Глава 2: Тони Бойер

Глава 2: Тони Бойер

Мое полное имя Тони Эрвин Бойер (Tony Ervin Boyer), и я родился в декабре 1939 года в доме фермера недалеко от Кизлтауна, Виржиния, всего в нескольких милях к востоку от Харрисонбурга, Виржиния. Я до сих пору живу всего в двух милях от того фермерского дома, где когда-то жили мои дед с бабкой. Я женился на Фэй в 1962-м, и она стала моим лучшим другом и компаньоном с тех пор.

Примерно в 2,5 милях к северу от моего дома у меня есть винтовочное стрельбище, которое видело много пуль, много часов разочарований и много моментов наслаждения. Здесь я провел бесчисленные часы. Иногда я тренируюсь или тестирую винтовки один. Иногда с Фэй – которая до сих пор не верит в то, что нужно много тренироваться – или с друзьями. На стрельбище есть пять бетонных столов и дистанции для стрельбы до 300 ярдов. За годы я видел, как деревья, окружающие это стрельбище, выросли большими и изменили профиль ветра. Теперь он не такой сложный, каким был когда-то, но до сих пор обеспечивает возможность продолжать учиться.

В моей части страны большинство молодых людей начинают стрелять еще в возрасте тинейджеров, и я не был исключением. Я получал удовольствие от охоты и стрельбы столько, сколько себя помню. Истории из журнала Outdoor Life, особенно геройские похождения Джека О’Коннора (Jack O’Connor), восхищали меня. Моей первой винтовкой центрального воспламенения была Winchester Модель 70 в калибре .270. Я до сих пор получаю удовольствие от стрельбы и охот этим калибром.

Я очень люблю соревноваться. Работая или играя, я очень стараюсь, чтобы мои умения были бы наилучшими из возможных для меня. Я никогда не удовлетворяюсь тем, что я делаю. Я всегда могу увидеть, где я мог бы сработать лучше. Даже когда я побеждаю в бенчресте, вы, должно быть, часто могли слышать от меня, «Я стрелял не очень хорошо». Причиной к этому является то, что я знаю все ошибки, которые я сделал, стреляя каждую группу. Фэй говорит, что я не должен говорить это на людях. Она озабочена тем, что они будут чувствовать. Я просто честен сам перед собой. Я думаю, что людям лучше услышать правду, чем когда кто-то расскажет им, как превосходно они стреляли.

Мой характер таков, что если я уроню что-то на пол, я подниму это сразу же; я не могу ждать. Если я проснусь в середине ночи, и подумаю о том, что мне что-то нужно сделать, я либо встану и сделаю это, либо запишу на бумаге, чтобы не забыть сделать это на следующий день. Я принадлежу к тому типу людей, которые постоянно анализируют то, что они делают, и ищут лучшие способы делать это. Когда у меня был сердечный приступ, доктора сказали, что мой характер «Типа А» сделал меня первым кандидатом для этого. Я полагаю, что они были правы, так как у меня их уже было два. Я заводной человек, и ничего не могу с этим поделать.

Я также очень замкнутый человек. Мне очень трудно идти куда-то и получать награды или сказать несколько слов на публике. Решение опубликовать книгу по бенчрест стрельбе далось очень трудно, и потребовало множества душевных исканий. В итоге было решено, что передать все то, чему я научился у других, будет хорошим делом.

В 1978 году, я начал стрелять на соревнованиях по бенчресту. Я должен вам признаться в том, что мой первый матч вовсе не был блестящим успехом! Шаги, приведшие меня к этому первому матчу, начались, когда у меня появилась бенчрест винтовка, собранная в 1977 году в калибре .222. Несмотря на то, что это была штучная бенчрест винтовка, она стреляла не очень хорошо, когда я получил ее. В действительности, она стреляла также как стандартный Remington 40Х, который у меня был, в калибре 6мм (выстреливавший 36-ю гранами пороха 3031 60-грановую пулю).

Так как я не был доволен этой винтовкой, я связался с оружейником, который собрал ее, и высказал ему свои жалобы. Он предложил мне встретиться с ним на национальном чемпионате по бенчрест стрельбе, проводившемся в Пенсильвании в том году. Он проверил бы винтовку и попытался найти то, что в ней не так. Для меня это звучало хорошо, поэтому я согласился встретиться с ним на том матче. Я также пригласил своего друга Джона (Джека) Брауна поехать со мной. Мы бы посмотрели стрельбу, задали вопросы стрелкам, и починили бы мою винтовку, все за одну поездку. Это звучало хорошо и для Джека, поэтому мы поехали.

Когда мы приехали на матч, оружейник пострелял из винтовки и согласился с тем, что она стреляет не очень хорошо. Он согласился забрать ее и поработать над ней. Потом он заменил ствол, и она стала стрелять хорошо после этого. Как мы рассчитывали, после встречи с оружейником, у нас должно было остаться время, чтобы посмотреть снаряжение патронов и стрельбу, и чтобы задать вопросы.

Мне не потребовалось много времени, чтобы решить, что бенчрест не является самым зрелищным спортом, и смотреть там не на что. Я пошел в здание стрельбища и записал Джека и себя на стрельбу в классе Легкий Варминт. Класс Спортер также проводился, но мы не могли записаться на него. У нас была только 222 с собой, поэтому мы не могли официально участвовать в том классе, так как там требовался калибр 6мм минимум.

Когда я вернулся из здания, я сказал Джеку, что мы будем стрелять Легкий Варминт на 100 и 200 ярдов. Он посмотрел на меня так, будто я спятил. Он смог лишь сказать, «Ты же знаешь, что твоя винтовка не может стрелять также хорошо, как у других, она даже не может стрелять как твоя 40Х, так зачем делать это?» Я ответил ему, «Я знаю, шансов у нас не много, но просто смотреть как люди стреляют вообще не интересно». Так мы с Джеком использовали одну и ту же винтовку в классе Легкий Варминт.

Я финишировал 131-м из 131 спортсмена на 100 ярдах. На 200 ярдах я был 126-м из 130 спортсменов. Как минимум, я сделал 4 из них! Мой эггрегэйт на 100 ярдов составил .6760?, на 200 - .8181?, и мой ЛВ «Гранд» оказался гигантским .7470?. Добро пожаловать в бенчрест! Браун сделал меня на 100 ярдов, закончив 112-м, но на 200 ярдов он промазал по мишени. Его дисквалифицировали, и не засчитали гранд эггрегэйта.

Вот так мы с Джеком начали заниматься бенчрестом. Через 30 лет Джек до сих пор говорит, что он не простил мне того, что показал ему этот спорт. Он скучает по удовольствию взять с собой пару коробок патронов и пойти на стрельбище, чтобы пострелять по мишеням, или провести утро охотясь на сурков. По дням, когда мы просто чистили свои винтовки, может, один раз в год! Наши результаты на том матче привели к мыслям о том, что нам нужна помочь, чтобы начать наши «карьеры». В 1979 году мы с Джеком пришли в Бенчрест Школу в Пенсильвании, где познакомились с Майлзом Холлистером.

Вы, наверное, удивитесь тому, что я никогда не пытался попасть в Зал Славы. Кроме того, я никогда не тратил много времени на изучение рекордов матчей или рекордов определенных дальностей, когда я стрелял хорошо. Для меня, когда матч завершился, его статистика уже стала историей. Что всегда имело для меня значение, так это приближение следующего матча. Когда я говорю, что не задерживаюсь на переживании прошедшего матча, я не имею в виду, что я не думаю о каждом выстреле, сделанном неправильно, и о том, что бы я мог сделать лучше. Конечно, я думаю об этом! Я лишь хочу сказать, что я не трачу понапрасну свое время на поздравления себя, если я отстрелялся хорошо.

На протяжении многих лет я не мог бы сказать вам точно, сколько очков Зала Славы я набрал. Я до сих пор помню разговор с Дуайтом Скоттом. Он сказал мне, «Ты, должно быть, сможешь набрать 100очков». Это утверждение удивило меня, так как я не имел представления о том, сколько очков у меня было к тому времени. Дуайт проинформировал меня о том, что их было 86.

В приложении я привожу список основных соревнований, которые я выиграл. Этот список достижений включен только для того, чтобы придать вес этой книге. Я действительно рассчитываю на то, что читатель честно попробует мои методы.

Похожие книги из библиотеки

F-105 Thunderchief

Очень немногие самолеты в истории авиации смогли переломить на протяжении срока своей службы репутацию неудачника, «Тандерчиф» из их числа. Самолет был спроектирован отделением Рипаблик Эвиэйшн Дивижн фирмы Фэйрчайлд Хиллер Корпорейшн. Поправил свою репутацию «Тандерчиф» в ходе первых четырех лет войны во Вьетнаме. Символом «грязной» войны по праву стал «Фантом», но в первые годы конфликта 70 % бомбардировок Северного Вьетнама выполняли бомбардировщики с маркой Рипаблик.

Автопрактикум. Часть 3. Ходовая часть и механизмы управления большегрузных автомобилей

Учебное пособие содержит теоретические основы конструкции ходовой части большегрузных автомобилей, конструкцию деталей, узлов и агрегатов ходовой части большегрузных автомобилей различных марок.

Переносной противотанковый комплекс 9К11. Техническое описание и инструкция по эксплуатации

Настоящее Техническое описание и инструкция по эксплуатации соответствует изделию и технической документации по состоянию отработки на январь 1970 г. и допущено для использования в войсках Решением № а/1128574 от 24 августа 1965 г.

Славянская броня Гитлера

Из семнадцати танковых дивизий Вермахта, участвовавших летом 1941 года в нападении на СССР, шесть были вооружены танками чешского производства Pz.35 (t) и Pz.38 (t), на тот момент составлявшими почти треть германского танкового парка. А если учесть бронетехнику чешских заводов «Шкода» и БММ (до оккупации — ЧКД), состоявшую на вооружении армий Словакии, Румынии и Венгрии, которые присоединились к гитлеровскому «крестовому походу на Восток», то эта цифра станет еще более весомой.

Дальше — больше. Начиная с 1942 года цеха чешских заводов покинули около 2000 противотанковых САУ «Мардер» и самоходных гаубиц «Бизон», а с весны 44-го чешская промышленность снабжала Вермахт на редкость удачными истребителями танков Jagd Pz.38 (t) «Hetzer», представлявшими серьезную опасность не только для «тридцатьчетверок», но даже для грозных ИСов. Всего за год чешские заводы произвели более 2800 «хетцеров» — больше, чем всех других истребителей танков Вермахта вместе взятых, — а общий вклад «братьев-славян» в вооружение гитлеровцев невозможно переоценить.

Новая книга ведущего отечественного специалиста — лучшее на сегодняшний день исследование истории и боевого применения всех типов чешской бронетехники, участвовавшей в войне против России.