Главная / Библиотека / Камуфляж танков Красной армии, 1930–1945 /
/ Тактические и опознавательные знаки

Глав: 5 | Статей: 5
Оглавление
Данная книга не претендует на звание всеобъемлющего труда по камуфляжу бронетанковых частей Красной Армии. Просто было очень важно показать, что в РККА, как и в любой другой, современной той эпохе армии, большое внимание уделялось проблемам камуфлирования, тактическим и опознавательным знакам. Сбор материала осуществлялся путем изучения существующих публикаций по данной тематике, в первую очередь приказов и наставлений по камуфлированию военной техники, а также архивных документов и фотоматериалов. Надеемся, что данная книга будет полезна как различным исследователям, так и широкому кругу читателей, стремящихся разобраться в различных перипетиях нашей военной истории.
Илья Мощанскийi / Максим Коломиецi

Тактические и опознавательные знаки

Тактические и опознавательные знаки

Для успешного взаимодействия в различных условиях боевых действий на бронетанковую технику наносились и наносятся тактические и опознавательные знаки.

Тактические знаки в виде символа или группы цифр, а часто в совокупности того и другого в закодированном виде несут информацию о принадлежности боевой машины к различным соединениям и частям, а также идентифицируют сам Танк или бронеавтомобиль, что необходимо при взаимодействии самых малых подразделений.

Для того, чтобы обеспечить гарантированное опознавание своей техники в любых условиях, на танк или бронеавтомашину наносят общеармейский опознавательный знак, как правило, являющийся элементом национальной символики. В СССР таким знаком являлась красная звезда. Однако, в отличие от авиации, в бронетанковых войсках Красной Армии она использовалась не так часто.

Для обеспечения опознавания с воздуха на башне танка или на рубке САУ наносились знаки воздушного опознавания. Появившись в конце 30-х годов, они на протяжении нескольких лет неоднократно менялись, в целом представляя из себя геометрические фигуры белого (для лета) и красного (для зимы) цветов, о чем будет рассказано ниже.

Кроме тактических и опознавательных знаков на бронетанковую технику наносились знаки коллективной воинской доблести, наиболее престижные для Красной Армии данного периода: эмблемы Гвардии (соединение или часть были удостоены Гвардейского звания) и ордена Боевого Красного Знамени (соединение или часть, награжденные орденом Боевого Красного Знамени назывались Краснознаменными). Несмотря на обилие других коллективных наград, их стилизованное отображение на боевой технике было чрезвычайно редким.



Танки БТ-5 на учениях Киевского военного округа. 1935 г.


Танк Т-37 из состава 1-й роты 1-го батальона преодолевает водную преграду. Московский военный округ, 1935 г.


Танк Т-37 проходит no понтонному мосту. Учения Ленинградского военного округа. Сентябрь 1936 г.

Первые советские бронетанковые отряды, организованные в начале 20-х годов, имели (небольшая часть) только знаки национальной идентификации в виде красной звезды с белой надписью «РСФСР» в ее поле. В некоторых случаях машина имела персональное название. Например, танк Fiat 3000А, купленный на средства советских граждан польского происхождения, назывался "Феликс Дзержинский". Только в середине 20-х годов в немногочисленных бронетанковых частях РККА была введена система тактических обозначений. В треугольник, который наносился на всех танках, была вписана окружность, в поле которой наносился квадрат красного, белого или черного цвета (принадлежность к 1, 2 или 3-му взводу соответственно) с черными или белыми римскими цифрами в нем, обозначавшими номер танка. Принадлежность батальона определялась цветом треугольника (со стороной 30 см): 1-й батальон — красный, 2-й — белый, 3-й — черный. Тактические знаки танков командиров батальонов (треугольники) были однотонными по цвету батальонов, а командиров рот — с окружностью, которая заливалась краской по вышеуказанному принципу. Таким образом, тактический знак командира второй роты первого батальона представлял из себя красный треугольник с вписанной в него белой окружностью без римских цифр.



Танки Т-26 1-й Московской Пролетарской дивизии на параде на Красной Площади в Москве. 1 мая 1937 г.


Тактические учения. Командир танка Л.Степанов и башенный стрелок З.Мухамеджанов на башне танка Т-26. Машина №2 2-го взвода 2-й роты 1-го батальона. Московский военный округ, 1938 г.


Т-26 на учениях Киевского военного округа. Верхняя половина башни танка окрашена в белый цвет с красной звездой на борту. 1935 г.


Тактические учения Московского округа. Танки Т-26 имеют как регламентированные (красная полоса на башне), так и не регламентированные (широкая черная полоса по периметру и белый круг на корме башни) тактические обозначения. Сентябрь 1936 г.


Тактические учения Московского военного округа. Танк Т-26 относится к 2-му взводу 2-й роты 3-го батальона. 1937 г.


Танк Т-37 (машина №4 1-го взвода) при форсировании водной преграды. На крыше и бортах башни нанесен белый крест — знак воздушного опознавания. 1937 г.


Танки Т-38 на Первомайском параде на Красной Площади в Москве. На переднем плане боевые машины 4-го взвода 1 -й роты 2-го батальона. 1937 г.


Сгоревший танк Т-26 образца 1939 года из состава 18-го механизированного корпуса. Район Умани. Август 1941 г. Каски на винтовках установлены немцами на могилах экипажа танка.


Командир 1-й Гвардейской Танковой бригады (бывшей 4-й Танковой бригады) генерал М.Е.Катуков беседует с командиром бронеавтомобиля БА-10. Верхняя цифра «3» тактического обозначения указывает на номер батальона, нижняя цифра «2» — номер машины. Такая система тактических обозначений просуществовала в соединении генерала Катукова до конца войны. На люке башни белый прямоугольник — знак воздушной идентификации. Западный фронт, Волоколамское направление. Декабрь 1941 г.

В 1929 году на смену этой архитрудной тактической системе опознавания пришла новая система, также построенная на цветовых и цифровых кодах. Номер батальона обозначали красная, белая или желтая окружности диаметром 30 см (для 1, 2 и 3-го батальона соответственно). В неё были вписаны две арабские цифры высотой 10 см. Числитель обозначал номер роты, знаменатель — номер взвода. Рядом с окружностью наносилась большая арабская цифра, обозначавшая номер танка во взводе. Обозначения тактического уровня от полка и выше отсутствовали вовсе.

С 1932 по 1938 годы была разработана другая система тактических обозначений советских танков, состоящая из комбинаций красных, черных, синих и желтых полос по периметру башни, обозначающих батальоны и роты. Сплошная верхняя полоса обозначала батальон, а изображенная пунктиром нижняя — роту. Первому подразделению (батальону или роте) был присвоен красный цвет, второму — белый, третьему — черный, четвертому — синий, а пятому — желтый цвет. Номер танка во взводе, а в отдельных случаях и номер взвода, обозначался арабской цифрой в квадрате на обеих сторонах башни или корпуса. Информативность данной опознавательной системы была очень ограничена, поэтому во время маневров противоборствующим сторонам приходилось прибегать к нанесению дополнительных опознавательных знаков в виде белых вертикальных полос во всю высоту башни или белого круга на тыльной стороне последней.

В 1938 году всякая система тактических и опознавательных обозначений была отменена. Лишь в подразделениях 1-й Московской Пролетарской дивизии на танках Т-26, участвовавших в парадах на Красной Площади, на передний броневой лист, прикрывающий трансмиссию, наносилась красная звезда. На крыше башни тяжелого танка Т-28 была отлита звезда (из эстетических или опознавательных целей — неизвестно), которая при окраске красным цветом могла служить неплохим опознавательным знаком. Однако на практике окрашивалась она чрезвычайно редко. В большинстве же механизированных корпусов в предвоенное время тактические обозначения из соображений секретности отсутствовали вовсе, а роль воздушного опознавательного знака выполняла белая поперечная полоса или крест на крыше башни танка.



Трофейный немецкий танке PzKpfw III командира Н.И.Барышева. Машина окрашена в защитно-зеленый цвет (4 БО) и имеет дополнительные знаки идентификационного опознавания в виде «серпа и молота» на лобовой броне и башне танка. Отдельный батальон трофейных танков. Ленинградский фронт. Лето 1942 г.


Танк KB с десантом. Северо-Кавказский фронт, район станции Цимлянская. Лето 1942 г.


Танки T-34/76 выпуска различных заводов-производителей. Кроме тактических номеров на люках машин нанесена белая полоса — знак воздушного опознавания. Западный фронт. 1942 г.


Танки PzKpfw IVD и PzKpfw III из состава отдельного батальона трофейных танков майора Б.А.Шалимова. Они имеют тактические номера белого цвета. Машины окрашены в защитно-зеленый цвет. Ленинградский фронт. Лето 1942 г.


Танки T-34/76 на марше. Хорошо видны знаки воздушного опознавания. Западный фронт. 1942 г.


Гвардии старший лейтенант Г.Ш.Аросланов и гв. майор И.И.Кучеренко возле танка Т-34/76. Кроме тактических обозначений на бортах машины (11/33) на поднятых люках виден знак воздушного опознавания — белый треугольник. Воронежский фронт. Июнь 1943 г.


Бронеавтомобиль M3A1 «Скаут» из состава разведроты (буквы «РР») 13-й Гвардейской Мехбригады (силуэт оленя на бортах корпуса) 4-го Гвардейского механизированного корпуса. Болгария. Сентябрь, 1944 г.

С началом Великой Отечественной войны многие командиры на местах поняли, что четкая система опознавания гораздо эффективнее безликой секретности, в угоду которой были уничтожены все тактические обозначения на бронетанковой технике, поэтому в первые месяцы войны в различных танковых частях РККА стали внедряться новые системы опознавания.

Одна из них представляла из себя короткие прямоугольники — полосы белого цвета, наносившиеся на переднюю часть боковых стенок башни. Количество таких полос (одна под другой) определяли порядковый номер части (дивизии) в составе механизированного корпуса. По-видимому, такая система обозначений внедрялась в РККА непосредственно перед началом войны. Ее отдельные элементы до конца войны сохранились в тактических обозначениях 6-го (позже 11-го Гвардейского) танкового корпуса.

Другая система — это квадрат, трапеция или треугольник, внутри которых, разделенные прямыми линиями на отдельные поля группами цифр обозначалась часть, батальон, рота и персональный тактический номер машины. Идентифицировать данные тактические обозначения очень сложно, так как большинство документов начального периода войны не сохранилось.

Наконец, в 1941 году в бронетанковых войсках Красной Армии по немецкому подобию появляются идентификационные тактические номера танков, нанесенные белой краской, арабскими цифрами и имеющие крупные размеры, которые легко опознавались взаимодействующими войсками.

С начала 1942 года основной тактической единицей бронетанковых сил РККА стала танковая бригада. Поэтому тактические обозначения и было приказано ввести на бригадном уровне. Единой системы обозначений, универсальной для всех фронтов в Красной Армии не было, но рассматривая фотоматериалы, можно заметить некоторые закономерности в тактических знаках, характерных для определенных групп фронтов • по регионам.



Танки Т-34/76 в боях под Ленинградом. Июнь 1943 г.

Т-34/76 in the Leningrad area. June 1943.



Похороны 16 танкистов 17-й Гвардейской танковой бригады и 34-го Гвардейского танкового полка прорыва, героически погибших за город Орел. Т-34/76 принадлежит 17-й Гвардейской танковой бригаде, на танке стоит командир бригады полковник Б.В.Шульгин. 9 августа 1943 г.


Экипаж танка Т-34/76 производит ремонт в полевых условиях. Машина принадлежит 36-й Гвардейской танковой бригаде 4-го Гвардейского мехкорпуса. Белорусский фронт. Июнь, 1944 г.


Танки БТ-7 по набережной Невы выдвигаются к линии фронта. Ленинград. Лето 1943 г.


T-34/76 с танковым десантом на борту ведет бой. Западный фронт. Лето 1943 г.


Майор Иванов проводит занятия с танкистами. На заднем плане Т-34/76 №20 из состава 22-й танковой бригады 6-го танкового корпуса. Воронежское направление, 1943 г.


Танки части гвардии полковника В.В.Сытника. 1943 г.


Колонна танков KB-1C 6-го Гвардейского танкового полка прорыва под командованием полковника Каневского на вручении Гвардейского знамени. 25 апреля 1943 г.

На центральных фронтах в 1942-1943 годах был наиболее характерным ромбический знак (высота 400 мм), разделенный на два треугольных поля. В верхнем треугольнике цифрой или буквой алфавита указывался номер батальона (обычно в этот период бригада была двухбатальонного состава), в нижнем поле — закодированный цифровой номер части. Например, в 116-й танковой бригаде (КВ, Т-34, Западный фронт, 1942 г.) тактическим обозначением являлся ромб, в верхнем поле которого находились цифры "Г' или "2" (1-й или 2- й батальон соответственно), а в нижнем — "045" — код самой бригады. В 51-м отдельном танковом полку (таких частей также было много в 1942-1943 гг.) первый батальон обозначался буквой "А", а второй — "Б", код самой части скрывался под цифрой "24".

На Южном и Юго-Западном, а затем и Северо- Кавказском фронтах применялась другая система тактических обозначений из двух групп цифр, первая из которых кодировала номер батальона, а вторая непосредственно номер машины. Так, лучшее соединение Северо-Кавказского фронта 5-я Отдельная гвардейская танковая бригада (время получения гвардейского звания — ноябрь 1941 года!) на август 1942 года имела на своих Т-34 и Т-60 номера (10-12, 10-13 для Т-34 и 10-38 для Т-60). Получив осенью 1942 года танки американского и английского производства ("Валентайн" и М3 легкие), бригада уже имела другой цифровой код: 59-1, 58-2 и т.д. На некоторых машинах (в частности Т-34) номер машины дублировался белой краской на лобовой броне корпуса.

Однако, достаточно стройная система тактических обозначений в бронетанковых силах РККА стала складываться с середины 1942 года, когда стали создаваться механизированные корпуса 2-го формирования, а также с осени 1942 года, когда появились первые советские танковые корпуса.

Можно сказать, что с 1943 года до окончания Второй Мировой войны в советских бронетанковых войсках сложилась корпусная система тактических обозначений. Приказом командира корпуса определялись символы, буквы и цифры, определяющие тактические обозначения соединений.



Погрузка боеприпасов в танк Т-60 Гвардии лейтенантами Собаниным и Волковым. Ленинградский фронт. 1943 г.


Боевая учеба танкистов перед боями на Орловско-Курском направлении. Часть Гвардии майора В.В.Яблокова. Июнь 1943 г.


Танки Т-70 в боях на Западном фронте. Лето 1943 г.


Бронеавтомобили БА-10 из состава Отдельного разведовательного батальона в освобожденном городе Шлиссельбурге. Февраль 1943 г.


САП Гвардии майора Педерина слушает приказ Сталина. САУ СУ-76 окрашены в белый цвет, на рубках машин видны шестизначные заводские номера (Л401438, Л401444 и т.д.), нанесенные красной краской. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


Танк Т-70 8-й самоходно-артиллерийской бригады. На переднем плане — командир бригады полковник И.Я.Кочин. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


СУ-76 8-й самоходно-артиллерийской бригады. Лучший экипаж бригады (1-е орудие 3-й батареи 2-го дивизиона. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


СУ-76 1-го дивизиона 8-й самоходно-артиллерийской бригады. Перед машиной: командир 1 -й батареи капитан В.3.Васильков, сержант А.И.Листопад, ст. сержант В.К.Люменов и старшина Н.И.Лихоманов. На счету этого экипажа 15 уничтоженных вражеских танков, 9 орудий и до 100 убитых солдат противника. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


СУ-76 8-й самоходноартиллерийской бригады. На переднем плане — механик-водитель машины старшина Н.И.Лихоманов. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


СУ-76 8-й самоходно-артиллерийской бригады. Заправка машины горючим. Белорусский фронт. Февраль 1944 г.


Т-34/85 1-го батальона (буква «А» рядом с трехзначным номером) 4-й Гвардейской танковой бригады 2-го Гвардейского танкового корпуса. 5-я Гвардейская Танковая Армия. 1944 г.


Ст. сержант Н.И.Холодеев, сержант Шехместау и рядовой Шумилов восстанавливают поврежденный танк Т-34/76 из состава 51 - го отдельного танкового полка. 1944 г.


Колонна танков Т-34/85 26-й Гвардейской танковой бригады 2-го Гвардейского танкового корпуса. Танки поддерживают пехоту 63-й Краснознаменной Витебской стрелковой дивизии. 3-й Белорусский фронт. Июль 1944 г.

В 23-м Танковом корпусе тактическим знаком соединения являлся белый ромб обычно высотой 400 мм с буквами русского алфавита в центре. Буква "В" идентифицировала 3-ю танковую бригаду, буква "Г" — 39, а буква "Д" — 135-ю ТБр. В правом нижнем углу относительно буквы наносилась небольшая арабская цифра, обозначавшая номер батальона. Например "В1" — 1-й батальон 3-й Танковой бригады 23-го танкового корпуса. Кроме тактического обозначения соединения на танк крупными цифрами наносился персональный идентификационный номер.

Во 2-м Гвардейском танковом корпусе тактическим знаком соединения являлась стрела с буквой кириллического алфавита над ней. Буква обозначала номер бригады: А — 4-я Гв. ТБр., Б — 25-я Гв. ТБр., И — 26-я Гв. ТБр. Под "стрелой" наносили персональный тактический номер танка (Т34/85 — "236"). С цифры "100" начинались номера танков 4-й Гв. ТБр., с цифры "200" — 25-й, с цифры "300" — 26, хотя последнее правило не всегда соблюдалось.

В 10-м Гвардейском Танковом корпусе опознавательным знаком являлась так называемая "расческа", по количеству зубьев которой определялся номер бригады в составе корпуса: 61-я Гв. ТБр. — 1 "зуб", 62-я и 63-я — 2 и 3 соответственно. Над "расческой" наносился тактический номер боевой машины ("1-24" — 1-й батальон, 24 машина, танк Т34/85).



Различные варианты камуфляжа танков Т-26 из состава группы советских войск в Иране. 28-й механизированный корпус, 6-я танковая дивизия. г.Тебриз, сентябрь 1941 г.


Различные виды камуфляжа танков Т-28 и Т-28Э 1-й Краснознаменной танковой дивизии 1-го мехкорпуса. Карелия, район Аллакурти. Июнь 1941 г.




Танк Т-70 командира 8-й самоходно-артиллерийской бригады. Белорусский фронт, февраль 1944 г.


Танк Т-60 «За Родину». Донской фронт, июль 1942 г.


Бронеавтомобиль БА-11 из состава отдельного автобронебатальона 42-й армии. Ленинградский фронт, весна 1942 г.


Бронеавтомобиль БА-6 из состава отдельного разведывательного батальона 1-й Краснознаменной танковой дивизии 1-го мехкорпуса. Северо-Западный фронт, район Красногвардейска, август 1941 г.


Т-34/76 в весеннем камуфляже. Западный фронт, апрель 1942 г.


Варианты нанесения надписей и рисунков на бронировке орудия танков Т-34/76.


Т-34/76 из состава танковой колонны «За Советскую Эстонию» и его башенный люк с рисунком якоря.


Башня танка Т-34/76 танковой колонны «Горьковский комсомол — фронту». 1944 г.


Т-34/76 4-й Гвардейской танковой армии. Район Львова, лето 1944 г.


Т-34/76 в двухцветном камуфляже. Ленинградский фронт, 1944 г.


Т-34/76 152-й танковой бригады, г. Кингисепп, февраль, 1944 г.


Т-34/76 «Кровь за кровь». Ленинградский фронт, 1944 г.


КВ-1 124-й танковой бригады. Ленинградский фронт, 1942 г.


КВ-1с из состава танковой колонны «Александр Серафимович» 1942 г.


КВ-1с «Сильный», Донской фронт, район Сталинграда. 1943 г.


20, 21 .Различные варианты нанесения зимнего камуфляжа на САУ ИСУ-122 и ИСУ-152 5-й Гвардейской танковой армии. 2-й Белорусский фронт, Восточная Пруссия. Январь, 1945 г.

Отличительным знаком 7-го Гвардейского Танкового корпуса была двойная окружность с арабской цифрой в центре: "1"—для 54 Гв. ТБр., "2" — для 55-й, "3" — для 56-й.

11-й Гвардейский танковый корпус имел в качестве отличительного знака короткую (подобную прямоугольнику, длиной 200 мм) белую "полосу-шеврон". Одна такая полоска обозначала 40-ю Гв. ТБр., две — 44-ю Гв. ТБр., три — 45-ю Гв. Танковую бригаду. Кроме полос-прямоугольников в 11-м Гвардейском танковом корпусе (ранее 6-й ТК) существовал другой тактический знак в виде ромба, в верхнем поле которого был цифровой номер бригады, а в нижнем — тактический номер самой машины.

Во 2-м Гвардейском танковом корпусе эмблемой был особый знак, под которым двузначной арабской цифрой наносили код части. Сам танк или САУ идентифицировались трехзначным тактическим номером.

Механизированные корпуса также имели собственную систему тактических обозначений. В 7-м механизированном корпусе символом соединения являлась стилизованная стрелка. Она же обозначала 41-ю Гв.танковую бригаду. Танковые полки механизированных бригад обозначались путем "размещения" стрелки внутри геометрической фигуры: треугольник — 58-й танковый полк 16-й мехбригады, круг — 84-й танковый полк 63-й мехбригады, квадрат — 177-й танковый полк 64-й мехбригады.



Танк Т-34/85 №170 4-й Гвардейской танковой бригады 2-го Гвардейского танкового корпуса. 3-й Белорусский фронт. Июль 1944 г.


Экипаж танка T-34/76: ст. сержант В.Ефимов, ст. сержант М.Буриков и старшина А.Давыдов. Ленинградский фронт. 1944 г.


Танки Т-34/76 из состава 251 Отдельного танкового полка. Белорусский фронт. 10 января 1944 г.


Бои на окраинах Сталинграда. Неизвестная танковая часть. Октябрь 1942 г.


Бои на окраинах Сталинграда ведет часть майора Малышева. Октябрь 1942 г.


Танки T-34/76 перед атакой. Неизвестная танковая часть. 2-й Украинский фронт, 1944 г.


Танк Т-34/76 15-й Гвардейской Мехбригады 4-го Гвардейского Мехкорпуса («ласточка» на башне). 3-й Украинский фронт, Румыния. Сентябрь, 1944 г.


Танковый батальон (T-34/85) майора И.Г.Маркина.1-й Белорусский фронт. Июль 1944 г.

Пожалуй, самая интересная и всеобъемлющая система тактических обозначений была принята в 4-м Гвардейском механизированном корпусе. Имея до июля 1944 года достаточно типичные для Красной Армии тактические обозначения в виде квадратов с цифрой внутри (квадрат с цифрой "7" имела, например, 36-я Гвардейская танковая бригада), корпус в августе 1944 года должен был быть введен в прорыв на одном из участков 3-го Украинского фронта. Чтобы скрыть от противника принадлежность техники к механизированному корпусу на танках, автомашинах и орудиях вместо прежних обозначений появились белые силуэты различных зверей и птиц.

Танковая бригада (36-я Гв. ТБр.) имела силуэт идущего на задних лапах медведя,

13-я Гвардейская механизированная бригада — оленя,

14-я Гв. мехбригада — лошади,

15-я Гв. мехбригада — ласточки,

292-й самоходно-артиллерийский полк — носорога,

62-й отдельный мотоциклетный батальон (танковая рота — 10 Т34/85) — жирафа и т.д.

Кроме силуэтов животных тактические обозначения дополняли буквы ("РР" — разведрота) и персональные номера или названия (“От отца Шульги сыну Кисенко" — 36 Гв. ТБр.). Всего было более 20 различных видов опознавательных знаков, которые наносились на башни танков, кабины машин, щиты орудий. С этими опознавательными знаками корпус участвовал в боях в Румынии, Болгарии, Югославии и Венгрии, а закончил боевые действия на территории Чехословакии.

Нанесение тактических номеров также имело свои особенности. Так, в 1944-1945 годах 1-й Гвардейский механизированный корпус использовал трехзначную систему тактических обозначений. 1-я цифра соответствовала номеру бригады, а 2 и 3-я номеру танка (от 1 до 65) в механизированной бригаде. Номер 103 принадлежал 1-й Гвардейской механизированной бригаде, номер 234 — 2-й Гвардейской мехбригаде, 340 — 3-й Гв. МБр. Подобная система использовалась также в 18-м танковом корпусе. Первые цифры 4, 5, 6 обозначали 110, 170, 181-ю бригады соответственно, а 2 и 3-я цифры — номер танка. Были и другие цифровые системы. Первой цифрой обозначался номер батальона, второй — рота, третьей — взвод или номер машины в роте.

Некоторые полки танков типа ИС, а также тяжелые самоходно-артиллерийские полки, придававшиеся различным соединениям, имели собственные тактические обозначения. Эти части не входили в состав танковых или механизированных корпусов, а придавались им для решения конкретной задачи или действовали наряду с корпусами в составе танковых армий.

Кроме непосредственно танковых соединений общевойсковым армиям придавались отдельные самоходно-артиллерийские полки СУ-76, тактические обозначения которых отличались чрезвычайным разнообразием, так как единой системы характерной для танкового, механизированного или кавалерийского корпуса в таких частях не было.



Танки М3 «Стюарт» на подступах к Риге. 1944 г.


СУ-76М 1219 Самоходно-артиллерийского полка 8-го Гвардейского Танкового корпуса на улице Люблина. 1944 г.


Грузовой автомобиль «Шевроле» разведывательных частей 4-го гвардейского механизированного корпуса. Румыния. Лето 1944 г.


Танк T-34/85 Героя Советского Союза Гвардии старшего лейтенанта В.Ф.Шкиля. 64-я Гвардйская Мехбригада 11-го Гвардейского танкового корпуса. 1-й Белорусский фронт. Апрель 1945 г.


Танки ИС-2 на марше. 82-й Отдельный Гвардейский тяжелый Дновский Краснознаменный танковый полк «Советская Латвия». 3-й Прибалтийский фронт. Октябрь 1944 г.


ИСУ-152. 1-й Прибалтийский фронт. Июнь 1944 г.


Бронеавтомобиль БА- 64 из состава 1047-го САП. В машине — командир части майор Носков, рядом — командир батареи лейтенант В.Е.Коровяков. На корпусе машины белой краской нанесен силуэт танка и белый треугольник. 1-й Белорусский фронт, район Варшавы. 14 ноября 1944 г.

Например 8-я самоходно-артиллерийская бригада имела свой особый отличительный знак в виде "орла в круге". Кроме шестизначного заводского номера, нехарактерного для других советских танков и САУ, СУ-76 этой бригады имели достаточно оригинальную систему обозначения дивизиона (горизонтальные полоски над "орлом" в круге) и батареи (количество треугольников под кругом).

Самоходные полки истребителей танков также имели свои характерные знаки идентификации. Либо это были трехзначные или двузначные тактические номера с символом соединения, либо обозначение из букв русского алфавита, определяющие номер батареи в совокупности с персональным номером САУ. Например, С-13 — 4-я батарея, 13-я самоходно-артиллерийская установка.

В 1047-м Калиниковичском САП (САУ СУ-85), например, была разработана целая система тактических обозначений. Кроме специального тактического знака, трехзначного номера и двух красных звезд на каждом борту, справа по ходу САУ, на каждой машине имелась надпись: «Смерть немецким оккупантам!».

На танках, поставляемых в СССР по ленд-лизу из Великобритании, Канады и США, также были только присущие им обозначения. Еще в стране-производителе на машину наносились четырех-, пяти- или шестизначные регистрационные знаки — белой краской с начальной литерой "т" (tank) — английские, "СТ" (Canadian tank) — канадские, а серо-голубой краской с надписью "USA" и шестизначным номером — американские.



Бронеавтомобиль БА-20 и его командир орденоносец ст. сержант М.К.Азаров. Сталинградский фронт. 14 октября 1942 г.


Т-34/85 10-го Гвардейского танкового корпуса (13-я машина 1-го батальона 63-й Гвардейской танковой бригады). Лето 1944 г.

В бронетанковых частях Красной Армии заводские регистрационные знаки обычно оставляли без изменений и не закрашивали.

Ряд танков (особенно британских), предназначенных для поставок в СССР, изымались непосредственно из боевых частей, поэтому многие из них кроме заводских регистрационных номеров имели тактические знаки английской или американской армии. Так, танки "Тетрарх" английского производства, переданные в 151-ю танковую бригаду РККА из 9-го Уланского королевского танкового полка (Queen Lancers) 1-й английской бронетанковой дивизии уже в советской части имели британские опознавательные знаки: "белый носорог в черном овале" — знак дивизии, цифра "53" в красном квадрате — обозначения батальона.

Кроме регистрационного номера и тактических обозначений большинство британских танков имело личные наименования, наносимые краской по бортам корпуса. Так как танков, поставляемых из боевых частей, было немного, эти надписи присутствовали не на всех машинах, но если они были, из уважения к английским, канадским и американским танкистам их не закрашивали.

Остальные тактические и опознавательные знаки на машины, поставляемые по ленд-лизу, наносились в зависимости от соединения, театра военных действий и периода применения без существенных отличий от танков советского производства. Единственным исключением для машин зарубежного производства являлось более частое использование опознавательных красных звезд для гарантированной идентификации менее знакомых советским бойцам танков взаимодействующими частями.

Касаясь знаков воздушного опознавания, можно со всей уверенностью утверждать, что с 1941 года основным опознавательным знаком являлась уже упоминавшаяся широкая белая поперечная полоса на крыше башни.



СУ-152 в районе Познани. Польша, 1945 г.


Танкисты читают газету «Красная Звезда». На заднем плане танк Т-34/85 № 182 58-го танкового полка 16-й механизированного полка 7-го механизированного корпуса. 1-й Белорусский фронт. Март 1945 г.

В 1942-1945 годах ее сменил другой знак воздушной идентификации — белый (красный — для зимы) треугольник с желтым кругом в центре. Иногда в круге рисовали красную звезду, однако, и звезда, и сам круг в полевых условиях были редкостью — на крышу башни или рубки САУ просто наносили белый треугольник. В отдельных случаях (Ленинградский фронт, 4-й Гвардейский мехкорпус) в качестве знака воздушного опознавания использовали белый (красный — для зимы) круг или другие опознавательные знаки. В 1945 году, когда Красная Армия вышла на границы Германии, возникла проблема взаимного опознавания техники между советскими и англо-американскими войсками, также вступившими в пределы III Рейха. На одном из совместных совещаний было решено, что для взаимоопознавания на советские танки будет наноситься одна, а на союзные — две белые полосы по периметру башни. На крыше башни также наносились перекрещенные белые полосы. Однако вскоре союзники отказались от этой системы и продолжали использовать красно-желтые флюоресцирующие панели воздушного опознавания, продублированные белой звездой — американским национальным опознавательным знаком, принятым в качестве основного для всех войск Антигитлеровской коалиции на Западе. В советских танковых войсках белые полосы наносили только на танки, участвовавшие в Берлинской операции. К тому же оказалось, что немцы разгадали "опознавательный код" и стали наносить опознавательные полосы на свои танки. Поэтому уже в майских, завершающих боях, на советской технике кроме полос можно было видеть вновь нанесенные белые треугольники.



Танки Т-34/85 1-го механизированного корпуса в Берлине на Кайзер Вильгельмштрассе. 1-й Белорусский фронт. 25 апреля 1945 г.


Танки Т-34/85 в районе Берлина. 1-й Белорусский фронт. 27 апреля 1945 г.


Колонна танков Т-34/85 25-й гвардейской танковой бригады 2-го гвардейского танкового корпуса Юго-Восточнее Витебска. Лето 1944 г.


Танк ИС-2 в Берлине. 1-й Белорусский фронт. 7 мая 1945 г.


Танки и САУ 2-го гвардейского танкового корпуса в ходе боев за город Данциг. На башнях и рубках бронекорпуса виден знак соединения, под которым наносился код бригады или полка. Март 1945 г.


ИСУ-122 2-го гвардейского танкового корпуса в ходе боев за город Данциг. Кроме знака корпуса и кода соединения на технике наносились трехзначные тактические номера. Март 1945 г.


Колонна советских танков движется вглубь Маньчжурии. На переднем плане танк Т-34/85 с надписью «За Сталина». Август 1945 г.


Т-34/85 218-й Краснознаменной танковой бригады. На крыше башни — белая полоса для опознавания с воздуха. 1-й Дальневосточный фронт. Август 1945 г.


Танки Т-34/85 6-й гвардейской танковой армии преодолевают Большой Хинган. На стволе надпись: «Усилим удары по врагу». Забайкальский фронт. Август 1945 г.


Рис. 1. Система тактических обозначений танков, принятая в РККА в период 1925-1929 годов.

а-д: соответственно танки командира батальона, роты, взвода и второй и третий танки во взводе.

Рис. 2. Система тактических обозначений, принятая в РККА в период 1929-1932 годов. Цвет круга обозначает номер батальона, в круге верхняя цифра — номер роты, нижняя — взвода. Крупная цифра рядом — номер машины во взводе.

Рис. 3. 116-я танковая бригада. 1942 г.

Рис. 4. 51-й отдельный танковый полк. 1943 г.

Рис. 5.

а: 3-я танковая бригада 23-го танкового корпуса. 1943-44 г.

б: 39-я танковая бригада 23-го танкового корпуса. 1943-44 г.

в: 135-я танковая бригада 23-го танкового корпуса. 1943-44 г.

Рис. 6. 3-я Гвардейская танковая бригада (2-й батальон). 1942 г.

Рис. 7. 4-я Гвардейская танковая бригада 2-го Гв. ТК. 1944-45 г.

Рис. 8. 63-я Гвардейская танковая бригада 10-го Гв. ТК. 1944-45 г.

Рис. 9.

а: 54-я Гвардейская танковая бригада 7-го Гв. ТК. 1944-45 г.

б: 55-я Гвардейская танковая бригада 7-го Гв. ТК. 1944-45 г.

в: 56-я Гвардейская танковая бригада 7-го Гв. ТК. 1944-45 г.

Рис. 10. 22-я танковая бригада 6-го танкового корпуса. 1943-44 г. а: полоса наносилась на маску пушки

б: тактическое обозначение и номер на борту башни

в: тактическое обозначение на корме башни

Рис. 11.1047-й Калиниковичский САП.

Рис. 12.

а: 58-й Танковый полк (16-я мехбригада, 7-й мехкорпус). 1943-44 г.

б: 84-й Танковый полк (63-я мехбригада, 7-й мехкорпус). 1943-44 г.

в: 41 -я Гвардейская танковая бригада 7-го мехкорпуса. 1944 г.

Рис. 13. 8-й Гвардейский танковый корпус. 1944-45 г.

Рис. 14. 8-я Самоходно-артиллерийская бригада.

Рис. 15. 1-й механизированный корпус. 1944-45 г.

Рис. 16.

а: 36-я Гвардейская мехбригада 4-го Гв. МК. 1944-45 г.

б: 13-я Гвардейская мехбригада 4-го Гв. МК. 1944-45 г.

в: 14-я Гвардейская мехбригада 4-го Гв. МК. 1944-45 г.

г: 15-я Гвардейская мехбригада 4-го Гв. МК. 1944-45 г.



Капитан Труханов ставит боевую задачу командирам танковых экипажей. 116-я танковая бригада. Западный фронт. Май 1942 г.


Танк КВ-1 «КИМ», построенный на средства молодежи города Москвы. Март 1942 г.


Тяжелый танк KB «Истребитель» под командованием младшего лейтенанта И.М.Товстика. Калининский фронт, 1942 г.

Оглавление книги


Генерация: 0.324. Запросов К БД/Cache: 0 / 0