Ту-2 в польских ВВС

Польша получила от Советского Союза восемь новых самолетов Ту-2С. Передача машин совершилась 10 октября 1949 года на аэродроме Легницы.

Ту-2С вошли в состав одной из эскадрилий 7-го отдельного полка пикирующих бомбардировщиков, базировавшегося на аэродроме в Лавице. Планировалось перевооружить самолетами Ту-2С весь полк. Штат полка насчитывал 33 самолета, большинство из которых были Пе-2. Однако вскоре было решено закупить реактивные бомбардировщики и от Ту-2С отказались. В 19450 году три Ту-2 передали в морскую авиацию. 17 апреля 1951 года в 76-м полку оставалось пять Ту-2 (в третьей эскадрилье). 8 августа 1952 года один Ту-2 во время бури упал в Паковское озеро. Экипаж (пилот поручик Казимеж Стасько, штурман подпоручик Ян Клосовский, радист взводный Мечислав Маркевич) погиб. В 1953 году полк оснастили реактивными бомбардировщиками Ил-28, а Ту-2 впредь использовались лишь во вспомогательной авиации.

Три Ту-2 в 1950 году получила морская авиация (один в феврале и два в мае). Машины попали в состав эскадрильи дальней разведки 30-го авиаполка морской авиации. Самолеты получили тактические номера «1», «2» и «8». Две машины были в основном варианте бомбардировщика, а третий был в учебном варианте и имел второй набор органов управления. В документах этот самолет проходил как УТу-2. Самолеты использовались для патрулирования на Балтике, буксировки целей для учебных стрельб корабельной артиллерии и бомбардировки. В частности, бомбить пришлось обломки корабля «Gryf», лежавшие на дне Плуцкого залива. Самолеты также использовались для подготовки экипажей к ночным полетам.

29 марта 1955 года Ту-2С «1», пилотированный лейтенантом Адамом Миха-леком, совершал перелет из Мальборки в Гдыню. На маршруте самолет попал в снежный буран. Михалек совершил вынужденную посадку в районе Избицы, повредив при этом машину. Выяснилось, что бомбардировщик сел на замерзшем болоте. Прежде чем началась эвакуация самолета, пришла оттепель. Самолет увяз в грязи, его пришлось разобрать на запчасти. В конце 1955 года сформировали 15-ю отдельную разведывательную эскадрилью морской авиации, оснащенную реактивными самолетами Ил-28. Обе машины Ту-2С передали в 19-ю буксировочную эскадрилью, базировавшуюся в Слупске. Там самолеты использовались для буксировки воздушных целей. В 1964 году в Музей Войска Польского в Варшаве передали Ту-2С из слупской эскадрильи. Это была машина «8».

Один Ту-2 остался в Техническом институте ВВС в качестве экспериментальной машины для испытания катапульт. На месте заднего стрелка установили катапульту, выстреливаемую с помощью порохового заряда. Самолет был представлен во время праздника авиации в 1956 году. В 1964 году самолет передали в Музей польской авиации в Кракове.

Носовая часть фюзеляжа. Видны несущие элементы и узлы крепления дополнительного оборудования.

Носовая часть фюзеляжа. Видны несущие элементы и узлы крепления дополнительного оборудования.

Центропланы самолетов «103 В С» (Ту-2) на сборочной линии завода № 166.

Центропланы самолетов «103 В С» (Ту-2) на сборочной линии завода № 166.

Образец самолета «103ВС» на территории завода № 166, Омск, весна 1942 года.

Образец самолета «103ВС» на территории завода № 166, Омск, весна 1942 года.

Похожие книги из библиотеки

Артиллерийское вооружение советских танков 1940-1945

Как показывает практика, сегодняшние «танковые мэтры», уделяя большое внимание матчасти танков, как правило, не вникают в особенности танкового вооружения. Они могут часами смаковать подробности ТТХ боевых машин: толщину брони, скорость движения, запас хода и т.д. Познания же об артиллерийском вооружении танков у них определяются, в основном, калибром артсистемы и какими-то цифрами, определяющими ее броне пробиваемость (большей частью теоретическую). Тем не менее, танковые артсистемы заслуживают куда более пристального внимания, особенно, если это артсистемы отечественного производства.

Настоящее издание составлено человеком, который по одноименному анекдоту о «тридцати восьми попугаях» считает, что тезис «главное в танке — пушка» не лишен своей логики. И предлагая вашему вниманию краткое обозрение отечественных танковых пушек времен войны, он надеется, что в кругу любителей артиллерии поклонников прибавится, ну а если этого не случится, автор будет доволен, что постарался сказать свое слово в истории отечественной танковой артиллерии.

«Зверобои». Убийцы «Тигров»

Первые образцы тяжелых самоходно-артиллерийских установок были созданы в Советском Союзе еще до начала Второй мировой. Однако до их серийного производства дело тогда не дошло. Реалии войны, появление в рядах гитлеровских Панцерваффе новых тяжелых танков, заставили советских конструкторов вернуться к разработке тяжелых самоходок.

Вооруженные мощными 152-мм орудиями, эти боевые машины стали наиболее грозным противотанковым средством Красной Армии. Снаряд массой в полцентнера срывал с погона башню «Тигра», проламывал броню «Пантеры». Именно за успехи в борьбе с немецким бронированным «зверинцам» советские солдаты и дали тяжелым самоходкам уважительное прозвище «Зверобой».

SB2C Helldiver

Кертисс SB2C «Хеллдайвер» был, в лучшем случае, обычным пикирующим бомбардировщиком. В худших своих проявлениях он заслужил ряд нелестных прозвищ, среди которых были: «Большая хвостатая тварь» (Big Tailed Beast), обычно сокращавшееся до просто «Тварь», «Сукин сын 2-го класса» (Son-of-a-Bitch 2nd Class) и другие, более грубые. Причины всеобщей ненависти к этой машине заключались вовсе не в неумении Кертисс и её главного конструктора Рея Блейлока проектировать самолёты. Источником всех бед были первоначальная спецификация (техническое задание) ВМС США, упрямая настойчивость флота по запуску «Твари» в серийное производство и, к несчастью, начавшаяся Вторая Мировая война.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании (собранные схемы на разворотах), подписи к иллюстрациям текстом.

«Соколы», умытые кровью. Почему советские ВВС воевали хуже Люфтваффе?

«Всё было не так» – эта пометка А.И. Покрышкина на полях официозного издания «Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне» стала приговором коммунистической пропаганде, которая почти полвека твердила о «превосходстве» краснозвездной авиации, «сбросившей гитлеровских стервятников с неба» и завоевавшей полное господство в воздухе.

Эта сенсационная книга, основанная не на агитках, а на достоверных источниках – боевой документации, подлинных материалах учета потерь, неподцензурных воспоминаниях фронтовиков, – не оставляет от сталинских мифов камня на камне. Проанализировав боевую работу советской и немецкой авиации (истребителей, пикировщиков, штурмовиков, бомбардировщиков), сравнив оперативное искусство и тактику, уровень квалификации командования и личного состава, а также ТТХ боевых самолетов СССР и Третьего Рейха, автор приходит к неутешительным, шокирующим выводам и отвечает на самые острые и горькие вопросы: почему наша авиация действовала гораздо менее эффективно, чем немецкая? По чьей вине «сталинские соколы» зачастую выглядели чуть ли не «мальчиками для битья»? Почему, имея подавляющее численное превосходство над Люфтваффе, советские ВВС добились куда мeньших успехов и понесли несравненно бoльшие потери?