ГЛАВА 1.

СКОРОСТЬ ТАНКА

Разговор англичанина — хозяина дома с водителем автомобиля, въехавшим в его кухню через пролом стены:

Хозяин: «Вы куда ехали?»

Водитель: «Вообще я ехал в Ливерпуль, но не вписался в поворот».

Хозяин: «В следующий раз поезжайте через спальню, там путь короче».

(Анекдот)

Во всем должно быть чувство меры. При назначении высокой максимальной скорости перспективных образцов бронетанковой техники необходимо иметь четкое представление о существовании ряда препятствий, преодоление которых связано с трудноразрешимыми техническими проблемами (например, надежностью ходовой части) и, главное, с опасными явлениями, относящимися к так называемому человеческому фактору.

Ироничный анекдот, предшествующий этой главе, и фотографии указывают на желание авторов заострить внимание танкостроителей и военных специалистов на существовании проблем, связанных с освоением высоких скоростей в танкостроении. Игнорирование этих вопросов может направить развитие танкостроения по ложному пути, что негативно отразится на сроках поступления в войска современной бронетехники и наложит дополнительные тяготы на военный бюджет страны. История танкостроения в СССР имеет такие примеры.

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

Любимец маршалов Советского Союза - танк БТ-5 в прыжке

 В 30-х гг. прошлого столетия у нас в стране наиболее массовыми были легкие танки Т-26 и колесно-гусеничные БТ. Последние составляли основу наших механизированных и танковых соединений. Средние танки Т-28 и тяжелые Т-35 изготавливались в ограниченном количестве. Бронирование всех танков было противопульным. Обладая высокой удельной мощностью, танки БТ не имели себе равных в мире по маневренным качествам. Это видно из представленной таблицы.

Характеристики подвижности быстроходных танков БТ [8],[9].

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

БТ были очень любимы танкистами и высшим военным руководством страны: маршалами Советского Союза М.Н. Тухачевским и К.Е. Ворошиловым. В тот период в войсках стали проводиться соревнования на самый прыгучий танк. Танки БТ прекрасно смотрелись на учениях, развивая высокие скорости и совершая показательные прыжки с трамплина на 20 и более метров [9,10]. Но слабая броня защищала танк только от пуль и легких осколков, а маломощная пушка была бессильна в состязании с танковым оружием противника. Танки БТ-5 участвовали в гражданской войне в Испании на стороне Республиканской армии в 1936—1939 гг. Из 50 танков БТ-5 и танкистов-добровольцев Красной Армии в Испании был сформирован отдельный Интернациональный танковый полк Республиканской армии. В ходе боев под Фуэнтес де Эбро и во время штурма города Теруэля в конце 1937 г. от огня малокалиберной противотанковой артиллерии калибра 37 и 50 мм из строя танкового полка выбыл 31 танк. В марте 1938 г. добровольцы и военные советники были отозваны на Родину, а Интернациональный танковый полк Республиканской армии был расформирован [9]. Таким образом, самые быстрые танки в мире, имеющие показатели удельной мощности выше, чем у всех современных танков, включая Т-80У, не могли противостоять малокалиберной противотанковой артиллерии даже в 1937 г. При этом экипажи танков комплектовались из лучших танкистов РККА.

Обобщение опыта боевых действий легких танков Красной Армии в Испании, а также опыта эксплуатации танков в войсковых соединениях показало следующее:

- танки БТ отвечали требованиям подвижности, но были перегружены, нерешенной проблемой была низкая надежность ходовой части;

- возникла проблема запасных частей, усугубленная наличием в одном классе бронемашин двух разнотипных танков — Т-26 и БТ.

Стало ясно, что для вооружения РККА требуется новый единый, надежный танк общевойскового применения. Таким танком стал легендарный Т-34, созданный коллективом конструкторов под руководством выдающегося главного конструктора М.И. Кошкина. Он сумел доказать колеблющемуся и нерешительному военному руководству, что ставка на высокую эксплуатационную скорость в ущерб бронированию и вооружению, принятая в 1933-1934 гг., устарела, а перспективный танк должен иметь только гусеничную ходовую часть с оптимальной максимальной скоростью 54 км/ч. Но вопрос о выборе единого нового танка затянулся до 1940 г. Все это время продолжался выпуск устаревших танков типа Т-26 и БТ, с которыми Красная Армия вступила в бой с немецкими танками, укомплектованными высококлассными обученными экипажами.

Принятый на вооружение Красной Армии прекрасный танк Т-34 перед началом войны не был освоен в серийном производстве, имел недостаточную надежность. Новые танки, поступившие на вооружение, требовали для своей эксплуатации новые виды топлива (для танков Т-34 и КВ-1 — дизельное топливо, для всех остальных — бензин) и боеприпасы в связи с установкой пушек повышенного могущества. Снабжение войск этими расходными материалами не было налажено. Отсутствие необходимого количества дизельного топлива и практических снарядов препятствовало проведению плановых боевых занятий по слаживанию танковых взводов и рот. «Предотвратить катастрофу лета 1941 г. в тех условиях могло только чудо» [8]. Чудо случается только в сказках.

К 1 декабря 1941 г. за четыре месяца войны мы потеряли 20 тыс. танков из 23 тыс., имевшихся на начало Великой Отечественной войны — поданным Института военной истории, на которые ссылается Ю.П. Костенко [11].

Но все это было потом, а в мае 1940 г. Маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов был снят с должности Наркома обороны СССР с формулировкой:

«За отставание в разработке вопросов оперативного управления и непонимание принципов применения танков, авиации, десантов» [12].

Извлекли ли мы из этого исторического периода отечественного танкостроения какой-то полезный урок? Оказывается, нет! Вновь существуют в наших войсках разномарочные танки, ГСМ и запчасти; о прыгучести танков говорят во всех СМИ больше, чем о могуществе вооружения и защищенности. Также слаба надежность ходовой части танка Т-80У, также нерешительно действует высшее военное руководство в комплектовании Сухопутных сил единым танком Т-90, принимая на вооружение новые модификации газотурбинных танков типа Т-80. Зазвучали призывы создателей Т-80 к достижению скоростей танков 100 км/ч, поддерживаемые отдельными руководителями ГАБТУ Минобороны. В опубликованных мечтах одного из создателей танка Т-80 [13] видится достижение в танке XXI века следующих показателей:

«Удельная мощность силовой установки — 50-30 л.с./т, средняя скорость движения 70-75 км/ч, максимальная — 100 км/ч. Ресурс машины — 3000-4000 ч. Выполнить эти требования возможно с установкой газотурбинного двигателя». Для реализации указанных фетиш-скоростей на марше в колонне А. Дзявго предлагает увеличить дистанцию между машинами[5].

Кстати, а как влияет скорость танка на дистанцию между машинами?

На основании исследований, на которые ссылается Ю.П. Костенко [15], дистанция между машинами должна устанавливаться в зависимости от скорости движения колонны следующим образом:

- допустимая дистанция при 30 км/ч — 30 м;

- при 35 км/ч — 50 м;

-  при 40 км/ч — 75 м;

-  при 50 км/ч — 150 м и т.д.

При скоростях 75-100 км/ч дистанция между танками должна составлять уже сотни метров. И к этому призывает нас А. Дзявго?

Ссылаясь на проведенные исследования, Костенко приводил такие данные:

График зависимости фактической скорости движения батальонной колонны Vк («1») от максимальной скорости одиночного танка Vод («2»)

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

 «...Как показывает опыт, увеличение скорости движения танков одиночных не увеличивает скоростей движения колонн» и прилагал график.

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

М1«Абрамс». «Не вписался в поворот»

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

M1 «Абрамс». «Догоняя свою колонну. Нерасчетливый обгон»

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

«Меркава». «Не успел затормозить»

Скорость танка. Какой она должна быть?

Апологеты высокоскоростных танков типа «БТ» Н.И. Прокопенко и А.А. Соловьев считают, что при возникновении локальных войн и конфликтов «...потребуются мобильные воинские подразделения, оснащенные высокоскоростными боевыми и вспомогательными машинами. Если раньше, исходя из существовавшей тогда концепции применения танковых войск, на первое место ставились маршевые возможности танков, то в настоящее время в боевых условиях на первое место выдвигаются подвижность и маневренность одиночного танка», способного быстро перемещаться и наносить удары в условиях «партизанской войны»[16].

С этим нельзя согласиться. В интервью «ВПК» главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник А.Ф. Маслов в сентябре 2005 г. сказал, «…что применение танковых войск в контртеррористической операции является все же частной, а не характерной для них задачей. Главное предназначение танковых частей и подразделений — ведение боевых действий в локальных и региональных (крупномасштабных) войнах» [17].

Один из главных военных теоретиков в части боевого применения танков доктор военных наук, профессор Н.К. Шишкин в специальной статье «Танки в локальных войнах и вооруженных конфликтах» [18] особо подчеркивает тенденцию роста и удельного веса танков в составе общевойсковых группировок войск, участвующих в таких боевых действиях. Например, в арабо-израильских войнах в 1967 г. участвовало 3000 танков, в 1973 г. — 6700, в зоне Персидского залива («Буря в пустыне») уже более 9000 и т.д. В пространной аналитической статье боевого применения танков в локальных и вооруженных конфликтах с 1950-х гг. по настоящее время им не приведен ни один случай, подтверждающий концепцию применения одиночных танков.

Скопление такого большого количества танков в назначенном районе невозможно представить без организованного передвижения войск в колоннах, называемого маршем, с организацией разведки, охранения, защиты от ОМП и воздушного нападения, маскировки, инженерного, технического и тылового обеспечения, наличия комендантской службы и пунктов управления.

Если признать концепцию преимущественного применения в боевых действиях одиночных танков, надо немедленно приступить к изменению ТТТ к танкам.

Анализируя влияние на эффективность бронетанковой техники основных факторов, характеризующих современный бой, Г.Б. Пастернак пишет: «Многие характеристики и свойства БТТ задаются, учитывая их коллективное применение: броня усиливается в переднем секторе за счет остальных проекций, такая же направленность приборов прицеливания и наблюдения, вооружения, расположение МТО на корме. Необходимо стремиться поддерживать эту особенность боевого применения БТТ однообразием характеристик подвижности.

Создавая новый танк с существенно новыми свойствами подвижности, следует сразу планировать переоснашение войск всей взаимодействующей боевой и обеспечивающей техникой» [19].

Таким образом, выдвигая требование о создании высокоскоростного перспективного танка, надо одновременно менять всю инфраструктуру Сухопутных сил Российской армии и, как следствие, боевой устав.

В 1983—1986 гг. в зимних условиях на территории Сибирского военного округа проводились очередные войсковые испытания (ВИ) отечественных танков под кодовыми названиями «Тайга» (1983—1984 гг.) и «Акация» (1985—1986 гг.). Было установлено, что маршевые скорости колонн танков Т-72 при движении «по-походному» на ВИ «Акация» превосходили на 13% маршевые скорости танков на ВИ «Тайга». По заключению комиссии, это было обусловлено тем, что на ВИ «Тайга» колонна двигалась со скоростью, установленной боевым уставом, а на ВИ «Акация» — со скоростью, определяемой техническими возможностями танков [31].

Несмотря на очевидное качественное улучшение подвижности всех принятых на вооружение СССР новейших танков, изменений установленной в боевом уставе средней скорости их движения не последовало.

Но, может быть, в этом виновата косность военных, и боевой устав просто-напросто устарел?

Чтобы разобраться в этом вопросе, обратимся к объективным данным, показывающим, насколько повлияло повышение удельной мощности и максимальной скорости движения танков на фактически достигнутые значения их средней скорости в различных условиях эксплуатации.

«История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков», — писал известный историк Василий Ключевский. Пусть это будет напоминанием тем, кто сегодня отвечает за будущее отечественного танкостроения.

Рекламные утверждения ряда авторов публикаций [5, 6, 20] о том, что танковый газотурбинный двигатель явился столь же революционным шагом в танкостроении, как переход с поршневого двигателя (ПД) на газотурбинный в авиации, а «установка на танк ГТД равнозначна замене бензинового двигателя на дизель в 40-х гг. XX века» [13], являются глубоко ошибочными. Что касается авиации, то стремление летать с возможно большими скоростями в конце 1940-х гг. стало ограничиваться недостаточной мощностью поршневых двигателей и характеристиками винтомоторной группы.

В авиации переход к турбореактивным двигателям обеспечил только за 5 лет невиданное увеличение скорости полета самолетов от 600—700 км/ч в 1945-1950 гг. до 1500-2000 км/ч в 1950-1955 гг., т. е. в среднем в 2,7 раза при приемлемой экономичности [21], что сделало возможным повсеместное вытеснение поршневых двигателей более прогрессивными реактивными.

Более 30 лет в России (СССР) существует газотурбинный танк Т-80. Высшее военное руководство страны в годы «холодной войны» делало ставку на стремительный выход этих танков из Восточной Германии к проливу Ламанш уже к утру пятого (по другим данным, восьмого—десятого [22]) дня наступления в случае начала «большой войны», ориентируясь только на высокие максимальные скорости танка Т-80 по шоссе, согласно рекламным проспектам. Ошибка Генерального штаба СССР особенно хорошо обозначилась… в 1991 г., когда «… темп решающего маневра VII корпуса США, выполняемого по Кувейту, задавался не скоростью его танков M1, а скоростью обременяющего его транспорта снабжения, от которого корпус зависел в отношении топлива» [23].

Насколько серьезно это влияет на маршевые скорости танков, свидетельствует тот факт, что в последней войне коалиционных войск во главе с США на Ближнем Востоке против Ирака в 2003 г. танковые колонны М1А2 только за 4 суток преодолели 100 км, чтобы достичь Багдада. И это происходило на территории богатейшего нефтеносного региона, причем фактически без сопротивления со стороны войск Саддама Хусейна, подавленных успешными действиями авиации и все уничтожающими ракетными атаками.

Мудрый британский политик У. Черчилль говорил:«Какой бы хорошей ни была стратегия, время от времени нужно смотреть на результат». Наступил момент сравнить ожидаемые и полученные результаты скоростных характеристик танка Т-80.

• По результатам войсковых испытаний (ВИ) газотурбинные танки Т-80, номинальная удельная мощность которых превышала показатели дизельных танков Т-72 на 25%, имели преимущество по тактическим скоростям[6] в европейских условиях на 9%, в условиях Средней Азии — не более 2%. В горной местности танки Т-80 уступали в скорости танкам Т-72 [24]. На войсковых испытаниях «Ольха» в 1984 г., проходивших на территории Прикарпатья, при движении по пересеченной местности, действуя в боевых порядках (10 ленинградских танков Т-80У с ГТД мощностью 1100 л.с. и 1250 л.с. и 10 тагильских танков Т-72А с дизельными двигателями мощностью 840 л.с), средние скорости тагильских танков были на 5,4% выше скорости танков Т-80У [24]. А в условиях Дальнего Востока в 1980—1981 гг. (войсковые испытания «Багульник») при движении танков на протяженных лесных дорогах с узкими проходами между деревьями, средние скорости танков Т-72А на отдельных участках превосходили средние скорости танков Т-80У до 11% [24]. В то же время часовой расход топлива у Т-80 был выше, чем у танков Т-72, в 1,8 раза, а запас хода по топливу меньше до 31% [25].

По результатам специально выполненной Всесоюзным (Всероссийским) научно-исследовательским институтом транспортного машиностроения (ВНИИТМ) научно-исследовательской работы [26] были выявлены факторы, ограничивающие скорости движения танков Т-72 и Т-80 при движении в одинаковых условиях по пробеговым трассам в различных регионах СССР. Было установлено, что практически при одинаковых средних скоростях движения, при существенном преимуществе в удельной мощности Т-80 в сравнении с танком Т-72, скорости танка Т-80 во всех регионах сдерживали микропрофиль трассы (конструктивный недостаток ходовой части) и извилистость пути движения (с ней связаны частое использование тормозов с последующим разгоном танка после торможения. Из-за худшей приемистости ГТД танк Т-80 проигрывал всегда при преодолении извилистых участков трассы!).

Скорости танка Т-72Б с дизелем мощностью 840 л.с. ограничивались, в основном, сопротивлением движению, т.е. недостатком мощности двигателя. (Напомним читателю, что мощность двигателя танка Т-90С, являющегося продуктом глубокой модернизации танка Т-72Б, составляет 1000 л.с).

Скорости танков при войсковой эксплуатации резко снижаются по сравнению со скоростями, достигаемыми танками на всех проводимых официальных испытаниях и выставках, и мало зависят от типа двигателей и удельной мощности танка. В этом нетрудно убедиться: по данным подконтрольной эксплуатации танков в войсковых частях средние эксплуатационные скорости движения составили: у танков Т-80Б (удельная мощность 23,3 л.с/т) и Т-80БВ (удельная мощность 24,7 л.с/т) — до 12,5 км/ч; у танков Т-72Б (удельная мощность 18,9 л.с/т) — до 10,5 км/ч [27]. Эти скорости более чем в 2,5—3 раза ниже средней скорости танков при проведении официальных войсковых испытаний. Средняя скорость танков Т-80 в экспериментальной танковой роте в Группе советских войск в Германии, опекаемой специалистами ленинградских КБ — создателей танка и двигателя, составила всего 10,3-15,2 км/ч [6].

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА
ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

Основной боевой танк Т-90С

ГЛАВА 1.   СКОРОСТЬ ТАНКА

Основной боевой танк Т-80У

• По условиям безопасности движения максимальные скорости современных танков установлены до 72 км/ч. На английском основном боевом танке «Челленд-жер-2» максимальная скорость вообще составляет 56 км/ч [28, 29]. Существует мнение военных специалистов, что максимальная скорость по шоссе вообще является чисто технической характеристикой и при оценке эффективности бронетанковой техники не должна приниматься во внимание [19]. Увлечение высокой максимальной скоростью требует усложнения трансмиссии — введения дополнительных передач вперед, которые могут никогда не использоваться, но будут оплачены снижением надежности танка. Недоиспользование мощности двигателя в процессе движения танка ведет к необоснованному увеличению габаритов моторно-трансмиссионного отделения, ухудшению топливной экономичности и повышению стоимости танка.

В отечественной специальной литературе, начиная со второй половины прошлого века, вопрос о приоритетности высокой максимальной скорости никогда не поднимался и не включался заказчиком в ТТЗ на разработку перспективных танков.

Интересная информация по этому вопросу содержится в «Дневниках» главного конструктора А.А. Морозова [30]. В мае 1972 г. на научно-техническом совете Министерства оборонной промышленности с участием главных конструкторов отрасли рассматривались проекты перспективных танков 1980-х гг. А.А. Морозов докладывал о представленном ХКБТМ техническом предложении по разработке нового перспективного среднего танка Т-74 (изделие «450») с заявленной максимальной скоростью 70 км/ч. При обсуждении этих предложений начальник Главтанка Н.А. Кучеренко (в прошлом — заместитель А.А. Морозова по общим вопросам) сделал замечание докладчику: «Надо поднять максимальную скорость движения танка до 100 км/ч!»

Морозов и все другие главные конструкторы, а также директора институтов даже не стали обсуждать этот вопрос.

Несмотря на признаки оживления в боевой подготовке военнослужащих в наших вооруженных силах в последнее время, еще не достигнут уровень даже 1960—1980-х гг. Можно ли поверить, что наши суперсовременные танки, даже укомплектованные сверхсрочниками или контрактниками, понесутся по автомагистралям со скоростью 100 км/ч, если, поданным исследований режимов работы танковых двигателей, в течение «типового дня эксплуатации танков» еще в доперестроечное время на основании ана-лиза собранной в войсковых частях статистической информации НИИД установил:

средняя нагрузка двигателя более 80% составляет всего 8% (!) от суммарного времени работы двигателя;

потребность в движении танка выше 20 км/ч не превышает 4% (!) [31].

Решающим показателем подвижности является средняя скорость на пересеченной местности. Средние скорости танковых колонн на маршах при войсковых испытаниях составляют для всех стран мира 25—35 км/ч [15, 28, 32]. Назначение средних скоростей танков на пересеченной местности требует также тщательного обоснования с учетом взаимосвязи динамических возможностей машины и человеческого фактора.

К сожалению, в Российской армии, как в школе, есть не только отличники и хорошисты, но троечники и неуспевающие. Во времена СССР качество призывного контингента было заметно выше, однако, по данным исследования ВНИИТМ 1988 г., сержанты и солдаты за 2 года службы в среднем были способны реализовать лишь 60% боевых возможностей бронетанковой техники [15]. По результатам подведенных Минобороны России итогов зимнего периода обучения 2006—2007 гг. в войсках, хорошую оценку получили только 28% всех соединений вооруженных сил. «На «удовлетворительно» отчитались 72% дивизий» [33]. Нетрудно понять, что при движении танковой колонны с соблюдением уставных требований по дистанции между машинами средняя скорость перемещения колонны будет определяться наименее подготовленными водителями.

Этим и объясняется наличие слабой зависимости средней скорости движения танковых подразделений от удельной мощности танков при современных ее уровнях, достигающих более 20 л.с/т.

В дневнике главного конструктора А.А. Морозова [30] содержатся записи о нескольких столкновениях танков Т-64А при совершении марша из Чугуева в Новомосковск 20.06.1972 г. в составе колонны из 16 танков. А 15 ноября 1972 г., описывая результаты марша черкасского танкового полка, Морозов привел данные о семи случаях столкновений танков на марше. Участвующий «вне конкурса» на войсковых испытаниях 1972 г. опытный танк УКБТМ — объект «172-2М», укомплектованный первоклассным профессиональным экипажем из числа испытателей УКБТМ, догоняя колонну танков, не заметил выползавшей из густых кустов водовозки… Водитель и пассажир водовозки даже испугаться не успели, как ЗИЛ-157 лишился своей передней части. К счастью, оба человека сильно не пострадали, и после обследования в больнице их отпустили домой [24]. В войсковых испытаниях 1986 г. трех типов новейших танков было также зафиксировано 5 наездов машин друг на друга [28]. Мы располагаем аналогичными примерами, взятыми из опыта эксплуатации зарубежных танков. Нелишним будет привести предупреждение Р. Хилмеса [34] танковым конструкторам: «Экипажи танков «Леопард-2» вынуждены признать факт, что их танк движется по местности быстрее, чем они успевают среагировать».

В марте 1974 г. на совещании в Министерстве оборонной промышленности обсуждались основные показатели перспективных танков. В ходе этих обсуждений прозвучала реплика заместителя главного конструктора ЧТЗ: «Средняя скорость движения танков более 45 км/ч не нужна, экипаж при такой скорости работать не может» [30]. С этим мнением никто из главных конструкторов и военных спорить не стал.

Танковые специалисты знали, что скорость танка ограничивают: управляемость, возможность пробоя подвески при движении по неровностям и психофизиологические возможности человека. Первые два фактора можно преодолевать совершенствованием конструкции танка. Можно повысить среднюю скорость, используя специальный отбор людей для формирования экипажей, а также применяя их специальное обучение и тренировки, как в авиации. С ростом удельной мощности современных танков, усложнением их конструкции, внедрением новых комплексов потребовалось бы комплектовать экипажи профессионалами (по примеру авиации — офицерами). С этой просьбой в Генштаб обратилось ГБТУ. Однако Генштаб на это согласия не дал, мотивируя свой отказ финансовыми соображениями, так как планировал иметь танков в армии ориентировочно на два порядка больше, чем самолетов [11]. Но, даже комплектуя экипажи профессионалами, нельзя «перешагнуть» через определенные ограничительные пределы в допустимой средней скорости движения танка.

Поэтому никак нельзя согласиться с мнением наших оппонентов, что ошибки экипажей относятся «не к танку или двигателю» [2]. Авторитетный танковый специалист Ю.П. Костенко не стеснялся в оценке таких подходов: «К сожалению, до сего дня наши военные специалисты — танкисты и танкостроители рассуждают о динамических возможностях машины только с точки зрения техники, проявляя либо бездарность в вопросах зависимости динамики танка от способностей человека, либо непростительно пренебрегая человеческим фактором вообще» [15].

Очевидно, вопрос о допустимой средней скорости танков по пересеченной местности тесно увязан со многими факторами и требует глубокого научного изучения.

Логично рассуждая, прежде чем браться за разработку и освоение для перспективного ОБТ дорогостоящих и сложнейших конструкций новой силовой установки с мощнейшим двигателем или гидропневматической подвески с динамическим управлением от бортовой ЭВМ [35], надо убедиться в совместимости этих нововведений с психофизиологическими возможностями «среднего» танкового водителя при эксплуатации этого танка в войсках.

• В процессе войсковых испытаний на территории СССР в 1970-х и 1980-х гг. проводились ротные тактические учения (РТУ) с участием новейших танков, находящихся на вооружении на тот период времени. В учениях разыгрывались «боевые действия», позволяющие максимально реализовать технические возможности новых танков. Уровень подготовки экипажей танков Т-72 и Т-80, сформированных из одного танкового батальона и обученных в одинаковое отведенное на это время, был равным. Разбор ротных тактических учений показал, что у танков Т-80 нет никаких преимуществ перед танком Т-72. Например, время на выполнение тактических задач при проведении РТУ в 1981 г (ВИ «Тайфун») оказалось для всех марок машин практически одинаковым, так как, по заключению комиссии, определяющим условием для выполнения тактических задач явилось время на обнаружение и поражение цели.

Время, затраченное на продвижение от переднего края до конца выполнения боевой задачи (Атака!), на войсковых испытаниях «Тайга» (1983—1984 гг.) у танков Т-72А оказалось меньше, чем у танков Т-80Б, на 12%! Мы не собираемся приписывать танку Т-72А в этой «боевой ситуации» какие-либо преимущества в сравнении с танком Т-80Б, ибо скорость наступления — «показатель не столько образца, сколько организационной единицы (рота, батальон, полк)» [19]. В выводах комиссии отмечено, что недостаточный обзор поля боя с рабочих мест членов экипажа танков существенно затруднял обнаружение, опознавание, целеуказание, своевременное реагирование на изменение тактической обстановки в ходе боя [31].

Следовательно, ставка на выигрыш в бою за счет применения высокоскоростных танков без комплексного улучшения других боевых качеств танков и специального отбора экипажа по психофизиологическим качествам и его обучения с применением современных средств, как в авиации, обречена на неудачу.

* * *

Литература и источники

1. Козишкурт В., Ефремов А. Танковый вальс. Будущее отечественного танкостроения // Завтра. — 2007, №46 (730).

2. Морозов В., Цырульников В., Изотов Д. Что лучше дизеля?//НВО. -2001, №27.

3. Козишкурт В., Ефремов А. Бросивший вызов времени. // ВПК. — 2005, №26 (93).

4. Козишкурт В., Ефремов А. Чего не боятся танки? // НВО. — 2004, №38.

5. Изотов Д. Критика статьи «А дизель все-таки лучше»: http://alexfiles99.narod.ru/library/0001/diesel orgasturbine.htm.

6. Ашик М., Ефремов А., Попов Н. Танк, бросивший вызов времени. — СПб., 2001.

7. Мясников В. Атака недорогих танков. // НВО. — 2004, №31 (391), 20 авг.

8. Свирин М.Н. Броневой щит Сталина. История советского танка. 1937-1943. — М.: Яуза, Эксмо, 2006.

9. Полная энциклопедия танков мира. 1915—2000 гг. // Сост. Г.Л. Холявский. — Минск: ООО «Харвест», 1999.

10. Шмелев И.П. Танки в бою. — М.: Молодая гвардия, 1984.

11. Костенко Ю.П. Танки. (Воспоминания и размышления). Ч. 2. — М.: Эра, 1996.

12. «Комсомольская правда», 2007, 22 февр. — 1 марта.

13. Дзявго А. Основные требования к боевому танку XXI века. // ВПК. — 2005, 13-19 апр.

14. Брилев О., Лосик О. Танк на пороге XXI века. // Техника и вооружение. — 2006, №1.

15. Костенко Ю.П. Танк (человек, среда, машина). — М.: Правда Севера, 2001.

16. Костин К.И., Прокопенко Н.И., Соловьев А.А. Развитие силовых установок танков: перспективы и проблемы. Материалы конференции «Броня-2002».

17. Петров С. Броневой щит государства // ВПК. — 2005, 7—13 сент.

18. Шишкин Н.К. Танки в локальных войнах и вооруженных конфликтах. // Вооружение. Политика. Конверсия. — 2000, №4.

19. Пастернак Г.Б. Сравнение основных машин бронетанковой техники. // Оборонная техника. — 2001, №10.

20. Козишкурт В.И. Наш курс должен остаться прежним: Сб. «85 лет отечественному танкостроению» (7—8 сентября). — Н. Тагил, 2005.

21. Сверхзвуковые самолеты / Под. ред. Листвина Н.И. — М.: Иностранная литература, 1958.

22. Березкин В. Дизельные «восьмидесятки». // Техника и вооружение. — 2007, №11.

23. Ogorkiewich R. New US Tank Engine is Making Thirsty Work. / Jane's defense Weekly. 2001, 14 February.

24. Вавилонский Э.Б. Как это было… Ч. 2. История создания танка Т-72. Силовая установка. — Н. Тагил: Медиа-Принт, 2004.

25. Кириченко П., Пастернак Г. Парадоксы отечественного танкостроения. — М.: РОО «Техинформ», 2005.

26. Выбор и обоснование характеристик пробеговых трасс для ресурсных испытаний шасси серийных танков: Отчет ВНИ-ИТМ. - Л., 1985.

27. Информационный справочник по надежности танков Т-72Б, Т-80Б, Т-80БВ, Т-80У, Т-90… по результатам войсковой эксплуатации и испытаний. — СПб.: ВНИИТМ, 1994.

28. Вавилонский Э.Б. Как это было… Ч. 1. Газотурбинный танк — объект 167Т. — Н. Тагил, 2001.

29. Устьянцев С, Колмаков Д. Боевые машины Уралвагонзавода. Танк Т-72. — Н. Тагил: Медиа-Принт, 2004.

30. Танк и люди: Дневник гл. конструктора Александра Александровича Морозова:- Харьков: НТУ «ХПН», 2007.

31. Архивы ОАО «УКБТМ».

32. Спасибухов Ю. M1 «Абрамc» — основной боевой танк США. // Танкомастер, 2000.

33. Литовкин В. Семь полков двоечников. // НВО. — 2007, 8—21 июня.

34. Hilmes R. Battle Tank Mobility. // JDR. -1985, Supplement to №9.

35. Шаповалов В.В. О перспективах танковых ходовых частей. Материалы конференции «Броня-2002».

36. Барятинский М. ТанкТ-80. — М.: Танкомастер, 2002.

37. Какой двигатель нужен для танка. // Обозрение армии и флота. — 2007, №4.

Похожие книги из библиотеки

Бомбардировщики Первой Мировой войны

Бомбардировщики во Первой Мировой войне не имели такой славы как истребители, но влияние на последующее развитие авиации оказали не меньшее.

Оружие Победы

Голыми руками, как известно, много не навоюешь. Это и по сей день хорошо помнят те, кому пришлось с избытком хлебнуть лиха в тяжкую годину 1941-го… Великая Отечественная — это не только война людей, но и сражения моторов, техники… «Все для фронта, все для Победы» — что стояло за этим лозунгом? Почему танк Т-34, штурмовик Ил-2 и некоторые другие виды отечественного вооружения были признаны лучшими во Второй мировой войне?

На эти и многие другие вопросы отвечает книга, посвященная 60-летию Великой Победы.

Неизвестный Лангемак. Конструктор «катюш»

Он был одним из величайших конструкторов XX века, главным инженером первого в мире Реактивного института, пионером космонавтики (именно Г.Э. Лангемак ввел этот термин), соавтором легендарной «Катюши» – но звание Героя Социалистического Труда получил лишь посмертно. Его арестовали по доносу подчиненного, осудили как «вредителя», «заговорщика» и «врага народа» и казнили в январе 1938 года. Полвека спустя маршал Устинов сказал: «Если бы Лангемака не расстреляли, я был бы у него замом, а первым космонавтом стал бы не Гагарин, а Титов». Успей Георгий Эрихович завершить свои разработки – мы бы сейчас осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».

Почему все эти великие начинания пошли прахом? Кто погубил великого конструктора и присвоил его открытия? Как разгромили Реактивный институт, замедлив развитие космонавтики на десятилетия? Воздавая должное гению Лангемака, эта фундаментальная биография проливает свет на самые героические и трагические страницы родной истории.

Як-1/3/7/9 во второй мировой войне. Часть 1

К началу 1939 года в Советском Союзе остро встал вопрос создания современного истребителя. Потенциальные противники обзавелись новыми машинами Bf 109 и А6М Zero, в то время как советские ВВС продолжали летать на «ишаках» и «чайках». Все больше и больше специалистов понимало необходимость работ над новым истребителем и с их мнением уже приходилось считаться.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.