Первые попытки создать в составе военно-морского флота специальные разведывательно-диверсионные подразделения, использующие водолазное снаряжение, были предприняты во время Великой Отечественной войны. Одним из подобных подразделений стала рота особого назначения, сформированная на Балтийском флоте в августе-сентябре 1941 г. на базе Выборгского водолазного училища. Позже подобные подразделения были созданы на Тихоокеанском и Черноморском флотах. Морской спецназ должен выполнять самые разнообразные задачи: начиная с разведки и диверсий на территории противника и заканчивая подъемом ценных документов с затонувших кораблей. По окончании войны разведывательно-диверсионные подразделения ВМФ было решено расформировать «за ненадобностью». Но уже в 1950-х годах в нашей стране – как, кстати, и за рубежом – принялись возрождать «морской» спецназ. В 1953 г. было принято решение о формировании семи отдельных морских разведывательных дивизионов (в последующем – морских разведывательных пунктов специального назначения). Тогда за несколько лет на всех основных флотах – Черноморском, Балтийском, Тихоокеанском, Северном – были созданы Морские разведывательные пункты, предназначенные для подготовки бойцов спецназа ВМФ.

Краткая история спецназа ВМФ

Морские разведывательно-диверсионные части начали создаваться перед Второй мировой войной многими крупными державами: Великобританией, Италией, несколько позже – Германией. СССР не был исключением. Первые эксперименты по созданию подводных разведывательных подразделений проводились на Тихоокеанском флоте в 1938 г. Тогда группа разведчиков в легководолазном снаряжении была выпущена из торпедных аппаратов подводной лодки на глубине 15–20 м с целью разрезания противолодочной сети для преодоления лодкой противолодочных заграждений. Затем группа должна была выйти на берег и провести диверсию против берегового объекта с применением реального оружия и взрывчатки. Аналогичные учения были проведены перед Великой Отечественной и на Черноморском флоте. Однако к началу войны ВМФ СССР все-таки не имел специализированных разведывательно-диверсионных подводных подразделений. Их пришлось создавать в спешке, так как тяжелая обстановка требовала от флотской разведки развернуть активные действия на побережьях и захваченных противником территориях. 11 августа 1941 г. в Ленинграде было сформировано первое советское подразделение боевых пловцов – рота особого назначения (РОН). В июле этого же года на флотах начинают формироваться разведотряды. На счету морского спецназа РОН множество выдающихся операций. Они принимали участие в Шлиссельбургском десанте, вели доразведку «Дороги жизни» на Ладожском озере, поиск и обезвреживание донных мин на наших фарватерах. В ходе одного из рейдов в районе Стрельны водолаз-разведчик РОН В. Борисов обнаружил развертывание немецких ракет Фау-2, которыми немцы готовились обстреливать Ленинград. Координаты огневых позиций были переданы командованию, после чего они были уничтожены огнем корабельной артиллерии Балтийского флота. В ходе операции «Бурлаки» бойцами РОН был скрытно заминирован пирс с боевой техникой и работающими саперами противника в районе Петергофа. Еще одной известной операцией РОН стала диверсия против коллег – итальянских боевых пловцов, проведенная в ночь с 4 на 5 октября 1943 г. Высадившись на побережье Стрельнинской дамбы, разведчики-диверсанты уничтожили готовые к применению радиоуправляемые катера-мины итальянцев и наземный пост связи и наблюдения.

В августе 1944 г. водолазы-разведчики провели еще одну сложнейшую операцию – по подъему затопленной в Выборгском заливе немецкой подводной лодки U-250. Сложность заключалась в том, что работы приходилось проводить на предельной глубине, а сама конструкция лодки, по некоторым данным, предусматривала ее подрыв в случае попытки подъема. Тем не менее советские аквалангисты справились и с этой задачей. После подъема лодки в ее торпедных аппаратах были обнаружены новейшие германские торпеды Т-5, ранее неизвестные военным специалистам СССР и союзников. Их боевые характеристики значительно превосходили торпеды того времени, и на момент обнаружения Т-5 ими было уже уничтожено 24 английских корабля и несколько советских.

РОН была расформирована в конце 1945 г. Воссоздание спецназа ВМФ началось в 1952 г., когда стало ясно, что флоты вероятного противника имеют в своем составе подобные подразделения и активно развивают их. Инициатором формирования морских разведывательно-диверсионных подразделений был контр-адмирал В.К. Бекренев. 29 мая 1952 г. вопрос создания частей специального назначения был рассмотрен Военно-морским министром вице-адмиралом Н.Г. Кузнецовым и утвержден в «Плане мероприятий по усилению разведки ВМС», представленном контр-адмиралом Бекреневым 24 января 1953 г. В сентябре 1953 г. в районе бухты Круглая (г. Севастополь) был размещен 6-й морской разведывательный пункт – МРП (в 1968 г. реорганизован в 17-ю ОБр ЧФ с дислокацией на о. Березань, г. Очаков). С этого момента началось формирование спецназа ВМФ в его современном виде. В 1954 г. создан 457-й МРП на Балтийском флоте (пос. Парусное, Калининградская обл.), а в 1955 г. – 42-й МРП на Тихоокеанском флоте (изначально – бухта Малый Улисс, окончательное место дислокации – о. Русский, Владивосток). Начинают воссоздаваться методики подготовки водолазов-разведчиков, идут разработки нового снаряжения для них. Правильность решения о воссоздании морского спецназа подтвердилась уже в 1955 г., когда в ходе визита советской эскадры в Портсмут (Англия) в непосредственной близости от корабля «Орджоникидзе», с Н.С. Хрущевым на борту, был замечен боевой пловец. Была дана команда на проворот винтов корабля, в результате чего водолаз был разорван на части. Им оказался капитан-лейтенант британских ВМС Лионелл Бастер по прозвищу «Краб», опытный боевой пловец. По одной версии, Краб хотел изучить конструкцию винтов «Орджоникидзе», по другой – даже заминировать корабль.

В 1960 г. структура МРП оказывается в основном сформированной. В 1969 г. развернут 431-й МРП Каспийской флотилии из 50 водолазов-разведчиков, в 1983 г. – 420-й МРП на Северном флоте (г. Североморск). В 1967 г. на Черноморском флоте был сформирован учебно-тренировочный отряд, занимавшийся разработкой и освоением техники для морского спецназа. На протяжении всего времени своего существования спецназ ВМФ СССР занимался интенсивной боевой учебой. Спецназовцы принимали участие в минно-взрывных работах в Суэцком канале во время арабо-израильского конфликта 1974–1975 гг. участвовали в разработке нормативных документов по действиям и боевой подготовке водолазов-разведчиков, постоянно проводили учения по проникновению и учебному минированию всевозможных объектов на территории Калининградского региона, а также в Лиепае, Таллине, Балтийске, обеспечивали безопасность руководства страны во время встреч и переговоров глав США и СССР в Рейкьявике в 1986 г. и на Мальте в 1989 г., проводили огромное количество других мероприятий.

В настоящее время Украина все еще обладает подразделениями морского спецназа, среди которых:

• 73-й центр морских спецопераций ВМС Украины, г. Очаков (бывшая 17-я ОБр, затем, с середины 90-х – 7-я ОБр), в составе четырех отрядов: подводного минирования, подводного разминирования, разведки и диверсионной борьбы, спецсвязи;

• 801-й отдельный отряд борьбы с подводными диверсионными силами и средствами, г. Севастополь;

• подразделения боевых пловцов в составе ВВ МВД Украины «Омега» и «Скат».

Морской спецназ очень опасен. Даже в мирное время он намного более активен, чем части специального назначения наземных сил, – в основном, в разведывательных операциях нередко именно они могут добыть ту информацию, которая потребуется во время войны и которую не дадут ни спутники, ни беспилотные разведчики: например, о подводных кабелях связи. Бригады спецназа морского десанта могут в большинстве случаев быть незаменимым оружием для высшего командования. В подземных скальных и железобетонных укрытиях вражеские корабли недосягаемы для многих видов оружия, включая и некоторые виды ядерного. Обнаружить и вывести из строя такие укрытия – одна из наиболее важных задач спецназа. Морской спецназ также может быть использован против мостов, доков, портов и подводных туннелей противника. Еще опаснее могут быть операции спецназа против крупных кораблей – авианосцев, крейсеров, атомных подводных лодок, морских баз для субмарин, кораблей, несущих ракеты и ядерные боеголовки, и против штабных кораблей.

«Дельфин»

В составе ВС СССР, теперь ВС РФ, в системе ВМФ в ГРУ есть боевые подводные пловцы. Во всех странах мира подразделения подводных пловцов являются наиболее засекреченными, т. к. специфика действий (в водной среде) подразумевает совершенно особый метод подготовки бойцов. Современная тактика применения подводных судов пользуется примерами прошлого, причем господствует англо-итальянская школа. Тратятся огромные усилия на обучение подводных пловцов, обеспечивающее их готовность к конкретным действиям. Правильный подбор людей гарантирован особыми тестами, созданными врачами и психологами. Широко внедряются комплексные системы обнаружения и мониторинга целей по принципу: чем лучше разведка, тем успешнее атака. Существенная эволюция произошла в способах доставки пловцов и снаряжения в зону операции: кроме традиционного надводного и подводного, переброска по воздуху с помощью самолетов и вертолетов, десантирование на парашютах. Усовершенствованы методы тайного перемещения групп пловцов по территории нейтральных государств. Но и традиционный способ развивается дальше. Создана целая серия судов-маток, способных перевозить подводных пловцов в район цели. Среди них есть атомные, дизельные миниатюрные подводные лодки.

Задачи боевых пловцов и кораблей поддержки можно разделить на 2 группы: 1) наступательные – атаки целей на базах, стоянках, морских путях, атаки береговых целей, прокладывание проходов для сил ВМФ путем устранения препятствий, заграждений, средств предупреждения, связи, пассивной обороны, транспортировка групп пловцов; 2) оборонительные – разведывательные действия, спасательные операции, полицейские. Антитеррористические задачи, охрана границ, охрана подводных военных и гражданских сооружений. Динамическое развитие средств подводных диверсий привели к разработке особой тактики и снаряжения для их уничтожения:

1. Уничтожение боевых пловцов на базах и в школах обучения (необходима хорошая разведка, все базы законспирированы).

2. Разрушение инфраструктуры – судов-баз, портов, верфей, ремоборудования, предприятий (как следствие, предотвращение подготовки операции).

3. Перехват диверсионных групп на исходных позициях или на стадии переброски (опять необходима точная разведка).

ПДСС были созданы только в 1969 г., а «Дельфин» – в 1970 г. Удалось не только догнать аналогичные подразделения ВМФ США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, но и превзойти их.

Похожие книги из библиотеки

Снайперская война

Впервые в отечественной литературе!

Глубокое исследование снайперской войны на протяжении двух столетий – с позапрошлого века до наших дней. Анализ развития снайперского дела в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах, на поле боя и в тайных операциях спецслужб. Настоящая энциклопедия снайперского искусства – не ремесла, а именно искусства! – ведь точность выстрела зависит от десятков факторов: времени суток и температуры воздуха, скорости и направления ветра, расстояния до цели, как падет свет, куда перемещаются тени и т. д., и т. п. Исчерпывающая информация о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем самого жестокого из воинских искусств.

Мясищев. Неудобный гений. Забытые победы советской авиации

Его вклад в историю мировой авиации ничуть не меньше заслуг Туполева, Ильюшина, Лавочкина и Яковлева – однако до сих пор имя Владимира Михайловича Мясищева остается в тени его прославленных коллег.

А ведь предложенные им идеи и технические решения по праву считаются революционными. Именно его КБ разработало первый отечественный межконтинентальный бомбардировщик М-4, первый сверхзвуковой стратегический бомбардировщик М-50 и первый в мире «космический челнок».

Но несмотря на все заслуги, огромный талант и организаторские способности, несмотря на то что многие историки прямо называют Мясищева «гением авиации», его имя так и не обрело всенародной известности – возможно, потому, что руководство советской авиапромышленности считало его «неудобным» конструктором, слишком опередившим свое время.

Эта книга, созданная на основе рассекреченных архивных материалов и свидетельств очевидцев, – первая отечественная биография великого советского авиаконструктора.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Автомобили Советской Армии 1946-1991

Новая книга от автора бестселлеров «Автомобили Красной Армии» и «Военные автомобили Вермахта». Уникальная энциклопедия автотехники, стоявшей на вооружении Советской Армии в 1945–1991 гг. Полная информация о всех типах серийных армейских автомобилей, специальных кузовов, надстроек и вооружения, а также бронетранспортеров первого поколения, выпускавшихся на шасси армейских грузовиков.

Если в годы Второй Мировой войны СССР катастрофически отставал от Запада в качестве и количестве автотранспорта, что стало одной из главных причин поражений 1941–1942 гг., то после Победы наш военный автопром совершил колоссальный рывок, не только догнав, но кое в чем (например, в производстве подвижных колесных систем ракетного вооружения и переправочных средств) даже обогнав «вероятного противника». Лучшие советские армейские автомобили – легендарные ГАЗ-69, УАЗ-469, ГАЗ-66, ЗИЛ-157, ЗИЛ-131 и «Урал-375» – по праву занимали в мировых рейтингах высокие позиции, отличаясь простотой, надежностью и великолепной проходимостью. Эпоха 1950–1960-х гг. стала поистине «звездным часом» для всего отечественного ВПК, в том числе и для автомобильной отрасли, способной самостоятельно разрабатывать уникальную военную технику, не имевшую аналогов за рубежом, и выпускать лучшие за всю отечественную историю полноприводные армейские автомобили со специальным оборудованием и вооружением. Об этой ожесточенной «войне моторов», в которой был достигнут паритет с НАТО и обеспечена реальная безопасность страны, рассказывает новая книга ведущего специалиста по истории автомобилестроения, иллюстрированная сотнями редких фотографий.