МОИ ОПТИЧЕСКИЕ ПРИЦЕЛЫ

Я использую прицелы без доработок на всех моих винтовках. Мне, должно быть, везет, но я никогда не испытывал такого количества проблем, которые другие стрелки полагают, что имеют. Кроме того, производители оптических прицелов вроде Leupold обеспечивают их пожизненными гарантиями, так что если прицел испортился, его можно вернуть производителю для срочного ремонта.

Когда я начинал стрелять бенчрест, я использовал 20-кратный прицел Lyman. Прицел был довольно продвинутым для того времени. Моему конкретному прицелу требовалось от 3 до 4 последовательным выстрелов, чтобы он осадился и начинал держать точку прицеливания. Я помню один матч, когда ветер был таким сильным и изменяющимся, что мне не хватило патронов, чтобы продолжать регулировать прицел для сохранения точки прицеливания на мишени. В итоге я выносил точку прицеливания за пределы бумаги и догадывался, куда будут попадать пули. Это был матч на 300 ярдов, и вынос точки прицеливания на 7 или 8 дюймов не способствует отстрелу хороших групп. Мне удалось обойтись без этого, но это стало разочарованием.

Моим следующим прицелом был 25-кратный Lyman. В отличие от популярного тогда мнения, что любая кратность выше 20х делает прицел бесполезным в мираж, он работал так же, как и 20х. И хотя бы этим был лучше. Более высокое увеличение помогало различать пулевые пробоины лучше и последовательнее, мои группы улучшились.

Спустя некоторое время я переключился на 24х Leupold, и когда появились 36х прицелы Leupold, я перешел на них. Четкость этих прицелов была потрясающей, и снова большее увеличение помогло мне целиться и выносить точку прицеливания лучше. Я стрелял исключительно с этими прицелами на соревнованиях, пока не стали доступны 30-мм 45х Leupold серии Competition. Четкость, боковая фокусировка и светопропускание этих прицелов установили новый стандарт в промышленности. Мне повезло быть включенным в число первых «Альфа-Тестеров» этих прицелов, и я был по-настоящему поражен их точностью. Я мог делать регулировку, возвращаться назад на то же количество кликов, и сетка точно становилась туда, откуда я начинал.

Я советую вам убедиться в том, что все остальное на винтовке работает правильно прежде, чем делать вывод о том, что прицел неисправен. Я помню, как увидел Дуайта Скотта с разочарованным выражением лица после того, как спортсмен произвел свой выстрел. Этот спортсмен отстрелял 4 выстрела хорошо в конкретную кондицию, но когда он делал пятый выстрел, произошла полная смена направления ветра. Пуля ушла примерно на .4? (200 ярдов). Спортсмен сразу же подпрыгнул и сказал, что его прицел накрылся. Даже когда Дуайт объяснил ему, что он все видел в зрительную трубу, и что была смена направления, спортсмен был непоколебим в том, что его прицел больше не держит. И он встал и пошел менять оптический прицел в середине матча. Конечно же, если бы он следил за кондициями лучше во время следующего матча, и отстрелял бы хорошую группу, он бы засомневался в том, что поступил правильно.

Нет никакого способа помочь, если вы не желаете признаться себе в том, что действительно пошло не так. Нам нужно быть честными самим с собой, чтобы мы могли найти реальную причину проблемы. Слишком часто я вижу спортсменов, меняющих оптические прицелы, когда они не уделяют необходимого внимания флагам. После смены они концентрируются больше на маленьких группах и действительно стреляют лучше. Они говорят своим друзьям, что проблема была в оптическом прицеле, и настаивают на этом даже тогда, когда, через несколько групп, они продолжают стрелять так же, как и до замены прицела.

Когда винтовка не стреляет однообразно, и вы проверили все возможные механические отказы, и не ошиблись с кондициями, тогда наступает время попробовать другой прицел. Я обнаружил, что если я использую прицел, снятый с винтовки, которая стреляла хорошо в сравнении с этой, то у меня лучшие шансы увидеть, была ли проблема исключительно в оптическом прицеле.

Похожие книги из библиотеки

Легкие крейсера Японии

Базируясь на опыте Первой мировой войны, военная доктрина императорского японского флота предусматривала наличие в составе эскадр легких крейсеров с высокой скоростью хода, способных нести гидросамолеты, имеющих сильное торпедное вооружение и пригодных для использования в качестве флагманов флотилий эскадренных миноносцев.

АПРК «Курск» Послесловие к трагедии

Книга известного российского писателя-мариниста В. Шигина посвящена событиям, связанным с гибелью атомного подводного ракетного крейсера «Курск».

Уникальность информации, документальность и правдивость – вот что отличает книгу В. Шигина от подавляющего большинства изданий на эту тему. Книга основана на документах Главного штаба и Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ. Читатели впервые смогут познакомиться с поминутной хронологией спасательной операции в августе и октябре 2000 года. Немаловажен и тот факт, что, будучи кадровым офицером ВМФ, автор сам принимал участие в обеспечении водолазных работ. Кроме того, его личные встречи с родными и близкими членов экипажа позволили создать яркие, запоминающиеся очерки о жизни и службе погибших подводников

Советские супертанки

Развитие конструкций танков на рубеже 20-х —30-х годов, при фактически полном отсутствии эффективных средств противотанковой обороны, привело к созданию супертанков — тяжелых многобашенных боевых машин. Действительно, при почти одинаковой толщине брони тяжелый танк логично должен был отличаться от легкого более мощным вооружением. Поэтому английский (а англичане тогда были законодателями моды в танкостроении) тяжелый танк «Индепендент», послуживший прототипом для советского тяжелого танка Т-35, в качестве основного вооружения нес 47-мм пушку, такую же, как и легкий «Виккерс 6-тонный», но вооружался еще четырьмя пулеметами во вращающихся башнях.

Советские конструкторы пошли дальше: в главной башне танка Т-35 устанавливалась 76-мм пушка, предназначенная для действий по полевым укреплениям в основном фугасными снарядами. Борьба с танками возлагалась на две средние башни с 45-мм пушками, по пехоте должны были «работать» пулеметы в двух малых башнях. В те годы супертанк виделся именно таким — ощетинившимся стволами пушек и пулеметов «сухопутным броненосцем». Однако, в отличие от корабля-броненосца, командир такой боевой машины просто физически не мог справиться с его управлением. Находясь в главной башне, имея ограниченный сектор обзора, командир должен был держать в уме сектора обстрела средних башен, которых он не видел, да еще и давать команды механику-водителю на остановку для выстрела, не зная, можно ли в данный момент вести огонь из нужной башни, и если можно, то куда.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Линейные корабли типа "Кинг Джордж V"

Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.