наложен достаточно сильно, слабо наложенный жгут усиливает кровотечение, так как если не прекращен приток крови к поврежденному месту, затрудняет ее отток по сдавленным венам;

– конечности со жгутом придают неподвижное состояние (привязывают к любой шине), жгут не забинтовывают, он должен быть хорошо виден;

– запрещается использовать в качестве жгута жесткие тонкие структуры – шнурки, провода и т. д.), ибо при сдавливании они вызывают повреждения глубоких тканей.

Наложенный жгут обескровливает конечность. Поэтому его можно держать до 2 часов летом и 1–1,5 часа зимой. При удержании жгута свыше этого времени развивается омертвение тканей конечности. Именно поэтому и прикрепляется записка с указанием точного времени наложения жгута.

Через каждые полчаса жгут или закрутка ослабляется на 1–2 минуты. Это делается в порядке пробы – часто бывает так, что свернувшаяся кровь сама по себе останавливает кровотечение. В таком случае нет необходимости «перекрывать» доступ крови к остальным тканям пораженной конечности, но за раной необходимо наблюдать постоянно, поврежденную конечность держать неподвижно, и при возобновлении кровотечения усилить давление жгута, или снова сжать пальцами кровеносный сосуд выше поврежденного места. По возможности отмечать на записке время и результаты временного ослабления жгута.

В случае продолжительной транспортировки, превышающей указанное время (2 часа летом и 1–1,5 часа зимой), пальцами пережимают магистральный сосуд, а жгут снимают и накладывают на новое место.

После наложения жгута или закрутки раненого как можно быстрее доставляют в лечебное учреждение. В зимнее время конечность с наложенным жгутом хорошо изолируют от внешней среды (утепляют), чтобы не произошло обморожения.

При очень сильном кровотечении в зимнее время, когда пробные послабления жгута дают фонтанирование крови и пережатие пальцами магистральных кровеносных сосудов результатов не приносит, жгут приходится накладывать наглухо. При этом раненая конечность может обмерзнуть и пропасть, но лучше пожертвовать рукой или ногой и остаться живым, чем допустить неуправляемую кровопотерю и потерять эту конечность вместе с остальным организмом.

Запомните: при перевязках нельзя «копаться» пальцами и другими предметами в ране и допускать попадания в нее чего-либо. Нельзя пытаться вытащить из раны все, что туда попало, – это должен сделать врач. Пулю или осколок вы все равно не найдете, а занесете инфекцию. Нельзя касаться пальцами тех поверхностей перевязочных средств, которые будут соприкасаться с раной. Йодом можно смазывать участки кожи только возле раны. Нельзя допускать попадания йода непосредственно в рану.

При проникающем ранении грудной клетки воздух при дыхании заходит и выходит через рану, при поступлении атмосферного воздуха в плевральную полость с каждым вдохом повышается так называемое внутриплевральное давление, все более и более затрудняющее дыхание и вызывающее прогрессирующее удушье. Чтобы, по возможности, не допустить дальнейшего поступления воздуха в плевральную полость, рану надо герметично закрыть. Для этого на нее накладывают прорезиненную оболочку от индивидуально-перевязочного пакета, внутренней стерильной поверхностью на рану, и поверх нее – ватномарлевую подушечку, после чего грудь туго забинтовывают. Эвакуация в госпиталь срочная, в положении лежа на раненом боку или в полусидячем положении на спине.

При ранении в живот внутренние органы могут выпасть наружу. Вправлять их обратно в брюшную полость нельзя во избежание заноса инфекции и возникновения перитонита (воспаления брюшины). Выпавшие органы накрываются несколькими слоями марли, пропитанной вазелином, маслом или раствором пенициллина. В таких случаях повязка накладывается поверх выпавших внутренностей – их осторожно прибинтовывают непосредственно к животу. При транспортировке такого раненого в жару при отсутствии вазелина, масла, пенициллина необходимо периодически смачивать бинт снаружи прокипяченной водой, в которую перед кипячением положена соль из расчета столовая ложка (без верха) соли на литр воды. Иначе выпавшие и прибинтованные кишки высохнут и омертвеют. Пострадавшему нельзя давать пить и есть! Эвакуация срочная в госпиталь в лежачем положении на спине с подложенными под колени и крестец мягкими предметами (скатанная шинель, куртка и т. д).

Ни при каких обстоятельствах нельзя вынимать из раны нож или другие острые предметы или вытаскивать осколки. Почему? Потому что эти предметы очень часто пересекают крупные кровеносные сосуды. Оставшийся в ране нож или крупный осколок перекрывает такой разрезанный сосуд, а извлеченный – вызывает кровотечение. Все предметы из раны удаляются хирургом – он знает, как это делается.

Запомните: при острых кровопотерях нельзя подкладывать под голову раненого что-либо. Он потерял много крови, и снабжение кровью головного мозга у него будет недостаточным. Подняв ему голову, вы сделаете приток крови к головному мозгу еще меньше и этим отправите его на тот свет. При острых кровопотерях по возможности полагается делать так называемое «самопереливание крови», подняв раненому руки и ноги и опустив голову, чтобы обеспечить приток крови именно к ней. Собственно, такой прием эффективно останавливает венозное кровотечение из поврежденных конечностей. По этим причинам все раненые с кровопотерями транспортируются только в лежачем положении.

Похожие книги из библиотеки

Неизвестный Яковлев. «Железный» авиаконструктор

«Конструктор должен быть железным», – писал А.С. Яковлев в газете «Правда» летом 1944 года. Не за это ли качество его возвысил Сталин, разглядевший в молодом авиагении родственную душу и назначивший его замнаркома авиационной промышленности в возрасте 33 лет? Однако за близость к власти всегда приходится платить высокую цену – вот и Яковлев нажил массу врагов, за глаза обвинявших его в «чрезвычайной требовательности, доходившей до грубости», «интриганстве» и беззастенчивом использовании «административного ресурса», и эти упреки можно услышать по сей день. Впрочем, даже недруги не отрицают его таланта и огромного вклада яковлевского ОКБ в отечественное самолетостроение.

От первых авиэток и неудачного бомбардировщика Як-2/Як-4 до лучшего советского истребителя начала войны Як-1; от «заслуженного фронтовика» Як-9 до непревзойденного Як-3, удостоенного почетного прозвища «Победа»; от реактивного первенца Як-15 до барражирующего перехватчика Як-25 и многоцелевого Як-28; от учебно-тренировочных машин до пассажирских авиалайнеров Як-40 и Як-42; от вертолетов до первого сверхзвукового самолета вертикального взлета Як-141, ставшего вершиной деятельности яковлевского КБ, – эта книга восстанавливает творческую биографию великого авиаконструктора во всей ее полноте, без «белых пятен» и купюр, не замалчивая провалов и катастроф, не занижая побед и заслуг Александра Сергеевича Яковлева перед Отечеством, дважды удостоившим его звания Героя Социалистического Труда.

Русские крылья Америки. «Громовержцы» Северского и Картвели

Новая книга от автора бестселлеров «Великий Мессершмитт», «Гений «Фокке-Вульфа» и «Великий Юнкерс». Творческая биография гениальных авиаконструкторов, выросших в Российской империи, но после революции вынужденных покинуть Родину и реализовавших себя в Америке. Всё о легендарных самолетах А.Н. Северского и А.М. Картвели.

Герой Первой Мировой войны, один из лучших русских асов, сбивший 13 самолетов противника, потерявший в боевом вылете ногу, но вернувшийся в строй и удостоенный ордена Св. Георгия и почетного Золотого оружия, Северский стал основателем, а Картвели – главным инженером знаменитой фирмы, создавшей множество авиашедевров. Их «громовержцы» участвовали во всех войнах США. Прославленный

(«Удар грома») признан лучшим истребителем-бомбардировщиком Второй Мировой. Реактивный

поставил последнюю точку в Корейской войне. Созданный как сверхзвуковой носитель тактического ядерного оружия и предназначенный для маловысотного прорыва системы ПВО

(«Громовержец») великолепно зарекомендовал себя во Вьетнаме, выполнив три четверти всех бомбовых ударов и став главным охотником за советскими зенитно-ракетными комплексами. А грозный штурмовик

доказал свою высочайшую эффективность и феноменальную огневую мощь в Ираке, Югославии и Афганистане.

P-47 Thunderbolt

F-84 Thunderjet

F-105 Thunderchief

A-10 Thunderbolt II

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех проектах гениев авиации, создавших

.

РУССКИЕ КРЫЛЬЯ АМЕРИКИ

Советские танковые армии в бою

Новая книга от автора бестселлеров «Штрафбаты и заградотряды Красной Армии» и «Бронетанковые войска Красной Армии». ПЕРВОЕ исследование истории создания и боевого применения советских танковых армий в ходе Великой Отечественной.

Они прошли долгий и трудный путь от первых неудач и поражений 1942 года до триумфа 1945-го. Они отличились во всех крупных сражениях второй половины войны – на Курской дуге и в битве за Днепр, в Белорусской, Яссо-Кишиневской, Висло-Одерской, Берлинской и других стратегических наступательных операциях. Обладая сокрушительной мощью и феноменальной подвижностью, гвардейские танковые армии стали элитой РККА и главной ударной силой «блицкригов по-русски», сломавших хребет прежде непобедимому Вермахту.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.