191

Первые русские миноносцы

Выписка из оффициального письма Адмирала Бирилева на имя Начальника Главного Морского Штаба отъ 19-го Июля 1903 года

Выписка из оффициального письма Адмирала Бирилева на имя Начальника Главного Морского Штаба отъ 19-го Июля 1903 года

С е к р е т н о.

Приложеніе к объясншпелъной записке о минныхъ флотиліяхъ.

В ы п и с к а

оффиціального письма Адмирала Бирилева на имя Начальника Главнаго Морского Штаба отъ 19-го Іюля 1903 года.

(Изъ дела N36).

За всю мою долголетнюю службу, я никогда не виделъ, даже въ нашемъ флоте, чего либо безобразнее, чего либо приведеннаго къ уничтоженію, чемъ нашъ миноносный флотъ. Все, что можно сделать самаго сквернаго — все сделано. чтобы привести миноносный флотъ въ совершенно непригодное для военныхъ целей состояніе. А, кажется, эти суда, по бумажной организаціи, должны быть готовы къ бою через 24 часа. Адмиралъ Макаровъ, отпуская миноносцы, сказалъ, что если они дойдутъ до Ревеля, то это очень хорошо, а если дойдутъ до Моонзунда, то прекрасно. Къ несчастію, онъ зналъ свои суда и былъ глубоко правъ, но ведъ есть же кто нибудь и виноватый, есть же лицо, съ котораго можно спросить, почему вышучены серьезныя предначертапія правительства.

Механизмы миноносцевъ совершенно разбиты и добиваются въ конецъ, не имея никакого ремонта, а тотъ неизбежный ремонтъ, какой сделанъ, только чтобы свалить съ рукъ, произведенъ такъ, какъ, поверьте, никто не посмеетъ сделать при починке грязеотвозной шаланды. Видимо, никто не обращаетъ на это дело ни малейшаго вниманія и только непригодные къ другому делу мастеровые занимаются исправленіемъ миноносныхъ машинъ. Все части механизмовъ работаютъ неправильно, собраны безсовестно скверно, все набито молотками и не проверено, гайки поставлены сборныя, частью кораблестроительныя и даже недвижимыя части машинъ избиты молотками, такъ какъ такимъ способомъ, какихъ не бываетъ, и сбиваютъ движущіяся части.

Такое варварское, чисто разбойническое отношеніе къ миноносцамъ вызвало и такое же, омерзительно загрязненное содержаніе ихъ. Вы даже себе представить не можете, что это такое. Я до сихъ поръ не зналъ, что такое утомленіе. поверьте, что совершенно измаялся, приводя механизмы только въ безопасное состояніе для плаванія. Какой злой человекъ сказалъ, что миноносныхъ механизмовъ чистить нельзя, а потому ихъ такъ запустили, что мне приходилось на каждомъ. безъ исключенія, миноносце доставать пригоршнями грязь съ пескомъ изъ трущихся частей. Во всемъ этомъ самое ужасно ето, что все служащіе находятъ, что иначе миноносцевъ содержать нельзя, что это ихъ естественное состояніе. Борьба съ этимъ предубежденіемъ такъ трудна, что только просто опускаются руки.

Котлы и котельные приборы еще въ худшемъ состояніи и безусловно опасны дпя плаванія. Часть котловъ сожжена и не исправлялась, другая доведена до опаснаго состоянія безсмысленнымъ содержаніемъ и отказомъ исправить, что бы то ни было, настоящимъ образомъ. Съ миноносцами нельзя совершать переходы въ 20 миль, чтобы не пришлось исправлять механизмы и глушнть трубки, постоянно дающія течь и грозящія большой катастрофой.

За два месяца неотступныхъ требованій, после 7 подробнейшихъ смотровъ, мне удалось привести 5-ть миноносцевъ въ такое состояніе, что машина работаетъ и одинъ изъ двухъ котловъ, может быть въ действіи и въ очень благополучное время развить на 1/2 часа 16–17 узловой ходъ. И это самый блестящій результат.

Разбираясь въ этомъ деле, я, наконецъ, понялъ, почему миноносцы приведены въ такое ужасающее состояніе. Не могутъ большіе порта чинить, содержать и исправлять одними и теми же средствами механизмы въ 20.000 силъ, шаланды, ледоколы и часовые механизмы миноносокъ. Въ иностранныхъ флотахъ на это давно уже обращено вниманіе и для исправленія миноносцевъ приспособлемы спеціальные заводы и мастерскія.

Потребовавъ дефекты, я къ ужасу увиделъ, что напримеръ на требованіе, — исправить эксцентрики и перетянуть бугеля — разбойнической рукой Линдебека положена резолюція "не требуется", а судно и по днесь не можетъ давать задняго хода;

на просьбу — проверить валы и залить вновь подшипники та же варварская надпись "не требуется", и такихъ резолюцій десятки иногда съ варіантомъ "отложить до капитального ремонта". Ну какъ въ такихъ загрубелыхъ, отсталыхъ рукахъ можетъ действовать хоть одинъ механизмъ, въ такія руки землечерпательный чірпакъ отдать страшно. И все это одобрено.

Я даже думаю подать рапортъ, чтобы было повелено переменить девизъ "Помни войну" на девизъ "Позабыли о войнеканальи". Погубили старые миноносцы — это горько, — но еще сто кратъ горше, если и новые механизмы попадутъ въ тежеруки — ужетеперь все, что побывало въ исправленіи порта- почти неисправно. "Подвижный" напримеръ весь разбитъ, а еще года два манипуляцій Кронштадтского порта и онъ вовсе не будетъ годенъ къ дальнейшей службе…

Заведывающіе миноносцами, смотрятъ на себя какъ на временныхъ людей, случайно назначенныхъ, чтобы перешагнуть следующую ступень; они заинтересованы только темъ, чтобы какъ можно скорее развязаться съ грязнымъ и непріятным деломъ. Крометого, Заведывающіе находятся вполне въ рукахъ Командующихъ портами, а потому и пикнуть не смеютъ, что бы не делалось съ ихъ миноносцами — они не хозяева — они рабы, торопящіеся сбежать какъ можно скорее.

Вице — адмирал Бирилев

Похожие книги из библиотеки

Полуброненосный фрегат “Память Азова” (1885-1925)

Проект “Памяти Азова” создавался в 80-е годы XIX века, когда в русском флоте с особой творческой активностью совершался поиск оптимального типа океанского крейсера. Виновником этой активности был управляющий Морским министерством (в период с1882 по 1888 гг.) вице-адмирал Иван Алексеевич Шестаков (1820–1888). Яркая незаурядная личность (оттого, наверное, и не состоялась обещанная советскому читателю в 1946 г. публикация его мемуаров “Полвека обыкновенной жизни”), отмечает адъютант адмирала В.А. Корнилов, он и в управлении Морским министерством оставил глубокий след. Но особым непреходящим увлечением адмирала было проектирование кораблей. Вернув флот на путь европейского развития, он зорко следил за новшествами техники и постоянно искал те типы кораблей, которые, как ему казалось, более других подходили для воспроизведения в России.

Броненосный крейсер "Баян"(1897-1904)

Проектом “Баяна” русский флот совершал явно назревший к концу XIX в. переход от сооружения одиночных океанских рейдеров к крейсеру для тесного взаимодействия с эскадрой линейных кораблей. Это был верный шаг в правильном направлении, и можно было только радоваться удачно совершившемуся переходу флота на новый, более высокий, отвечающий требованиям времени уровень крейсеростроения. Но все оказалось не так просто и оптимистично. Среди построенных перед войной крейсеров “Баян” оказался один, и выбор его характеристик, как вскоре выяснилось, был не самым оптимальным.

Прим. OCR: Имеются текстовые фрагменты в старой орфографии.

Линейный корабль "Андрей Первозванный" (1906-1925)

В январе 1900 г. Главный Корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В. Скворцов представил в МТК проект броненосца, во многом опрокидывавший прежние представления об этом классе боевых кораблей. По водоизмещению —14 000 т — новый корабль существенно превосходил строившиеся тогда эскадренные броненосцы типа "Бородино", выше (на 1 узел) была и 19-узловая скорость, и совсем иное (16 203-мм пушек в восьми башнях) предлагалось вооружение. Проект был составлен по заданию великого князя Александра Михайловича. В чине капитана 2 ранга он командовал на Черном море броненосцем "Ростислав" и по своему великокняжескому положению мог позволить себе любую, даже экстравагантную инициативу.

"Слава". Последний броненосец эпохи доцусимского судостроения. (1901-1917)

Линейный корабль «Слава» был последним, пятым кораблем из самой большой серии броненосных линейных кораблей типа «Бородино», когда-либо строившихся на отечественных верфях.

«Слава» отстал с достройкой и не погиб при Цусиме, как его старшие собратья. Первые боевые залпы «Славы " были…по мятежным батареям Свеаборга. "Слава" был построен по переработанному инженером Скворцовым французскому проекту броненосца "Цесаревич". Вместе, два старых броненосца защищали Рижский залив от кайзеровского флота в 1915 и в 1917 годах. "Слава" доблестно бился и с погодками-броненосцами и с новейшими дредноутами. В годы первой мировой войны "Слава" стал самым знаменитым кораблем Балтийского флота.

В Советском Военно-морском флоте название "Слава" носили легкий крейсер (бывший "Молотов") и ракетный крейсер, переименованный в последствии в "Москву".

Для широкого круга читателей, интересующихся военной историей.