27. Начало катерной отрасли

В годы после войны с Турцией катера также претерпели большие изменения. Одни, относившиеся собственно к разъемным, имели, подобно "Чесме", достаточно скромные, хотя также увеличивающиеся от типа к типу размеры. Их со временем старались приспособить для установки 37-мм пушки и аппарата для метательных мин. Другие уподоблялись миноноскам, поднимаемым на борт броненосцев и крейсеров. Ставилась задача сделать эти миноноски штатным предметом вооружения корабля.

На них взгромождали и скорострельные пушки, и все возможные виды минного оружия — шестовые метательные (род продолговатой обтекаемой мины, выстреливаемой в воду для поражения подводной части корабля противника) и самодвижущиеся Уайтхеда. Царившие в то время на флоте (и не только в России) невнимание и небрежение к проблемам стандартизации кораблей и предметов их снабжения и вооружения (только к 1885 г. были сведены в официальный альбом чертежи типовых шлюпок), а также постоянное заимствование западных образцов вызвало большое многообразие типов паровых катеров. Это удорожало их заказы, обучение экипажей, обслуживание и ремонт.

Но в министерстве, с легкостью распоряжаясь казенными деньгами (хотя разговоры об "экономии" велись непрестанно), проблему видеть не хотели, и катера, как и миноносцы, заказывали беспланово и хаотично. И как с миноносцами, всю эту элементарную бесхозяйственность оправдывали, видимо, тем же безостановочным поиском "образцов". И они поступали едва ли не с каждым новым построенным кораблем.

К одному из их ранних представителей относился деревянный катер длиной 26'6 " или 8 м. (позволим себе здесь для зрительного удобства применить общепринятые в то время обозначения футов и дюймов в виде одного и двух штриховых индексов). Построенный в 1872 г. Кронштадтским портом и принадлежащий корвету "Гиляк", он ив 1904 г. продолжал числиться в составе плавучих средств Кронштадтского порта.

Распространен был и тип катера длиной 27' 10". Один из них был построен в 1879 г. для учебного корабля (клипера) "Стрелок", другие в 1884 г. для броненосца "Адмирал Спиридов", и в 1893 г. для броненосца "Адмирал Чичагов". В Кронштадте в 1877 г. построили катер (все они были пока еще из дерева) длиной 28' и мощностью машины 5 номинальных л. с. Этот архаичный измеритель, утративший смысл уже спустя 10-летие после появления первой машины Д. Уайта, использовался в отчетных и справочных документах и изданиях вплоть до конца XIX в. Строгой формулы перевода нарицательной мощности не существует.

Условно, судя по известным примерам машин, на которых индикаторная мощность была вычислена по индикаторам, можно считать, что в описываемое время и в названном диапазоне мощностей она для машины катера составляла около 20 и. л. с. В 1904 г. катер числился на крейсере "Князь Пожарский". В том же году продолжал служить в Кронштадтском порту катер длиной 28'3", построенный в 1875 г. фирмой Крейтона.

Императорские яхты снабжались более комфортабельными катерами увеличенных размеров. Некоторые из них на борт не поднимались. Так яхте "Марево" водоизмещением 50,8 т (постройки 1878 г.) принадлежал деревянный катер "Тамара", построенный еще в 1870 г. известной английской фирмой Д. Уайта. Быстроходнее своего корабля, той же яхты "Царевна", был стальной катер "Шутка", построенный заводом Торникрофта в 1874 г. Принадлежавший яхте "Александрия" деревянный катер "Петергоф" был построен в Кронштадте в 1881 г. А английский катер "Бунчук" в 1882 г. Он имел длину 56' и долгое время был самым крупным из корабельных катеров русского флота.

Относительно стабильным был лишь катер типа "Птичка". Он имел привычно (по аналогии с корабельными шлюпками) деревянный корпус длиной 32' и вес 5,5 т. Катер этого типа устанавливали на корабли крейсерского назначения, из которых в 1880 г. состоял почти весь русский мореходный флот. С появлением мореходных броненосцев и канонерских лодок начали создавать и соответственно увеличенные и уменьшенные модификации катеров.

В 1881 г. состоялось сравнительное испытание катера типа "Птичка" с его увеличенным вариантом, разработанным корабельным отделением МТК. При отсутствии собственного опыта приходилось обращаться к иностранным фирмам, уже успевшим наладить выпуск серий катеров. Начатое с фрегата "Светлана" французское влияние проявлялось до середины 80 гг. Еще в 1886 г. завод Крейтона строил по французскому образцу 15 деревянных катеров. Но, как это было и с большими кораблями, все более преобладающей становилась английская ориентация. Эталонами становились катера английской фирмы Д. Уайта.

Первый большой катер длиной 48', заказанный в 1882 г., достиг лишь 8,48 уз. скорости, тогда как такой же катер для броненосца "Ифигения" развивал скорость до 12,35 уз. А Уайт уже предлагал новый быстроходный катер такого класса, который, как считали в МТК, мог за счет увеличения длины достичь и 14 уз. скорости. Эти перспективы заставили И. А. Шестакова отказаться от уже утвержденного для крейсеров "Владимир Мономах" и "Дмитрий Донской" проекта катера длиной 35', заменив проектом катеров длиной 48'.

Их построили в 1884 г. При длине 14,63 м катер имел ширину 0,91 ми осадку 1,34 м. Мощность паровой машины составляла 60 л. с. Катер вооружали аппаратом для укороченных (до длины 4,57 м) мин Уайтхеда образца 1880 г. Авторитет английского опыта был столь велик, что даже при заказе кораблей во Франции (броненосец "Цесаревич" и крейсер "Баян") паровые катера для них строили на заводе Уайта. Имея огромный колониальный флот, постоянно плававший в дальних морях, и придерживаясь опыта ранних паровых баркасов, англичане не стесняли себя в сооружении больших катеров.

Уже в 1883 г. через адмирала И. Ф. Лихачева были получены сведения о перспективных бездейдвудных катерах Д. С. Уайта, длину которых неутомимый фабрикант довел до 16,76 м (55'). Не отставала и Италия, которая сооружением на броненосце "Дуилио" обширного ангара для 18-метровой миноноски положила начало практике оснащения такими миноносками всех больших кораблей. Они снабжались легкими бугельными аппаратами для выпуска торпеды из-под борта (как на катерах С. О. Макарова).

Затем появились надводные трубы, как на русских миноносках 1878 г. Минные аппараты для укороченных до 3 м мин Уайтхеда старались ставить даже на 32' катерах типа "Птичка" и на новых катерах специализировавшейся на мелком судостроении отечественной фирмы В. Крейтона. Все привычнее становился облик корабля, увешанного множеством громоздких паровых катеров и гребных шлюпок. Но флоты, давно не имевшие боевого опыта, это не смущало.

Похожие книги из библиотеки

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

“Цесаревич” Часть I. Эскадренный броненосец. 1899-1906 гг.

Броненосец “Цесаревич” строился по принятой в 1898 г. судостроительной программе “для нужд Дальнего Востока" — самой трудоемкой и, как показали события, самой ответственной из программ за всю историю отечественного броненосного флота. Программа предназначалась для нейтрализации усиленных военных приготовлений Японии. Ее правители. не удовольствовавшись возможностями широкой экономической экспансии на материке, обнаружили неудержимое стремление к территориальным захватам. Эти амбиции подкреплялись угрожающим наращиванием сил армии и флота, и направлены они были исключительно против России.

Линейный корабль "Андрей Первозванный" (1906-1925)

В январе 1900 г. Главный Корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В. Скворцов представил в МТК проект броненосца, во многом опрокидывавший прежние представления об этом классе боевых кораблей. По водоизмещению —14 000 т — новый корабль существенно превосходил строившиеся тогда эскадренные броненосцы типа "Бородино", выше (на 1 узел) была и 19-узловая скорость, и совсем иное (16 203-мм пушек в восьми башнях) предлагалось вооружение. Проект был составлен по заданию великого князя Александра Михайловича. В чине капитана 2 ранга он командовал на Черном море броненосцем "Ростислав" и по своему великокняжескому положению мог позволить себе любую, даже экстравагантную инициативу.

Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904)

Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.