Глава 2: Тони Бойер

Глава 2: Тони Бойер

Мое полное имя Тони Эрвин Бойер (Tony Ervin Boyer), и я родился в декабре 1939 года в доме фермера недалеко от Кизлтауна, Виржиния, всего в нескольких милях к востоку от Харрисонбурга, Виржиния. Я до сих пору живу всего в двух милях от того фермерского дома, где когда-то жили мои дед с бабкой. Я женился на Фэй в 1962-м, и она стала моим лучшим другом и компаньоном с тех пор.

Примерно в 2,5 милях к северу от моего дома у меня есть винтовочное стрельбище, которое видело много пуль, много часов разочарований и много моментов наслаждения. Здесь я провел бесчисленные часы. Иногда я тренируюсь или тестирую винтовки один. Иногда с Фэй – которая до сих пор не верит в то, что нужно много тренироваться – или с друзьями. На стрельбище есть пять бетонных столов и дистанции для стрельбы до 300 ярдов. За годы я видел, как деревья, окружающие это стрельбище, выросли большими и изменили профиль ветра. Теперь он не такой сложный, каким был когда-то, но до сих пор обеспечивает возможность продолжать учиться.

В моей части страны большинство молодых людей начинают стрелять еще в возрасте тинейджеров, и я не был исключением. Я получал удовольствие от охоты и стрельбы столько, сколько себя помню. Истории из журнала Outdoor Life, особенно геройские похождения Джека О’Коннора (Jack O’Connor), восхищали меня. Моей первой винтовкой центрального воспламенения была Winchester Модель 70 в калибре .270. Я до сих пор получаю удовольствие от стрельбы и охот этим калибром.

Я очень люблю соревноваться. Работая или играя, я очень стараюсь, чтобы мои умения были бы наилучшими из возможных для меня. Я никогда не удовлетворяюсь тем, что я делаю. Я всегда могу увидеть, где я мог бы сработать лучше. Даже когда я побеждаю в бенчресте, вы, должно быть, часто могли слышать от меня, «Я стрелял не очень хорошо». Причиной к этому является то, что я знаю все ошибки, которые я сделал, стреляя каждую группу. Фэй говорит, что я не должен говорить это на людях. Она озабочена тем, что они будут чувствовать. Я просто честен сам перед собой. Я думаю, что людям лучше услышать правду, чем когда кто-то расскажет им, как превосходно они стреляли.

Мой характер таков, что если я уроню что-то на пол, я подниму это сразу же; я не могу ждать. Если я проснусь в середине ночи, и подумаю о том, что мне что-то нужно сделать, я либо встану и сделаю это, либо запишу на бумаге, чтобы не забыть сделать это на следующий день. Я принадлежу к тому типу людей, которые постоянно анализируют то, что они делают, и ищут лучшие способы делать это. Когда у меня был сердечный приступ, доктора сказали, что мой характер «Типа А» сделал меня первым кандидатом для этого. Я полагаю, что они были правы, так как у меня их уже было два. Я заводной человек, и ничего не могу с этим поделать.

Я также очень замкнутый человек. Мне очень трудно идти куда-то и получать награды или сказать несколько слов на публике. Решение опубликовать книгу по бенчрест стрельбе далось очень трудно, и потребовало множества душевных исканий. В итоге было решено, что передать все то, чему я научился у других, будет хорошим делом.

В 1978 году, я начал стрелять на соревнованиях по бенчресту. Я должен вам признаться в том, что мой первый матч вовсе не был блестящим успехом! Шаги, приведшие меня к этому первому матчу, начались, когда у меня появилась бенчрест винтовка, собранная в 1977 году в калибре .222. Несмотря на то, что это была штучная бенчрест винтовка, она стреляла не очень хорошо, когда я получил ее. В действительности, она стреляла также как стандартный Remington 40Х, который у меня был, в калибре 6мм (выстреливавший 36-ю гранами пороха 3031 60-грановую пулю).

Так как я не был доволен этой винтовкой, я связался с оружейником, который собрал ее, и высказал ему свои жалобы. Он предложил мне встретиться с ним на национальном чемпионате по бенчрест стрельбе, проводившемся в Пенсильвании в том году. Он проверил бы винтовку и попытался найти то, что в ней не так. Для меня это звучало хорошо, поэтому я согласился встретиться с ним на том матче. Я также пригласил своего друга Джона (Джека) Брауна поехать со мной. Мы бы посмотрели стрельбу, задали вопросы стрелкам, и починили бы мою винтовку, все за одну поездку. Это звучало хорошо и для Джека, поэтому мы поехали.

Когда мы приехали на матч, оружейник пострелял из винтовки и согласился с тем, что она стреляет не очень хорошо. Он согласился забрать ее и поработать над ней. Потом он заменил ствол, и она стала стрелять хорошо после этого. Как мы рассчитывали, после встречи с оружейником, у нас должно было остаться время, чтобы посмотреть снаряжение патронов и стрельбу, и чтобы задать вопросы.

Мне не потребовалось много времени, чтобы решить, что бенчрест не является самым зрелищным спортом, и смотреть там не на что. Я пошел в здание стрельбища и записал Джека и себя на стрельбу в классе Легкий Варминт. Класс Спортер также проводился, но мы не могли записаться на него. У нас была только 222 с собой, поэтому мы не могли официально участвовать в том классе, так как там требовался калибр 6мм минимум.

Когда я вернулся из здания, я сказал Джеку, что мы будем стрелять Легкий Варминт на 100 и 200 ярдов. Он посмотрел на меня так, будто я спятил. Он смог лишь сказать, «Ты же знаешь, что твоя винтовка не может стрелять также хорошо, как у других, она даже не может стрелять как твоя 40Х, так зачем делать это?» Я ответил ему, «Я знаю, шансов у нас не много, но просто смотреть как люди стреляют вообще не интересно». Так мы с Джеком использовали одну и ту же винтовку в классе Легкий Варминт.

Я финишировал 131-м из 131 спортсмена на 100 ярдах. На 200 ярдах я был 126-м из 130 спортсменов. Как минимум, я сделал 4 из них! Мой эггрегэйт на 100 ярдов составил .6760?, на 200 - .8181?, и мой ЛВ «Гранд» оказался гигантским .7470?. Добро пожаловать в бенчрест! Браун сделал меня на 100 ярдов, закончив 112-м, но на 200 ярдов он промазал по мишени. Его дисквалифицировали, и не засчитали гранд эггрегэйта.

Вот так мы с Джеком начали заниматься бенчрестом. Через 30 лет Джек до сих пор говорит, что он не простил мне того, что показал ему этот спорт. Он скучает по удовольствию взять с собой пару коробок патронов и пойти на стрельбище, чтобы пострелять по мишеням, или провести утро охотясь на сурков. По дням, когда мы просто чистили свои винтовки, может, один раз в год! Наши результаты на том матче привели к мыслям о том, что нам нужна помочь, чтобы начать наши «карьеры». В 1979 году мы с Джеком пришли в Бенчрест Школу в Пенсильвании, где познакомились с Майлзом Холлистером.

Вы, наверное, удивитесь тому, что я никогда не пытался попасть в Зал Славы. Кроме того, я никогда не тратил много времени на изучение рекордов матчей или рекордов определенных дальностей, когда я стрелял хорошо. Для меня, когда матч завершился, его статистика уже стала историей. Что всегда имело для меня значение, так это приближение следующего матча. Когда я говорю, что не задерживаюсь на переживании прошедшего матча, я не имею в виду, что я не думаю о каждом выстреле, сделанном неправильно, и о том, что бы я мог сделать лучше. Конечно, я думаю об этом! Я лишь хочу сказать, что я не трачу понапрасну свое время на поздравления себя, если я отстрелялся хорошо.

На протяжении многих лет я не мог бы сказать вам точно, сколько очков Зала Славы я набрал. Я до сих пор помню разговор с Дуайтом Скоттом. Он сказал мне, «Ты, должно быть, сможешь набрать 100очков». Это утверждение удивило меня, так как я не имел представления о том, сколько очков у меня было к тому времени. Дуайт проинформировал меня о том, что их было 86.

В приложении я привожу список основных соревнований, которые я выиграл. Этот список достижений включен только для того, чтобы придать вес этой книге. Я действительно рассчитываю на то, что читатель честно попробует мои методы.

Похожие книги из библиотеки

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.

F-105 Thunderchief

Очень немногие самолеты в истории авиации смогли переломить на протяжении срока своей службы репутацию неудачника, «Тандерчиф» из их числа. Самолет был спроектирован отделением Рипаблик Эвиэйшн Дивижн фирмы Фэйрчайлд Хиллер Корпорейшн. Поправил свою репутацию «Тандерчиф» в ходе первых четырех лет войны во Вьетнаме. Символом «грязной» войны по праву стал «Фантом», но в первые годы конфликта 70 % бомбардировок Северного Вьетнама выполняли бомбардировщики с маркой Рипаблик.

АПРК «Курск» Послесловие к трагедии

Книга известного российского писателя-мариниста В. Шигина посвящена событиям, связанным с гибелью атомного подводного ракетного крейсера «Курск».

Уникальность информации, документальность и правдивость – вот что отличает книгу В. Шигина от подавляющего большинства изданий на эту тему. Книга основана на документах Главного штаба и Управления поисковых и аварийно-спасательных работ ВМФ. Читатели впервые смогут познакомиться с поминутной хронологией спасательной операции в августе и октябре 2000 года. Немаловажен и тот факт, что, будучи кадровым офицером ВМФ, автор сам принимал участие в обеспечении водолазных работ. Кроме того, его личные встречи с родными и близкими членов экипажа позволили создать яркие, запоминающиеся очерки о жизни и службе погибших подводников

Линейные корабли типа “Нептун”. 1909-1928 гг.

Строительство линейного корабля «Нептун», а также его прямых наследников - линейных кораблей - «одноклассников» «Колоссуса» и «Геркулеса», явилось промежуточным, но необходимым звеном в создании первых британских «супердредноутов» типа «Орион» с 13,5-дюймовой артиллерией главного калибра, размещенной в орудийных башнях, расположенными в диаметральной плоскости по линейно-возвышенной схеме, которая на долгие годы станет классической для «капитальных» кораблей всех флотов мира.

В архитектуре и компоновке «Нептуна», «Колоссуса» и «Геркулеса» было много необычного. Впервые на линейных кораблях британского флота «адмиральских» проектов появилась кормовая возвышенная башня и эшелонированное размещение средних башен (что было только на первых линейных крейсерах), что явилось попыткой обеспечить максимальный бортовой залп при сохранении носового и кормового бортовых залпов, равных первым «дредноутам». Но, к сожалению эта цель достигнута не была.