Прошлое и будущее

Ниже приведено несколько таблиц с информацией, которая может заинтересовать читателя. Существует распространенное мнение о том, что выигрышные эггрегэйты за последние годы упали. Изучив приведенные ниже данные, я обнаружил наличие тренда к понижению, но не такого существенного, как считается.

В первой таблице указаны победные эггрегэйты с первых Национальных, в которых я принимал участие. Победные эггз не сильно отличаются от современных победных эггрегэйтов.

Прошлое и будущее

Далее следуют таблица и график, содержащие победные эггрегэйты с большинства Super Shoot, проводившихся с 1983 года. У меня нет данных по каждому году, но я надеюсь, что представленных данных хватит для экстраполяции тренда, если он есть.

Прошлое и будущее

Прошлое и будущее

Из одних только этих простых данных, пожалуй, опасно делать избыточные экстраполяции, но на первый взгляд кажется, что за последние 22 года мы очень мало чего добились в наших поисках кучности в полевых условиях. Теперь у нас есть ложи из карбонового волокна, 45-кратные оптические прицелы, продвинутые передние упоры, станки с ЧПУ, на которых изготавливаются наши затворные группы с очень точными допусками и т.д. Так почему мы не приблизились к нулевым эггрегэйтам? Или мы не восприимчивы к инновациям? Может, наши правила ограничивают нас настолько, что все мы смогли добиться лишь микроскопического прироста? Или мы подошли к «человеческому пределу» в чтении ветра и реакциях на его изменения?

Мне нужно верить в то, что мы еще можем использовать что-то новое и что мы не достигли нашего предела. Я думаю, что нашим правилам нужно разрешить больше экспериментов. Нам нужно прекратить попытки защиты прошлого и разрешить новые технологии, не подвергающие риску дух игры.

По моему мнению, нам нужно пересмотреть всю концепцию индикаторов ветра, компонентов и конструкции винтовки. Ветровые флаги используются с тех пор, как я начал стрелять. Их очень много теперь на любом конкретном соревновании, но они все еще не являются точными измерителями ветра. Появились некоторые новинки, такие как Wind Probe, которые делают ни что иное как обеспечивают стрелка трехмерными данными. И пока мы не сможем видеть ветер лучше, мы не сможем стрелять в ветер лучше.

Я не говорю, что мы должны убирать навыки, необходимые для победы. Я не хочу сидеть за столом, смотреть на экран компьютера, который будет подсказывать мне, куда выносить точку прицеливания после того, как он рассчитает данные, полученные от электронных датчиков, установленных в поле. Я не думаю, что это соответствует духу спорта.

Зачем нам отслеживать наши заряды изо дня в день, а иногда еще и по часам? Зачем нам «изучать» порох? Подумайте, насколько лучше мы бы стреляли, если бы были более уверенны в том, что наша винтовка настроена в любое время. Я, если честно, не думаю, что производители оружейного пороха или капсюлей полностью понимают свои продукты в наших применениях. Возможно, всю цепочку событий от движения ударника, через воспламенение капсюля и воспламенение пороха и до движения пули они не совсем понимают. Научно-исследовательские работы по компонентам являются узкопрофильными. Производители пороха, в основном, тестируют порох как не связанный продукт. Но все мы знаем, что это часть «системы», и его нужно тестировать подобным образом. Частью проблемы является и то, как эти поставщики себя позиционируют. Они говорят, что они изготавливают порох (а не являются изготовителями компонента стрелковой системы), то же касается производителей капсюлей, или гильз, и так далее. Разговаривают ли они вообще друг с другом?

Одной из очевидных проблем является то, что рынок наш невелик. При всего нескольких тысячах стрелков по всему миру, он не привлекателен для научных исследований за большие доллары, тем не менее, мы находимся в таком состоянии, когда необходимо пересмотреть «всю систему». И задачей, вообще говоря, является запуск снаряда раз за разом в поле так, чтобы они влетали в одно и то же отверстие. Является ли все это сейчас самым лучшим из того, что может быть?

Необходимо провести некоторую работу с применением электронных датчиков и программного обеспечения, но я полагаю, что мы пока находимся в самом начале этого обучающего опыта. Акселерометры, тензодатчики, аналогово-цифровые преобразователи высокого разрешения, сложные технологии моделирования, газовая спектроскопия, реальный контроль окружающей среды при релоадинге, и т.п., все это начинает свой путь в нашей области. Возможно, отсюда придут ответы на наши вопросы. Возможно, эти новые технологии дадут нам понимание для улучшения нашей системы или даже заставят нас начать с чистого листа бумаги.

Я очень хочу завершить на нотке надежды. Я не верю в то, что мы стагнируем. Я думаю, что мы на плато, и посредством инноваций и лучшего понимания мы еще раз шагнем вперед, все еще сохранив дух нашей великой игры.

Похожие книги из библиотеки

Асы Люфтваффе пилоты Bf 109 D/E 1939-41

Краткий очерк о германских асах, воевавших на Мессершмиттах Bf 109 первые два года Второй мировой войны.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.

Легкий танк «Ха-го»

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Истребители Первой Мировой войны Часть 2

Уже в первый же год войны самые упорные скептики были вынуждены признать, что самолет стал неотъемлемым участником боевых операций, а его роль в войне неуклонно росла. Самолет уже использовали не только для корректировки артиллерийского огня, разведки или связи, но самолет теперь превратился в самостоятельное оружие, способное бороться с самолетами противника.

Описаны истребители Германия (продолжение), Великобритания, Австро-Венгрия, Россия

Пехотный танк «Валентайн»

В начале 1938 года Военное министерство Великобритании предложило фирме Vickers-Armstrong Ltd. принять участие в производстве пехотного танка Mk II либо разработать боевую машину собственной конструкции по аналогичным тактико-техническим требованиям. Подобная альтернатива в предложении была не случайной: начиная с Первой мировой войны (многопрофильный концерн Vickers занимался танкостроением и создал за межвоенный период несколько очень удачных образцов. Во второй половине 30-х годов он являлся разработчиком и основным изготовителем пехотного танка Mk 1 Matilda I (А11) и крейсерских танков Mk I (А9) и Mk II (А10). Элементы этих машин и попытался совместить в одном проекте главный конструктор фирмы Лесли Литл. Задача оказалась не из легких — требовалось сохранить мощное бронирование, такое же, как у пехотного танка A11, использовав при этом моторно-трансмиссионную установку и ходовую часть крейсерских танков, спроектированную С. Хорстманом и капитаном Роки из фирмы Slow Motion Suspension Со. Ltd. Достичь этого можно было только путем уменьшения габаритов танка.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»